А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мятеж Безликих" (страница 31)

   Следом за рогом Единорога лэл Торквемада взял в руки перо Грифона. Еще одна частичка изначального существа. Единственный ингредиент, добытый лично лэлом Торквемадой еще в ту пору, когда он под видом Старца Диего бродил по Европе. Вспоминать об этом сейчас не хотелось. Перо Грифона обратилось в пепел и упало в миску с раствором.
   Лэл Торквемада взял в руки баночку и чуть было не выронил ее. Она была раскаленной. Обычный стеклянный сосуд давно бы расплавился, но этот лэл Торквемада сам закалил особым способом, добытым все в тех же свитках. Внутри баночки плескалось живое пламя, не имеющее пищи, оно не гасло. Драконий огонь. Добыть его было весьма непросто. Также сложно как узнать обиталище одного из последних уцелевших во время Второй Магической войны Драконов. Маги Земли считали драконов давно вымершими созданиями, но лэл Торквемада знал, что это не так. Он откупорил банку и плеснул огонь в миску. Раствор вспыхнул, выбросив вверх столб огня, и потух. Частичка первозданного огня, из которого было создано Мироздание.
   Следующим шел простой медный ключ, заряженный магической энергией. Обычный такой ключ, ничем не примечательный. Только вот этот ключик отпирал секретную церковную сокровищницу в Ватикане. По преданию этот ключ являлся универсальным и мог открыть любую дверь, любой запор или сейф. К сожалению, проверить легенду времени не было. Лэл Торквемада при помощи магии подвесил ключик над миской и превратил его в раскаленный медный дождь, опавший в миску.
   Осталось совсем чуть-чуть. Еще несколько ингредиентов и зелье будет готово. Лэл Торквемада взял новую колбу, наполненную казалось обычной водой, взятой из канала. Но эта видимая простота была обманчивой. Если эта водичку выпить, то можно превратиться в бессмысленный овощ, не помнящий даже как сходить в туалет. Эта вода была взята Ловцом из Источника Забвения. Она же являлась одной из основ вневременья. Лэл Торквемада перелил ее в миску.
   Теперь осталось добавить последние ингредиенты, олицетворяющие собой оставшиеся основы Мироздания: воду, землю и космос. Эти ингредиенты были призваны закрепить раствор. Жабры подводного жителя, представителя океанической цивилизации. Отралиты практически не шли на контакт с людьми. Они не любили сушу и всех кто жил на ней. В океане была их жизнь. Изредка раненого или мертвого отралита выбрасывало на берег. Люди называли их русалками. Человеческое сердце, символ земли. Лэл Торквемада видел, что сердце это старого человека, которому предстояло скоро умереть. Ловец не стал убивать молодого, сведя потери к минимуму. Ничего, и это сердце сойдет. Небольшой камень, испещренный дырками, словно кратерами, упал с неба. Кажется, на Близнеце такие подарки называют метеоритами. Лэл Торквемада чувствовал, что в этом камешке скрыта первозданная энергия космоса. Положив все три ингредиента рядом, он обратил их в пепел и высыпал в миску с раствором.
   Осталось самая малость. Лэл Торквемада простер над миской свои руки и послал магический импульс, запустив процесс смешивания ингредиентов. Раствор забродил, запузырился, покрылся сверху ржавой пленкой, которая тут же поменяла цвет на синий. Вскоре бурление в миске затихло. Лэл Торквемада осторожно взял ее в руки, оторвал от стола и направился к клумбе с цветком. Вылив зелье на цветок, лэл Торквемада застыл на месте.
   Внешне ничего не произошло. Никаких видимых изменений. Неужели не сработало? Столько сил и все зря? Лэл Торквемада не мог в это поверить. Он посмотрел на цветок истинным зрением и чуть было не ослеп. Так ярко полыхал Цветок Изначалья, лучился магической энергией. Вооружившись ножом, лэл Торквемада срезал Цветок под корень, отделил шесть лепестков и очень аккуратно поместил их внутрь амулетов. После чего обернулся к тому что осталось.
   Перед ним лежало одно из самых сложных и трудно добываемых заклинаний, но он не должен был ничего оставлять. Дар предвидения подсказывал лэлу Торквемаде, что через некоторое время кто-то проникнет в его лабораторию и попробует воспользоваться готовым заклинанием Цветка Изначалья. Он не должен был позволить этому случиться.
   Лэл Торквемада простер руки. Коротким магическим выплеском он превратил остатки Цветка Изначалья в прах. Невесть откуда появившийся ветер развеял его по лаборатории.
   Удовлетворенный содеянным, лэл Торквемада сложил амулеты на заранее подготовленную атласную подушку, расшитую золотом и обрамленную бахромой. Взял подушку в руки и приказал Грешникам:
   – Мы уходим.

   Глава 15
   За грань

   Гриф все чувствовал. Когда миновала опасность, он появился внезапно, словно вырос из пола и тут же заторопил:
   – Быстрее. Быстрее. Они уже создали Цветок. Они вырастили его. Сейчас формируют диверсионные дружины для проникновения в прошлое.
   – Ты откуда такой чистенький вырисовался? – с угрозой в голосе спросил Миконя, покрепче перехватывая магобой. Как бы невзначай дуло магобоя нацелилось в живот Грифу.
   – Я разведывал территорию. Как нам идти дальше, – с невинным видом произнес Гриф. – От меня в сражении все равно толку мало. Не могу я против боевых магов волшбу творить. Ничего не выйдет. Тут вы как-нибудь сами.
   – То есть как опасно, так ты в кусты, – злился Миконя.
   – Оставь его в покое. Пусть лучше дорогу показывает, – положил руку на плечо друга Карл.
   Миконя злобно сверкнул глазами на Грифа, но смолчал.
   Лора вышла вперед, толкнула легонько Грифа в спину, пошевеливайся мол. Он еще раз оглянулся на барона и Миконю, но выражение его лица не было видно из-под маски, только ярко блестевшие глаза, будто зараженные пламенем азарта.
   – Что будем делать? – спросила Лора, поравнявшись с Карлом, доверив приглядывать за проводником Миконе.
   – Уничтожить Цветок мы не сумеем. Не знаю я как он действует. Какой принцип работы. Так что с его существованием, по крайней мере сейчас мы должны смириться, – ответил Карл.
   – Ты что хочешь сказать? Эти психи отправятся в прошлое, чтобы уничтожить нашу цивилизацию, а мы ничего не сделаем чтобы им помешать? – изумилась Лора.
   – Я это не говорил. Если мы не можем справиться с Цветком в настоящем. Значит, мы должны отправиться в прошлое и разобраться с ним там. Мы должны помешать диверсантам, уничтожить их.
   – И как ты намерен это сделать? – спросила Лора. – Насколько я поняла, они собираются изготовить амулеты…
   – Предводители дружин будут управлять амулетами. Значит нам нужно…
   Карл не договорил. Они пришли. Гриф остановился перед невзрачной дверью, находящейся в конце коридора. Посмотрел назад, чтобы убедиться что за ними никто не следил. И открыл ее.
   Они оказались на просторной площадке, накрытой стеклянным куполом. Площадка, словно открытая ладонь, висела над огромной залой с высокими колоннами, поддерживающими свод потолка. Зала была заполнена людьми в разноцветных плащах. Здесь было по меньшей мере несколько сотен боевых магов, готовящихся к переброске в прошлое. В центре залы находился пустой пятачок. Словно табуированное место никто не смел заступить на него. Только избранные – пятеро командиров дружин коленопреклоненно ожидали появления своего господина.
   – Где мы? – спросила Лора отчего-то шепотом.
   – Это смотровая площадка. Одна из многих, – ответил в полный голос Гриф.
   – Нас могут здесь обнаружить? – поддержал его Карл.
   – Этой площадкой давно никто не пользуется. Она можно сказать запасная. Так что вряд ли.
   Отвечая на вопросы, Гриф не терял времени даром. Он внимательно обследовал одну из стеклянных стен купола и нашел неприметную на первый взгляд дверку.
   – Нам нужно вниз. Здесь мы в безопасности. Но и сами ничего не можем, – резонно заметил он. – Там нас тоже могут не заметить. Народу много, и все под масками.
   – Веди, – приказал Карл.
   – Я не могу. Моя маска слишком заметна. И все знают кто скрывается под ней. Дальше вы идете сами, – помотал головой Гриф.
   – Батюшка барин, дайте мне пять минут, я этому наглецу ребра посчитаю. Ишь чего удумал, шельма. Нас в пекло, а сам своих предупредишь, чтобы нас там внизу тепленьких и вязали, – завелся Миконя.
   – Охолони, – потребовал Карл. Оттолкнув Грифа, он первым шагнул за дверь. Спрятанная в толще стены винтовая лестница привела их вниз к новой двери.
   – Будьте готовы ко всему, – потребовал Карл.
   Но снаружи на них никто не обратил внимания. Все были так увлечены грядущим событием, что казалось напади сейчас на них стая релевантов отмашутся, подумав что это проголодавшиеся комары. Тем более что люди все еще пребывали в залу. Они стекались из разных дверей и открытых коридоров, которых тут было множество.
   – Карл Иеронимыч, что делать будем? – спросил Миконя, не отводя глаз от центра залы.
   – Разделять и властвовать, – туманно ответил Карл.
   Он и сам лихорадочно соображал, что предпринять в этой ситуации. Очень быстро они смешались с толпой и пробились в первые ряды. Отсюда были хорошо видны обнаженные бритые головы предводителей дружин. Карл видел только два пути завладеть амулетами. Первый путь казался ему невозможным. Найти лэла Торквемаду, напасть на него и отобрать амулеты. Но лэла Торквемадуохраняют так же как дожа Венеции, вряд ли получится остаться в живых после такого нападения. Второй вариант выглядел не менее вероятным. Когда лэл Торквемада раздаст амулеты предводителям дружин, напасть на одного из них, оглушить и завладеть амулетом. Вряд ли при таком стечении боевых магов им дадут это сделать. Неужели они в патовой ситуации? Ничего не могут и обречены на изменения. Как жутко чувствовать себя никчемной пешкой в руках опытного игрока. А что если попробовать уйти вместе с одной из дружин. Или разделиться и покинуть наше время с разными дружинами. Нет уж. Лучше всем вместе. И уж там на месте улучить момент и завладеть амулетом, чтобы попытаться все исправить. В этом плане было больше здравого смысла.
   Карл послал мысленный зов Лоре: «Ничего не бойся. И следуй за мной». Она прислала подтверждение образ вытянувшегося во фрунт офицера, отдающего честь начальнику.
   Теперь оставалось надеяться, что предводитель дружины не станет проводить перекличку или пересчитывать по головам свой отряд. Если он сделает это, то в миг обман раскроется. И что лабораторию с Ловцом, заключенным в ловушку «Злых Зеркал», и трупами магов Гидры не найдут. Иначе поднимут тревогу. И начнут тщательную проверку. И тогда им несдобровать.
   Внезапно весь шум, царивший в зале, затих, словно все разом онемели. И взгляды людей устремились в одну точку, к одному из открытых коридоров, откуда показалась процессия, возглавляемая человеком, облаченным в простой черный камзол, расшитый золотом, и пурпурный плащ. Из-под капюшона выглядывала маска Коршуна. В руках он нес атласную красную подушку, обшитую бахромой, на которой лежали амулеты. Разглядеть их издалека не получилось, как Карл не напрягал зрение. За Коршуном, не было никаких сомнений, что это и есть Великий Инквизитор лэл Торквемада, следовали несколько десятков воинов в белых простых камзолах, прикрытых серыми плащами. Голову покрывали капюшоны с вышитыми Морскими Гидрами. У каждого из них была своя особенная маска. Все они копировали человеческое лицо, но у кого-то маска смеялась, у кого-то плакала, у кого-то умирала, кто-то хранил суровое спокойствие, чьи-то черты исказила ненависть, чьи-то поразила ярость. Десятки человеческих чувств нашли свое отражение на стальных масках войнов, следовавших за лэлом Торквемадой.
   – Надо же. Он привел с собой Грешников, – зашептались вокруг.
   Значит эти белые войны зовутся Грешниками. Изумительное название. Хотелось бы еще знать, что они из себя представляют.
   Лэл Торквемада приблизился к стоящим коленопреклоненно предводителям дружин. Грешники окружили его полукольцом. Одному из них он передал подушку с амулетами. Коршун не проронил ни слова, взял с подушки первый амулет, черную цепь, на которой висел черный грубо выкованный цветок, внутри которого была спрятана частица Цветка Изначалья, наделяющая амулет силой. Медленно он надел на первого предводителя цепь с амулетом. Предводитель коротко поклонился, поднялся с колен и повернулся лицом к толпе. На груди его вспыхнул и погас цветок из черной стали. Обряд повторился вновь и вновь. И вот уже пятеро предводителей стояли перед замершей в предвкушении великих свершений толпой. Но Карл видел. На подушке остался еще один амулет, последний. Лэл Торквемада взял амулет и торжественно надел его на себя.
   Коршун поднял руки вверх. И толпа разделилась на пять отрядов. Уверенно. Каждый знал свое место. Карл, не задумываясь, шагнул вместе за соседями в сторону. Он увидел, что Миконя последовал за ним, а Лора отчего-то растерялась и вот уже вместе с Механикусом оказалась в другом отряде.
   «Тьма побери, Лора, как же так?» – послал он ей зов отчаянья.
   Теперь даже если им удастся уйти незамеченными, они окажутся в разных отрядах, в разных временах. Как же все коряво пошло. Карл злился на себя и на Лору. Но ничего не мог с этим поделать.
   «Не стоит складывать яйца в одну корзину» – внезапно очень уверенно ответила Лора.
   Она это сделала специально. Но зачем? Удивился Карл. Но на размышления времени не осталось. Предводители разошлись по своим отрядам. Им достался массивный мужчина средних лет с бритой головой, торчащими вверх ушами, плотно прижатыми к черепу, большим рубленным носом, резко очерченными скулами, злыми черными глазами под нависшими густыми бровями. Один его вид должен был внушать страх подчиненным. Карл сразу почувствовал в нем сильного противника. Придется повозиться. Предводитель окинул цепким взглядом свою дружину. Карл почувствовал как замерло его сердце, но тут же повернулся лицом к Коршуну.
   Каждому отряду лэл Торквемада выделил по одному Грешнику. Карл почувствовал, как напряглись люди вокруг. Эти Грешники похоже пугали всех больше, чем сам Великий Инквизитор. С чего бы?
   Закончив расстановку фигур на поле, лэл Торквемада отвернулся, воздел руки и что-то забормотал. Интересно существует какое-то особое заклинание, или сам Цветок Изначалья шепчет его владельцу. Перед Коршуном завертелась воронка перехода, в которой исчез отряд Грешников. Лэл Торквемада последовал за ними, и воронка схлопнулась.
   «Похоже, тут всем Цветок управляет» – подумал Карл, наблюдая, как их предводитель открывает свою воронку. Вихревые потоки разных цветов смешивались в одно целое, но если вглядеться, то можно было увидеть пейзаж за окном, место перехода.
   Карл оглянулся, ища глазами Лору, но не увидел ее в стремительно пустующей зале. Похоже она уже перенеслась.
   «Мы еще встретимся» – пообещал он.
   Настал его черед, и он смело шагнул в воронку, следом за Миконей. Даже тут руссийский медведь поспешил первым примерить на себя опасность. В первое мгновение Карл ничего не почувствовал. В следующее мгновение он оказался в другом месте, в другом времени…
* * *
   Для похода в Оранжерею Островной Лис подготовился тщательно. Облачился в добротный походный костюм, укрыл спину серым плащом, в таком ходит добрая половина боевых магов ложи Морской Гидры, тщательно проверил оружие: выбрал шпагу, закрепил на кожаном поясе две кобуры с револьверами. Не забыл он укрыть лицо маской Джокера.
   Долго думал взять ли с собой верного слугу Мики. Наконец решил, что без него вряд ли обойдется. Если ему удастся совершить то, что он задумал, стоит позаботиться также и о провианте хотя бы на первое время. Мики было поручено собрать провизию и воду.
   Через полчаса они были готовы к выходу. Вооруженный и очень злой Островной Лис и слуга Мики с тяжелым рюкзаком на спине.
   До Дворца Замков и Ключей они добрались пешком. Проникнуть незамеченным в Оранжерею не получится. Теперь он преступник, которого после попытки переворота ищут все маги Морской Гидры, да и Священная Волчица после великого избиения, совершенного по его приказу, отдаст любые деньги за его голову. Но Островной Лис знал обходной путь, которым он и воспользовался.
   Оказавшись внутри Оранжереи, Островной Лис укрылся в одном из пустующих куполов-лабораторий и затаился, выпустив наблюдательную сеть. Он должен был знать, что происходит вокруг, чтобы выбрать момент, когда можно нанести удар.
   Он должен во что бы то ни стало раздобыть частицу Цветка Изначалья, чтобы получить его силу. От своих агентов, работавших в Оранжереи, Островной Лис знал, что тот кто владеет цветком управляет временем. Именно это ему и нужно, чтобы исправить ошибки.
   О своей жизни на Близнеце Островной Лис помнил плохо. Он почти ничего и не видел. От самого рождения, когда родители, испугавшись проснувшегося дара, отдали его на воспитание государству, он прожил в закрытом интернате, где воспитывали таких как он. К ним относились как к выродкам, уродству, проказе, поразившей человечество, и пытались либо уничтожить – в некоторых государствах (так им рассказывали), либо заставляли служить обществу, подготавливая специальных агентов. Такие агенты служили в разведке, поставляя ценнейшую информацию из других стран, работали в войсках специального назначения. Но где бы они не были они всегда испытывали стыд за то, что они не такие как все, и им подвластна сила, о которой простой человек и мечтать не может. Им привили чувство стыда с детства, развили и культивировали. На этом строилась их маниакальная верность. Ведь только службой на благо Родине они могли загладить свое уродство. Тогда Островной Лис не знал, что существует другая планета, по ту сторону Солнца, где магия в норме вещей, где маги по сути управляют всем миром. Если бы он знал об этом с детства, быть может чувство стыда не развилось бы, а он мечтал бы о Земле, как о райском острове, где он может обрести свое счастье. Но, увы, этого не случилось.
   Их «выводок» (так воспитатели называли курс воспитанников) готовили к особой специальной миссии. Отбирали самых способных в точных науках, в гуманитарных дисциплинах и самых одаренных в магии. Отобранных воспитанников перевели в закрытый интернат, где их познакомили с миром Земли. Островной Лис помнил, какой он испытал шок, когда узнал что существует планета, населенная магами. Воспитатели объяснили и доказали, что магия является дьявольским инструментом, искажением замысла создателя, а мир, населенный магами, противоестественен. Он живет в разрез всем законам природы. Пять лет им вдалбливали в разум греховность и уродство магической силы. Эта мысль плотно дала крепкие корни в душе каждого воспитанника. Как потом выяснилось их «выводок» готовили для заброса на вражескую территорию, на магическую Землю. Они по сути являлись разведчиками в мире, который был ближе им и понятнее чем тот, в котором они родились. Но вдолбленная с пеленок идея о греховности магии пустила крепкие корни в их душах.
   Они жили в чужом-родном мире и ненавидели его. Здесь не надо было скрываться, можно было колдовать хоть сутками напролет, но в то же время ненависть к этой сытой благополучности жгла душу изнутри. Островной Лис регулярно передавал на Близнеца информационные сводки, выдержки из газет, обрисовывающие события мировой политики, отчет о положении в Венеции и в ложе Морской Гидры, и в то же время стремился к своей цели.
   Когда их отправляли на Землю, была поставлена четкая задача – не высовываться. Но он уже тогда знал, что не будет плясать под чужую дудку. Он жаждал власти, а когда ее не получил, ужасно разочаровался в новом мире и в себе. Он понимал, что с одной стороны провалил задание Близнеца, с другой ему теперь не вернуть даже жалких крох того, что у него было. План пришел сам собой.
   Он задавался вопросом. Почему одна планета купается в магии, а другая ее практически лишена. Это несправедливо. Каждому по равной доле, чтобы никто не ушел обиженным. А если нет, то тогда уж лучше никому. Изучая историю магии, Островной Лис узнал много нового для себя. В особенности ему помогли расшифрованные свитки, оставшиеся со времен Второй Магической Войны. Там он впервые прочитал о Цветке Изначалья. Там он нашел упоминание Грозы Бесконечья.
   Если с Цветком все более или менее было ясно, то Гроза Бесконечья была окутана мраком таинственности. Одно было ясно, что именно с нее началась магия на Земле и закончилась на Близнеце. План созрел в одночасье. Он должен попасть в Оранжерею, завладеть частицей Цветка Изначалья и отправиться в прошлое Земли, чтобы разузнать побольше о Грозе Бесконечья.
   Теперь он сидел в Оранжерее и выжидал. И вот его время наступило. Островной Лис знал, где лэл Торквемада выращивает Цветок Изначалья, но соваться туда без приглашения, это положить голову на плаху под топор палача. Он должен дождаться, пока Цветок созреет, лэл Торквемада соберет урожай, изготовит амулеты и покинет лабораторию. Островной Лис знал, что на одном из нижних уровней Оранжереи уже собирают боевые дружины магов, предназначенных для отправки в прошлое Земли с диверсионными заданиями. Они тоже стремились в прошлое, только вот цели у него и у людей Великого Инквизитора были разные.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация