А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Не буди лихо" (страница 19)

   – Да, фигово, – согласился варвар, за что заработал от девушки гневный взгляд. – Ну ничего, пешком дойдем, не так уж и далеко…
   – Дело не в том. – Взгляд эльфа стал задумчивым. – Если я не могу открыть Зеленый Путь, значит, кто-то этому мешает. Те, кто хочет разбудить Спящего, кто похитил артефакт. Клянусь Небесными Лесами, без Ковена здесь не обошлось!
   – Уходить надо, – встревожился варвар. – Мало нам троллей, еще ковены всякие полезут!
   – Он прав, – согласился Таль. – Пойдем будить деда. Надо уходить.

   Мастер Лион перенес нас точно в подземелье. Фрол, дремавший на своей лежанке, мгновенно открывает глаза и хватается за рукоять меча. Тут же отпускает ее, дружелюбно улыбается.
   – Я уже начал волноваться, – говорит он. – Сходили удачно?
   – Отчасти, – мрачно говорю я. – Удача то, что вернулись живыми. Жаль, цацку не добыли.
   – Что с остальными? – Нищий резко мрачнеет.
   – Живы, – успокаивает его Мастер Лион. – Нам пришлось разделиться, надеюсь, вторая половина команды доберется до артефакта. Что-то сердце не на месте…
   – Подвинуть? – услужливо предлагает Боресвет.
   – Нет, спасибо, – поспешно отвечает маг. Про гардарикцев говорят, что шуток они не любят и не понимают.
   – Что нового во дворце? – спрашиваю я. В конце концов, имею полное право, раз уж меня хотят поселить в этом домике.
   – О, новостей полно, – улыбается нищий. – О доппельгангере как будто все забыли. В Беларе вдруг стало полно магов, «Петушиный час» с ума сходит. Стычки на улицах, синерясых здорово помяли, они тоже в долгу не остались. И вот что интересно – набольшие «Петушиного часа», епископы Поренгель и Кермет, своих псов стараются поунять, был даже спущен секретный циркуляр, предписывающий держаться от пришлых колдунов подальше. Сей документ сейчас вся Белара обсуждает…
   – А что синерясые? – интересуется Мастер Лион.
   – Занимаются любимым делом – жгут магов. И плевать хотели на все циркуляры. Как сказал мне за кружкой пива один достойный человек из этой братии, надо еще разобраться, с чего это епископы колдунов защищают. В общем, если так будет продолжаться, Поренгель и Кермет сами имеют неплохие шансы быть записанными в колдуны.
   – Фанатики, – кривит лицо маг. – А мы еще сомневались, причастен ли Ковен к возвышению синерясых!
   – А то! – поддерживает Боресвет. – Кстати, братан, есть здесь чем горло промочить?
   – Это смотря какое горло, – степенно говорит Фрол. – Два кувшина пива имеются, только есть у меня подозрение, что тебе этого не хватит…
   – Один кувшин, – поправляю я нищего и отодвигаю пустую посудину. Кто не успел – тот опоздал. Лично меня жажда не мучает, хотя повторить бы не отказался.
   Боресвет неторопливо отхлебывает пиво из кувшина, дает глотнуть магу. Бол тоже протягивает руку, тут же получает подзатыльник и указание принести пива из ближайшего трактира.
   – Я же дороги не найду! – заявляет ученик, а Фрол добавляет:
   – Неспокойно на улицах. Того и гляди, бунт полыхнет. Синерясые с магами счеты сводят, Гильдия воров власть делит… Лучше уж я схожу.
   – В Гильдии-то как? – спрашиваю. Лещ с Безголом вроде неплохо всегда ладили, но власть – она и не таких обламывала. Как бы до крови не дошло…
   – Не так уж плохо, – обнадеживает нищий. – Безгол и Лещ прибирают к рукам наследство Короля, но Лещ слишком осторожничает. Сейчас они на равных, но если ничего не изменится, Безгол его обойдет.
   Это успокаивает. Безголу только зацепиться дай, потом фомкой не сковырнешь. Эх, повидать бы его, так толком и не поговорили…
   – А что там, – маг кидает на меня быстрый взгляд, – по нашему делу?
   – Кое-что есть, – отвечает Фрол значительно. – За пару дней заговор, конечно, не подготовишь, но план у меня имеется.
   И начинает выкладывать этот хваленый план. У меня волосы встают дыбом, когда до меня доходит, что он предлагает устроить.
   Я переворот представлял совсем по-другому. Мы заходим в королевскую опочивальню потайным ходом, берем его величество за горло, чтобы не верещал, и суем пику (в воровском, не кавалеристском смысле) под ребро. Труп прячем в какой-либо потайной комнате или же ночью выносим из дворца, я надеваю корону и сажусь на трон. Что там еще короли делают, понятия не имею, но, думаю, Фрол подскажет.
   Так вот, мои фантазии были жестоко разбиты. Во-первых, все потайные ходы в королевскую опочивальню уже найдены и перекрыты. У действующего монарха приступ паранойи случился, опасается, что с ним поступят так же, как он сам – с беднягой Фролом. Во дворец, правда, пройти можно, есть пути, а дальше что? Пробиваться по колено в крови в королевские покои, надеясь, что гвардия подойти не успеет? Прилюдно прикончить короля – так тебя же еще и самозванцем обзовут, и вполне заслуженно, между прочим. А это гражданская война, можно даже не сомневаться.
   Фрол же предложил вот что. Имеется потайной ход из города в казармы. Это раз. Имеется двойник короля – просто-таки копия. Это два. Далее, всем известно, что в казармы из королевских покоев ведет потайной ход, а вот что таковой соединяет еще и с городом, – про то один только Фрол знает. Это три. Вывод – разбуженные среди ночи гвардейцы видят перед собой короля и без проблем съедают сказочку о заговорщиках и чудесным образом спасшемся короле. И возгораются желанием злодеев покарать – как из расчета на золотой дождь милостей от меня, так и со злости на прерванный сон.
   Не красться тайком, как вор (а почему, собственно, «как»?), а ворваться в королевские покои законным хозяином – вот что предложил хитроумный нищий. Не устраивать заговор – открыто покарать якобы заговорщиков, покусившихся на мою священную королевскую власть.
   Мастер Лион тут же принимается уточнять детали, а у меня голова кругом идет. Святой Лакки, неужели они это всерьез? Да меня же вмиг раскусят! Я ж из гвардейских командиров никого ни в лицо, ни по именам не знаю!
   Это могло бы стать проблемой, соглашается Фрол, но не стало. Он, одноглазый нищий королевских кровей, взял на себя труд посетить кое-кого из отправленных в отставку гвардейских офицеров, в чьей верности не сомневался, и нужные сведения собрал. Имеются даже портреты недурного качества, так что обратиться по имени к капитану гвардейской стражи или же к одному из двух лейтенантов (если капитан пошел по девкам) труда не составит.
   А вот что его, Фрола, волнует – так это маги. Нет резона затевать заговор, когда по дворцу натыкано столько чародеев. Один-единственный придворный маг – еще куда ни шло, если все хорошо продумать, он до утра не доживет. В конце концов, заговор против моей венценосной особы еще и не то спишет. Но даже два чародея – уже многовато, а их во дворце сейчас никак не меньше полусотни, сведения верные.
   Мастер Лион со свистом выдыхает воздух, на пальцах потрескивают синие искры, в глазах – бешенство. Всегда подозревал, что маги на дух не переносят конкурентов, сейчас вот своими глазами убедился.
   – Мы подождем, – спокойно говорит Мастер Лион. – Быть такого не может, чтобы они во дворце навсегда поселились.
   Ну не знаю. А почему бы и нет, собственно?
   – Потому что «Петушиный час» спровоцирует массовые волнения, – поясняет маг. – Ни королю, ни Ковену это не нужно.
   Резонно, соглашаюсь я. Значит, стоит подождать день-другой… месяц, в конце концов. Терпеть я умею.

   Глава 11

   – Воины готовы, Глава. – Мастер Шоло сдержанно поклонился. – Самое время вам возглавить один из отрядов.
   – Долго! – Архимаг рывком повернулся к нему. – Слишком долго! Более суток прошло! В чем причина подобной неторопливости, Мастер?
   В каждом движении Архимага сквозило с трудом сдерживаемое нетерпение. Мастер Эстелин был в двух шагах от победы, и ожидание приводило его в ярость. Цель его жизни совсем рядом, а ему приходится ждать, словно он не Глава Ковена, а проситель, добивающийся приема в городском магистрате.
   – Дело в его величестве. – Голос собеседника звучал чуть виновато. – Он, видите ли, опасается за свою жизнь. Наше требование вывести войска из столицы потрясло его до глубины души. Его величество впал в панику и…
   – Оставь, – властно сказал Архимаг. – Надо было приструнить мерзавца, напомнить, что те, кто посадил его на трон, могут с него же и скинуть.
   – Пробовали. Он перепугался еще сильнее, обвинил нас в пособничестве заговорщикам. Переубедить его удалось с большим трудом, рассказав сказочку о том, что именно для расправы с заговорщиками нам и потребны войска. Этому он поверил, хотя даже и при том продолжал торговаться буквально за каждую сотню воинов. Честно говоря, я не понимаю, как Ассистент его не убил. Я бы, наверное, не удержался.
   – Но сейчас-то войска готовы выступить?
   – Да, Глава. Гвардию его величество отдать так и не пожелал. Да и не очень-то надо. Два полка Горных Егерей, полк Синих Копий, полк Алых Копий, полк Синих Стрел, полк Мечей Белары, полк Алых Мечей…
   – Достаточно. Надеюсь, лошадьми нас его величество обеспечил?
   – Пришлось забрать практически всех беларских скакунов. Не волнуйтесь, Глава, мы успеем. Тем более что Кольцо до сих пор не покинуло Заповедника Троллей.
   – Но переместилось практически к его границам, – возразил Архимаг. – Нам надо поторопиться. Я возглавлю Егерей, вы присоединитесь к Синим Копьям. И попросите остальных поторопиться, мне очень не хотелось бы упустить артефакт из-за чьей-то нерасторопности.
   – Вряд ли кто захочет вызвать ваше неудовольствие, Глава. – Мастер Шоло сдержанно поклонился и покинул залу.

   Таль оглянулся, покачал головой. Горы высились за спиной, словно каменные великаны, упираясь заснеженными вершинами в тяжелые тучи. Старый тролль вывел их на равнину за рекордно короткий срок, за что и получил награду от эльфа – ловко подстреленного горного козла.
   О безопасности спутников тролль не заботился вовсе. Ларгет до сих пор не мог поверить, что ни один из них не попытался освоить нелегкое искусство левитации. Даже многоопытный варвар не раз и не два срывался в пропасть, однако всегда кто-нибудь успевал подхватить, поддержать, вытащить из безнадежной уже, казалось бы, ситуации.
   Таль отдал бы сейчас все за нормальную постель, застеленную чистым бельем. Да пусть и не очень чистым! Какая, к блину, разница, лишь бы положить голову на подушку и вытянуть уставшие ноги.
   – Протянуть, – поправил варвар, и Таль понял, что последнюю фразу произнес вслух. А может, и не ее одну.
   – А мне бы горячую ванну, – мечтательно проговорила Лани. – Сколько не мылась уже – это ж подумать страшно!
   – Как не мылась? – изумился варвар. – Вчера только дождь был. До нитки ведь вымокли, тролль и тот вонять перестал… почти.
   – Моя не вонять, – обиделся упомянутый тролль. – Моя пахнуть. Моя выводить из гор, ваша сказать хорошее моги.
   – Спасибо тебе, – поблагодарила Лани. – Без тебя мы пропали бы совсем.
   Тролль радостно заулыбался, явив шесть десятков крепких, ни разу не чищенных зубов. Лани поспешно зажала нос и отвернулась.
   – Не такой уж сильный, оказывается, и дождь был, – задумчиво сказал Нанок, поспешно отодвигаясь от тролля.
   – Счастливо. – Таль махнул рукой. – Здесь прощаемся, дед. Нам дальше, тебе – обратно в горы.
   – Заходи гость, – выказал вежливость тролль. – И еда приноси – много, много еда.
   – Обязательно, – согласился Таль. – Как только, так сразу.
   Некоторое время они смотрели вслед уходящему троллю. Старик на удивление ловко карабкался по скалам, цепляясь за невидимые глазу трещины и неровности. Нанок тоскливо вздохнул.
   – Еды совсем нет, – сообщил он. – Последнего козла деду отдали.
   – Он заслужил, – возразила Лани.
   – Кто спорит, – вздохнул варвар. – Но жрать все равно нечего…
   – Найдем постоялый двор, – успокоил его Таль. – Не может быть, чтобы поблизости чего-то такого не было. В крайнем случае зайдем в ближайшую деревню, там и купим.
   – Ты бы стал жить по соседству с троллями? – хмыкнул эльф.
   Таль задумался.
   – Пожалуй, нет, – признал он. – То есть ни деревень, ни постоялых дворов мы не увидим?
   Эльф пожал плечами. Для него это было очевидно. Впрочем, люди – странные существа, как раз среди них вполне могли найтись желающие поселиться неподалеку от Троллиного Заповедника. Не пропадать же земле без дела?
   – Пойдем, что ли? – предложила Томагавка.
   – Посидим еще, – сказал Таль. – А еще лучше – подремать полчаса.
   – Торопиться надо, – возразил эльф. Обретение Кольца сделало его крайне подозрительным, если не сказать трусливым. Лониэль всюду видел угрозу, больше всего на свете боясь утратить священную эльфийскую реликвию.
   – Отдохнем немного, – вмешалась Лани. – Хватит уже, набегались. Дед говорил, сюда тролли не заходят, почему бы не посидеть на травке?
   – Есть звери и пострашнее троллей, – угрюмо сказал Лониэль.
   – Эльфы, что ль? – фыркнула Томагавка.
   Лониэль насупился и в дальнейшем хранил угрюмое молчание.
   Нанок острием ножа увлеченно выцарапывал на вросшем в землю валуне сокровенное «Здес был Нанк».
   – Опять ошибка, – указала ему Лани.
   – Да что ж такое! – огорченно воскликнул варвар. – Никак не могу запомнить! Может, я совсем не способен к этой вашей грамоте?
   – Ну-ка, – оживился Таль. – Сейчас посмотрим. Так, нагни голову… дотронься до кончика носа пальцем… теперь до левого уха… до правого… лбом потряси…
   Варвар поочередно проделал указанные манипуляции.
   – Ну что? – спросил он с надеждой.
   – Что-что… лоботряс ты! – ухмыльнулся Таль.
   Томагавка фыркнула, Лани закашлялась. Нанок пригорюнился.
   – Видно, так и не осилить мне эту вашу грамоту, – сообщил он печально. – Беодл пошутил надо мной!
   – Как бы то ни было, ты самый грамотный человек в Кассараде, – утешил его Таль.
   – Шаманы грамотнее, – возразил варвар и против воли сжал кулаки. Видимо, грамотность шаманов изрядно задевала его самолюбие.
   – Самый грамотный после шаманов, – поправился Таль. – Но шаманы – им положено. Какой же он шаман, если неграмотный? А тебе дано милостью самого Беодла. Гордись!
   – Я горжусь, – уныло сказал Нанок и принялся делать работу над ошибками.

   Колонна всадников рекой выплескивалась в раскрытые Южные ворота Белары. От сверкания доспехов в лучах выглянувшего солнца глазам становилось больно. Весь столичный гарнизон – весь! – за исключением Королевской гвардии, покидал Белару.
   – Война, не иначе, – вздохнул дородный мясник. – Опять налоги поднимут…
   – Фарадан снова напал, – горячо поддержал его сосед-булочник. – Все им неймется, кровососам проклятым! Мало им в последней войне наподдали…
   – В самый раз наподдали, – возразил ему худой, как веретено, купец, родившийся, несомненно, в тот момент, когда все люди в мире замолчали (редкое ведь чудо – худой купец). – Сами не полезут и внукам своим закажут Леданию воевать. Флан это, точно вам говорю. Никак, понимаете, не забудут, что под своей рукой нас держали. Столько веков прошло, а все зуб на нас точат!
   – Какой такой Флан? Да брат ихнего императора с визитом к его величеству прибыл! Стали бы они эту кашу затевать!
   – Да фланцы не то что брата, мать родную за медяк продадут! Одно слово – империя! – не унимался купец.
   – А что империя? Видел я фланцев, нормальные парни. У одного вон два золотых в кости выиграл, и ничего. Поди, у тебя, тонкобрюхий, если б выиграл, башку бы мне расколол. Потому как жадный. А фланцы – они ничего…
   – Квармол это, Квармол! Напали на нас внезапно, пограничье смяли. Наверняка знаю – у меня брат вчера с границы приехал. Народу прет уйма, дома бросили, жен бросили, лишь бы самим спастись. Скоро не продохнуть от приблуд северных будет…
   – Жен бросили, потому что страшные они у них там, в северных провинциях. Чего б не бросить? А вот насчет Квармола, это ты, мил-человек, загнул. Квармольские горы ни одной армии не пересечь, коли перевалы прочно держать. А там не кто-нибудь, сам генерал Лендаль командует, лучший наш полководец. Его величество знал, куда Лендаля ставить…
   – Командует он! Лендаль в опале нынче, вот и отправили его куда подальше. Квармольская граница самая спокойная, туда старика и заткнули.
   – А я говорю – фланцы!
   – А ты б лучше вообще молчал, купчина. За кошельком лучше следи!
   – За кош… Караул! Ограбили!
   – Крикни еще, что фланцы и ограбили! А вы чего уши развесили? Что может рассказать полезного человек, который за своим кошельком уследить не в состоянии? Точно вам говорю – Квармол!
   – Фарадан!
   – Квармол! Вот сейчас как дам в морду!
   – Руки коротки! Фарадан!
   – Ах коротки? Ну держи…
   Беларские полки один за другим исчезали за воротами. Горожане недоумевали, спорили, ругались, порой дрались. Фрол, прикрыв единственный глаз от солнца, смотрел вслед армии. Квармол, Флан… чушь все это! Начнись война – об этом объявили бы на Королевской площади. И уж точно никакие войска из Белары не отправили бы, в последней войне так и простояли без дела в столице, пока Фарадан бесчинствовал на просторах Ледании. Самозванец храбростью не блещет…
   А раз войны нет, то пусть себе едут. Вместе с колдунами, которые, как заметил Фрол, возглавляли отряды всадников. Куда, зачем – да какая разница. Главное, что в столице одна гвардия осталась…

   – Войска уходят, – говорит Фрол. На его лице азарт, едва сдерживает себя, чтобы не выплеснуть нетерпение в какое-нибудь чудачество. – И маги, что нам мешали, с ними вместе. Вот он, шанс!
   – У нас еще не все готово, – осторожно говорит Мастер Лион, но я-то вижу, что новость его порадовала. Еще бы, насколько теперь все упрощается. Мы-то готовы были ждать месяц, два, год – пока проклятущие маги из дворца не уберутся. Спасибо святому Лакки, снова он мне помогает.
   – Нам-то что делать? – спрашивает Боресвет. Непоседа он, богатырь гардарикский, такому без дела сидеть хуже злой смерти. Может, и правда озадачить верзилу?
   – Пить пиво и ждать. – Мастер Лион непреклонен. – Мне и Фролу в заговоре поучаствовать придется, а вот вы там лишние. Хватит и того, что придется гвардейцам объяснять присутствие в казармах нищего и мое собственное. А уж как два иностранца неизвестных во дворце могут оказаться – моей фантазии на такое не хватит.
   Бол немедленно корчит разочарованную гримасу. Чтобы он да в стороне остался, его на цепь посадить надо. А лучше – гвоздями прибить.
   – У нас есть опыт успешных заговоров, – делает он попытку.
   – Вот и здорово, – говорю. – Как сяду на трон, непременно посажу вас в самую надежную темницу. Дабы соблазна не было.
   – Эх, такую драку, в натуре, пропустим. – Боресвет разочарован. – От своих отбились и здесь без дела сидеть будем. Муть!
   – Как они там, интересно? – Бол переключается на новую тему. – Может, тролли там уже последние косточки догрызают…
   – Тьфу на тебя, – сердится богатырь. – Не каркай, паршивец! И не в таких переделках бывали. Помнишь, как на драконе рассекали? Или по гоблинским пещерам шарились?
   На драконе – ну и горазд привирать гардарикец! Впрочем, богатырям как без этого? Расскажешь правду – ведь нипочем за подвиг не признают. К примеру, пришиб сгоряча бродягу на дороге – ну кого это в трепет приведет, он и сам бы загнулся через день-другой. А если расскажешь, как одолел великана, будет тебе уважение и самый что ни на есть почет. Сдается мне, все великие герои древности имели буйное воображение, подогреваемое к тому же крепкими напитками. Нынешние – не те уже, либо все сюжеты перебрали, либо напитки делать разучились. Хотя Боресвет этот вполне себе герой, не хуже древних сочиняет, да и по части напитков не дурак вовсе.
   – Все равно, – упорствует Бол. – Интересно же, нашли они сокровище или нет? Вдруг карту потеряли? Если Наноку доверили, так точно проворонили…
   – Это точно, – соглашается богатырь. – Нанок – пацан правильный. Я вот думаю иногда – может, у него предки из Голуни были?
   Маг выказывает беспокойство.
   – Карту? Карту нельзя терять! Там же Сандалии Маргонов!
   А и в самом деле! Сандалии – часть собранной Мастером Лионом заколдованной карты – одновременно являлись необходимой составляющей Регалий Маргонов, без которых невозможно… а что, собственно, невозможно? На трон взойти, подобно самозванцу, ныне его занимающему, я и так смогу. Хоть с Регалиями, хоть без оных. Хоть вообще голышом, если мое будущее королевское величество изволит.
   Задаю вопрос. Фрол начинает рассказывать что-то непонятное, но захватывающее о древнем обряде «Солнце Ледании». До которого осталось уже менее полугода. И если в обычные (да и в праздничные) дни король может ходить хоть в Регалиях, хоть вовсе без одежды (королю можно), то этот обряд без Королевских Регалий ему просто не пережить. И сфальсифицировать обряд не получится, даже с помощью лучших магов мира. Отменить же его, в принципе, возможно, но крайне нежелательно. Потому что на королевство обрушатся неисчислимые беды и напасти. И начнутся они с повсеместных бунтов, плавно переходящих в восстания, потому как, на беду монарха-реформатора, народ Ледании прекрасно осведомлен как о предназначении обряда, так и о последствиях его отмены.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация