А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вокруг и около" (страница 32)

   Родиться в Америке

   По какому-то недоразумению США принято считать чадолюбивым государством, откликающимся на рождение каждого нового американца щедрыми финансовыми вливаниями в карманы родителей. Ничего подобного. Государство лишь гарантирует максимум условий для появления на свет маленьких граждан, остальное дело самих родителей.
   Расходы, вызванные пополнением семейства, весьма обременительны даже при том условии, что значительную их часть покрывает страховка, так называемый «иншуренс». Потому отлеживаться в госпитале сверх необходимого минимума, точно так же, как и укладываться в него с большим запасом времени себе дороже – за всякое излишество надо платить. Приезжают обычно впритык к родам и спустя сутки или чуть дольше – выписываются, Благо, обследование ультразвуком может определить день рождения ребенка с точностью до одного-двух дней, однако появляться на свет лучше все-таки вовремя.
   Согласно исследованиям американских ученых из Национального института ребенка и развития человека в Мэриленде, дети, которые родились на три месяца раньше положенного срока, переживают в школе в три-четыре раза больше различных трудностей по сравнению с теми, кто появился на свет вовремя. По утверждению американских ученых, дети-скороспелки чаще остаются на второй год, намного хуже усваивают чтение, математику, письмо, причем мальчики в учебе отстают чаще и имеют больше проблем в школе, чем девочки. По словам руководителя исследований доктора Германа Бака, число преждевременно рожденных младенцев резко возросло за последние два десятилетия, но ответа на вопрос «почему?» ученые пока не дают.
   Устойчивые фразеологические выражения типа «муки рождения» для Америки уже давно неактуальны – примерно 70–80 процентов родов здесь принимаются с использованием высокоэффективных обезболивающих средств. В больничной палате, больше напоминающей гостиничный номер, есть телефон, телевизор, туалетная комната, душ. Супруг, желающий оказать жене моральную поддержку, может оставаться здесь сколько угодно и воочию наблюдать за всеми этапами выхода на белый свет родного дитяти. Роды, как правило, принимают врачи, хотя и здесь, как и повсюду, с этим делом лучше всего управляются акушерки. Ребенок может оставаться с матерью с первых же минут рождения, но как только она пожелает передохнуть, малыша тотчас же заберут.
   Чистоту и порядок в американских госпиталях помогают поддерживать волонтеры – пенсионеры и не только, готовые, говоря по-нашему, на общественных началах послужить какому-либо благому делу. Для пожилых это отличная возможность избежать тягот одиночества, для тех, кто помоложе, заручиться рекомендательными письмами для последующего трудоустройства.
   Выписываясь, каждая мамаша получит в дорогу небольшую аптечку лекарств на первые дни, встречающим будет преподнесен испеченный по случаю торт, а еще принято дарить сертификат на двадцать долларов для приобретения в госпитальном магазинчике какого-либо полезного для малыша товара: переносной колыбельки, например. Эта очень удобная для безопасного путешествия малыша штука пристегивается к заднему сиденью автомобиля и до определенного времени сопровождает малыша во всех его перемещениях в пространстве. В случае если полиция обнаружит исключение из правил, неприятностей не миновать.
   Каждый новорожденный американец большая радость не только для родителей, но и отличный подарок бизнесу, специализирующемуся на детской тематике. От первого вдоха, первого самостоятельного шага и вплоть до достижения совершеннолетия в спину родителям будут дышать производители самых лучших в мире памперсов, детских кроваток, погремушек, питательных смесей, разнообразной одежды до, во время и после беременности, тысячи других крайне необходимых, просто нужных и абсолютно бесполезных предметов детского обихода.
   У своих детройтских друзей с некоторых пор я стал замечать кипы печатной продукции по уходу за новорожденными, которые из печатного ящика прямиком отправлялись в мусорный. Некоторая несуразность происходящего потребовала объяснений – оказалось, проведав об ожидающемся в семье пополнении, заинтересованные организации и лица с опережением примерно в девять месяцев спешат уведомить о своем существовании будущих клиентов, фамилии и адреса которых выуживаются из компьютерных регистратур женских консультаций. Главное – опередить конкурента, увести у него из-под носа хоть горсточку покупателей. А ради этого бросать деньги на ветер совсем не жалко.
   Чрезвычайно прибыльным бизнесом в США стало и посредничество в усыновлении детей – только в прошлом году таким образом в американских семьях стало на 138 тысяч ребятишек больше, а объем финансовых операций в этой сфере достиг 1,4 миллиарда долларов. Тем не менее, снижение рождаемости американцев не пугает. Впередсмотрящих политиков беспокоит другая проблема: в силу своей открытости, утверждают они, уже через полвека американцы могут превратиться в одно из национальных меньшинств своей страны. Этническая палитра того же Детройта эти опасения только подтверждает.
   Детройт

   Родиться в Швейцарии

   Одно из преимуществ капитализма перед социализмом в возможности выбора из всего, из чего можно выбирать. Не выбирают, как известно, только родителей, но как рожать детей, при капитализме тоже на выбор.
   Мало того что Швейцария образцовая капиталистическая страна, она еще и из тех, куда приезжают разрешиться по принципу: что угодно для души – в собственном доме, в родильном, в воде, где пожелаете.
   Если в родильном доме, то опять варианты. Желает ли супруг быть во время родов рядом? Где находиться ребенку сразу после рождения: вместе с мамой или в детской палате? Какой палате отдать предпочтение: отдельной, с ванной комнатой, с телефоном или все в одном? Кормить ребенка по фиксированному расписанию или по желанию? Возможно ли какое-либо общение со старшими детьми? Каков график посещений – свободный, фиксированный? Наконец, сколько эта радость стоит?
   В общем и целом что-то около семи-восьми тысяч долларов. Не считая проездных, гостиничных, суточных и др. В домашних условиях вроде выходит дешевле, но ненамного: чтоб предупредить возможные неприятности, перед домом в момент родов должна стоять машина-операционная, оборудованная всем необходимым для реанимации, а это тоже стоит денег. Правда, сегодня в развитых странах Европы рожать дома предпочитает всего лишь одна из тысячи женщин. (Исключение только Нидерланды – там доля домашних родов достигает тридцати процентов.)
   Какая радость от рождения в Швейцарии помимо явления на свет нового человека, что радость сама по себе вне зависимости от географических координат? Первое, что приходит в голову – швейцарское гражданство, но этого как раз и нет. Законодательство конфедерации такую возможность не предусматривает.
   Нельзя сказать и того, что швейцарская педиатрия взметнулась на столь недосягаемую высоту, что акушеры других стран Европы и Америки кусают от зависти локти. Нет, не кусают. Тогда почему? Потому что чисто. Удивительно чисто. Неправдоподобно чисто. В палате, в клинике, в городе, в стране. В пользу рождения по-швейцарски есть, конечно, и другие аргументы, но этот факт, думаю, прежде всего.
   Из справки Всемирной организации здравоохранения: «В Швейцарии не существует эндемических инфекционных болезней. Прививки против таковых требуются при въезде только от тех, кто находился в районе эпидемий за четырнадцать дней до прибытия в Швейцарию. Швейцарские медицинские учреждения относятся к наилучшим в мире».
   Из личных впечатлений. Переодеваться и переобуваться при посещении медицинских учреждений Швейцарии не требуется. Больше того – в своей одежде можно присутствовать даже при родах. Еще больше: контролирующий роды врач вправе позволить смелому отцу возможность самому перерезать пуповину. (Два последних впечатления не личные, а со слов участников.) И наконец, самое невообразимое: при всем при этом каким-то странным образом инфекция в клинику (в данном случае в лозаннскую клинику «Сесиль») не заносится.
   Мягкий климат, твердая валюта и минимум депрессии в окружающей среде и максимум хорошего настроения конкурентоспособность швейцарской колыбели только повышают. И пусть уровень жизни здесь очень высок, очередей разрешаться в родильных домах такого класса все равно нет. Ведь рожать по-человечески можно и в других.
   Как бы то ни было, населения в Швейцарии сегодня более 7,5 миллиона человек, мирно проживающих на неизменных 41 290 тысячах квадратных километрах своей суверенной территории.
...
   P. S.
   Жилой дом № 24 по проспекту Маштоца в Ереване стоит впритык с родильным домом (НИИ) имени профессора Маркаряна. Автор, детские годы которого прошли на стыке этих домов, хорошо помнит, как мамы пятидесятых прошлого века подносили к окнам и показывали отцам новорожденных. Детеныши были плотно упакованы в пеленки (памперсов тогда и в помине не было), на роженицах безразмерные халаты, все в латках и застиранные, под окнами отцы, большей частью, в чем попало, и счастливые.
   Автору трудно сказать, кого больше народилось за десять с лишним лет невольного наблюдения за демографической ситуацией в Ереване – мальчиков или девочек? Но автор знает одно: на его глазах родились и выросли люди, которыми нельзя не гордиться. Целое поколение умных, просвещенных и бесконечно добрых ереванцев. Отсюда: важно не то, где рождаются, а важно то, кем становятся.
   Лозанна, Швейцария

   Сколько раз думать в году

   Когда едешь из Ниццы в Монако, где-то посередине пути видишь указатель, предлагающий свернуть направо. На указателе написано: «Эз», а рядом же, на другом – «Фрагонар», и редко какая залетная птица проигнорирует это имя и промчится мимо.
   «Фрагонар» для Франции все равно что «Красная заря» для России, только лучше. Ну, намного лучше… Правда, истинная столица французской и, стало быть, мировой парфюмерии расположена в Грассе, куда автор не поехал единственно из природной лени, но и Эз способен дать полное представление о том, что делает женщин еще более красивыми, а мужчин – достойными прекрасных женщин.
   Дело в том что, приехав в Эз, хотите вы того или не хотите, обязательно окажетесь на парфюмерной фабрике «Фрагонар» с небольшим музеем собственной истории, открытыми для посещений производственными цехами и магазином готовой продукции. Однако до того, как о духах и одеколонах, несколько слов из местного путеводителя о деревушке Эз, повисшей между землей и небом.
   «Средневековый городок, обласканный вниманием принцев, писателей, скульпторов и музыкантов. Он расположился на высоте четырехсот двадцати девяти метров над уровнем моря. Довольно часто Эз сравнивают с орлиным гнездом, которое примостилось на вершине скалы, откуда открывается великолепный вид на Средиземное море. История городка началась две тысячи лет назад, поэтому не удивительно, что порой здесь можно услышать рассказы, где вымысел трудно отделить от реальности. Вас будут убеждать, что герои легенд о бухте д'Эз, о дьявольском мосте, о заброшенной мельнице или красавице ля Стрега и ее возлюбленном действительно существовали. Так или иначе, каждая из этих историй дарит деревушке некий ореол таинственности…»
   Здесь автор просит вчитаться в предложенный текст еще раз, чтоб согласиться: все вышеописанное, да еще с мифами и легендами покруче, наш читатель видел не одну сотню раз. Не выезжая никуда, в пределах родной Армении, которая вся из себя натуральное орлиное гнездо, и где писатели, скульпторы и музыканты тоже нередкие гости. Правда, с принцами получается некоторый дефицит (что, в общем-то, можно пережить), но так уж у нас исторически сложилось.
   Трудно понять и принять другое. Почему, имея море возможностей удивлять мир своими системными национальными продуктами, не говоря уже о природно-климатических прелестях, страна зациклилась на одном коньяке, который, кстати говоря, сегодня не такой уж и армянский, а больше французский. Но даже если бы все оставалось по-прежнему, то есть вне зоны пристального внимания «Перно Рикар», то все равно доступ на прославленное предприятие, в отличие от Фрагонара и пр., всегда осуществлялся в режиме максимальной ограниченности, и попасть туда заграничному гостю, если он не Фидель Кастро, практически никак. Кто спорит – пить коньяк и вдыхать ароматы духов важнее, чем просто смотреть на то, как их делают, но когда видишь, как их делают, то и лучше понимается, и чаще вспоминается. А это как раз то, из чего вырастает узнаваемость, иначе говоря, бренд.
   Летом прошлого года с гостями, которые много видели и многое знают, мы поехали в Лусакерт, где, как принято считать, пекут лучший в Армении лаваш, хотя в Ацаване уверяют, что лучший пекут как раз у них. Об армянском национальном хлебе гости, конечно, знали, потому что не раз ели. Но тогда все вышло по-другому: мы зашли в первый же дом, перед которым были выставлены кипы свежеиспеченных лавашных листов. Всепобеждающий парфюм правильно пропеченного теста, овеянного дымком натурального тандыра, можно сказать, сбивал с ног, но гости не поддались соблазну тотчас же приняться за еду, а спросили: «А как рождается такое чудо увидеть можно?» Им ответили: «Можно». Пригласили в дом и показали всю технологическую цепочку производства от самого начала и до самого конца. Если вы думаете, что это менее увлекательно, чем наблюдать за тем, как во французском Эз рождаются духи, то сильно ошибаетесь.
   Не попадаете в цель также в случае, если посчитаете не заслуживающими внимания и секреты изготовления армянских национальных сыров, например, сыра «чечил». А продукты, производные от абрикоса? А знаменитая армянская гата? Смотри, оценивай, пробуй! Об изделиях народных промыслов я уже и не говорю. Но много ли вы вспомните примеров, когда в Армении, как в местечке Эз во Франции, нечто достойное внимания выступало не только как товар широкого спроса, но и как факт истории своего народа? Чтоб людям не просто пересказывали сюжеты, а показывали процессы. В советское время этим с переменным успехом занималось отделение «Интурист» в Армении, в послесоветское – никто.
   «Мало, кто думает чаще двух-трех раз в год, – сказал однажды Бернард Шоу по другому поводу – Я потому и прославился на весь мир, что привык думать не реже одного-двух раз в неделю».
   Поскольку есть что прославлять и у армян, может, начнем думать и мы? Хотя бы по одному разу в год.
   Ницца – Эз – Вильфранш (Лазурный берег, Франция)
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [32] 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация