А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Костер для инквизитора" (страница 10)

   Глава одиннадцатая

   – Дежурный шестнадцатого…
   – Сам знаю. Здорово. Это Короед. Скучаешь?
   – Поскучаешь с вами.
   – Ну, ну, старшой, ты нас с гнидами не равняй. Вызнал, что папа просил?
   – Что смог. Сам понимаешь. Тут надо кого повыше.
   – Есть и повыше. А ты завтра с утречка клади информашку в конвертик, конвертик бери в клювик – и бегом в «Синюю птицу». Вспомоществование уже отсчитано.
   – Василь Ваныч, Гусятников беспокоит. Прошу прощения за поздний звонок, но клиент мой очень обеспокоен. Все эти убийства мешают нормализации, сами понимаете.
   – Понимаю.– Колоритный бас.– Надо прекращать. И будем прекращать. Будем сотрудничать. Завтра прошу ко мне в контору. Дам, что есть.
   – Сердечно благодарю. Еще раз прошу прощения, спокойной ночи.
   – До завтра.
   – Кныш, как живешь-можешь?
   – Короед, ты?
   – Нет, моя жопа. Кныш, мы тебе столько платим, что ты на три метра вглубь рыть должен, а ты? Ты ж меня на погост определяешь. Гриша меня с говном ест. Где дело, Кныш?
   – Работаем, Короед, работаем. Но пока ничего определенного.
   – Давай неопределенное, еш твою мать! Тащи все! Вчера еще двоих мочканули. Ты понял меня, Кныш, понял?
   – Ну. Сейчас приехать?
   – Да уж ладно. Попрыгай с лялькой. Завтра прибудешь.
   – Ух, Короед, все-то ты знаешь. Может, пойдешь ко мне детективом?
   – Гляди как бы ты сам к куму не пошел. Покедова.
   Около восьми часов утра черный лимузин подкатил к железным воротам, под фиалковые очи телекамер. Двумя метрами ниже сработало опознающее устройство. Машина меченая, своя. Только после этого из привратной кабинки вышел охранник, заглянул внутрь, за тонированное стекло. И махнул рукой, давая добро.
   Ворота бесшумно разошлись, лимузин выкатил на гладчайшую дорожку, ведущую через пожелтевший лужок к трехэтажному палаццо. У мраморной лестницы лимузин остановился, из него вышел человек и шагнул на розовые ступени. Лимузин тут же укатил.
   Человека никто не встречал. Не было необходимости, он отлично ориентировался в этом роскошном здании. Потому что в свое время сам контролировал строительство. Согласно паспорту человек именовался Буцик Владлен Сергеевич. Но обычно его звали короче: Короед.
   Гришавин завтракал.
   – Короед приехал,– сообщил шестерка.– Сказать, чтоб ждал?
   – Пускай заходит.
   – Ну? – спросил крестный тобольский папа.– Установили?
   – Не совсем.
   Гришавин облизнул пальцы, затем вытер салфеткой.
   – Хочешь рябчиков?
   – Нет,– отказался Короед, хотя рябчиков хотел.
   – Не совсем – это как?
   Короед молчал.
   – Я понимаю так,– с расстановкой произнес Гришавин.– Или установили, или нет. Мне доказательств не надо. Лучше убрать троих, чем оставить одного и терпеть убытки. Берестов это понимал. А ты нет.
   «Вот и шлепнули твоего Берестова!» – мрачно подумал Короед.
   – Установлено, что это не органы,– сказал он.– И пострадали не только мы. Другие – тоже. Чума…
   – Про Чуму я знаю,– Гришавин мотнул головой.– Про Чуму забудь!
   «Вот даже как!» – подумал Короед.
   – У меня тут документы: мусора, Кныш, выводы аналитической группы,– он положил толстую папку на стол, рядом с обглоданными птичьими косточками.
   Гришавин кивнул.
   – Просмотрю. А пока изложи своими словами.
   – Пора спать,– сказал Вошь.– Иди прими душ. Полотенце и все остальное найдешь.
   Он смотрел на Альбину, и, черт возьми, не было похоже, что он ее хочет!
   А она?
   Это равнодушное лицо с выступающими скулами, глаза, как стекла зеркальных очков…
   Альбине вдруг безумно захотелось понюхать у него под мышкой. Но она не рискнула бы. Вдруг от него ничем не пахнет? Даже мылом.
   «Еще немного, и я сама стяну с него штаны,– с нарочной грубостью сказала она себе.– Иди мойся и помни, что тебя украли, чтобы трахнуть. Для чего же еще, черт возьми? Однако какой мужик!»
   И Альбина пошла в душ.
   Когда она вернулась (в ванной нашлось не только полотенце, но и махровый халат), ее похититель, скрестив ноги, сидел на ковре и смотрел телевизор. Какой-то музыкальный клип… но без звука. От телевизора по стенам расползались черные провода. Как паутина.
   – Ложись,– произнес Вошь, даже не обернувшись.
   Альбина скинула халат и забралась под одеяло. Кровать оказалась будьте-нате! Водяной матрац с подогревом. «А приятно,– подумала Альбина.– Купить, что ли, такую?» И, вспомнив, где находится, тихонько выругалась.
   – Ты что-то сказала?
   Вошь возник у изголовья, словно материализовался из воздуха.
   Альбина покачала головой.
   Он смотрел на нее. Пристально. Изучающе.
   Альбина закрыла глаза… Ей стало страшно.
   …И ничего не произошло.
   Матрац качнулся, Альбина открыла глаза… и увидела светлый мужской затылок. Вот это номер! Ну ладно, будем спать. На стене зеленели цифрами часы. 22-14.
   «Хоть высплюсь»,– подумала она.
   Сон, однако, не шел. Мучили мысли: канадец, льготы, сырье, машинка для канители на ладан дышит… Потом сквозь привычное проступило лицо в грязных разводах, огромный, с зазубринами, нож. И голая мускулистая спина с четырьмя вмятинами. Желание поднялось снизу, от пальцев ног, вверх по икрам, мурашками по коже напрягшихся бедер. В животе стало холодно, соски стянулись и одеревенели. Альбина медленно выдохнула, попыталась отвлечься, но ничего не вышло. Проклятая спина с четырьмя ямками шрамов маячила, словно под веки засунули фотографию. А хуже всего то, что Альбина чувствовала эту спину рядом, на расстоянии протянутой руки. Это было нестерпимо. Альбина перевернулась на живот, но так – еще хуже. Кровь пульсировала в каждой клеточке тела, наполняла жаром низ живота. Жар и холод.
   Альбина приподнялась, посмотрела на часы. 23-37. Почти полтора часа. Нет, невозможно! Она снова легла набок. Но уже не спиной, а лицом к проклятой спине. И сама не поняла, как рука ее вытянулась и коснулась теплого и твердого. Пальцы прочертили линию позвоночника – костлявые, выпирающие бугры, нащупали вмятину на пояснице, сморщенную грубую кожу…
   Вошь повернулся так резко, что Альбина отшатнулась. Миг – и он уже нависает над ней, одеяло где-то на полу, колени женщины – врастопыр. Черные провалы глазниц, плотно сжатые губы, мышцы на плечах подчеркнуты черными тенями, плечи – как крылья… и стремительный пронзающий удар! Взрыв наслаждения! Нестерпимо!
   И сразу выплеск!
   Альбина прикусила губу, сдерживая крик, но голова сама запрокинулась, невероятный кайф захлестнул, проглотил ее целиком…
   Через бесконечное мгновение она вынырнула, открыла глаза, увидела черную крылатую тень над собой, ощутила жар и влагу внутри себя… и ее снова выгнуло, бросило в ослепительную круговерть… И еще раз…
   Она пришла в себя. Воша в ней не было. Ни в ней, ни на ней. Он опять лежал, повернувшись к ней спиной. Спал?
   Очень медленно успокаивалось обезумевшее сердце. Альбина перекатилась на бок, увидела часы и мысленно ахнула. 23-48. Весь этот космический кайф длился чуть больше десяти минут. А может быть, меньше минуты. Невозможно. Если бы не вытекающая из нее сперма, Альбина решила бы – пригрезилось. Потому что светлый затылок выглядел точно так же, как час назад. Невозможно. И потрясающе.
   «Теперь я точно не усну»,– подумала женщина, закрыла глаза… и мгновенно уснула.
   И снился ей черный крылатый зверь с человеческими руками и человеческим лицом. Он был живой, хотя из груди его, тоже человеческой, торчала рукоять ножа. Того самого, с зазубринами.
   – Эй, красивые, давай сюда!
   Черный человек в черной коже энергично размахивал руками.
   «Красивые» – то ли начинающие соски, то ли уже юные базарные шлюшки,– похихикивая, топтались около машины. Пока – на дистанции.
   – Не бойся меня,– убеждал черный человек.– Я богатый, я веселый, понымаеш?
   Полез в карман, вытащил пачку денег, распустил веером, как павлин – хвост. Писюшки (низенькие, мордастые и мясистые) захихикали громче, придвинулись… и отшатнулись.
   Высокий сутуловатый мужик в синем ватнике вклинился между ними и черным человеком.
   – Богато живешь, батоно! – сказал он.– Может, поделишься?
   – Батоно в Тбилиси,– недружелюбно буркнул черный человек и поспешно запихнул деньги в карман.– Иди куда шел!
   – Ай, батоно! – поцокал языком человек в ватнике.– Не хочешь делиться, жадный, да?
   И чуть распахнул ватник.
   Черный человек глянул и слегка вспотел.
   – Я платил! – крикнул он нервно.– Хватит, да!
   – Не кричи! – строго сказал человек в ватнике.– Деньги откуда?
   – А ты прокурор? – взвился черный человек.– Мои деньги, понял?
   Человек в ватнике укоризненно покачал головой.
   – Совсем жить не хочешь, батоно. Ну, дело твое…
   И сунул руку под полу.
   Черный человек шарахнулся.
   – Хурму продал! – взвизгнул он.– Нельзя, да?
   – Можно.
   Человек в ватнике вынул руку. В руке ничего не было, и его собеседник облегченно вздохнул.
   – Кому платил, батоно? Скажешь? Или секрет?
   – Какой секрет? Весь базар знает! – оживился черный человек.– Вошел – иди налево. Дверь «Торговый контроль». Рядом – еще дверь. Ничего не написано. Туда плати.
   – Спасибо, батоно,– поблагодарил человек в ватнике, повернулся и пошел ко входу на рынок.
   Кишка-коридорчик, заплеванный, заблеванный, унавоженный раздавленными окурками. Устойчивый запах падали. Дверь с надписью: «Торговый контроль». За дверью хриплый женский голос: «А я люблю военных, красивых, здоровенных…»
   Человек в ватнике порылся в кармане, извлек длинные пегие усы, налепил под нос. Дверь, на которой ничего не написано… Человек в ватнике постучал.
   – Открыто,– сообщили изнутри.
   Уютная комнатуха. Диванчик, корейский телек, компьютер и кофеварка. И бритоголовый дядя неожиданно скромных размеров.
   – Ну? – спросил дядя.
   – Деньги,– сказал человек в ватнике.
   – Ага.– Дядя нажал кнопку селектора.– Мухтар, тут к тебе.
   Мухтар оказался двуногим и кудрявым.
   – Что у тебя, мужик?
   – Хурма,– сказал человек в ватнике.
   – Много?
   – Тонна.
   Мухтар извлек калькулятор, с минуту считал, шевеля толстыми губами, наконец огласил:
   – Шесть штук.
   – Пятьдесят,– сказал человек в ватнике.
   – Шутишь, да? – ухмыльнулся Мухтар.– Думаешь, много, да? Ну ладно, по случаю пятницы с тебя лично – девятьсот.
   – Пятьдесят,– сказал человек в ватнике.– С тебя.
   – Какой веселый! – Мухтар повернулся к лысому-бритому, оскалил желтые зубы.– Ты слышал, дарагой? Эй, ты чего?
   Лицо лысо-бритого дяди странным образом изменило выражение. Мухтар обернулся, а человек в ватнике нажал на спуск. Пукнул глушитель, и безнадежно испорченный селектор с грохотом свалился со стола.
   – Не надо вещи портить,– совершенно хладнокровно произнес Мухтар, а лысо-бритый дядя взвизгнул и попятился.
   – Лучше не кричи,– сказал ему человек в ватнике.– А ты гони деньги.
   – Мы тоже стрелять умеем,– напомнил Мухтар, и человек в ватнике снова нажал на спуск.
   Пуля пробила Мухтаров бицепс. Тот даже не вскрикнул, только отшатнулся.
   – Следующая в локоть,– сказал человек в ватнике.– Потом – в колено. Знаешь, что будет?
   – Знаю,– хрипло проговорил Мухтар. Кровь капала с его пальцев.– Ты сразу сюда стреляй! – Он коснулся здоровой рукой лба.
   – Пятьдесят,– сказал человек в ватнике.– Я думал, ты стоишь дороже. Ладно, лично для тебя скидка – сорок пять.
   Мухтар посмотрел на лысо-бритого. Рассчитывать на того явно не стоило.
   – Алик,—приказал Мухтар,– дай, что он просит.
   Лысо-бритый полез в стол под компьютером. Руки у него ходили ходуном, но коммерческий контур функционировал.
   – Сорок пять,– лысо-бритый выложил четыре упаковки сотенных и одну из пятидесяток.
   – Пять дай,– буркнул Мухтар.
   Лысобритый молча кинул еще одну пачку.
   Человек в ватнике запихнул деньги в карман и ударил лысо-бритого рукояткой по макушке. Тот осел на пол.
   – Меня лучше убей,– посоветовал Мухтар.
   – Как скажешь,– кивнул человек в ватнике и нажал на спуск.
   Мухтар отлетел к стене. На лбу у него расцвел красный цветок. Как раз там, куда он показывал минуту назад.
   Человек в ватнике обошел стол, выдвинул ящик, из которого лысо-бритый доставал деньги. Там оставалось еще прилично. Убийца вынул ящик, высыпал деньги в полиэтиленовый пакет с тигрой, сдвинул предохранитель замка, вышел в коридор, захлопнул дверь и не спеша направился к выходу. Когда лысо-бритый Алик очнулся, человек в ватнике спускался по эскалатору метро на станции «Чернышевская».
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация