А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Костер для инквизитора" (страница 14)

   Глава пятнадцатая

   Карты коммуникаций Андрей расстелил на кухонном полу. Отметил красным три известные ему точки. Очертил треугольник. Для упрощения задачи внес три предпосылки. Первая: логово Гоблина находится под землей; вторая: логово это расположено где-то внутри очерченной территории; третья: от каждой из трех отмеченных точек до места обитания Гоблина можно добраться «без пересадок», то есть исключительно подземными тоннелями. Все три предпосылки могли быть ложными. Но надо же от чего-то оттолкнуться. Спустя два часа бледно-синие и тускло-розовые бумажные простыни оказались исчерчены на манер лабиринта из детского журнала. Но зато определились всего четыре конкретных точки. Вернее, две точки и два белых пятна, расположенных под заводскими территориями. Одно – в непосредственной близости от входа № 2. Андрей сложил чертежи. Задача упрощалась. Пора действовать.
   На сей раз под землю он не полез, поступил проще. Дождался вечера, сел в машину, доехал до проходной, махнул перед носом охранника красными корками «Шлема» и поинтересовался, где сыскать дежурного водопроводчика. Охранник, не вдаваясь в подробности, позвонил, и через десять минут Ласковин уже беседовал с коренастым мужичком в синей спецовке. Мужичок оказался толковый, из инженеров, с пониманием. Просьбу о консультации воспринял как должное и двадцатидолларовую бумажку – тоже.
   Бросил охраннику:
   – Со мной.
   Протолкнул Андрея через вертушку и повел хитрыми переходами, мимо погруженных во тьму цехов, мимо сюрреалистических нагромождений пресформ. Завершился путь в каморке под лестницей.
   – Чайку?
   Андрей кивнул из вежливости.
   – Что вас интересует?
   Ласковин ответил. Его интересовало помещение под склад. Обязательно подземное. Не обязательно очень большое, но такое, куда можно сгрузить сотню ящиков и посадить сторожа. Парадный вход не обязателен, даже нежелателен.
   – Что-нибудь вроде того, чтобы спокойно пожить пару дней и никто не беспокоил? – осведомился догадливый инженер.
   – Примерно.
   Они обменялись понимающими взглядами.
   – Можно поискать,– кивнул дежурный.
   – Если мест будет два или больше – еще лучше.
   – Поищем.
   Дежурный открыл шкаф, судя по виду, еще довоенной сборки, вытащил нужную папку, вытряхнул чертежи. Выбрал один и расстелил на столе.
   Забулькал кипяток в банке. Дежурный выключил кипятильник, бросил щепоть чая.
   – Вот,– грязный ноготь уперся в синьку.– То, что вам нужно. Очистные.
   Ласковин поморщился.
   – Они не задействованы,– успокоил собеседник.– И никогда не были задействованы. Вот здесь и здесь – выходы вентиляционных шахт. Есть подводы с водой, электричество. Правда… есть и небольшая проблема,– дежурный замялся.
   – Любую проблему можно решить,– заметил Ласковин, и на свет появилась еще одна бумажка с президентским ликом.
   – Пожалуй, этого не маловато будет,– покачал головой дежурный.– Нужно технику заказывать. Три года назад у нас авария была, залило коммуникации. Вот эти тоннели. Ясное дело, никто это говно не откачивал, так и стоит. Но в очистных его быть не должно. Там по проекту превышение в полтора метра.
   – Если место подходящее, заплатим, сколько нужно,– кивнул Ласковин.– Только без бумаг, наликом.
   – Наликом – еще проще. А место вот,– дежурный показал на схеме.– Основная емкость на пять тысяч кубов. Основание плоское. Взгляните, вот это обозначает…
   – Я умею читать чертежи,– перебил Ласковин.
   Заводские схемы существенно отличались от тех, что остались у него дома. Но аналогии очевидны, а зрительная память у Ласковина хорошая.
   Дежурный поставил перед Андреем стакан, пододвинул жестяную банку с сахаром.
   – Угощайтесь.
   – Хотелось бы глазами взглянуть,– произнес Ласковин.
   – Пока никак,– извиняющимся тоном ответил дежурный.– Там говняная химия. А у меня даже лишних резиновых сапог нет – нищенствуем. Могу показать выход шахты.
   – Пошли,– сказал Ласковин.
   Спустя пятнадцать минут они стояли в небольшом помещении, украшенном мощными насосами. Работал только один, остальные бездействовали. Дежурный подвел Ласковина к платформе. Обрезок трубы с фланцем – сверху, дыра в полу – снизу. Ни насоса, ни электродвигателя, только светлые пятна на цементе.
   – Пару мы сняли,– сказал дежурный.– Но для людей и естественной циркуляции должно хватить. Сейчас мы кое-что проверим.
   Он вытащил из кармана некий прибор с длинным проводом-шлангом и, размотав шланг, опустил в дыру.
   – Датчик,– сообщил он.– Термопара и газовый тест. Армейская штучка, наши из лаборатории лепят. Ну поглядим. Во, зеленый, вредных газов нет и кислород в норме… Хм…
   – Что-то не так? – осведомился Андрей.
   – Что-то с термопарой. Видите, двадцать три градуса.
   – Ну и что?
   Дежурный потряс приборчик.
   – Быть не может,– проговорил он.– Под землей даже летом не больше двенадцати.
   – Надо глазами взглянуть,– еще раз повторил Ласковин. «Но без тебя»,– добавил мысленно. Он знал, что там, внизу.
   – В субботу посмотрим,– пообещал дежурный.
   – А почему не завтра?
   – Я дежурю сутки через трое.
   – Добро,– не стал спорить Андрей.
   Они вернулись в каморку под лестницей. Там истошно дребезжал телефон.
   – Митька, мать твою! Где тебя носит? У меня полцеха залило! – трубка хрипела так, что даже Ласковину было слышно.
   – А я при чем? – гаркнул дежурный.– У тебя свои мудозвоны…
   – Я возьму это? – Ласковин показал на схему.
   Дежурный кивнул.
   – До субботы,– сказал Андрей и ушел.
   Когда Ласковин приехал домой, Наташа еще не вернулась.
   «Надо подыскать ей другую работу»,– подумал он с неудовольствием.
   Таскается по темноте через весь город… Как будто он, Ласковин, не в состоянии содержать свою женщину! И деньги-то символические.
   Андрей разделся и сразу взялся за телефон:
   – Абрек? Ласковин. Что ты скажешь о Гоблине?
   – Нужная профессия,– отреагировали на другом конце линии.– Надо кого закопать, Андрюха?
   – Я не о том. Есть такой персонаж: развлекается тем, что мочит насосанных носорогов вроде тебя и коллекционирует их бумажники.
   – Гоблин? Хм… кликуха в самую масть. Знаком мне твой персонаж. Интересуешься его коллекцией?
   – Допустим.
   – Многие интересуются. Но только интересовалки коротковаты. На него уже Гриша хобот положил. Большую охоту готовит. У меня под это дело Деда просил. На два дня.
   – Хороший выбор. Дал?
   – Дал бы, но Дед сопровождающим в Казахстан отбыл. А других его новый секьюрити-шеф не захотел. Тебя, я, правда, не предлагал.– Короткий смешок.
   – Правильно сделал,– без иронии сказал Ласковин.– Так что, выходит, Гриша уже весь Питер под себя подгреб?
   – Весь, не весь, а на разбор с ним пойдут немногие. Есимовские, «Суперполис», ну, чечены еще…
   – «Суперполис» – это Нагибин?
   – Точняк. Эти от властей поднялись. Крепко повязаны. Только им с Гришей делить нечего. От такой дележки много проблем может возникнуть. Въезжаешь? Так что отдай Гоблина Грише. Жопа целей будет.
   – Уговорил,– не стал возражать Ласковин.– Спокойной ночи и привет компании.
   Телефон Лехи Вожжи, старого корешка и нагибинского бодигарда, Андрей раздобыл у Шиляя.
   – Здорово, Леха! Признаешь?
   – Ласка, что ли? Здорово, братан,– Вожжа не то чтобы обрадовался, но и недовольства не проявил.– Как живешь-можешь?
   – Пока могу. Хочу тебе идейку подкинуть. Даже не тебе, а боссу твоему.
   – К боссу, Ласка, даже я тебя не продвину. А идейку, валяй, передам. На тебя сошлюсь, не беспокойся.
   – А вот это не обязательно. Даже напротив.
   – Как скажешь. Излагай идейку-то.
   – Ты про беспредельщика, коллекционера кошельков слыхал?
   – Ну Ласка, кто ж о нем не слыхал! За ним такой должок образовался!
   – И у вашей фирмы тоже?
   – В самую точку. Если сдашь его шефу, в накладе не останешься!
   – Не сдам. Но где искать – подскажу.
   – Весь внимание.
   – Есть на Обводном один заводишко…
   Вошь проснулся и сел, откинул одеяло, прислушался. Разбуженная Альбина повернулась, поглядела на него. Четко очерченный ночником профиль напомнил ей какую-то роденовскую статую.
   – Плохой сон? – спросила она.
   – У меня не бывает снов,– ответил Вошь.– Спи.
   Поднялся, натянул брюки. Альбина с удовольствием смотрела на него: сложен мужик потрясающе!
   Вошь корил себя за то, что не обновил проводку. Огнемет попортил изоляцию на проводах, и микрофоны не работали. Вошь собирался заняться этим завтра. И займется, если опять обыграет Смерть. А он ее обыграет, всегда обыгрывал. Потому что чуял. Как сейчас. Чуял…
   – Двигаться будете шестью компактными группами,– сказал полковник.– Фонарями не пользоваться. Разделяться – по мере необходимости. Постоянно проверяться на наличие сигнальных датчиков. При контакте использовать только средства ошеломления. Брать живым. Вопросы?
   Вопросов не было. Третий по счету инструктаж ничем не отличался от двух предыдущих.
   – Тогда – по точкам,– резюмировал полковник.– Начало – в два ноль-ноль.
   Первые по расчету три группы, двадцать шесть человек, прибыли на условное место в час пятьдесят. Микроавтобусы, которые их привезли, тут же отбыли. Вернутся они только по сигналу.
   Группы без проблем проникли на территорию завода. В час пятьдесят восемь все бойцы уже облачились в защиту. На этот раз не в отечественные балахоны, а в практичную импортную «гидру». Вместо противогазов у каждого – кислородный аппарат замкнутого цикла. Сквозь обычную угольную коробку, газ, который намеревались использовать, проходил с семидесятипроцентными потерями. Но оставшихся тридцати хватало.
   Ровно в два ноль-ноль старший первой группы откинул крышку люка…
   И свет четырех прожекторов ударил по линзам ноктовизоров, мгновенно ослепив двадцать бойцов из двадцати шести.
   – Всем стоять! Милиция! – грянуло с небес.
   И все встали. Потому что разбегаться или отстреливаться не имело смысла. Операция сорвана, а от проблем отмажут. Отмазывали всегда, независимо от того, работали они на государство или выполняли частный заказ, как этой ночью.
   Спустя полчаса разоруженных и освобожденных от инвентаря бойцов с максимальной корректностью погрузили в милицейский автобус и отвезли в ближайшее отделение… откуда и выпустили без каких-либо расспросов в шесть часов утра. Но как только автобус отъехал, на арене несостоявшихся боевых действий появились новые игроки. Вновь прибывшие споро облачились в конфискованный инвентарь и один за другим исчезли в люке. Прожекторы были заблаговременно отключены.
   Вошь застегнул рубаху, заткнул за пояс сзади пистолет. Скорее по привычке, чем из осторожности. Он чувствовал чужое присутствие, но не настолько близко, чтобы использовать оружие ближнего боя.
   Поворот маховика – дверь бесшумно (петли смазаны на совесть) отходит в сторону. Вошь делает шаг через порог… и темнота выбрасывает ему в лицо каменный таран. Белый бесшумный взрыв где-то в затылке, глаза на несколько мгновений слепнут…
   Вошь лежит на ковре. Над ним – исчерченный тенями потолок. Потолок кружится. Нижняя часть лица как будто отсутствует. Вошь трогает челюсть. На месте, но ничего не чувствует. Липкое под пальцами. Кровь. Темная фигура надвигается на него. Она кажется гигантской, но это потому, что Вошь смотрит с пола. Рука направлена на него.
   В руке пистолет. Вошь тут же вспоминает о собственном оружии. Оно на месте. Жестко упирается в поясницу. Не раздумывая, Вошь откатывается в сторону, выхватывает оружие. Пистолет самовзводный, предохранитель снят, нужно только нажать на курок. Вошь очень хорошо стреляет. И очень быстро. Быстрее всех.
   Но на этот раз не успевает. Твердый рант ботинка врезается в запястье, пистолет отлетает вбок, рука немеет так же, как мгновение назад – лицо. Ботинок резко опускается ему на живот. Каблуком – в солнечное сплетение. Вошь перестает дышать. Ствол пистолета опускается. Стрелок держит оружие двумя руками, твердо, словно целится в деревянную мишень…
   – Не-ет!!!
   Ласковин посмотрел на голую женщину, потом на того, кто ее украл… и опустил пистолет.
   – Одевайтесь, Альбина,– брезгливо сказал он.– Скоро здесь будут очень неприятные люди. Ты многим наступил на мозоль, Гоблин.
   – Меня зовут Вошь,– прохрипел человек на полу.
   – Как? – Ствол пистолета снова опустился.
   – Вошь!
   – Бывает,– Ласковин слегка пожал плечами.
   Он ни на миг не забывал, насколько опасен этот фрукт.
   И ничего не вспомнил.
   Альбина поспешно оделась, натянула сапоги с обломанными каблуками.
   – А теперь подыщи мне хорошую веревку,– распорядился Ласковин.
   – Зачем? – в глазах женщины мелькнул страх.
   – Свяжу одно насекомое,– усмехнулся Ласковин.
   – Он не сделал вам ничего плохого.
   Андрей видел: она изо всех сил старается держать себя в руках. А красивая баба!
   – Ничего плохого!
   – Это точно,– кивнул Ласковин.– И не сделает, я уж позабочусь. Зажги-ка остальные лампы.
   Альбина щелкнула выключателем. Разом вспыхнули все светильники. Теперь Андрей мог поподробней разглядеть своего противника. Но ему не хотелось его разглядывать.
   – Разумней, конечно, его пристрелить,– задумчиво произнес Ласковин.
   Он не сомневался: пленник попытается прикончить его при малейшей возможности. Но убивать не было желания. Убийство – грех, неправильность. Даже убийство такой твари, как Гоблин.
   – Нет.
   Это сказал Вошь.
   – Да ну?
   – Мы не враги. Я не стану тебя убивать. Теперь.
   Ласковин рассмеялся. В наглости этому парню не откажешь. Андрей встретился взглядом с лежащим и оборвал смех. Черт! Не может быть! Не должно быть!
   У Гоблина – те самые глаза. Глаза двойника, глаза самого Ласковина, глаза «военизированного» орла Струпова, тоже убийцы, вне всякого сомнения.
   «В хорошую компанию ты угодил, Ласка»,– сказал он сам себе.
   Да уж. Но убивать Вошь-Гоблина он не будет. И связывать тоже. Оставить мужика ребяткам Гришавина или Нагибина – похуже, чем просто убить.
   – Подъем,– сердито приказал он.
   «Дураком ты был, Ласковин, по дурости и помрешь!»
   – Одевайся и убирайся.
   Вошь встал. Поглядел на свой пистолет, но поднимать не стал. Или не рискнул.
   – Сюда идут чужие.
   Не вопрос – утверждение.
   – Да уж не свои. Пошевеливайтесь, вы, оба! – рявкнул Ласковин.
   Альбина оглянулась в поисках своего пиджака, вспомнила, что он – на кухне. По дороге взгляд ее зацепился за коробку с деньгами. Нет уж, это она здесь не оставит! На кухне она видела багажную сумку. Вот и хорошо.
   – Вы что, совсем спятили? – прорычал Ласковин.
   Дурная баба приволокла сумку и принялась перегружать в нее что-то из картонной коробки, а отморозок Гоблин направился к своей электронике и принялся тыкать в кнопки. Ласковина никто не слушал.
   Альбина застегнула сумку, вскинула на плечо. Вошь закончил манипуляции, результатом которых был зажегшийся экран телевизора и звуки классической музыки, полившиеся из колонок.
   – Пошли,– коротко бросил он и первым вышел в «предбанник».
   Пистолет он так и не подобрал. Через минуту Ласковин понял, почему. В железном шкафу оказался настоящий арсенал. Вошь отобрал у Альбины сумку, расстегнул. Увидев содержимое, Ласковин даже не очень удивился. Вошь выгреб из шкафа «мелочь» – два пистолета, коробки с патронами, глушители, маленькие, аккуратные гранаты. Пистолет-пулемет неизвестной Ласковину марки Вошь отложил в сторону. Вместе с парой магазинов. В шкафу оставалось еще достаточно игрушек: ручной пулемет, «муха», «калашник», еще какая-то дура с толстой трубой. Миномет? Интересно, как использовать миномет в канализационном тоннеле? К счастью, самое крупное железо хозяин решил оставить.
   Ласковин тем временем натянул по самые подмышки резиновые штаны с приваренными калошами необъятных размеров. Мужик, продавший их, утверждал: «Спецом на валенки сделаны». Мужик был убежден: покупатель – из безумных любителей зимнего лова.
   Альбина тоже взяла защитный комплект, но Вошь отобрал, сунул взамен болотные сапоги сорок пятого размера. Сам надел такие же, затем натянул ватник, на ватник – брезентуху, под брезентуху спрятал хитрый пистолет-пулемет.
   – Постой,– окликнул он собравшегося спуститься в тоннель Ласковина.– Еще три минуты.
   Через три минуты грохнуло так, что Альбина подскочила на полметра, а у Ласковина заложило уши. Бетонный пол вздрогнул, но потолок на головы не осыпался.
   – Пошли,– лаконично произнес Вошь.
   Спустя две минуты они стояли перед дырой, оставленной кумулятивным зарядом. В дыре – заваленная хламом лестница. Еще через пять минут они оказались в темном помещении, скорее всего, в заводском цехе. Луч фонаря выхватывал какие-то машины и конструкции. Пол под ногами был железный, разделенный на мелкие выпуклые квадратики. Вошь уверенно вел вперед.
   Цех они покинули через окно, раму которого Вошь вышиб чугунной отливкой, напоминающей отрезанную ногу.
   Все. Они стояли под ночным небом.
   Ласковин хотел снять резиновые штаны, но Вошь остановил: еще понадобятся.
   Вскоре они опять полезли под землю. На этот раз блуждали около часа. И вылезли в том самом дворике, где Ласковин увидел Воша второй раз.
   – Отсюда пришел? – спросил подземный разбойник.
   – Угадал.
   – Я тебя запомнил,– спокойно сообщил Вошь.
   – Моя машина на улице,– сказал Ласковин.– Куда поедем?
   – Ко мне,– решительно ответила Альбина.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация