А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Осенние каникулы" (страница 5)

   Глава 5
   КОММУНА

   Она была в скромной норковой шубке. Черные роскошные волосы ее были влажные от забившегося в них снега. Под шубкой оказались узкие черные брюки и красный пушистый свитер. Словом, выглядела она превосходно, как всегда.
   – Сара, как ты смотришь на то, чтобы поужинать с нами?
   – Спасибо, конечно, но мне ваша коммуна, признаться, не по душе… Я человек камерный и предпочитаю лишь избранных… Кто такая Соня? Она твоя домработница и должна знать свое место. А ты мало того что платишь ей бешеные деньги, так еще и кормишь ее как на убой… Встретила ее сегодня на рынке и ужаснулась: ну просто свинка какая-то…
   – Понятно… Тогда тебе придется немного подождать, потому что я с самого утра ничего не ела… – Но потом она вдруг вспомнила про поминки в лицее и тяжело вздохнула: – Вечно ты, Сара, подсунешь мне неизвестно кого… По-моему, Захарченко твой страшная зануда… И неудивительно, что Литвинова предпочла утопиться, чем лечь в постель с таким аморфным человеком…
   – Да, ты права, тебе лучше поужинать, потом и поговорим…
   Но после ужина Наталия стала еще агрессивнее. Они с Сарой уединились в ее кабинете и старались разговаривать вполголоса.
   – Как ты вообще живешь? – снова начала Сара. – И как все это терпит Логинов? Что ты у себя здесь устроила? Или ты занята настолько, что у тебя не остается времени для кухни? Тогда покупай полуфабрикаты для своего любимого… Но самый лучший вариант – это, конечно, приходящая домработница. Ты меня слышишь? Приходящая!
   – Ты закончила свою речь? А теперь послушай, что я тебе скажу… Меня все это устраивает. Мне просто необходимо, чтобы в доме постоянно кто-то был, кто бы поухаживал за мной, убрал за мной, согрел мне тарелку супа или испек пирог… Да я, может, всю жизнь об этом и мечтала?! Соня удивительный человек, она ведет себя так, что ты вспоминаешь о ее присутствии лишь тогда, когда тебе это действительно нужно… Она тихая и неназойливая… – другой Сергей. Он хороший парень, но тот факт, что он почти перебрался к нам, мне тоже не нравится… Но Соня беременна…
   – Ну слава Богу… Значит, скоро все встанет на свои места. – И Сара успокоилась. Замолчала. Она сидела и задумчиво смотрела на стену. Потом, опомнившись, встала и подошла к окну.
   – Так чем тебе не понравился Андрей?
   – Не понравился, да и все… Но к делу это, конечно, не имеет никакого отношения… Это я так, эмоции… Я пыталась посмотреть, но, кроме кондитерской начала века да барышни в синем пальто, пока ничего не увидела…
   – Это была… Литвинова? Он дал тебе ее фотографию?
   – Нет, первый раз была не она, но потом я увидела девушку, бегущую к реке… Постой, или от реки… Она была в клетчатой мужской рубашке, которая едва прикрывала бедра…
   – Да, ее и нашли в этой самой мужской рубашке…
   – А чья она, никто не поинтересовался?
   – Не знаю… Но разве сам факт, что на ее теле не было найдено ни единого следа насилия, не красноречив сам по себе?
   – Вполне… Я же не эксперт…
   И, произнеся это слово, она вдруг пожалела о том, что не расспросила Романова об этой девушке… А что, если это он вскрывал ее? Да наверняка!
   – Он заплатил тебе аванс?
   – Сара, если ты пришла за своими комиссионными, то я повторюсь, конечно, но напомню тебе, что, пока дело не закончено, об этом не может быть и речи…
   – Нет, я пришла к тебе просто так… Да и любопытство одолело… Майка прислала письмо из Берлина… Кажется, она собирается замуж…
   – Сара, тебе фамилия Монахов ни о чем не говорит?
   – Как же, говорит, конечно… Он же сватался ко мне летом, разве я тебе не рассказывала?
   – Нет… А сколько ему лет?
   – Шестьдесят восемь… Но выглядит он преотлично… Приятный мужчина… Он угробил двух своих жен…
   – Они что, умерли?
   – Ну да, и первая, и вторая. Вообще-то ему не повезло, сын от первой жены погиб в Сибири, кажется, разбился вместе с самолетом… А вторая жена умерла недавно, года три назад. Сгорела от воспаления легких… Но у него остался сын от нее, я видела его, красивый мальчик… Зеленоглазый, породистый… Зовут Германом…
   – Так я и знала, – вырвалось у Наталии. – Так я и знала, что круг замкнется… Это просто кошмар какой-то…
   И она рассказала подруге о том, что произошло с Германом.
   – Мне трудно сказать определенно, этот ли Герман или нет, но судя по тому, как ты его описала, это он… А что говорит Логинов?
   – Он уже ничего не говорит, он просто ест. А еще он собирается эксплуатировать меня до конца своих дней… Это ведь он пригласил меня в морг, чтобы я, посмотрев на труп, при помощи своих видений могла бы определить имя убийцы… Они такие быстрые там, в прокуратуре… Только зарплату мне не платят… И даже удостоверение не дали…
   Сара вдруг взяла в руки телефон и вопросительно взглянула на Наталию.
   – Звони, он подключен… Уж не Монахову ли ты собралась позвонить?
   – А кому же еще… Он меня уже по голосу узнает…
   – Вы так с ним сблизились?
   – Только духовно… Понимаешь, он один из немногих, кто знает мой фактический возраст, а потому с ним кокетничать на тему «А сколько вы мне дадите лет?» бесполезно. Это умный и хваткий мужик… К тому же богатый…
   Она хитро и заговорщицки прищурила глаза, прислушиваясь к звукам в трубке, и вдруг просияла:
   – Константин Андреевич?.. Добрый вечер… Правильно, это я. Скажите, Герман дома? Так, понятно… Нет-нет, я вам потом перезвоню… – Она осторожно опустила трубку. – Наташа, он сказал, что Германа нет дома… Что он волнуется, как бы с ним чего не случилось… А у меня не хватило духу продолжить этот бессмысленный разговор… Думаю, кому-то из его знакомых надо бы съездить в морг и опознать тело… Но лучше всего, чтобы не травмировать отца, просто показать Логинову или тебе, к примеру, его фотографию…
   – Или же нам с тобой съездить к нему и попытаться найти в его квартире фотографию Германа… А вдруг это не он?
   – А почему ты сказала, что круг замкнулся?
   – Да потому, что я сегодня была на поминальном обеде Литвиновой в лицее и узнала, что у Ирины были там трения с директрисой и что ее не уволили лишь из-за того, что у нее был влиятельный покровитель…
   – Монахов?
   – Вот именно… И что Литвинова якобы открыто ездила с ним на машине… А у Монахова-младшего она вела алгебру и геометрию… А что, если эти две смерти как-то связаны? Тем более что сегодня исполнился ровно год со дня ее гибели…
   – Ты подожди его хоронить… Вдруг это не он? И вообще, Наталия, такого страху ты на меня нагнала, что я теперь боюсь выходить из дома… А что, если и на меня сейчас нападет этот монстр с клыками, когтями и в чешуе? Какая-нибудь русалка-хищница?
   – Оставайся у нас. До кучи…
   – А что, и останусь!
   – А как же наша коммуна?
   – В такие минуты, когда кровь стынет в жилах от твоих рассказов, именно в коммунах и находишь спокойствие… Я даже готова поздороваться с твоими троглодитами…
   И она снова превратилась в коммуникабельную и общительную Сару. Она вошла на кухню, где Соня с Игорем и Сергеем играли в карты, шумно поздоровалась, извинилась, что не заглянула на кухню раньше, согласилась выпить чаю с пирожками и сказала, глядя прямо в глаза Логинову, что остается здесь ночевать.

   После того как Наталия уложила Сару в гостиной, пожелала спокойной ночи Соне с Сергеем, которые заперлись в маленькой комнатке, что возле кухни, а Логинов при свете настольной лампы устроился в постели с газетами, можно было спокойно уединиться в своем кабинете и немного поиграть. Она знала, что в такие минуты никто, ни единая душа не посмеет упрекнуть ее в том, что она своей игрой мешает спать. Ее окружали люди, понимающие смысл ее ночного музицирования и всячески старающиеся помочь ей в этом… Что же касалось соседей, то стены кабинета и пол были специально уплотнены, а потому звукоизоляция была превосходной.
   Си-минорный вальс Шуберта слился с завыванием ветра. Сначала Наталия сидела с закрытыми глазами, чувствуя, как пронизывающий ветер бросает ей в лицо горсти мокрого снега… Однажды с ней уже было такое: она видела лишь снег, и ничего более, и страшно расстроилась, думая о том, что потеряла свой дар. Но очевидно, в этом снеге и ветре заключалось нечто, имеющее отношение либо к смерти Иры Литвиновой, либо к гибели Германа. Во всяком случае, они расстались с жизнью первого ноября. Сегодня шел снег, и такая же мерзостная погода была ровно год назад…
   Она раскрыла глаза и вдруг дико закричала, увидев возле себя большую черную собаку с оскаленной окровавленной пастью…
   Она прекратила играть и теперь сидела, продрогшая, с мокрым от снега лицом, и ее колотило от страха и привидевшегося кошмара!..
   На крик прибежал Логинов. Увидев занесенный снегом рояль, он бросился было к окну, но увидев, что оно плотно закрыто, вернулся к Наталии и обнял ее.
   – Ну-ну, успокойся… Что ты такого увидела на этот раз?
   Она подняла на него переполненные ужасом глаза:
   – С-с-собаку! Большую и черную, с окровавленной пастью… Хотя, может, это была и не собака… Слишком уж большая…
   – Она была гладкая? Или у нее была длинная шерсть? Ты не можешь вспомнить?
   – Я не знаю… Было темно, шел снег… Но она почему-то не бросилась на меня, а стояла и смотрела, словно ждала чего-то… И еще этот запах… Какого-то дешевого цветочного одеколона, который у меня почему-то ассоциируется с комарами и дачей…
   – Я, кстати, тоже чувствую сейчас запах… Но это не твои духи… Не сказал бы, что это приятный запах… Ты правильно сказала, что-то цветочное и спиртовое…
   Наталия вдруг резко встала.
   – Игорь, ты не мог бы сейчас вывести мою машину из гаража… Это очень важно… Я специально не говорила тебе, но мне кажется, что я знаю фамилию этого парня… Но прежде, чем мы скажем о том, что с ним случилось, его отцу, я должна встретиться с этим человеком, и до того, как он узнает о смерти сына, мне необходимо задать ему несколько вопросов… Понимаешь, потом будет уже поздно… После такого удара многое потеряет для него смысл… Так как, ты мне поможешь? А я тем временем разбужу Сару, она с ним хорошо знакома, и поэтому наш визит будет выглядеть более естественным… Только ничему не удивляйся… Нам придется инсценировать… Но это не должно тебя волновать… Ты подождешь нас в машине… Кроме того, есть надежда, что мы с Сарой ошибаемся… Хотя имя Герман довольно редкое…
   Логинов пожал плечами:
   – Конечно… надеюсь, в баке есть бензин?
   – Есть… Ты же сам заправлял его в среду, или забыл?
   Когда он ушел, она сварила кофе и пришла в гостиную будить Сару.
   – Вставай, Сарочка… Поднимайся… – Она принялась ее тормошить.
   Сара проснулась и очень удивилась, увидев перед собой Наталию, но потом, все вспомнив, облегченно вздохнула.
   – Сара, сейчас мы с тобой поедем к Монахову. Я тебе все объясню по дороге… Если мы сейчас опоздаем, то, возможно, так никогда ничего и не узнаем… Это крайне важно…
   Сара молча оделась: ей не хотелось терять свои комиссионные.

   Но и в машине Наталия мало что объяснила.
   – Притворимся пьяненькими, будем шутить и все такое прочее, а потом ты сделаешь вид, что заснула в другой комнате, а я попытаюсь вывести его на откровенность…
   – Монахова-то? Боюсь, что у тебя ничего не получится… Хотя он, конечно, обрадуется нам… Он любит компании, женщин, хорошую выпивку и закуску…
   – Я взяла бутылку коньяку и фаршированные яйца, оставшиеся от ужина…
   Логинов повернул голову:
   – Что-то я не пойму, куда везу вас… Коньяк, закуска, две женщины…
   – Успокойся. Главное, чтобы ты был рядом…
   В два часа ночи они входили в подъезд нового двухэтажного четырехквартирного дома: охранник, встретив их возле ворот, узнав Сару, поздоровался и пропустил их.
   – Он что, знает тебя в лицо?
   – Конечно… У него работа такая…
   Они позвонили.
   – Окно на кухне светилось, я видела… – Сара явно нервничала. Она имела самое туманное представление, что они скажут Монахову и, кроме того, заранее ревновала своего приятеля к Наталии, которая была и помоложе, и посмазливее.
   Но раз дело требовало этой встречи, ей ничего другого не оставалось, как принять эти не очень-то приятные для нее условия. Дело в том, что Сара собиралась замуж за Монахова. Он сделал ей предложение на прошлой неделе, и она сказала, что подумает. Деньги этого бывшего директора «Трансгаза» не давали ей покоя. Она уже спала и видела, как он умирает, а она становится наследницей его огромного состояния. Больше того, она готова была даже продолжать воспитание его сына при условии, что Константин Андреевич соответствующим образом составит завещание. И она, и Монахов прекрасно понимали, чем для обоих будет являться этот брак. Что же касается желания Монахова жениться на Саре, то здесь было все куда проще: он хотел, чтобы после его смерти деньги достались умной женщине, каковой он и считал Сару. Он был уверен в том, что она не бросит его сына, во-первых, и что с умом распорядится его состоянием. Кроме того, Сара была красива и относительно молода…
   – Вообще-то это цинично, приходить вот так, ночью, чтобы выудить информацию у человека прежде, чем он узнает о смерти единственного сына… – вдруг сказала Наталия. Она тоже вся напряглась. – Может, уйдем, пока не поздно?
   Но оказалось, что поздно. Послышались шаги, дверь отворилась, и они увидели набычившегося крупного мужчину в домашнем шелковом халате.
   – Чем обязан? – спросил он низким жирным голосом, но, узнав Сару, сразу же обмяк и расслабился. – Лапуня, это ты?
   Наталия почувствовала запах спиртного и тоже слегка расслабилась: в подпитии любой человек более гибок и откровенен, чем трезвый…
   – Костя, я не одна… Вот, познакомься, это моя подруга, Наташа… У нее сегодня день рождения… Мы посидели, потом все гости разошлись, а нам вдруг захотелось продолжить праздник… Мы взяли коньяк и приехали к тебе… Ты не сердишься? – Она чмокнула его в мягкое рыхлое лицо и прижалась к нему всем телом.
   «Лиса, – подумала Наталия, снимая плащ и вешая его на вешалку, – ну и лиса…»
   Монахов, извинившись за свой домашний вид, предложил гостьям пройти в комнату, а сам скрылся в спальне. Вышел он оттуда в джинсах и цветном джемпере.
   Пухлый, лысоватый, с маленькими умными глазками и тонкими губами, Монахов не выглядел тем не менее на свои годы. Благодаря природной подвижности и хорошей коже ему можно было дать от силы лет пятьдесят пять, не больше…
   – Вы правильно сделали, что пришли ко мне… Если не возражаете, я сейчас быстренько приготовлю что-нибудь на скорую руку… Поджарю мясо, к примеру…
   – Нет, это слишком долго…
   – Ничего подобного… Пока мы будем пить, мясо будет готово… У меня есть такая специальная печь…
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11 12 13

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация