А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Президент и его министры" (страница 1)

   Станислав Владимирович Востоков
   Президент и его министры

   Президент и его министры

   Президент, в шортах, майке и сандалиях, лежал на берегу реки. Он думал о судьбе своей Страны, и думы эти были печальными, потому что Страна была, а Правительства не было. И Народа пока что не было. Были только Страна и Президент. И река. Она текла перед Президентом между двух поросших невысоким лесом берегов, которые тоже были.
   Вдруг Президент увидел, что к нему кто-то идёт по берегу. У идущего была сутулая спина и лохматые волосы, а когда он приблизился окончательно, стало ясно, что у него вдобавок ещё и хмурое лицо.
   – Ты чего тут сидишь? – спросил он, засунув руки в карманы штанов.
   – Я – Президент, – ответил Президент.
   – А! Ну тогда сиди, – ответил хмурый и пошёл дальше по берегу, оставляя за собой кривую цепочку следов.
   – Ну-ка, постой, – окликнул его Президент.
   – Чего?
   – Иди ко мне министром.
   – Каким, ещё министром? – удивился хмурый.
   – Культуры.
   Хмурый сделал некое движение бровями, медленно повернулся и подошёл к Президенту.
   – Садись, – пригласил Президент.
   Он достал из своего рюкзака платок, расстелил его и стал раскладывать на нём нарезанный хлеб, банку с джемом и банку с консервированной фасолью.
   – Подкрепляйся. Бери хлеб, джем. Фасоль, фасоль ешь.
   – Ну что насчёт моего предложения? – спросил Президент. – А то совершенно некому поднимать у Народа уровень культуры.
   – А где у тебя Народ?
   – Народ в столице.
   – А столица где?
   – Ещё неизвестно.
   – Да уж! – буркнул хмурый, налегая на фасоль.
   – Ты не волнуйся, Народ у меня добрый, покладистый.
   – Как же я буду Министром Культуры, если я ругаюсь, как этот…
   – Сапожник?
   – Сапожник.
   – Кстати, а ты сапоги шить не умеешь? А то у меня в государстве сапожников не хватает.
   – Сапоги шить не умею.
   – Ну и ладно. Так что ты решил? Соглашайся. У меня Страна небольшая, но спокойная, и Народа не так уж много.
   – Кормить будут?
   – А Народ на что? Он нас будет кормить, поить и в бюджет налоги платить. А мы им будем справедливо управлять.
   – Ладно, уговорил, – согласился хмурый. – Буду министром.
   – Вот и молодец. Бери ещё фасоль.
   – Первым делом мы театры построим, – сказал хмурый, осыпая свою рубашку крошками. – А вторым делом – музеи.
   – Насчёт музеев надо сначала с Министром Образования договориться.
   – А где он, кстати? Почему его нет, когда мы обсуждаем государственные дела? Почему из-за его разгильдяйства страдает Народ и откладывается строительство музеев?
   – А Министра Образования у меня ещё нет. Давай пока его обязанности тебе поручим. Будешь совмещать две должности.
   – Боюсь, не справлюсь, – вздохнул хмурый, намазывая джем на хлеб.
   – Справишься, – уверенно сказал Президент. – Я помогу, если чего. Субботник устроим, Народ позовём. Справишься.
   – Ну ладно, опять уговорил.
   – Тогда я сейчас указ подпишу.
   Президент вынул из рюкзака тетрадь, вырвал из неё листок, написал на нём печатными буквами указ о назначении и посыпал написанное песком. Затем поднялся, заставил встать хмурого и в этой торжественной обстановке прочитал указ.
   – Поздравляю с назначением, господин министр, – Президент пожал Министру Культуры руку, свободную от хлеба и джема.
   – Спасибо, спасибо, – ответил министр, усаживаясь на песок и заглядывая в банку на предмет фасоли.
   – Ну, господин Министр Культуры, какие ещё будут предложения по поднятию культуры в нашем государстве?
   – Сначала доедим фасоль, – предложил Министр Культуры.
   – Это правильно! Нельзя бесхозяйственно относиться к фасоли, собранной и законсервированной Народом в тяжких трудах.
   Когда с фасолью было покончено, Президент снова обратился к теме культуры.
   – Так какие будут предложения? – спросил он.
   – Я предлагаю полежать, – сказал Министр Культуры.
   – И это правильно! – согласился Президент. – Если бы тут был Министр Здравоохранения, он бы обязательно поддержал вашу инициативу.
   – А где он, кстати? Почему в этот ответственный момент…
   – Ещё не назначен, – перебил его Президент, укладываясь на песок. – В настоящий момент этот вопрос обсуждается.
   – Кем? – удивился Министр Культуры.
   – Мной.
   – А!..
   Министр Культуры тоже лёг.
   Когда в лежании на песке прошло полчаса, Президент снова подал голос.
   – И всё же хотелось бы, господин министр, услышать ваши мысли по поводу культурного роста Страны.
   – А? – министр проснулся и осовело уставился на Президента.
   – Я говорю, что с культурой делать будем?
   – А! Ну давай немного прогуляемся.
   – И это правильно. Молодец! Банки из-под фасоли и джема закапывай в песок, а то Министр Природных ресурсов, когда мы его назначим, нам по шее надаёт.
   Они закопали банки, сложили спальный мешок с одеялами в рюкзак Президента и пошли вдоль реки.
   Солнце уже понемногу начинало скатываться в сторону заката. Была та пора дня, когда так приятно погулять и полюбоваться лесом.
   Они завернули в берёзовую рощу и пошли по тропинке, высматривая к ужину грибы. Вдруг из-за берёзы выскочил какой-то рыжий со зверским выражением лица и чёрным пистолетом в руке.
   – Хенде хох! – заорал он. – Все к стенке!
   – Ты чего, с ума сошёл? – удивился Президент. – Где мы тебе тут стенку возьмём?
   – Ну, тогда лицом на землю! Быстро!
   – Помоги мне сначала рюкзак снять. Если я с ним лягу, то потом не встану.
   – Хорошо, – согласился рыжий, засовывая пистолет в кобуру и обходя Президента сзади. – Я всё равно у вас всю собственность отниму.
   Он снял рюкзак и, покопавшись в нём, сказал:
   – У вас что, даже ничего покушать нету?
   – Нам совершенно необходим Министр Внутренних дел, – прошептал Министр Культуры, ложась на землю. – Такой беспредел в Стране творится! Я прав, господин Президент?
   – Совершенно правы, – ответил Президент. – Кстати, – он поднял голову и посмотрел на рыжего, – иди ко мне в Правительство Министром Внутренних дел.
   – А кормить будут? – спросил рыжий.
   – Три раза в день. Плюс полдник. И ещё молоко всегда в холодильнике, сколько хочешь.
   – Это неплохо. Только… Да вы вставайте, чего на земле лежать, простудитесь.
   – Да? – буркнул Министр Культуры. – Мы встанем, а ты нас как застрелишь!
   – Да это присоска в пистолете. Вставайте, вставайте.
   Президент и Министр Культуры встали и отряхнулись.
   – Только вот ведь какое дело, – задумчиво произнёс рыжий и сел на пенёк. – Я ведь сам закон нарушил, в плен вас только что взял. Тогда, как только я стану министром, мне надо себя в тюрьму посадить, а как же я тогда грабителей ловить буду?
   – Этот вопрос можно решить, – сказал Президент, извлекая из рюкзака тетрадку и ручку. – Ты можешь себя посадить, а потом сразу амнистию устроить по поводу своего назначения и на свободу выйти.
   – Это ты хорошо придумал, Президент! – обрадовался рыжий. – Тогда ладно, буду министром. А этот кто? – он показал на Министра Культуры.
   – Министр Культуры.
   – Очень приятно, господин Министр Культуры.
   – Приятно ему! – проворчал Министр Культуры. – Всю рубашку из-за тебя изгадил. Щас как дам в глаз!
   – Спокойно, господа министры! – примирительно сказал Президент. Послушайте новый указ!
   И он зачитал свой указ о назначении рыжего на должность Министра Внутренних дел.
   – Поздравляю вас! – Президент пожал руку новому министру.
   – А кушать когда будем? – спросил новый министр.
   – Сейчас грибов наберём и покушаем. Господин Министр Культуры, позаботьтесь, пожалуйста, о дровах.
   – Ну, опупенно! – нахмурился Министр Культуры. – Я, министр, должен собирать трухлявые дрова!
   – Давай, давай, не ворчи, – сказал Президент. – И сырые, смотри, не бери, а то дыма много будет. Встречаемся на этом месте через час. Господин Министр Внутренних дел, вы знаете, как отличать съедобные грибы от несъедобных?
   – Если бы я знал, на кой мне тогда было к вам в министры идти?
   – Вы абсолютно правы, господин Министр Внутренних дел. Тогда идите со мной, я вам покажу, как отличать съедобные грибы от несъедобных.
   Президент оставил рюкзак на опушке, чтобы он служил ориентиром, взял лукошко и отправился с Министром Внутренних дел в ту сторону леса, где было больше сосен. Министр Культуры, сунув руки в карманы, ушёл в березняк.
   Министр Внутренних дел всё схватывал на лету и очень скоро понял разницу между мухоморами и белыми грибами. Он и Президент набрали уже полное лукошко, когда услышали, как впереди кто-то закричал, и увидели, как что-то белое метнулось за дерево.
   – Привидение! – почему-то обрадовался Министр Внутренних дел и вытащил из кобуры пистолет. – Президент, заходи слева!
   – А что, нам его обязательно ловить?
   – А как же? Чего оно тут бродит по лесу? С какими целями? И документов у него, наверное, нет.
   – А может, есть.
   – Как это есть? Ты ему документы какие-нибудь выдавал?
   – Я? Нет.
   – И я нет! А кто же ещё мог? Министр Культуры, что ли? Заходи слева.
   Президент зашёл слева и крикнул:
   – Эй, кто там за деревом? Выходи!
   – Не выйду! – ответил девчачий голос.
   – Как это не выйду? – удивился Министр Внутренних дел. – Тебе сам Президент приказывает, а ты: «Не выйду!» Совсем оборзела, извиняюсь за выражение. Выходи!
   Из-за дерева вышла испуганная и поэтому сильно дрожащая девочка с косичкой, в белом платье.
   – Тьфу ты, не привидение! – расстроился Министр Внутренних дел, засовывая пистолет в кобуру.
   – Ты чего тут бродишь, вся в белом? – спросил Президент, подходя к девочке.
   – Грибы ищу.
   – Что, тоже есть хочешь? – ухмыльнулся Министр Внутренних дел.
   – Хочу, – ответила девочка.
   – Это нормальное желание, – кивнул Президент. – В моей Стране каждый может хотеть есть. Познакомься, это вот Министр Внутренних дел, а я Президент.
   – Очень приятно – не прерывая дрожания, девочка сделала реверанс.
   – Вот кого надо было Министром Культуры назначить! – сказал Министр Внутренних дел. А не этого сквернослова.
   – Успокойтесь, господин Министр Внутренних дел. Успех Правительства зависит от слаженности действий его отдельных членов. Рекомендую вам приладиться.
   – Ладно, ладно… Слушай, – он посмотрел на девочку, – хватит дрожать.
   – Я не могу не дрожать. Я всегда дрожу.
   – Почему?
   – Потому что мир очень страшен. Все, кто в нём живут, очень страшны. И дела в нём творятся страшные!
   – Больная какая-то, – сказал Министр Внутренних дел. – Слушай, нам срочно нужен Министр Здравоохранения.
   – Страх – это нормальное состояние, – возразила девочка. – Не боятся только дураки.
   – Вот я ничего не боюсь, – очень кстати заметил Министр Внутренних дел.
   – Ну и дурак. Всегда надо быть настороже, всегда надо ожидать подвоха, – сказала девочка. – Ты просто не знаешь этого леса, иначе вёл бы себя по-другому.
   – И какой же огромный подвох у этого леса?
   – Тут живут зомби! И вампиры! Миллионы зомбей и ещё больше вампиров. А всё остальное – упыри с осиновыми кольями в груди!
   – Слушай, – Министр Внутренних отошёл от неё поближе к Президенту, – я её боюсь. Смотри, как она дрожит. Какой лихорадочный блеск у неё в глазах! Щас как кинется на нас и задушит!
   – Как же мы тогда пройдём через лес? – сказал Президент, не обратив внимания на слова министра.
   – Не знаю, – ответила девочка, не переставая дрожать. – Я до сих пор не смогла его пройти.
   – Тогда нам нужен, просто необходим Министр Обороны, – пробормотал Президент, потирая лоб.
   – Да уж, – согласился Министр Внутренних дел, – если тут столько упырей, да ещё и вооружённых осиновыми кольями, нужны войска.
   – Пойдёшь к нам Министром Обороны? – спросил Президент девочку.
   – Иди, иди, – поддакнул Министр Внутренних дел, – кормят хорошо, сейчас грибов нажарим. Чего одной по лесу шататься. Да хватит дрожать! Президент, издай указ о том, чтобы она не дрожала! У меня уже в глазах рябит!
   – Ничего, подрожит – перестанет. Идём назад на опушку. Там Министр Культуры уже, наверное, дров натаскал.
   – Это что за фигли-мигли? – спросил Министр Культуры, увидев Министра Обороны.
   – Это Министр Обороны, – представил нового министра Президент. – Присаживайтесь, министр. Сейчас я указ напишу. А вы, Министр Культуры, пока, будьте любезны, разожгите костёр.
   Министр Культуры взял предложенную Президентом зажигалку, бумагу и стал возиться с дровами.
   Тем временем Президент составил новый указ и, предложив всем встать, зачитал его в торжественной обстановке.
   – Прошу садиться, – сказал он, – отдавая указ на растопку Министру Культуры.
   – Чего наш Министр Обороны всё время дрожит? – спросил Министр Культуры, подкладывая веток в костёр. – Она мне на нервы действует. Прекрати трястись. А то по башке дам!
   – Спокойнее, господин министр, будьте более терпимы к своим коллегам. Она просто боится.
   – Да чего тут бояться? – удивился Министр Культуры.
   – О! – ответила Министр Обороны. – Тут много чего бояться! Лес полон зомбей и утопленников. Упыри, пронзённые осиновыми кольями прямо в сердце, так и снуют шайками по лесу. Скелеты с пустыми глазницами, стуча рёбрами, ходят по ночам и стукаются черепами о деревья. И внутри черепов гремят их засохшие мозги!
   – Прекрати немедленно! – взвизгнул Министр Культуры. – Господа, смотрите, я уже тоже дрожу.
   – И я, – сказал Президент.
   – А я дрожу больше всех, – низким голосом произнесла Министр Обороны, – потому что висельники покачиваются на своих верёвках между ветвями.
   – Да заткнись ты, в конце концов! – завопил Министр Культуры. – Дайте мне куда-нибудь спрятаться. Я больше не могу! Где наш Министр Внутренних дел? У него же есть пистолет!
   – Министра Внутренних дел я отправил набирать воду для чая.
   – В такой момент! Я прямо чувствую, как эти зомби и утопленники собираются вокруг нас, вот-вот и они появятся на этой поляне! Вон они!.. – вскрикнул Министр Культуры и спрятался за Президента.
   А на поляну действительно вышел Министр Внутренних дел в окружении утопленников и упырей, у которых из груди торчали колья. Возможно, они были осиновыми. Впрочем, этим никто не интересовался.
   – Я тут вот ребят у ручья встретил, – сказал Министр Внутренних дел, – они, кажется, заблудились. Я предложил им с нами переночевать. А то, знаете, в лесу ночью опасно.
   Президент сначала испугался. Но быстро взял себя в руки и стал устраивать утопленников и упырей вокруг костра.
   – Так, садитесь поплотнее, не толкайтесь. Места на всех хватит. Утопленники, вот сюда прошу, а упыри – туда, к Министру Культуры. Вам колья не мешают? Ну ладно. Все сели?
   Упыри и утопленники робко присели у костра и все как один уставились на Министра Культуры, который дрожал уже куда сильнее Министра Обороны.
   – Чего они на меня вылупились? – заорал он вдруг. – Я сейчас умру или в отставку подам!
   – А у них инстинкт, – объяснила Министр Обороны, – они тех, кто дрожит, съедают. Ты можешь дрожать как-нибудь поменьше? Видишь, я сейчас снаружи почти не дрожу, только внутри. Ты на них не смотри и думай о чём-нибудь приятном.
   Министр Культуры поднял глаза к небу и принялся рассматривать звёзды, пытаясь успокоиться. Упыри, заметив, что Министр Культуры уже дрожит не так сильно, стали смотреть на огонь.
   – А чем будем их кормить? – спросил Президент. – Они что едят?
   – Они едят только тех, кто боится, – ответила Министр Обороны. – Поэтому, когда они рядом, я никогда не дрожу снаружи.
   – Тогда напоим их чаем. Министр Внутренних дел, вскипятите воды для чая.
   – А я вообще не дрожу, – сказал Министр Внутренних дел, кипятя воду для чая. – Я вообще ничего не боюсь.
   – Ну и какая у тебя радость в жизни? – спросила Министр Обороны, пожав плечами.
   – У меня очень большая радость в жизни, – ловко ответил Министр Внутренних дел.
   Президент достал сковородку, налил в неё масла и стал жарить грибы. А упыри продолжали смотреть в огонь, но близко к костру не садились, опасаясь спалить свои осиновые колья. Утопленники тянули к огню мокрые зелёные руки и сушились. На опушке запахло тиной.
   Министр Культуры продолжал смотреть на звёзды.
   – Вот я смотрю на звёзды и думаю, – сказал он, – долго мне ещё смотреть на звёзды? Может, я больше не буду дрожать, ты как думаешь, Министр Обороны?
   – Попробуй посмотри на утопленника напротив.
   Министр опустил глаза, взглянул на утопленника и, вздрогнув, снова обратил взгляд к небу. И даже грибы, когда они пожарились, он так и ел, глядя на звёзды.
   – Ну что, господа министры, – сказал Президент, – будем укладываться спать. Одеял хватит на всех, кроме утопленников и упырей. Господа утопленники и упыри, вы не будете возражать, если мы воспользуемся в вашем присутствии нашими одеялами?
   Утопленники и упыри не возражали и продолжали смотреть на костёр.
   – В свете согласия утопленников и упырей, я предлагаю отдать спальный мешок Министру Обороны как единственной представительнице слабого, дрожащего пола. Министр Культуры, вы согласны?
   Видимо, Министр Культуры был не согласен. Но он боялся опустить глаза и поэтому согласно кивнул.
   Все министры завернулись в шерстяные одеяла, Министр Обороны залезла в спальный мешок.
   – Господа утопленники и упыри, – сказал Президент, – пожалуйста, не сочтите за труд, последите за огнём, а то ещё спалим лес. А лес – это достояние Народа.
   Через несколько минут всё Правительство уже спало крепким сном, а утопленники затянули какую-то страшно печальную песню о том, как пошёл один парень к речке да и утонул.
   Проснувшись следующим утром, Президент никаких упырей и утопленников не обнаружил. Только вокруг прогоревшего костра темнели мокрые пятна, оставшиеся на земле после ночных гостей.
   Министр Обороны вылезла из мешка и, продолжая производить дрожание, стала расчёсывать волосы и заплетать их в косу. Министр Внутренних дел бегал вокруг поляны, совершая гимнастические упражнения и стараясь достать коленями до уровня груди.
   – Господа, – оглянулся Президент, – а где Министр Культуры?
   Министры повернулись к тому месту, где вечером засыпал Министр Культуры, и Министра Культуры не увидели.
   – Всё-таки его съели, – сказала Министр Обороны. – Говорила же ему: не дрожи так сильно…
   – Их надо догнать, – закричал Министр Внутренних дел, вынимая из кобуры пистолет. – Они не могли уйти далеко!
   – Чего вы разорались? – проворчал Министр Культуры, выходя из-за кустов. – Здесь я.
   – А почему тогда молчал? Видишь, Президент себе места не находит.
   – Занят был, – ответил Министр Культуры. – Дела у меня были.
   – Важные? – спросил уважительно Министр Внутренних дел.
   – Да уж поважнее твоих! – буркнул Министр Культуры. – Чай пить в этом доме дают или как?
   – Сейчас будет, – сказал Президент, подкладывая на кострище новые ветки. – Ты бы пока сходил к ручью, умылся.
   – Один я не пойду, может, там как раз утопленники сейчас умываются.
   – А ты Министра Обороны возьми, она с ними давно общий язык нашла, и котелок захватите, воды для чая наберите, а то упыри всё выпили.
   Министр Обороны и Министр Культуры взяли полотенца, любезно предложенные им Президентом, и отправились умываться.
   Министр Внутренних дел тем временем залез на сук и стал подтягиваться, а затем делать подъём-переворот.
   – Господин министр, – обратился к нему Президент, – что вы думаете о цели нашего путешествия?
   – Ничего не думаю, – ответил министр с дерева. – Я вообще предпочитаю не думать, а делать.
   – Да, я это заметил. Но всё же. Куда, вы думаете, мы идём?
   – Я думаю, вперёд! Вперёд, вперёд и ни шагу назад!
   – А зачем? – спросил Президент. – Вы простите мне мою настойчивость. Но достижение цели должно оправдывать потраченные на это средства. Вы меня понимаете?
   – Нет.
   – Ну что бы вы хотели увидеть в конце нашего пути?
   – Мороженое.
   – Вот это уже что-то более конкретное. Спасибо.
   В этот момент вернулись умытые Министр Культуры и Министр Обороны.
   – Нет там никаких утопленников, – сказал Министр Культуры, – зря я боялся.
   – Совсем не зря, бояться ведь так приятно!
   Министр Культуры скосил глаза на Министра Обороны и повертел пальцем у виска.
   – Вы очень вовремя, господа, – кивнул Президент. – Мы тут с Министром Внутренних дел как раз думали о цели нашего путешествия. О том, куда мы идём и для чего.
   – Кстати, а куда мы идём? – спросил Министр Культуры. – Идём и идём. А куда, нам ещё никто не сказал.
   – Ходить вообще опасно, – сказала Министр Обороны, – вокруг много ям, в которых можно сломать ногу, берлог с медведями-убийцами, засасывающих болот, рек с омутами, где можно утонуть…
   – Извините, что я вас перебиваю, Министр Обороны, но у любого правительства должна быть цель. Мы должны выяснить, какая цель у нашего Кабинета…
   – Да чего тут болтать? – прервал его Министр Внутренних дел, – делая соскок с сальто. – Задача любого правительства заботиться о благе народа. Вот найдём его и позаботимся.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация