А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Мятеж Безликих" (страница 18)

   Дивранские горы были заселены еще тогда, когда люди только-только начали добывать огонь и пробовали свои силы в наскальной живописи. Но ни одно племя древних людей, кочевавших по округе, не осмеливалось селиться в просторных и казавшихся такими безопасными пещерах. Веяло от них какой-то неземной жутью, словно от чудесного уютного домика, забитого до краев разлагающимися тушами убитых животных. Немало находилось смельчаков, заглядывавших в пещеры, но совсем мало кто решался исследовать их и спускался вниз на подземные уровни, где если верить сказителям, да прочим брехунам можно было добыть несметные сокровища. И почти никто из храбрецов не вернулся назад.
   История, непонятно каким образом сохранила память об одном таком смельчаке. Он и вправду получил несметное сокровище, только вот вынести его не смог. Саргулак был самым сильным и отчаянным воином в племени снежных тигров. Чтобы очаровать красавицу Сарлайю он побился об заклад, что спустится в пещеры и вернется живым назад. И он вернулся, только это был уже не Саргулак. Существо, вышедшее из мрака подземных туннелей, только внешним видом напоминало человека, полыхавшие изнутри ядовитым желтым пламенем глаза и белые словно утренний горный снег волосы, выдавали в нем нелюдь. Люди из племени снежного тигра встречали Саргулака как героя, но, увидев его, побежали в ужасе. Никому не удалось уйти от быстрого и безжалостного Саргулака. Он настиг каждого и выпил до дна их жизненную силу. Не избежала этой участи и красавица Сайрлайя. Расправившись с племенем снежных тигров, Саргулак отправился странствовать, неся живым ужас и смерть. Магическая сила переполняла его. Он стал могущественным колдуном и оставил о себе страшную память среди последующих поколений людей. Ему приносили кровавые жертвы жители Междуречья, о нем помнили в Элладе, но постепенно память о нем стерлась. А сам он оказался сожженным негасимым пламенем изнутри, так уверял источник заказчика.
   Но все это оставалось бы просто легендой, если бы не появление новых существ из-под земли. Их появление зарегистрировали магические ложи Старой Европы. Удалось даже изловить несколько экземпляров и исследовать их. Хотя удерживать их тело и сознание на грани распада удавалось с трудом. Подопытных назвали саргулаками в память о первом подземном войне. Те крохи, что добыли ученые-маги, мало что прояснили, лишь только разогрели любопытство. До сих пор саргулаки оставались самым слабоизученным явлением магического мира Земли. Ученым удалось выяснить, что человек, попадавший в пещеры, перерождался. Первоначальная стихия ярости и ужаса переливалась в него, выжигая внутри все человеческое. Тело заполняли словно пустой сосуд. И на поверхность выходил воплощенный в человеческую оболочку полуразумный первоначальный ужас, из которого родилась темная сторона мироздания. Живое воплощение ужаса начинало жить в мире света лишь для того, чтобы постепенно утащить его в темноту. Саргулаки оказались очень нестабильным организмом, и маги разработали методику борьбы с этими адовыми существами. Саргулак носил в себе определенный тщательно выверенный заряд энергии, постепенно с каждым прожитым днем тающий. Чтобы подпитывать себя, ему нужно было убивать и выпивать жизненную силу. Но если направить на саргулака прямой поток магической силы, какое-то время он сможет сдерживать себя и сопротивляться, но долго не продержится и лопнет как мыльный пузырь. С одним саргулаком бороться таким методом просто, но вот если из-под земли выберется армия саргулаков, всех магов Земли не хватит чтобы ее уничтожить. Ученые пытались найти другие способы борьбы с подземным воплощенным ужасом, но не преуспели в этом.
   Как выяснил Ловец саргулаки в мир людей приходили не только в Дивранских горах. По всей планете словно оспины находились точки, где были зафиксированы выходы на поверхность саргулаков.
   Двести лет их ловили, изучали, наблюдали за ними, ставили эксперименты, а потом они пропали. В один прекрасный момент перестали подниматься на поверхность. Какое-то время еще строили предположения, версии относительно происхождения саргулаков, их сущности. Ученые-маги защищали диссертации, писали научные монографии, а потом постепенно и это бурление сошло на нет.
   В научно-магической среде бытовало несколько гипотез о происхождении саргулаков. На самом деле их было великое множество, но только две из них чуть отличались от ночных кошмаров обитателей палаты душевнобольных. Первая гипотеза убеждала, что саргулаки это воплотившиеся в человеческую плоть инфернальные жители кипящего ядра Земли. Когда-то Земля являлась бездушным раскаленным шаром и полностью принадлежала им, но постепенно Земля эволюционировала и на ней появилась атмосфера, упорядоченность и зародилась новая жизнь. Энергетической жизни пришлось отступить и закопаться в самую глубь. Другая гипотеза говорила о том, что Земля является живым существом. Очень древним и разумным, но живущим в другом временном пространстве. Человеческая жизнь для Земли явление столь скоротечное и незаметное, что Земля даже и не знает, что на ее поверхности кто-то живет. Но вот следы деятельности человека для нее очень и очень ощутимы, словно болезненные уколы в самые уязвимые точки тела. А уж войны, магические дуэли и прочие выплески отходов магической деятельности сродни постоянной сильной мигрени, переходящей в депрессию. По этой гипотезе саргулаки овеществленные раздраженные мысли планеты, пропитанные болью и ужасом, направленные на уничтожение причин всех болей и мигрени.
   Никто не вспоминал о саргулаках. Ученые-маги поуспокоились. О проклятии Дивранских гор дурная слава поутихла. Где-то сто лет назад рудодобывающая компания «Грымджан и сыновья» начал здесь разработку угольных шахт. И первые двадцать лет ничего не происходило. Уголь исправно добывался. Шахты разрастались, прорубались новые туннели и штольни. Конечно, бывало пропадали шахтеры, заблудятся в подземных лабиринтах, да дорогу назад не отыщут. В особенности это по-пьяному делу часто случалось. Иногда их все-таки находили, но никогда живыми. Иногда в туннелях случались обвалы и шахтеров засыпало. Катастрофа, которая произошла тридцать лет назад, потрясла многих, поставила крест на дальнейшей добычи руды и породило множество легенд, одна другой страшнее. Жители окрестных деревень и городов вспомнили о проклятии Дивранских гор. Под горой работало полсотни шахтеров, когда случилось небольшое землетрясение, обвалившее все выходы на поверхность. Они умирали несколько дней от недостатка воздуха и невозможности выбраться на волю. И каждая последняя минута их жизни была пропитана диким инфернальным ужасом, невыносимой тоской и адской болью. Поговаривают, что когда поисковые отряды все-таки откопали входы в туннели и сумели добраться до умерших шахтеров, многие поседели от пережитого ужаса. Все кто шел в первых рядах не дожили до конца года. Одни с собой покончили, другие умерли от разрыва сердца, третьи вернулись в пещеру, где пережили самое сильное эмоциональное впечатление в своей жизни, и остались в ней навсегда.
   Ловец не склонен был доверять легендам, но, побывав в первый раз в заброшенных штольнях, он почувствовал, что в этот раз к ним стоит прислушаться. Быть может, спящие несколько столетий саргулаки, решили вернуться к войне с живыми и готовят поход на поверхность. Как бы то ни было, Ловец должен был добыть эманацию инфернального ужаса для рецепта заказчика.
   Изучив внимательно все материалы о Дивранских горах, саргулаках и заброшенных штольнях, Ловец решил ловить добычу на живца. Поэтому он так сильно обрадовался, увидев игравших в лесу детей, но водить их в подземные гроты он не собирался. Детям не стоило чувствовать то, что обитало там. Ловец окружил их счастливыми снами и спрятал в верхних, безопасных пещерах, позаимствовав у каждого что-то из вещей. Оставалось только дождаться пока поисковые отряды дойдут до пещеры, тогда он получит жертву. Спустившиеся вниз в штольню напитаются царившим там ужасом, и тогда он убьет их и извлечет из их тел необходимый ингредиент. После этого он отпустит детей.
   И как часто случается, погода испортила весь расклад. Неожиданно начавшийся дождь перерос в страшный ливень и это привело к тому, что река вышла из берегов и начался потоп. В такую дрянную погоду, обернувшуюся бедствием, все спасательные экспедиции останутся дома спасать себя и имущество. Ловец злился, но ничего не мог поделать. Оставалась надежда, что кто-то из отчаявшихся родителей все же рискнет и отправится в путь, но с каждым часом эта надежда истаивала как первомайский снег на солнцепеке.
   Каково же было удивление Ловца, когда он почувствовал приближение живого человека к заброшенным штольням. Кто-то все же рискнул и отправился в путь. Не пожалел свою жизнь и свободу ради детей. Ловцу ужасно было жаль губить такого человека, но он ничего не мог изменить. Ингредиент должен быть получен и сохранен, и другого способа добыть, а главное сохранить для заказчика эманацию инфернального ужаса не было.
   Ловец приготовился, разложил вещи детей, как наводящие на верную дорогу подсказки, и засел на нижнем ярусе выработки в двух залах от того места, где умерли страшной смертью шахтеры. Если бы не защитный амулет, полученный от заказчика и висящий у него шее, Ловец сошел бы с ума, так велико было давление тьмы в этом месте.

   Глава 2
   По следу Ловца

   – Каким извергом нужно быть, чтобы украсть детей и принести их в жертву? – неожиданно возмутился Миконя и закашлялся от ударившего в лицо ветра.
   – Детей то конечно он выкрал, но уверен, что с ними все в порядке. Не будет Ловец руки марать, да на заклание детишек отправлять.
   Карл бросил взгляд на бурлящую реку, вышедшую из берегов и заливающую все вокруг. На вершине холма, нависающего над ошалевшей от вольности реки, им ничего не угрожало. Отсюда открывался панорамный вид на долину, прорезанную порвавшейся артерией реку, затопленный городок Дивран и возвышающиеся вдалеке гордые Дивранские горы.
   – Карл Иеронимыч, вы правда считаете, что с детишками все будет в порядке? – спросил с надеждой Миконя.
   – Уверен, старый мой друг. Детишки они сродни живцу. Ловец поймал их только для того, чтобы заманить к себе в ловушку кого-нибудь менее ценного, да вот только погода все испортила. В такую погоду не то что детишек спасти, самим бы себя с того света вытащить. Вот и заперлись люди в городке, никто не вылезает.
   Миконя поднял голову к верху и уважительно оглядел защитный прозрачный купол, не пропускавший шквальный дождь, бомбардировавший землю вот уже третьи сутки.
   – И что мы будем делать? – спросил Миконя.
   – Немного подождем, вдруг все-таки кто-то решится отправится на поиски. Я бы не смог сидеть дома, если бы знал, что где-то страдает мой ребенок. Если все же никто не покинет город, мы отправимся сами к заброшенной штольне и попробуем найти Ловца.
   – Прикинемся убитыми горем родителями? – уточнил Миконя.
   – Посмотрим. По обстоятельствам. Я пока не знаю, что собирается сделать Ловец. В его списке значится «инфернальный ужас» с пометкой «Дивранские горы, заброшенная штольня», а собирать справки как ты знаешь у нас совсем не было времени. Я вообще не думал, что нам придется ехать в такую жуть мира. Хотя надо признаться здесь очень и очень красиво. Я думал нам удастся поймать Ловца на краже осколка рога Единорога, хранящегося в сокровищнице князя Драгомысла, но этому ловкачу удалось обойти и нас, и князя и все защитные системы сокровищницы Единорогов.
   – Да мы тут сильно маху дали, даже стыдно вспоминать, – сокрушенно закачал головой Миконя.
   – Мы то конечно повели себя как младенцы, но вот князю Драгомыслу куда как интереснее. Прямо у него из-под носа выкрали самые дорогие артефакты ложи, а он при этом спал и видел десятые сны, и даже ухом не повел. Бедные Единороги, представляю, как он их сейчас строит, и какие казни великие придумывает им на головы.
   – Вы жалеете, что покинули ложу Белого Единорога? – спросил Миконя. Он никогда не спрашивал об этом, поэтому вопрос прозвучал неожиданно.
   – Я поступил так, как должен был поступить. И ни о чем не жалею, к тому же я теперь Дракон, а это можно считать как продвижение по карьерной лестнице, – ухмыльнулся Карл и похлопал Миконю по плечу.
   В следующую секунду Карл уже пристально вглядывался в бурлящую реку, на которой появилась отчаянно борющаяся с волнами черная лодка, плывущая против течения.
   – У нас есть жертва. Кто-то рискнул своей жизнью, чтобы спасти ребятишек. Интересно, кто это? И почему он один? Глупость какая в одиночку пытаться спасти детей, – подумал вслух Карл. – Отчаянный человек. Мы должны его спасти, чтобы там не задумал Ловец.
   – Да, батюшка барин, не извольте беспокоиться, сделаем все в лучшем виде. Найдем этого Ловца, портки сдерем, да раскрасим задницу красненьким, – воодушевился Миконя, аж глаза заблестели.
   Карл продолжал следить за скольжением черной лодки против течения. Он видел, что неизвестный спасатель использует магию, но не свою, а заемную, извлеченную из артефактов и запечатанных в материальный носитель заклинаний. Становилось все любопытнее и любопытнее. Лодка направлялась к заброшенной штольне в Дивранских горах. Там если верить местным легендам полсотни лет назад погибли десятки шахтеров, замурованных обрушившимся сводом в подземных пещерах. Карл досконально изучил легенду и даже навел справки и узнал, как все было по-настоящему. Он подготовился к этой встрече с Ловцом, ведь прошлое свидание для барона Мюнха обернулось поражением.

   По возвращении в Невскую Александрию Карл тщательно изучил предоставленный Главой Гильдии Ловцов список заказанных ингредиентов. Большая часть списка была вычеркнута красной тушью, лишь пять нижних позиций оставались нетронутыми. Это означало, что Ловец следует по списку в указанном порядке и следующий ингредиент, который ему нужно добыть «осколок кости единорога». Сперва Карл не обратил внимания на эту запись, его интересовали уже собранные ингредиенты, за каждым из них вполне вероятно стояло совершенное преступление.
   Два пункта были собраны на территории Руссийской империи. «Душа невинной девушки, умершей от испуга» – несчастная дочь профессора Свешникова. И «Крылья релеванта», о них барону рассказал князь Драгомысл.
   По прибытии в столицу Верховный Единорог потребовал его к себе. Князя живо интересовало как продвигается расследование смерти невинной Майи Свешниковой. Похоже профессор, ведомый силой своего горя, сумел взбаламутить весь императорский двор. Князь ни о чем не хотел слышать. Подавай ему убийцу девушки, остальное все по боку. Князь же и поведал барону об еще одной странной смерти, имевший быть место в бродячем цирке папаши Плоеша.
   Оставшиеся пять зачеркнутых строчек лихорадили ум и воображение. «Мятежный дух, забывший о своей прежней жизни», «Оригинал гениальной рукописи», «Перо грифона», «Потерянный ключ от врат рая», «Вода из источника забвенья». Все эти ингредиенты были собраны. Возможно за каждым исполненный пунктом списка, или лучше сказать рецепта, стояла чья-то оборванная жизнь.
   Карл вчитывался в скупые строчки, комбинировал по разному ингредиенты, пытался понять что может получиться из всего этого. Несколько дней он просидел в своем кабинете безвылазно, даже от обедов и ужинов отказывался. Часа в три ночи, когда все в доме спали, он пробирался на кухню и готовил себе что-нибудь на скорую руку, да варил кофе. Он даже отказался общаться со Стархом, понимая что поступает дурно. Отталкивать от себя ученика в самом начале обучения, нельзя придумать ничего глупее, но список занимал его полностью. Он даже снился ему по ночам.
   Все строчки списка были для барона головоломкой, кроме «невинной души» и «крыльев релеванта», с которыми было все предельно ясно. И как искать какую-нибудь «кость единорога»? И главное где? Куда за ней направится Ловец? Никаких зацепок. Мало ли костей единорога по свету разбросано, в природе запрятано, в частных коллекциях и в музеях хранится.
   Карл внезапно почувствовал себя полным идиотом. И почему он не вспомнил об этом сразу же. Сказалась накопленная усталость. Столько дней в пути, да голова полнится мыслями и неразгаданными тайнами, где уж тут об очевидном помнить.
   В резиденции князя Драгомысла, в Черной Роще, хранится маленький кусочек, отколотый от рога единорога. Барон видел его лишь однажды, на посвящении. Его извлекали из Хранилища только когда приводили к присяге молодых адептов. Все остальное время он лежал где-то глубоко под землей в тщательно охраняемой сокровищнице. Вспомнив об этом, Карл попытался достучаться до князя Драгомысла. Он вызывал его мысленной речью, искал след в магополе, даже по магофону звонил, но все тщетно. Верховный Единорог был недоступен.
   Интуиция подсказывала Карлу, что нельзя откладывать дело назавтра. Если князь не отвечает, нужно к нему поехать. Барон был уверен, что Ловец сейчас в Невской Александрии и скоро попытается проникнуть в сокровищницу ложи белых Единорогов. Правда сам барон считал, что это чистой воды самоубийство. Сокровищница охранялась надежнее, чем императорская казна, да и сам князь Драгомысл практически никуда не отлучался из своей резиденции.
   Как это ни казалось абсурдным, барон опоздал. Всю дорогу до резиденции Единорогов он проделал на паромобиле. Миконя, спросонья, даже ленился ворчать, хотя и не понимал всей этой спешки. Накануне он весь вечер проиграл в «Поднебесную магию» со Стархом. Популярная дуэльная карточная игра увлекла Миконю, только вот одна беда в ней ему не везло катастрофически, а признать это он никак не мог. Поэтому не сдавался и партию за партией проигрывал довольному и гордому собой Старху. Успокоился он только тогда, когда ему удалось таки победить в одной партии мальчишку. Но это случилось уже далеко за полночь.
   Князь Драгомысл не любил паромобили. И все его гости знали об этом, но Карлу было плевать на причуды старика. Сейчас на кону стояло куда более важная вещь, чем благодушие старого могущественного мага.
   Чёрная Роща встретила гостей недружелюбно и неохотно открыла путь к особняку хозяина этих мест. Но больше всего взъярился князь Драгомысл, увидев на подъездной дорожке чадящий паромобиль. Карлу потребовалось полчаса чтобы убедить князя спуститься в сокровищницу и проверить реликвию. Князь Драгомысл всем своим видом показывал, что сомневается в компетентности своего подчиненного. Когда же они все-таки прошли в Хранилище, выяснилось что «осколок кости единорога» пропал. Ни одно из сторожевых заклятий не сработало, Хранилище казалось внешне нетронутым. По повелению князя Драгомысла, сокровищницу тут же обыскали дежурные боевые маги, но все было тщетно. Реликвию украли. Князь выглядел подавленным, такого просто не могло произойти, чтобы у него из-под носа выкрали драгоценность, и никто ничего не заметил. Он попытался разговорить барона, но тот, не обращая внимание, на все возражения князя покинул резиденцию и направился домой.
   Карл ругал себя на чем свет стоит. Если бы он сразу обратил на это внимание, не стал бы копаться в прошлых подвигах Ловца, то его возможно удалось бы поймать на месте преступления. Теперь же он не знал, где его искать. Следующий пункт в списке: «Эманация инфернального ужаса». Но что это такое и с чем его, этот ужас, едят?
   Должен же быть ответ. Ведь все таки это не случайная записка, составленная преступником, а список инструкций, в которых должен содержаться не только ингредиент, но и адрес, по которому его искать. Карл не сразу догадался взглянуть на нее истинным зрением, и только тогда он увидел, что каждая строчка содержит пояснение и координаты местонахождения. И «Инфернальный ужаса» нужно было искать в Дивранских горах.

   – Батюшка барин, – отвлек от воспоминаний Карла Миконя, – может полетим за этим героем, а то как бы Ловца не проворонить. Он же стервец прыткий больно. Если сумел самого Драгомысла по-тихому обнести, то нам стоит поторопиться.
   Карл согласно кивнул и решительно направился к стоящему от них неподалеку небольшому воздухолету. Этой конструкцией Механикус очень гордился, ведь собрал ее сам. Рассчитанный на трех пассажиров летательный аппарат внешне напоминал вытянутую пулю. Впереди располагалась кабина с пультом управления, штурвалом и тремя креслами. Позади двигательный отсек с двумя паровыми трубами, смотрящими назад. Капсула воздухолета лежала на двух гондолах, служащих одновременно и отталкивающим механизмом и посадочной подушкой. Забравшись в кабину, Карл расположился рядом с довольным Джоном Кэмпбеллом, сидящим за штурвалом. Механикус вызвался сопровождать барона в новом путешествии. К тому же управлять воздухолетом кроме него никто не умел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация