А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мятеж Безликих" (страница 20)

   – Так то лучше, – довольно потер руки Шляпник. – И не смейте больше хулиганить. Глупо разрушать свой же собственный дом. Не думали, что если уничтожить стену, вам на голову обрушится крыша?
   – Что вы собираетесь с нами делать? – дрожащим голосом спросил Дамир.
   – Я хочу вас воспитать. – Неожиданно ответил Шляпник. – В каждом из вас скрыт магический дар. В тебе, – он пристально посмотрел на Старха, – дар уже проснулся и начал расти, хотя большая часть дара все еще скрыта глубоко внутри. И только от тебя зависит каким станет твой дар, и ты сам. В остальных магия пока спит, но она проснется. Вы познакомитесь со светлой стороной магии, с ее солнечным светом, я же покажу вам ее темную сторону, лунную.
   – У меня уже есть учитель, – сказал Старх.
   – Ничего. Ты вернешься к своему учителю, после того как освоишься на темной стороне, – ответил Шляпник и улыбнулся. И стало жутко от его улыбки.
   Он повернулся к Дамиру и Радиму. Он наслаждался их растерянностью. Ещё бы не каждый день узнаешь, что в тебе спит маг и надо только пробудить его, и тогда можно будет творить волшебство.
   – Темная сторона хищная. Она не любит никого от себя отпускать. Но находятся смельчаки, которые проходят по самой кромке, по самой границе темной стороны, познав ее и обуздав в себе. Я надеюсь что вам повезет. И вижу, что один из вас упадет на темную сторону, станет ее рабом и служителем. Один удержится на грани. А последний погибнет.
   Шляпник запрокинул голову, зажмурился и расхохотался.
   Старх, Радим и Дамир переглянулись. Каждый почувствовал себя неловко от этого нелепого пророчества. Но оно уже пустило свои корни. Сами не желая того, они поверили в него и уже переглядывались, гадая кому суждено погибнуть.
   – Я многому научу вас, многое покажу, а когда вы будете готовы, то отправитесь назад в мир. И только один, погибнув, останется со мной. Его душа станет платой за ваше обучение, жертвой, можно сказать.
   – Мы не просили нас обучать! – выкрикнул Радим.
   – Дерзкий мальчик. Темная сторона отшлифует тебя, как драгоценный камень. Меня не просят учить. Я сам решаю, что мне делать и когда. Вы пришли ко мне. Судьба на поводке привела вас сюда. И теперь вы мои. Так было решено свыше. У меня редко появляются ученики, но раз они появились, я доведу дело до конца.
   – Кто вы? И откуда у вас такие странные, страшные глаза? – спросил Старх о том, что его волновало и раздражало больше всего.
   Шляпник улыбнулся мальчику в полный рот, густо засеянный острыми клыками, и ответил:
   – Я живу одновременно в тысячи разных миров. Я наблюдатель равновесия. Я вижу одновременно тысячу миров. Ты можешь называть меня Нерон. Но мое настоящее имя не доступно твоему разуму. Я изначальная сила, живущая от творения Многомирья. Я не позволяю разрушиться хрупкой конструкции мироздания. Но по большей части я просто наблюдаю, да обучаю магов, приведенных ко мне судьбой. Они и становятся Рыцарями Равновесия. Правда не все. Только один из сотни моих учеников выдерживает испытания. Другие ученики либо гибнут, либо становятся адептами Тьмы. Но такова цена за Устойчивость мироздания. Я танцующий на краю миров. Во многих легендах и сказках миров есть упоминание обо мне. Но никто из живых никогда не общался со мной, кроме моих учеников. Но память обо мне сохраняется только лишь у ставших Рыцарями Равновесия. Такова жизнь.
   – Вы хотите сказать, что у вас тысяча тел и вы одновременно живете в тысячи мирах? – не в силах поверить в услышанное переспросил Радим.
   – Кажется, ты все правильно понял, мальчик, – зло улыбнулся Шляпник. – А теперь наслаждайтесь отдыхом, ребята. С завтрашнего утра мы начнем наши путешествия на темную сторону силы. И еще пока вы находитесь здесь вы ни в чем не будете нуждаться. Вы не будете голодны и мучаться от жажды. Вам стоит только представить то что вы хотите съесть и выпить, и блюдо и напитки появятся перед вами. Если вы пожалаете одиночества, отдохнуть друг от друга, вам стоит только представить то место, где вы хотите очутиться. И вы там окажетесь. Конечно, это будет невсамделешне, а, скажем так, понарошку, иллюзорно. Но все Мироздание лишь одна сплошная иллюзия, галлюцинация, или скажем так сон Творца.
   Шляпник поднялся из кресла, оглядел своих воспитанников строгим мудрым взглядом и тяжело вздохнул. Он уже видел, кто станет Рыцарем Равновесия, кто уйдет на темную сторону, а кто станет Жертвой. Но он должен был обучить каждого из них, чтобы не случилось потом.
   – Наверное тяжело быть вами, – задумчиво произнес Старх.
   Шляпник довольно улыбнулся. Судьба избрала славного Рыцаря Равновесия. Дай ему силы Творец дойти до конца обучения и стать тем, кем ему уготовано быть.
   Шляпник исчез, растворился в воздухе без остатка, оставив мальчишек наедине со своими страхами.

   Глава 4
   Подземный ужас

   Марк стоял перед входом в пещеру, заросшим кустарником и полузасыпанным замшелыми камнями. Этим входом никто не пользовался. После трагического обвала тридцать лет назад, когда погибли горняки, только дети забирались в эти места, изредка они проникали внутрь горы и играли в прятки. Иногда искали дракона и его сокровища. Но после того как погиб его сын Алуш, это место оказалось под негласным запретом. Никто не хотел хоронить своих детей. Но при внимательном осмотре Марк увидел, что проход внутрь все-таки расчищен. Значит, он на верном пути, стоит поторопиться, чтобы успеть. Но видения прошлого мешали Марку войти в пещеру, оказаться под низкими сводами прорытого к самому сердцу горы туннеля.
   Это случилось чуть больше десяти лет назад. Первый погожий денек за все смурное, холодное лето. И детишки упросили родителей отпустить их погулять в лес. Присмотр за мальчуганами доверили страшим. Алушу, ему уже исполнилось пятнадцать лет, Милораду, четырнадцатилетнему сыну главного городского врача, и Титу, ровеснику Алуша, отпрыску некогда славного и богатого семейства, переживающего далекого не лучшие годы. Его отец трудился в городской котельной, а прапрапрадед некогда несколько лет подряд избирался городским мэром. Как потом рассказывали мальчишки, они отправились играть в рыцарей, разделившись на два лагеря: белых и красных. Белые должны были укрыться в крепости, для этого была облюбована заброшенная пещера у подножия Дивранских гор, а красные должны были штурмовать пещеру. Вооруженные выточенными из дерева мечами и раскрашенными щитами мальчишки проиграли до самого вечера, а потом вернулись в город и разбрелись по домам. И никому не пришла в голову мысль: «а где же Алуш, вожак белой армии?»
   Марк в тот вечер задержался в участке до самой ночи, да к тому же немного перебрал лишку. Когда он вернулся домой, весь город уже спал, и окна его дома заселила темнота. Он заглянул в комнату сына, увидел скомканное одеяло и что-то невнятное под ним. Подумал что мальчишка спит и отправился к себе. Пропажу Марк обнаружил только к обеду. Обежал дома друзей Алуша, кто накануне днем играл с ним в лесу, но никто ничего не мог толком сказать, кроме того что Алуш возглавлял оборону старой пещеры. Никто не вспомнил вернулся ли Алуш с ними накануне. Все так устали, что видели перед собой только теплые кровати и обязательную кружку горячего молока на ночь.
   Организовали три поисковых партии. Две отправились прочесывать лес, а одна направилась к старой пещере, пользующихся у местных дурной репутацией. Как же, именно здесь когда-то оказались заживо погребенными горняки. Марк возглавил последнюю партию. Почему-то он был сразу уверен, что Алуш где-то там.
   Марк стоял перед заросшим входом. И не чувствовал холодный колючий ветер, насквозь промокшую от нескончаемого дождя одежду. Ушло даже чувство страха перед этой разверстой голодной пастью горы. Он видел перед собой пещеру десятилетней давности и себя на ее пороге.
   Шаг за шагом, выставив перед собой магический жезл, готовый поразить молнией любого кто окажется внутри. Марк полез в пещеру. Ноги соскальзывали с камней, голые ветви кустов лезли в лицо, норовя выколоть глаза, разодрать лицо и одежду. Миновав завал, он оказался в начале длинного извилистого туннеля, уходящего вниз. Ничего не было видно. Сплошная тьма.
   Марк вспомнил. Так ясно и отчетливо, что чуть было не бросился вон из пещеры. Ему тогда повезло, и именно он нашел сына. Ни кто-то другой, посторонний, чужой, а он сам наткнулся на него на одном из нижних уровней пещеры. Сперва он нашел кисть руки, валявшуюся у стены так небрежно, словно это потерянная в горячке игры шерстяная варежка. Марк не мог ошибиться. Ему было достаточно лишь бросить взгляд, чтобы понять что эта оторванная кисть принадлежит его сыну. Он подобрал руку, прижал к груди, не в силах поверить, что все это происходит с ним наяву. А потом бережно спрятал в походную сумку, замотав в тряпицу, которой ранее оборачивал кругляш хлеба, взятый в дорогу. Хлеб полетел под ноги. Равноценный обмен. Марк двинулся дальше, освещая себе дорогу дрожащим пламенем факела. Тело сына он нашел за поворотом туннеля. Нелепо скрюченное оно валялось в грязи, перегородив дорогу. Глубокие рваные раны. Кровь повсюду. Выпученные от страха глаза смотрели на Марка. Рядом валялась палка потухшего факела, которым пользовался сын. Было видно, что Алуш до последнего сопротивлялся, но НЕЧТО это не остановило.
   В эту минуту Марк умер, хоть и остался жить. Все его чувства отключились. Он даже не ощутил боли. Бережно подняв на руки сына, как это часто бывало в детстве, Марк повернул назад. Так не останавливаясь он дошел до самого дома. Ему хотели помочь, забрать страшную ношу, но он никого не замечал. Дома он поднялся к комнату Алуша, положил его на кровать, осторожно, словно боялся разбудить, накрыл одеялом и вышел. И только тут в коридоре его накрыло очнувшимися от оцепенения чувствами. Он упал на колени, сотрясаясь в рыданиях, стал биться головой об пол, но его скрутили сопровождавшие до самых дверей детской друзья, коллеги, просто соседи, все кто участвовал в поисках. Марка отнесли в его спальню и отец Милорада, товарища Алуша по играм, вколол сильную дозу снотворного.
   Ни отпевания, ни похороны Марк не помнил. Для него все прошло как в тумане. Рядом постоянно кто-то находился, да все-время пичкали лекарствами, в основном успокоительным. Спустя два месяца Марк вернулся в эту пещеру. Он излазил ее вдоль и поперек, но не нашел и следа того, кто мог так жестоко расправиться с его сыном. Потом он часто приходил сюда, в надежде поквитаться, но НЕЧТО, насытившись, уснуло. Теперь у Марка появилась хрупкая надежда, что это НЕЧТО вернулось, и настала пора расквитаться за сына.
   Марк медленно продвигался вперед, выставив перед собой магический жезл, освещавший путь. Позади остался ливень, взбесившаяся река и погружающийся под воду родной город. Марк забыл обо всем. Он напряженно вслушивался в дыхание горы, в надежде услышать детские голоса, но Дивранские горы надежно хранили свои секреты.
   Марк давно потерял счет времени. Казалось, он уже целую вечность бредет по нескончаемому туннелю куда-то в глубь земли. Несколько раз у него возникало чувство, что кто-то следует за ним по пятам. Но каждый раз оборачиваясь, он никого не видел.
   Туннель, по которому брел Марк, извивался словно танцующая по воле факира змея. Поворот сменялся поворотом, то он сужался, так что приходилось, низко нагибая голову, протискиваться вперед, то расширялся до размеров городской улицы. Пару раз поворот выводил Марка в пещеру. Первая пещера на его пути вся сплошь заросла светящимся зеленым мхом. Ощущение такое словно попал в сокровищницу, заваленную изумрудами. Вторая пещера напоминала пиршественную залу средневекового замка. Не хватало только столов со снедью. Высокие каменные колонны поддерживали свод пещеры, облюбованный летучими мышами и прочей подземной живностью. Появление человека с магическим факелом в руке пробудил горных обитателей. Зашелестели перепончатые кожаные крылья, зазвучал тысячекратно усиленный недовольный писк и с потолка посыпалась каменная крошка. Марк поспешил убраться оттуда подобру-поздорову, пока разбуженные твари не поспешили выместить на нем свою злость.
   Но сколько Марк не прислушивался к дыханию подземелий, сколько ни озирался по сторонам в надежде увидеть хоть какой-нибудь след, он не чувствовал присутствия пропавших детей. Да и чудовище, обитавшее здесь, не спешило показываться.
   Лишь в третьей пещере Марк наконец-то нашел подтверждение того, что он на верном пути. Брошенная впопыхах порванная в нескольких местах старая детская курточка. Он видел ее несколько раз на соседском мальчике, любившем играть у него под окнами. Как же звали то сорванца. Кажется, Станислав, или просто Стась. Так ему кричала каждый раз мать, когда пыталась загнать домой.
   – Стась, пора ужинать! Домой иди! Кому говорю?! – внезапно прозвучал в голове звонкий женский голос, разбуженный его памятью.
   Марк поднял курточку, повертел ее в руках, рассматривая со всех сторон, и бережно упрятал в холщовый мешок с заклинаниями и амулетами. Где-то глубоко внутри ребенок, каким он когда-то был в детстве, закричал от восторга, убежденный что у него все получится, и он выиграет эту схватку, найдет детей, победит монстра и приведет ребятишек к убитым горем родителям.
   Марк не успел покинуть пещеру, как его захлестнуло чувство приближающейся опасности. Он ничего не успевал сделать: ни сбежать, ни спрятаться. Что-то очень злое и рассерженное незваными гостями заворочалось, пробуждаясь, где-то на самом дне горного предела, И в то же самое время Марк ощутил дикий голод, но он принадлежал не ему. Это существо, это НЕЧТО, обитавшее в недрах земли, страдало от неописуемого голода. На ум всплыла легенда о саргулаках, слышимая в детстве. И только теперь Марк понял окончательно чему он бросил вызов. Подземный ужас существовал, но не он похитил детей. Если бы пропавшая детвора была его лап дело, то он бы не испытывал этот голод и уже давно бы бодрствовал. Значит, кто-то другой завлек его в эти пещеры, чтобы разбудить тварь, спящую в глубине. Этот кто-то использовал его как наживку, а он как последний деревенский простачок попался на нее.
   Марк ничего не успел сделать. Проснувшийся саргулак в одно мгновение почувствовал его и, стряхнув с себя остатки десятилетнего сна, ринулся по извилистым туннелям в пещеру, где оцепенела от страха его добыча. В первые за прошедшие годы со дня смерти сына Марк испытал чувство страха, и оно поразило его. Неужели он еще способен на что-то человеческое. Все это время он считал, что с гибелью Алуша закончилась и его жизнь. Но кажется он ошибался, только не поздно ли пришло к нему прозрение.
   Марк упал на колени, вытряхнул себе под ноги содержимое холщовой сумки. Куртка Стася упала первой, а сверху на нее посыпались баночки, свитки и прочая колдовская чепуха. Похоже настал момент истины. Ведь, покупая все это богатство, он не был уверен до конца, что оно действует, а не является фикцией, обманкой, средством для извлечение денег из карманов наивных простачков. Отбросив сумку в строну, Марк стал лихорадочно перебирать запасы. Слева он складывал хлам, который ему вряд ли мог пригодиться. Справа вполне боевые заклинания, главное только чтобы они работали.
   Самым ценным ему показался свиток с заклинанием развоплощенья. Он развернул его и пробежал главзами. В инструкции к применению говорилось, что следует прочитать заклинание вслух и запомнить кодовое слово. В нужный момент при произнесении кодового слова заклинание сработает, надо только мысленно направить его на объект. Путаясь в словах и буквах Марк прочитал заклинание. Его неверный дрожащий голос еще долго разговаривал при помощи эха. Разобравшись с одним заклинанием, Марк развернул свиток с другим. Он успел прочитать четыре заклинания и запомнить их ключевые слова, прежде чем саргулак появился в пещере.
   Его появлению предшествовал ледяной холод, в мгновение заполнивший пещеру. Впитавшаяся в ткань штанов и куртки речная вода тут же превратилась в лед, сковав движение Марка. Откуда-то из глубины туннеля появился резкий запах гниющей плоти и вслед за ним в пещеру ворвался и сам саргулак.
   Он напоминал щедрую россыпь огненных искр, вырвавшихся из лесного пожара, колонию горящих малиновым пламенем светлячков, принимавших то форму шара, то пылевого облака. На секунду искры-светлячки зависли в воздухе, заполнив собой добрую половину пещеры, а потом ринулись навстречу друг другу, вылепляя полыхающее изнутри живым пламенем человеческое тело.
   Приняв форму человека саргулак замер, предвкушая пиршество. Он долго спал, и теперь собирался хорошо повеселиться.
   Марк не стал дожидаться нападения и бросил в сторону подземного духа баночку с заклинанием. Стеклянная банка упала под ноги саргулаку, склянкнула и разлетелась осколками в стороны, высвобождая волшебство. Морозный вихрь мгновенного оледенения на мгновение окутал фигуру саргулака, но, не причинив ему вреда, развеялся в воздухе. Казалось, это позабавило подземного жителя, на плавающем от источаемого жара лице саргулака появилась улыбка. Марк не стал мешкать и прокричал кодовое слово. Заклинание «Прах Могил» полетело в сторону монстра. Оно должно было разложить его, рассыпать в пыль, но тоже оказалось никчемным против древнего духа. Марк подхватил с пола новую баночку и, не глядя на нее, бросил в чудовище. Высвобожденное волшебство окутало саргулака мерцающим светом и взорвалось. «Огненная Вспышка» должна была уничтожить все живое, попавшее в радиус действия, но не причинила вреда саргулаку.
   «Почему он не нападает? Почему не убьет меня? Ведь я против него совершенно бессилен. Он забавляется со мной, как с детской игрушкой. Получает наслаждение от моей слабости» – проносились в голове Марка одна за другой мысли.
   Новая склянка разбилась перед саргулаком и перед ним выросла стена из прозрачного льда. И тут саргулак сделал шаг вперед. Не замечая препятствия, он прошел стену насквозь, растопив ее и направился к человеку. Похоже ему надоело играть, и он решил расправиться с жертвой.
   Марк выкрикнул одно кодовое слово за другим. И три заклинания ударили в грудь саргулака. Он пошатнулся, но все-таки выстоял. И остановился. Что-то непонятное творилось с ним. По огненному телу подземного ужаса пробегали разноцветные всполохи, будто он проглотил несколько радуг. То рука, то иная часть тела на время теряли свою форму, распадались на тысячи огненных частиц, но все-таки собирались вместе.
   «Это работает заклинание развоплощенья» – подумал Марк. Похоже остальные два заклинанья то ли просто не сработали, то ли оказались поглощенными более сильным.
   Но саргулак проглотил и это. Ему удалось восстановить контроль над своим телом, и он тут же атаковал Марка.
   Глубокий какой-то первобытно пещерный ужас поразил мозг человека. Марк не мог пошевелиться от сковавшего его страха. А саргулак тем временем неотвратимо надвигался на него. Словно огненный джинн, вырвавшийся из тысячелетнего заточения, он увеличился в размерах, заполнил собой пещеру и распался на десятки тысяч огненных точек. Они закружились в завораживающем танце, превратившись для Марка в целый непознанный мир. Он позабыл о страхе и напряженно вглядывался в эти выплетающие узоры огненные искры, заворожившие его. Огненный танец обернулся воронкой вихря, которая устремилась на стоящего на коленях человека.
   В последние секунды жизни Марк успел вспомнить сына и жену, умершую когда Алушу исполнилось три года. Если бы она осталась жить, все было бы по другому. И еще он увидел как из пустоты вышагнул незнакомый человек, закутанный в плащ, голову его скрывал капюшон.
   Огненная воронка упала на жертву и проникла в нее. Через глаза, рот и уши саргулак влился в человеческую оболочку, выедая душу и личность Марка Вучетича. То что когда-то было им еще некоторое время стояло на коленях, но потом медленно поднялось на ноги и повернулось лицом к скинувшему покровы невидимости Ловцу. В глазах саргулака, обретшего тело, горело живое пламя, оно выплескивалось из глазниц, лизало щеки, нос, лоб и губы, но не причиняло бывшей человеческой плоти вред.
   Ловушка сработала. Ловец ликовал. Все получилось так, как он запланировал. Из темноты подземелий, из векового покоя был извлечен инфернальный ужас. Он заглотил наживку, испугал и растворил в себе человеческую душу. Именно то, что требовалось Ловцу.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация