А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не буди лихо" (страница 1)

   Виталий Бодров
   Не буди лихо

   Глава 1

   – Мастер, Спящий проснулся! – Молодой бакалавр влетел на заседание Совета, задыхаясь от восторга и быстрого бега. О возможном наказании он в эту минуту не думал, хотя нарушал все возможные правила и традиции Ковена.
   – Рассказывай. – Архимаг нетерпеливо вскочил со своего места. – Что он сказал? С ним можно поговорить?
   – Он проснулся всего на несколько минут, – потупился бакалавр. – Потом заснул снова. Его слов никто не понял, он говорил на не известном нам наречии. Но мы все тщательно законспектировали, Мастер!
   – Конспект сюда, – резко бросил Архимаг.
   Бакалавр почтительно протянул ему стопку испещренных мелким почерком листов. Глава Ковена выхватил конспект из его рук, нетерпеливо вникая в смысл слов.
   – Что за язык такой? Ничего не понятно, – раздраженно бросил он. – Хоть кто-нибудь здесь может объяснить мне, что такое «превед»? Или хотя бы вот это – «кросавчег»?
   – Кросс ковчег? – предположил Ассистент. – Какая-нибудь древняя форма всеобщего языка?
   – На ахарский похоже, – почтительно сказал Мастер Лендин. – Или даже староахарский. Северные варвары до сих пор так здороваются порой – «превед».
   – Дикари, – поморщился Мастер Эстелин. – Мне непонятно, отчего Высший захотел общаться с нами на языке северных подонков.
   – Возможно, потому что южные подонки общаются исключительно на всеобщем? – предположил Ассистент. – Кстати, вот это слово – «падонаг» – очень похоже…
   – На ахарском это значит «друг», – важно заметил Мастер Лендин. Ему было приятно ловить восхищенно-завистливые взгляды коллег. И еще более радовал шанс подняться в глазах самого Архимага.
   – Переводи, – нетерпеливо бросил Мастер Эстелин. – В этих листах, возможно, скрыта высшая мудрость, древние знания… а мы лишены возможности к ним прикоснуться!
   Забытый всеми бакалавр незаметно ретировался за дверь. Сейчас магистрам лучше на глаза не попадаться, в таком состоянии маги могут превратить во что-нибудь тихое и безобидное, вроде немого пингвина.
   – Ахарского я не знаю, – сознался Мастер Ледин. – Только несколько слов. Слишком трудный для восприятия язык… и совершенно бесполезный, как мне казалось.
   – Выучи. И быстро! – приказал Архимаг, вручая стопку листов растерявшемуся Мастеру. – Иди, сегодняшний Совет обойдется и без тебя. Учи ахарский! А мы теперь обсудим новости из Ледании…

   – Вот отсюда начинается лабиринт, – объявила Томагавка.
   – Эй, подруга, насчет лабиринтов базара не было, – забеспокоился Боресвет. – Там порой такое водится… лучше и не соваться.
   – Я читал, там минотавры обитают, – важно поделился Бол книжными знаниями.
   – Лучше б ты что другое читал, – обреченно пожелал Боресвет. – В натуре, нам только такого вот минного тавра и не хватает. Эльф есть, одна штука, девка есть злая, одна штука, тебя тоже потерять не смог, как ни старался. Теперь вот минного тавра для комплекта… Встречал я одного тавра как-то… он-то нам уже не попадется…
   – Минотавр – это чудовище такое. Рогатое, – доступно пояснил Бол.
   – Вроде Блина? – заинтересовался богатырь.
   – Помельче, – усмехнулся эльф. – Человек с бычьей головой. Сильный, но тупой, хорошему бойцу не противник.
   – Перестаньте чушь молоть, – возмутилась Томагавка. – Нет там никаких минотавров! Лабиринт – колдовской, чтобы отсеять недостойных. Скажу честно: пройти его непросто и путь у каждого свой, на помощь не рассчитывайте. Кто-то хитростью, кто-то смекалкой берет…
   – Может, лучше минотавр? – с надеждой спросил Боресвет.
   – …Кто-то силой, кто-то скоростью. Кто как может.
   Боресвет недоверчиво смотрел на старую яблоню, являвшуюся, по словам бывшей секиры, входом в загадочный лабиринт.
   – Может, я вас здесь подожду? – предложил он.
   – Стыдись, – укорил его Бол. – Ты же богатырь!
   – По подозрительным лабиринтам, в натуре, лазить не нанимался, – обиженно возразил богатырь. – Там и булавой как следует не размахнуться!
   – Лабиринт у вас отнимет и оружие, и одежду, – успокоила его Томагавка.
   – Час от часу не легче! – возмутился богатырь. – Голым балахвостничать по этому вашему лабиринту – увольте!
   – Хватит ныть как баба! – разозлилась Томагавка. – Хоть девушки постыдился бы!
   – Успею еще постыдиться, – пробурчал Боресвет. – Вот останусь без порток, в натуре, тогда самое что ни на есть время.
   – Пошли, что ли? – Бола лабиринт не пугал, азартный огонек уже блестел в его глазах. Остановить его сейчас можно было только хорошим ударом палицы. И то ненадолго.
   – Пошли, – согласилась Томагавка. По лицу видно, в лабиринт ей хотелось не больше Боресвета, но фасон держала. Ох, знали бы ребята, куда она их тащит, прям под яблоней бы и закопали!
   – Коней здесь, что ли, оставим? – недовольно пробурчал Боресвет.
   – Кони в лабиринт не пойдут, – подтвердила Томагавка. – Боятся.
   – Умные, значит, – позавидовал лошадям Боресвет.
   В таинственный лабиринт первым шагнул Бол. Вторым, как ни странно, Боресвет. Лониэль невозмутимо последовал за ним.
   Томагавка долго колебалась, с тоской глядя по сторонам, будто прощаясь.
   – Помоги мне Творец! – шепнула она, прежде чем шагнуть вперед.

   Бол оказался в одиночестве. Вокруг была темнота, не полная тьма, как в подземельях отцовского замка, а этакая противная полумгла. Неясные тени кружили на границе видимости, беззвучно и равнодушно. Бол поежился. Этот лабиринт ему не нравился, не так он себе его представлял. И никого рядом, некому сказать даже, как ему страшно!
   – Где же ты, гоблин несчастный? – прошептал он, больше всего на свете желая, чтобы рядом оказался беззаботно-смелый Таль. Об оружии и одежде он даже не подумал.
   – Харкула зовешь? – раздался из-за спины знакомый голос.
   Бол рывком обернулся, выставив руки для «Стрелки». Таль, едва различимый в сумраке, стоял в паре шагов и насмешливо улыбался.
   – Разделся-то чего, извращенец? – поинтересовался он. – Учти, пока ты в таком виде, обниматься не полезу.
   – Много чести, гоблин несчастный! – радостно взвыл Бол. – Обниматься ему еще! Ты-то здесь откуда взялся?
   – Я-то просто сплю, – возразил Таль, посмеиваясь. – А вот ты что в моем сне делаешь, да еще в непотребном виде? Надо будет к опытному шаману наведаться, что-то тревожат меня эти эротические фантазии неправильной ориентации.
   – Никакой это не сон, – обиделся Бол. – Просто у меня куда-то пропала вся одежда. И оружие. И деньги. И Боресвет.
   – Вот это уже зря, – упрекнул его Таль. – Оружие, деньги – ерунда, дело наживное. А Боресвет – человек в хозяйстве полезный. Негоже так, с друзьями-то! Ладно, куда идем?
   – Не знаю. Темно тут, – пожаловался Бол. – Собственной ладони не видно!
   – Пальцы пересчитать решил? – хмыкнул Таль. – Темно – значит, свет нужен.
   И он подбросил вверх мгновенно разгоревшийся шарик света. Тьма отступила на два шага, по-прежнему внимательно наблюдая за ними. Бол взвыл от досады.
   – Как я сам не сообразил? – огорченно сказал он, зажигая собственный светильник. – Дурной гоблин, и тот умнее меня!
   – Гоблину как раз темнота не помеха, – хмыкнул Таль, делая шаг вперед.

   Боресвет удивленно огляделся по сторонам. Спутников не было. Оружия, одежды не было тоже, если не считать набедренных портков. Томагавка не соврала – и впрямь голый и безоружный. Словно, в натуре, с гопниками неудачно пообщался. Однако был и один плюс – его Боресвет, как оказалось, крепко сжимал в руке. Водка в дорогой стеклянной бутылке. «Княжеская», – прочитал богатырь название.
   – Не знаю, кто тут заправляет, но лажанулись вы крепко, братаны, – ухмыльнулся он, отхлебывая из горлышка. – Вот приложусь еще разок – и весь ваш темный лес на дрова порву! Если найду, конечно, – добавил он, обозревая голую степь. Как-то не так он себе лабиринт представлял. Первым делом, подумал богатырь, допивая бутыль, надо бы оружие раздобыть. А ну, где тут ближайшее поле с костями?
   Степь, степь до самого горизонта! Богатырь озадаченно почесал затылок. Ну, и в какую сторону идти? Без поллитры не разобраться, подумал Боресвет и не очень удивился, ощутив в руке привычную тяжесть бутылки.

   Лониэль мрачно вглядывался во тьму тоннеля. Подземелья гномов, не иначе! Вот уж куда порядочному эльфу попадать не след. Тем более голым и безоружным, хотя и от верного лука в подземельях проку немного. Лучше уж меч, надежнее. Из бокового тоннеля донесся скрежет стали и невнятная ругань. Гномы, не иначе. Лучше им не попадаться, чует эльфийское сердце, оторвут все самое ценное. Три раза подряд. Лониэль кошкой метнулся вперед, выбросив из головы все мысли об оружии и одежде. Ноги лабиринт оставил – и на том спасибо!

   На этот раз лабиринт выглядел совсем другим. Небольшая поляна, со всех сторон окруженная зарослями шипастых кустов. Томагавка зябко повела плечами. Голыми руками не справиться, нужно какое-нибудь оружие. В прошлый раз лабиринт дал ей саблю. Может быть, и сейчас тоже? Девушка сосредоточилась, закрыла глаза. Руки остались пусты. Ладно, значит, рассчитывать можно только на свои силы. Она шагнула к стене кустов, оторвала первую ветку, в кровь расцарапав руку. Только сейчас она обратила внимание, что кроме шипов кусты обладали еще и глазами. Под взглядами сотен немигающих глаз она вдруг вспомнила, что почти полностью обнажена.
   – Ну, что вылупились? – с вызовом сказала она, отступая на шаг.
   Кусты молчали. Томагавка настойчиво взялась за вторую ветку.
   – Секирой было проще, – пожаловалась она неизвестно кому и… ощутила, как ее рукоять плотно легла в чью-то мускулистую руку.

   Болу уже не было страшно. Присутствие друга вселило в него уверенность, и теперь он с любопытством оглядывался по сторонам. Тени тянули к нему руки, норовя коснуться, Бол на всякий случай отстранялся.
   – Что за место такое странное? – поинтересовался Таль.
   – Лабиринт, – охотно пояснил Бол. – Нас сюда Томагавка привела.
   – Ты и Томагавку потерял? – неодобрительно спросил Таль. – Нанок узнает – прибьет.
   – Может, найдется еще, – понадеялся Бол. – Лабиринт этот… странный он…
   – Еще бы, – согласился Таль. – Ни стен, ни потолка – то же мне, лабиринт! Скажи хоть, чудило, здесь минотавры водятся?
   – Томагавка говорила, что нет, – неуверенно ответил Бол. Он неожиданно остановился. Таль удивленно посмотрел на резко побледневшее лицо друга.
   – Кажется, она ошибалась, – непослушными губами произнес Бол.
   Боресвет внимательно уставился на замшелый камень, лежавший у его ног.
   – «Направо пойдешь – коня найдешь, – прочитал он. – Прямо пойдешь – жив останешься. А налево ты уже ходил».
   Боресвет озадаченно почесал затылок.
   – И правда ходил, – припомнил он. – Повторить бы, в натуре. На кой мне конь, если ни оружия, ни доспехов? Прикида какого и то нет. В таком виде только налево и идти.
   Он осторожно пнул камень босой ногой.
   – Или все-таки прямо? – вслух задумался он. – Да ну, в натуре, что это за жизнь в одних портках? Даже дубину толковую сломать негде! Пойду налево, вот и весь сказ!
   – А ты хорошо подумал? – угрожающе спросил камень до ужаса знакомым женским голосом.
   Богатырь побледнел, сплюнул через левое плечо:
   – Нет, не пойду. Побегу со всех ног!

   Угрожающе бородатая физиономия выглянула из тоннеля. Лониэль в ужасе отшатнулся.
   – Смотри-ка, эльф! – радостно завопил гном. – Голый почти! Тьфу ты, срам-то какой! А ну говори, остроухий, что вынюхиваешь в наших местах?
   – Лабиринт прохожу! – выкрикнул эльф, отчаянно пытаясь сообразить, куда ему бежать.
   – Это как ты наше подземелье обозвал? – В руках гнома немедленно появилась секира.
   Лониэль поспешно произнес заклинание. Рукоять секиры вмиг покрылась свежими ростками и попыталась даже пустить корни. Гном опешил, отшвырнул оружие в сторону.
   – Ах вот ты как? Оружие портить доброе? Вот я тебя!

   Взмах, еще взмах. Стена глазастых кустов, казавшаяся непроходимой, поспешно отодвинулась в обе стороны.
   – Еще разок! Врежь им! – торжествовала Томагавка.
   Противник в панике отступал, ветки падали одна за другой. Лабиринт уже не казался таким страшным. Еще бы – когда ты секира, мало что тебе может повредить. Взмах, новый взмах, треск ветвей…

   Это существо с бычьей головой наверняка было минотавром. Никем другим оно просто не могло быть. Прищуренные глаза смотрели внимательно и строго. В руках стража лабиринта была огромная двойная секира – едва ли не с половину Бола ростом.
   – Вот попали, – упавшим голосом сообщил Бол.
   – Это и есть минотавр? – поинтересовался Таль. – Надеюсь, мы с ним драться не будем?
   – Мы с ним – нет, – сказал Бол. – А вот он с нами…
   Бычьи глаза смотрели на них внимательно – казалось, странное существо никак не могло решить, что с ними делать.
   – Может, загадками обойдется? – с надеждой спросил Бол.
   – А ты хоть одну знаешь? – усомнился Таль.
   – Целых две знаю, – оскорбился Бол. – Правда, обе забыл давно. Может, с ним просто поговорить по душам? По-человечески?
   – Лучше бы по-минотаври… по-минотавровски, – предложил Таль.
   – Вы, собственно, кто будете? – нерешительно спросил минотавр по-человечески.
   – Мы – люди, – уверенно ответил Бол. – Из Квармола. – И умолк, не зная, что еще сказать.
   – Сам вижу, что люди, – проворчало существо. – Ты вот ответь, мил-человек, неужто на целом свете ничего, кроме темноты, не боишься?
   – Я и темноты не боюсь, – храбро заявил Бол. – Я просто в ней не вижу ничего. Можно упасть, колено разбить…
   – В лабиринте люди борются со своими страхами, – объяснил минотавр. – А у тебя их нет. Позвал приятеля, чтоб нескучно было, и вперед, по сторонам даже не оглядываясь. Никакого почтения к создателям этого лабиринта, который, между прочим, до сих пор считается одним из чудес света!
   – Я постараюсь чего-нибудь испугаться, – немедленно раскаялся Бол.
   – Дождешься от тебя, – проворчал минотавр. – Ладно, нет смысла тебя по лабиринту водить. Вот тебе прямая дорога, иди. А ты, молодой маг, отправляйся, откуда пришел.
   – А ему со мной нельзя? – Бол жалобно заглянул в глаза минотавру, но у того, похоже, в груди был кусок железа.
   – Нельзя, – отрезал быкоголовый и исчез вместе с окружающей тьмой.
   – Слив засчитан, – пробормотал что-то Таль на ахарском.

   Все как по заказу: конь богатырский, кольчуга подходящего размера, огромный, кованный железом щит, островерхий открытый шлем. И оружие – меч да булава. Будто в сказку попал, в натуре, подумал Боресвет, поспешно прикрывая наготу железом. Вот теперь и с ворогом окаянным переведаться можно, где бы он там ни прятался.
   – Сивка-бурка, вещая каурка, – пробормотал богатырь, – встань передо мной как лист перед травой… Хм, в натуре, чо только растаманы не придумают!
   Конь был хорош. Черногривый красавец косил на Боресвета глазом, бил копытом землю. По всему видно, тролля свезет и не поморщится. Такой самому князю под стать. Богатырь похлопал латной руковицей по щиту, тот отозвался басовитым гудением. Конь бил копытом землю, просил овса.
   – Все тебе будет, – успокоил его богатырь и, подумав, добавил: – Давай, волчья сыть, в натуре, ехать надо. А то всех без нас поубивают.
   Конь резво рванул с места, Боресвет покачнулся в седле, но равновесие удержал легко.
   – Ты, братан, поспешай медленно, понял? Несолидно это – так по степи рассекать.
   Конь фыркнул и слова его проигнорировал. Боресвет флегматично пожал плечами и привычно запустил булаву под облака. Дорога сама стелилась под копыта. Куда она ведет, откуда взялась, богатырь не знал. Его радовало уже то, что какая-никакая дорога все же имелась. Хоть и пыльная. Конь, как и положено, остановился за три шага до перекрестного камня. Боресвет неторопливо поймал булаву, спешился.
   – В натуре, сколько ж их здесь понаставлено? – пробурчал он. – Вроде степь – откуда ж камням браться? Ладно, почитаем, что там эти беллетристы накалякали… «Направо пойдешь – обратно придешь. Налево пойдешь – несчастье найдешь. Ну а прямо пойдешь…»
   Здесь надпись обрывалась. Поверх нее кто-то старательно нацарапал на камне: «Здесь был Вася».
   – Ишь ты! – удивился богатырь. – И здесь он побывал! На Руси, почитай, каждый забор пометил, чисто собака какая. Шустрый пацан, в натуре.
   Он задумался, глядя на камень.
   – Прямо поеду, – решил наконец Боресвет. – Где Вася был, там и я, в натуре, не пропаду.
   Конь заржал, не соглашаясь с выбором хозяина. Боресвет хлестнул его плетью.
   – Молчи, травяной мешок! Сказано тебе – прямо нам. Богатыри, в натуре, дороги не перебирают.
   Конь всхрапнул, соглашаясь с людским произволом. Боресвет перехватил поудобнее палицу, посмотрел на небо.
   – Хорошая вещь – лабиринт, – мечтательно сказал он. – Ну-ка, где моя водка…

   Гномы довольно неплохо дерутся на кулачках. Лониэль это понял, пропустив подряд два серьезных удара. Странно, что в эльфийских рукописях об этом ни слова не сказано. Видимо, летописцы не торопились на своей шкуре испытать «невеликую силу злобных карликов». А также «коварство и подлость, всему роду их присущие».
   – Получил, остроухий?! – торжествующе взвыл гном.
   Лониэль не ответил, приходя в себя после удара. Гном замахнулся правой – и взвыл, получив коленом ниже кольчуги.
   – Так нечестно, – прохрипел он, сгибаясь пополам.
   Лониэль не медлил. Удар снизу (густая борода, к сожалению, смягчила его силу), гном отлетел к стене. Эльф бросился к нему, не желая терять инициативу, и едва не нарвался на встречный. Противники замерли друг напротив друга, сжимая кулаки.
   – Только исподтишка бить и умеете, – пожаловался гном.
   – Не только. – Эльф неожиданно подпрыгнул и нанес знаменитый эльфийский удар «коэтт ло сайл эре тольго сайм», который люди, со свойственным им примитивизмом, именовали «пяткой в нос».
   Гнома снесло в сторону, а на правой ноге эльфа отчего-то образовался сапог. Хороший сапог, мягкий, удобный, а главное – эльфийский. Шуточки лабиринта, сообразил Лониэль, повторяя удар второй ногой. Не потому, что этого требовала необходимость, просто нелепо ведь в одном сапоге разгуливать. Удар получился на славу, гном влип в стену и мягко сполз на пол. Второй сапог немедленно образовался на ноге, появились также штаны. Эльф возрадовался, прикидывая, чем бы таким врезать гному, чтобы получить куртку и оружие. Гном поднялся, принял боевую стойку. Теперь будет настороже, понял Лониэль. «Скудоумие низкорослых упрямцев» рукописи тоже изрядно преувеличили.
   – Иди сюда, остроухий, – сделал приглашающий жест рукой гном. – Иди, я тебе кишки на нос намотаю.
   – Ты до моего носа дотянись сначала, – усмехнулся эльф и неожиданно прыгнул вперед.
   У-у-уй! Из глаз эльфа посыпались искры. Приложиться о каменный выступ многомудрой эльфийской головой – для этого много ума не надо. Это любой может. Нет, какие халтурщики все-таки гномы, что им стоило потолки повыше сделать?
   – Гномам родные стены помогают, – сказал бородач, скалясь в ухмылке.
   – Потолки… – Лониэль, морщась, ощупывает лоб. Вроде бы на месте, но шишка будет точно. – Ты, борода, скажи лучше, чего на меня взъелся?
   – А чего ты по нашим подземельям шастаешь? – вызывающе ответил гном. – Всяк знает, эльф просто так даже по нужде не сходит. Значит, что-то тебе здесь нужно.
   – Сказано же тебе, лабиринт я прохожу, – в сердцах бросил эльф. – Делать мне больше нечего, как по вашим катакомбам разгуливать!
   – Ни о каком лабиринте не слышал, – поспешил отказаться гном, чтобы не выдать подозрительному пришельцу важную тайну. – Тут только подземелья наши. Сдается мне, что ты все-таки лазутчик. Эльфы сюда ранее не хаживали.
   – Лазутчик – голый и без оружия? – хмыкнул Лониэль.
   – Кто вас, эльфов, разберет, – рассудительно ответил гном. – Вы же с головой не дружите, любой знает. Слушай, а правда, что о вас говорят? Будто бы у вас три…
   – И ты туда же! – взвыл Лониэль. – Вот интересно, каждый, кого ни встречу, ни о культуре эльфийской не спрашивает, ни о магии, ни об истории, а норовит выяснить подробности анатомии! Ладно еще люди, раса молодая, дикая, так и гномы туда же!
   – Люди дикие, точно, – обрадованно поддержал гном новую тему. – Везде нос суют, каждой секире клин! Один тут недавно забрел, сразу учить начал, как правильно сталь закаливать надо. Теоретик, блин!
   – Не Болом звать? – осведомился эльф.
   – Сейчас уже никак не звать, – буркнул гном. – Прибили его сгоряча.

   Дорога давалась легко. Кусты пятились, расступались, пытаясь не попасть под удары секиры. Томагавка вошла во вкус, разметывая ненавистные препятствия.
   – Довольно! – чей-то властный голос остановил любимое развлечение.
   Руки на рукояти исчезли, Томагавка вновь обрела человеческий облик. Правда, на сей раз одежда на ней все же присутствовала.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация