А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Костер для инквизитора" (страница 6)

   Глава седьмая

   День у Альбины Сергеевны Растоцкой выдался отвратительный. Поставщик опять задержал партию кожи, а неустойку из него хрен вытрясешь, потому что госпредприятие. Штатный хахаль Симочка совсем оборзел и на работу заявился аж к двум, хотя нужен был срочно: компьютер совершенно взбесился – дизайнер матерился так, что у окружающих уши дымились. А Симочке – хоть бы хны.
   «Гнать его пинками,– подумала Альбина.– И из фирмы, и из постели».
   Вдобавок разболелся лицевой, или как там его, нерв. Это значит, если разойдется всерьез, к завтрему рожу, как пить дать, перекосит. А это просто труба, потому что рожа Альбине нужна позарез. Канадский старпер, как она подозревает, выбрал ее из четырех кандидатов исключительно по внешним данным. Слава Богу, ложиться под него не придется: даже в Канаде семьдесят с хвостиком – возраст небоеспособный. Может, отложить встречу на послезавтра? Блин! А послезавтра – «стрелка» у замголовы по льготе. И тоже мордашка нужна, как воздух!
   Альбина Сергеевна сжала брелок, привычно мявкнула сигнализация. Двери открылись, и Альбина плюхнулась на водительское место, еще раз помянув недобрым словом хахаля Симочку, который ухитрился наглотаться водяры, когда она уже отпустила шофера.
   Включив двигатель, Альбина опустила стекло и закурила. Мерный рокот мотора успокаивал. Альбина Сергеевна погладила обшитую деревом панель. Определенно, эта игрушка стоит вложенных денег.
   «Ну, поехали»,– сказала Альбина сама себе, и импортная тачка, расплескивая широкими протекторами русскую грязь, покатилась к арке.
   – Блин!
   Альбина вжала педаль тормоза в пол – какой-то урод выскочил прямо под колеса, проехался лапами по капоту и побежал дальше. Гегемон хренов!
   Альбина распахнула дверцу и дала волю дурному настроению.
   – Мудак! Псих! – закричала она вслед.
   Гегемон резко остановился.
   Ну и рожа!
   – Ты что, псих, придурок? Жить надоело?
   Гегемон шагнул к ней, и шестое чувство подсказало Альбине: надо валить. Точно, псих.
   Альбина Сергеевна захлопнула дверцу. Не то чтобы она испугалась (газовый пистолет – в бардачке), но как-то…
   Когда она взялась за руль, гегемон уже втиснулся между машиной и стеной и схватился грязной лапой за дверцу – Альбина забыла поднять стекло.
   «Ну, сам нарвался!» – подумала Альбина и полезла за пистолетом.
   Рука ее остановилась на полпути. Прямо перед ее лицом оказалось широченное лезвие неимоверного ножа. Огромного, с зазубринами, сверкающего так, что Альбина увидела в нем свое отражение. Как в зеркале.
   Противная слабость охватила ее. Будь это примитивная заточка или что-нибудь кухонное, Альбина бы так не перепугалась. Но это украденное из американского боевика чудовище настолько не вязалось с посконной рожей русского бомжа-алкаша-гегемона… Мысли Альбины превратились в желе с красными прожилками ужаса.
   А гегемон тем временем по-хозяйски распечатал заднюю дверь и плюхнулся грязной жопой на бордовый плюш. Страшный тесак теперь оказался под подбородком Альбины, и она вдруг поняла: одно движение – и ее горло будет перерезано.
   «Сейчас описаюсь»,– подумала Альбина.
   – Поехали,– спокойно сказал устроившийся у нее за спиной.
   – Убери нож,– чуть слышно проговорила Альбина Сергеевна.
   И, к ее удивлению, страшное лезвие исчезло.
   Трясущейся рукой Альбина потянулась к пачке с сигаретами.
   – Потом покуришь! Поехали, быстро! – голос хлестнул по ушам, как удар.
   – Я не смогу вести машину! – вяло запротестовала Альбина.
   – Сможешь!
   И она действительно смогла.
   Двор был глухой, заваленный мусором. Колодец.
   – Ну, что дальше? – спросила Альбина.– Теперь можно закурить?
   – Кури,– разрешил он.
   – И что дальше? – повторила Альбина, затянувшись.– Насиловать будешь или просто ограбишь? Имей в виду, наличных у меня немного.
   Странный гегемон молчал, и Альбина чуть успокоилась. Она почти уверилась, что это не псих, а значит, просто так убивать не будет.
   – Слушай, а ты и впрямь мог бы меня зарезать этим своим кинжалом? – поинтересовалась она почти кокетливо.– Зарезать женщину…
   – Ты покурила? – отрывисто бросил он.– Выходи из машины.
   «Угонит,– подумала Альбина.– Ну и ладно. Найдут потом. Или страховку получу».
   Во всей истории была и приятная сторона. Проклятый нерв перестал болеть. Как отрезало.
   Женщина вышла из машины. К ее удивлению, захватчик сделал то же самое. Он оказался высоким, выше Альбины, хотя каблуки на ее сапогах – двенадцать сантиметров.
   – Дай ногу,– приказал он.
   – Что?
   – Ногу подними!
   «Все-таки маньяк»,– с опаской подумала Альбина.
   – Живо!
   Альбина выполнила команду, опершись рукой на капот.
   – Выше!
   Странный человек крепко схватил ее за лодыжку… и ударом кулака отломил каблук.
   – Зачем? – воскликнула женщина.
   – Вторую!
   Необычное состояние охватило Альбину Сергеевну. Словно она спит или пьяна в хлам.
   Страшный тесак вновь появился в руках мужчины. Но на сей раз незнакомец не стал пугать им Альбину, а поддел крышку канализационного люка.
   – Вниз!
   И Альбина послушно полезла в дыру. Ржавые петли ступенек покрывала плесень, но все чувства женщины, в том числе и брезгливость, атрофировались.
   Внизу, к ее изумлению, оказалось сухо. Сухо, темно и страшно воняло гнилью.
   Тело похитителя закрыло круглый глаз люка, лязгнула крышка. Белый луч фонаря прорезал черноту.
   Мужчина бесцеремонно схватил Альбину за ворот.
   – Вперед! – скомандовал он, толкая ее перед собой.
   Неестественно яркий луч фонаря бил под ноги. Какие-то сучки похрустывали под подошвами. Идти в обескаблученных сапогах было непривычно.
   – Стой!
   Альбина остановилась, прислонилась к стене, совершенно не думая о том, что замарает костюм. До костюма ли?
   Похититель ковырялся в огромном железном ящике, куда червями сползались по стене какие-то трубки.
   – Надевай!
   Он протянул Альбине огромного размера резиновые штаны с приваренными к ним черными калошами.
   Сам он очень быстро натянул на себя аналогичные, надел куртку из того же бледно-зеленого материала с похожими на ласты перчатками, застегнул несколько ремешков.
   – Шевелись, твою мать! – прикрикнул на Альбину, застывшую с резиновыми штанами в руках.
   И, не ограничившись окриком, стал помогать. Совместными усилиями костюм был надет. Похититель повесил на плечо Альбины резиновый увесистый мешок.
   – Марш!
   Идти в подобном прикиде оказалось страшно неудобно, но похититель все время подталкивал в спину. Альбина топтала огромными калошами белый круг света и старалась ни о чем не думать. Ей это удавалось.
   Вонь усиливалась.
   – Стой!
   Похититель развязал мешок и выудил шлемный противогаз без трубки. Фильтрующая коробка торчала наподобие свиного рыла.
   – Надевай!
   Сам он, содрав с головы и запихнув за пазуху подшлемник, тоже нацепил противогаз, накинул поверх капюшон резиновой куртки.
   Альбина последовала его примеру. Обращаться с противогазом она умела. Со школьных энвэпэшных времен. Совсем нетрудно, тем более что волосы короткие.
   Похититель проверил, все ли в порядке, натянул на голову Альбины капюшон, застегнул.
   – Марш!
   Голос его стал почти неразборчивым, но это слово Альбина уже успела запомнить.
   Под ногами захлюпало. Дышать было трудно, воздух со свистом втягивался сквозь клапаны. Похититель больше не подгонял Альбину. Но и без того ей приходилось несладко. Они шли по колено в какой-то жиже, затем – в липкой жирной грязи. Стекла противогаза запотели, но это было и к лучшему. Если бы Альбина могла в подробностях разглядеть, по чему они идут, ее бы наверняка стошнило прямо в противогаз.
   Альбина споткнулась, но мужчина успел подхватить ее.
   – Лестница! – крикнул он, посветив вверх.
   Альбина увидела бетонные ступеньки, поднимающиеся из черного месива.
   Похититель бесцеремонно подталкивал ее снизу, под зад, но женщина была ему даже благодарна. Ноги стали ватными, кровь стучала в висках, Альбина задыхалась…
   Лестница кончилась, и Альбина бессильно опустилась на бетон. Ей было все равно, где она, и что с ней будет. Сил совсем не осталось.
   Струя воды ударила в спину, едва не опрокинув. Похититель, светя фонарем, поливал ее из шланга до тех пор, пока стекавшая с Альбины вода не стала прозрачной.
   – Раздевайся! – скомандовал он, но Альбина продолжала безучастно сидеть на бетонном полу. Пусть убивает, если хочет.
   Мужчина не стал ее убивать, сам снял с Альбины защитное снаряжение. Подхватив женщину под руку, потащил куда-то в темноту. Альбина вяло переставляла ноги.
   Железная овальная дверь с ручкой-штурвалом. Как на сейфе у нее в кабинете, только побольше.
   Похититель прислонил Альбину к стене, повозился немного, и поток света хлынул на бетон. Но у Альбины не оказалось времени, чтобы оглядеться. Бесцеремонно сграбастав за французский пиджачок, похититель пихнул ее в открывшуюся дверь, затем во вторую, такую же, после чего позволил женщине осесть на покрытый линолеумом пол.
   Альбина тупо смотрела, как он запирает двери, щелкает какими-то выключателями. Потом вдруг обнаружила, что зубы ее выбивают дробь.
   Похититель мельком глянул на нее, повесил на стенку ватник, снял бронежилет (Альбина даже не удивилась тому, что на нем оказался бронежилет) и сунул ей в руки плоскую бутылку.
   – Пей!
   Альбина механически глотнула. Где-то на донышке мозга отметилось: хороший бренди. Но горлу и языку было все равно. Важно, что исчез, наконец, резиновый привкус, и по телу растеклось знакомое тепло.
   Похититель открыл еще одну дверь.
   – Вперед!
   Очень просторно и очень светло. Слишком просторно и слишком светло для места, затерянного в подземной требухе города. Альбина, щурясь, потрогала бетонную шероховатую стену. Настоящая. А то уж было подумала, что глюк пошел. Свет, простор, бетон… и дорогущий ковер под ногами. Вишневый такой, с цветочным орнаментом. Может, все-таки крыша едет?
   Альбина машинально сделала глоток. И еще один.
   «Этак я напьюсь,– подумала безучастно.– Ну и напьюсь, какая разница?»
   «Гуп-гуп» резиновых огромных сапог. Явился не запылился. Похититель хренов. Однако, видок. Рожа – как по дерьму возили. Волосья дыбом.
   «Дать ему бутылкой по башке, что ли? – рассеянно спросила себя Альбина.– А и верно. Я же могу!»
   Точно. Зря она, что ли, второй год айкидо занимается почти индивидуально? Где его ножище-то? Вроде нету.
   «Ну, так-растак, я тебя сейчас!» – свирепо пообещала Альбина и, запихнув бутылку в карман пиджачка, встала в стойку.
   Похититель поглядел на нее с некоторым удивлением. Хотя, что под этими разводами грязи разберешь?
   – Ну врежь мне, врежь! – со свирепым азартом потребовала Альбина.
   Похититель усмехнулся. Не ударил, а просто взял двумя пальцами за подбородок.
   «Ну так на тебе!»
   Отработанным движением Альбина поймала руку, вывела назад, под локоть, прихватив мизинец и безымянный похитителя. Вывернуть, дожать, зафиксировать…
   «Сейчас ты у меня запищишь!» – мстительно подумала женщина.
   Но похититель не запищал. И не ткнулся носом в пол. Он просто сжал руку в кулак и спокойно выпрямился. И теперь уже пальцы Альбины оказались в капкане. Он смотрел на нее сверху вниз, и женщина осознала: если он сожмет кулак по-настоящему, ее собственные пальчики захрустят, как чипсы на зубах.
   – Я хочу, чтобы ты запомнила, мадам Джиу-джитсу…
   – Айкидо! – пискнула Альбина.
   «Зачем?»
   – Хорошо, мадам Айкидо,– не стал спорить похититель.– Запомни накрепко: без меня ты не выйдешь отсюда никогда.
   И, отпустив руку Альбины, пошел в дальний конец подземного зала – «гуп-гуп» мокрых резиновых сапог по дорогому ковру.
   Баюкая отдавленные пальцы, Альбина постепенно осознала смысл его слов. И, как ни странно, почувствовала облегчение. Выходит, он, в конце концов, собирается ее отпустить?
   Альбина наконец согрелась. И не только от бренди и движений. В зале было тепло. Еще бы! Если через каждые пять шагов по электронагревателю. Десятка два, не меньше. Маленькие дорогие игрушки.
   Альбина разулась (ходить в сапогах с отломанными каблуками крайне неудобно) и отправилась изучать разбойничью берлогу, поскольку сам разбойник куда-то пропал. Берлога была благоустроенная. С видеодвойкой и музыкальным центром. И с целым ящиком сидюшек к последнему. Богато живет, однако. Вот только мебели никакой. Что-то вроде кровати без ножек, полдюжины разбросанных в беспорядке диванных подушек. Турок он, что ли? Или японец? Куда же он все-таки подевался?
   Альбина дошла до конца зала и обнаружила коридорчик-закуток. И две занавески: клеенчатую и соломенную, с деревом и журавлем. Из-за клеенчатой слышался шум воды. Моется, значит? Альбина сунулась за соломенную. Кухонька. Электропечка, микроволновка, целых три холодильничка и морозилка – все миниатюрные, игрушечные. И ящики с консервами. Столько, что хватит на небольшой магазинчик. Спиртное. Да, круто живет бомж.
   Ничего не тронув (кто знает, как к этому отнесется хозяин?), Альбина вернулась в зал.
   Не нужно особого ума, чтобы сообразить: «бомжик»-то непростой. И на заказуху не похоже. Сколько он с нее спросит? Тонн пять она отстегнет без проблем, а вот больше… Блин горелый! Если он не отпустит ее завтра, если полетит контракт с канадцем, она потеряет вдесятеро больше! Самой, что ли, бабки предложить? Мысль такая и раньше мелькала. Разница в том, что обычному замызганному пролетарию и полштуки зеленых – выше крыши. А такому… С его вкусами – Альбина покосилась на бутыль «черного» «уокера». А если все-таки маньяк?
   У Альбины внутри все похолодело.
   И тут похититель появился собственной персоной. Нет, не турок. Натуральная славянская физиономия. По-своему симпатичная даже. И сложен как надо: легко убедиться, потому что голый до пояса. А ниже пояса – в штанах. Что особенно приятно.
   «Маньяки так себя не ведут»,– подумала женщина.
   Впрочем, что она знает о маньяках? Только из газет и киношек. К счастью.
   – Есть хочешь, мадам Айкидо? – совсем по-домашнему спросил похититель, растираясь ярко-синим полотенцем с белыми пальмами.
   – Меня зовут Альбина,– сердито отрезала она.– А как тебя зовут? Мистер Кун-фу?
   «Что я делаю? – ужаснулась.– Я же не должна его разд ражать!»
   – Вошь[2],– сказал похититель.
   – Что? – опешила Альбина.
   – Ты спросила, как меня зовут, красавица? – Он метнул полотенце в стену и ловко попал на крючок.– Меня зовут Вошь.
   – А… по имени?
   – Имени, Альбина, у меня нет.
   Он повернулся к ней спиной и наклонился над музыкальным центром. На мускулистой спине – четыре дырки, четыре безобразных шрама по диагонали, от поясницы к правой лопатке.
   Заиграла музыка. Что-то старинное. Клавесин.
   – Пиццу будешь? – будничным голосом спросил похититель.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация