А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ночь сюрпризов" (страница 1)

   Екатерина Гринева
   Ночь сюрпризов

   Я пересчитала свечи: их должно быть ровно семь – по количеству лет, которые мы прожили вместе. Все было готово для праздничного ужина. Я еще раз окинула стол внимательным взглядом. Здесь были курица, фаршированная шампиньонами, – любимая еда моего мужа, два салата, холодец, красное вино, фрукты. Словом, я постаралась на славу, желая, чтобы этот вечер стал для нас незабываемым. Еще с утра я напомнила Володе, чтобы он пришел пораньше. Я хотела сделать ему сюрприз и поэтому ничего не стала говорить заранее, но была уверена, что Володя помнит об этом дне – память на такие вещи у моего мужа хорошая.
   Последний штрих в праздничном ужине – лимонный кекс томится в духовке.
   Я посмотрела на часы: до его прихода с работы оставалось чуть меньше часа. Я не люблю ждать, более того, ненавижу это состояние. И поэтому обычно чем-нибудь занимаю себя – чтобы время летело быстрее. Но никаких особых дел у меня не было. Хотя… Я могла привести себя в порядок. Чем не настоящее женское дело?
   Я открыла гардероб и скинула халат. Выбрала платье ярко-насыщенного синего цвета, надела его и крутанулась перед зеркалом. В этот момент я была особенно хороша и поэтому залюбовалась собой. Вообще я обратила внимание, что женщина в ожидании любимого мужчины обычно сказочно хорошеет. Словно ее касается фея своей волшебной палочкой. В глазах появляется блеск, спина выпрямляется, изнутри будто идет свет, который и преображает женщину почти до неузнаваемости.
   Я ждала своего любимого мужчину, мужа, с которым прожила семь лет, пролетевших как один день. Когда я выходила замуж, то страшно боялась, что мы быстро заскучаем и потеряем друг к другу интерес. Но пока этого не произошло. Пока?..
   Я села на кровать, нахмурилась и потерла лоб. Да, в последнее время Володя стал несколько раздражительным и рассеянным. Когда я наседала на него с расспросами, он отвечал: дела, трудности по работе, не хочу тебя в это впутывать, разберусь сам. Муж возглавлял фирму, которая занималась поставками медицинского оборудования. Он создал ее практически с нуля и очень дорожил своей работой и профессиональной репутацией.
   Но я верила, что эти трудности – временные и вскоре все проблемы будут решены. Ведь у меня – лучший муж в мире, и я была в этом твердо уверена!
   Я закрыла глаза и на меня нахлынули воспоминания. Наше знакомство… Это произошло в Сочи. Я приехала туда отдохнуть со своим бойфрендом, который мне уже порядком поднадоел. Но он соблазнил меня курортным отдыхом, хорошим отелем, погодой, обещанием, что у нас все наладится и нас ждут замечательные деньки… И я купилась на это.
   В первый же вечер в ресторане мой тогдашний бойфренд: Коля? Петя? Вася? – cейчас я уже не помнила его имени, а тогда даже всерьез прикидывала, выходить ли мне за него замуж, – напился и позвал меня танцевать. Я решительно отказалась. Мы поссорились. Сгоряча я наговорила немало обидных слов и вышла на улицу, не желая больше сидеть с ним за одним столом. На улице я пошла вперед, не очень соображая, куда иду. Я шла, разгоряченная вином и ссорой, и не заметила, как оказалась в мрачноватом переулке, где практически никого не было. Я оглянулась и прибавила шаг. Я очень плохо ориентировалась в городе и теперь жалела, что поддалась минутному порыву и отправилась черт-те куда. Спустя какое-то время сзади раздались шаги, и я услышала гнусавое:
   – Познакомиться можно?
   – Нет, – отрезала я.
   – Ой какие мы гордые!
   И через секунду передо мной стояли два типа, чьи намерения не предвещали ничего хорошего.
   – Отлепитесь, – я изо всех сил старалась, чтобы мой голос не дрожал, но у меня это получалось плохо. Внутри была паника. Мне хотелось дать стрекача, но я понимала, что на своих шпильках далеко не убегу. Мне конец, подумала я. Спасение пришло неожиданно. Впереди показались мужчина с женщиной. Они шли и страстно целовались, не обращая ни на кого внимания. Потом мужчина прислонил женщину к стене дома, и его руки заскользили по ее блузке, расстегивая ее. Я, воспользовавшись моментом, рванула к ним. Услышав мои шаги, мужчина выругался, а его спутница стала поспешно застегивать пуговицы.
   Два типа сориентировались сразу. Они быстро догнали меня.
   – Девушка, пошли с нами, – взяли они меня под локотки. – Пройдемте…
   – Помогите, – выдавила я, обращаясь к мужчине. – Я их не знаю и… – Резкий удар в живот заставил меня согнуться пополам. У меня вырвали сумочку из рук, и я упала на асфальт. Следующий момент я запомнила плохо: истошный вопль убегавшей женщины, мой крик, удары, которыми мужчины осыпали друг друга, их ругань. Жестокий и беспощадный мордобой. Через какое-то время один тип остался лежать на асфальте, другой убежал. Мужчина наклонился надо мной.
   – Вставайте, барышня. Вы не сильно ушиблись?
   – Н-нет, – опираясь на его руку, я поднялась и пошла прихрамывая.
   – Ногу ушибли?
   – Похоже на то.
   Мы вышли на соседнюю улицу, где было посветлей.
   – Дайте я осмотрю вашу ногу.
   – Не надо… – Но мужчина уже решительно усадил меня на скамейку и осмотрел колено.
   – До свадьбы заживет. Впрочем, вы замужем? – спросил он, внимательно смотря на меня.
   – Какое это имеет значение? – холодно ответила я, одергивая платье. – Вы врач?
   – Акушер-гинеколог, – услышала я в ответ. – Как вас зовут?
   – Виолетта.
   – Меня – Владимир. Два имени на букву «В».
   – И что?
   – Ничего. Маленькое замечание о судьбоносных совпадениях. Вы где живете?
   Я заверила своего нового знакомого, что дойду сама. Но он настоял на том, чтобы проводить меня. Мне пришлось согласиться. Он довел меня до отеля и, буркнув «чао!», растворился в ночной тьме.
   В номере меня ждал грандиозный скандал. Коля? Петя? Вася? орал на меня, что я полная идиотка, ищу приключения себе на голову, мне нельзя отходить от него ни на шаг, иначе я вряд ли доберусь до Москвы живой… И все в таком духе. Но, обессиленная впечатлениями вечера, я рухнула на постель и уснула, даже не раздеваясь.
   Утром на пляже я столкнулась со своим вчерашним спасителем и, холодно поздоровавшись, хотела его обойти, как он схватил меня за руку.
   – А делать вид, что мы незнакомы, нехорошо.
   – Я поздоровалась.
   – И все? Я предлагаю сегодня ужин в ресторане.
   – Я не одна.
   – И какое это имеет значение? – ухмыльнулся он.
   Я поглядела на него внимательно. И в ту самую минуту, когда наши взгляды встретились, я поняла, что пропала. Пропала так, как никогда в жизни. Я меняла мужчин как перчатки и никто долго не задерживался в моей жизни. Одному не хватало интеллекта, другому – характера, третий оказывался на поверку слабаком и неудачником, четвертый был жмотом… Меня называли Виола ИЗ РУК – В РУКИ. У меня заканчивался один роман и начинался другой. Обладательница яркой внешности, темно-каштановых волос и больших темных глаз, которые один мой знакомый поэт, выпустивший тоненький сборник стихов за собственный счет, назвал растопленным шоколадом, я никогда не оставалась одна. Мой легкий характер не позволял мне долго зацикливаться на любовных неудачах. Я была твердо уверена, что не этот мужчина, так другой, которого я скоро встречу, сможет сделать меня счастливой. Словом, я была в активном поиске.
   Но здесь… у меня как будто выбили почву из-под ног. Силы, выдержка и хладнокровие разом покинули меня. Этот мужчина – невысокого роста, я была немного выше его – та-а-ак на меня смотрел… И я чувствовала, как вот сейчас, сию минуту меня хватит настоящий солнечный удар.
   Коле? Пете? Васе? была дана немедленная отставка. Я съехала из отеля, и мы сняли комнату в частном доме. Это было сумасшедшее сочинское лето. Мы оба потеряли голову от любовной лихорадки и не стыдились этого. Я до сих пор помню наши любовные ласки, то томительно-долгие, то яростно-быстрые; сухие, прокаленные солнцем и морской солью тела, вкус жарких губ и то любовное изнурение, которое не приносило утоления, а наоборот, разжигало жажду. Мы, как путники в пустыне, никак не могли напиться водой и постоянно хотели друг друга.
   Вопрос, что будет потом, нами не поднимался. Где-то в глубине души я понимала, что это – курортный роман. Очень красивый, очень яркий. Но скоротечный, и сожалеть об этом не стоит. У меня останутся прекрасные воспоминания. Так я говорила сама с собой, подготавливая себя к предстоящему расставанию. У Володи, судя по всему, была бурная личная жизнь. Ему на сотовый часто приходили эсэмэски. Один раз я не утерпела и прочитала их, когда он мылся в душе. Там были Вики, Тани и Ларисы, которые спрашивали его, когда он вернется, и уверяли, что страшно по нему соскучились. Мне попался еще тот кобелина!
   Вечером накануне отлета мы были непривычно молчаливы. Сходили в ресторан, потом погуляли по набережной. В комнате быстро собрали вещи. Володя подкинул вверх монету.
   – Вот и все! Жаль, что забыли в воду монетку бросить, чтобы еще раз вернуться сюда. Такая есть примета.
   – Знаю, – откликнулась я. – Действительно жаль, что забыли.
   – Ну и ладно.
   Володя посмотрел на меня, и мне показалось, что он хотел что-то сказать, но сдержался.
   – Завтра будем в Москве. Телефончик свой не оставишь?
   – А зачем?
   – Ну… – он почесал подбородок, – просто так. Может, созвонимся и встретимся?
   – Вряд ли.
   – Это почему?
   – Курортный роман закончился. У меня – своя жизнь. У тебя – своя.
   – Ну да! Точно. – Возникла пауза. – Так телефончик дашь?
   Я продиктовала ему неправильный номер телефона. Мне не хотелось, чтобы он звонил. Я боялась… себя. Боялась привязаться к нему и страдать, боялась конкурировать с Виками и Ларисами, боялась, что там, в Москве, он быстро разочаруется во мне и бросит. А я буду страшно переживать. Ведь обычно от мужчин первой уходила я!
   Мы расстались в аэропорту, Володя обещал позвонить. Мы небрежно чмокнулись, и я побежала ловить такси. Вдруг меня словно ударило током, и я обернулась. Володя уже не смотрел на меня; он кому-то названивал, погруженный в свои дела.
   Прошла неделя, вторая, и вот к концу третьей недели на меня накатила такая тоска, хоть волком вой. Я казнила себя за то, что дала неверный номер телефона, испугалась непонятно чего. Ну бросил бы, и что здесь такого? Зато встретились бы еще пару раз. К тому же в Москве зарядили дожди – погодка под стать настроению, и я сидела вечерами дома, никуда не выходя. Даже телевизор не включала.
   И вот однажды в дверь раздался звонок. Я поглядела в глазок – никого не было. Что за шутки? Я уже собралась отойти от двери, как услышала:
   – И долго я буду здесь торчать? Давай открывай!
   Я распахнула вдерь.
   – Володя! – повисла я на нем, не вытирая слез, которые хлынули из глаз. – Володя! Прости меня, я тебе дала неправильный телефон. Сама не знаю, зачем я это сделала. Дура набитая! Как ты меня нашел?
   – Ну… я взял твой телефон еще раньше, чем ты его дала мне.
   – Каким образом? – не поняла я.
   – Спер из сотового, когда ты умывалась утром. А твой адрес взял из паспорта. Посмотрел и записал.
   Я рассмеялась.
   – Молодец! А чего тогда раньше не звонил и не приезжал?
   Володя отвел взгляд в сторону.
   – Разные дела были, – выдавил он хриплым голосом.
   И вдруг я все поняла: мы оба, сильные, cамостоятельные, взрослые люди, страшно боялись привязаться друг к другу, потерять себя: ведь любые настоящие отношения – это бесконечный компромисс, когда ты можешь отказаться от чего угодно ради другого человека. А это всегда нелегко. Не случайно мужчины так дорожат своей свободой. Им кажется, что с браком они потеряют какую-то важную часть себя.
   – Господи, Володя, – тихо сказала я. – Какие же мы глупые!
   – Точно! – подхватил он. – Прости, даже цветов не принес. Не подумал. Шел и трясся: вдруг ты меня прогонишь. Я сейчас схожу за ними.
   – Нет! – выкрикнула я. – Не надо. Не уходи! Я обойдусь и без цветов.
   Он остался у меня. А через полгода мы поженились. И с тех пор я ощущала себя самой счастливой женщиной в мире. Но вот в последнее время… Я снова нахмурилась. У Володи были какие-то сложности в бизнесе, а он скрывал их от меня…
   И здесь я охнула: из кухни потянуло пригорелым кексом. Как же я про него забыла! Я помчалась на кухню, но было уже поздно: кекс покрылся оранжево-черной корочкой, при этом черного цвета было намного больше. С досады я положила кекс в пакет и решила выкинуть его потом. Придется покупать торт. Я посмотрела на часы, висевшие на стене. Муж должен был прийти вот-вот, с минуты на минуту.
   Но Володя не явился ни через полчаса, ни через час. Все это время я слонялась по квартире, порываясь позвонить ему. Мешала гордость: получается, что он не очень-то рвется на семейное торжество! Наконец, я решила плюнуть на свои принципы и взяла сотовый. И здесь я увидела, что Володя уже присылал мне эсэмэску. «Буду позже. Дела на работе».
   Я задумчиво повертела телефон в руках. Н-да! Невеселая получается картинка! Я-то готовилась, старалась, а получается, все коту под хвост. Когда Володя вернется – неизвестно, и мне остается только ждать. Я позвонила ему, но номер был заблокирован.
   Я посидела несколько минут, прикидывая, что мне делать. И наконец решилась поехать к нему на работу – я сделаю вид, что не получила эсэмэску и поэтому нагрянула неожиданно. А потом мы вместе поедем домой, по пути заглянем в магазин и купим торт.
   Я быстро оделась. Накинула на синее платье песцовый полушубок, закрыла дверь и спустилась по лестнице. У меня даже не было терпения дожидаться лифта.
   На улице подмораживало. Я поежилась и потерла руками уши: от холода они у меня обычно замерзали раньше всего.
   Поймав такси, я вдруг подумала: вдруг Володя уже едет домой и мы с ним разминемся?
   – Вы едете или нет? – спросил меня водитель – парень лет двадцати пяти в черной кожаной куртке, с торчащим ежиком волос на голове.
   – Да-да, – встрепенулась я. Сев в машину, я снова набрала сотовый, он опять был заблокирован. Я уже не сомневалась, что делаю все правильно. Володя еще на работе, а я еду к нему…
   Когда шофер притормозил у длинного девятиэтажного дома, где размещался офис мужа, я расплатилась, вышла из машины и двинулась вперед – к подъезду, над которым нависал затейливый козырек.
   Охранник на проходной улыбнулся, увидев меня. Он работал здесь уже давно; раньше, когда я приходила в Володин офис, обязательно перекидывалась с ним парой слов.
   – В гости, Виолетта Николаевна?
   – Точно, Слав. Владимир Викторович у себя?
   – Еще бы! У них сегодня гуденье по полной программе.
   – Не поняла… – нахмурилась я.
   – День рожденья празднуют всем корпоративом. Почти все уже разъехались. Остались только самые стойкие.
   Я растерялась. Такого поворота дела я не ожидала. И здесь обида захлестнула меня. Раньше Володя приглашал меня на корпоративные праздники, а в последнее время – никуда. Его работа стала его собственностью, запрещенной территорией, на которую он меня не пускал.
   – Я пойду к ним, – сказала я, и охранник отступил в сторону.
   Я шла по коридору, звонко цокая каблучками. Володина фирма находилась на втором этаже и занимала почти его половину.
   До меня доносились взрывы смеха и громкие голоса. Я замедлила шаг. Было немного обидно выступить в роли жены, которую не пригласили на корпоративное торжество. Но здесь я уже ничего поделать не могла. Нужно было сделать хорошую мину при плохой игре.
   Я распахнула дверь. При моем появлении веселье разом стихло.
   В комнате было трое. Главбух Лариса Петровна – крупная женщина, чей возраст приближался к шестидесяти, в розовом костюме с золотой брошкой на лацкане. Половина ее круглого лица скрывалась за очками в массивной оправе. Неизвестный мне молодой человек под тридцать – худой, с волосами, зачесанными назад. Его карие глаза буквально впились в меня, когда я выросла на пороге комнаты. И третьим был бессменный шофер фирмы – Степан Семенович – жизнерадостный здоровяк с пышными усами и полными губами, которые часто издавали чмокающий звук.
   Первым нашелся водитель.
   – А… Виолетта Николаевна! Просим к столу. Присаживайтесь.
   Лариса Петровна метнула на Степана Семеновича странный взгляд, значение которого я не поняла.
   – Садитесь, – неожиданно пропела она. – Вам салатик «Оливье» или крабовый?
   Я опустилась на стул, так и не сняв полушубок.
   – А где… Володя?
   В воздухе повисло молчание. Гнетущее, неприятное. Я обводила сотрудников фирмы пристальным взглядом, но они молчали.
   – Он вышел? – Я словно бросила им подсказку, как в игре «Кто хочет стать миллионером», в надежде, что они используют ее.
   – Н-нет, – кашлянула Лариса Петровна. – То есть да, – твердо выпалила она. – Вышел.
   Но ее твердость, да еще в сочетании со странной заминкой, не могла меня обмануть.
   Я поднялась со стула.
   – Где Володя? – уже почти крикнула я.
   – Он вышел, – повторила еще раз Лариса Петровна как можно убедительней.
   – Куда?
   – Не знаю.
   Я двинулась к ней. Наверное, в моем лице было нечто такое, что ее не на шутку испугало. В такие минуты Володя про меня говорил так: «тигрица в сочетании с работницей дэза. Симбиоз убийственный».
   – Он… он… – залепетала она, – там, – и махнула куда-то вбок.
   – В своем кабинете? – уточнила я.
   Она часто-часто закивала.
   Ни слова не говоря, я пулей вылетела из комнаты. Последнее, что я слышала, было гуденье Степана Семеновича: «Лариса Петровна, что вы наделали!»
   Я хорошо помнила, где находится Володин кабинет. Я неслась по коридору прямо к нему. Но перед самой дверью меня охватила непонятная слабость, и я оперлась рукой о стенку, чтобы не упасть. Что это со мной, с удивлением подумала я.
   Я влетела в приемную. Из кабинета Володи доносились звуки, в значении которых ошибиться было невозможно: там, в его кабинете, занимались любовью. Женские стоны и мужское сдавленное рычанье были тому непреложным доказательством.
   У меня подкосились ноги, я плюхнулась на темно-вишневый диванчик для посетителей, стоявший у стенки. Сомнений не было – сдавленное рычанье я узнала бы среди тысячи других звуков. Это мой муж в минуты любовных утех издавал такой рык, здесь я ошибиться никак не могла!
   Я провела рукой по лбу. На нем выступила легкая испарина. Что делать? Тихонько уйти, будто меня и не было, или ворваться в кабинет? Эти двое были так поглощены друг другом, что даже не услышали, как я открыла дверь приемной.
   Находиться тут было немыслимо. Каждый звук словно спицей протыкал мне голову, и я заткнула уши руками.
   Тихо-тихо, стараясь не шуметь, я на цыпочках пошла к двери и уже собиралась покинуть приемную, как кровь ударила мне в голову и я нарочито громким голосом крикнула:
   – Володя! Ты здесь?
   И быстро, рывком рванула на себя дверь, ведущую в кабинет.
   Она была даже не заперта. Первое, что я увидела, был мой муж – с перекошенным от удивления и шока лицом. Он стоял у стола, на котором распласталась белокурая секретарша Юлечка, которую я видела всего два или три раза – она пришла работать в фирму чуть меньше года назад. Поза, в которой я застигла этих двух, не оставляла никаких сомнений в их действиях: Юля лежала, закинув тонкие ножки-спички на плечи моего мужа, а он склонился над ней, вцепившись руками в ее бедра.
   – Черт! – выругалась я. – Что происходит?
   Мой муж вскинул вперед руку, cловно защищаясь от удара.
   – Виола! Подожди!..
   – Я подожду! – и я вылетела из кабинета.
   Я стояла у стены и, с трудом сдерживая бешенство, ждала их. Я еще не знала, что сделаю, когда эти двое выйдут из кабинета: разорву на части или просто убью. И здесь жгучая, неподдельная обида захлестнула меня с такой силой, что стало трудно дышать, захотелось немедленно убежать, не устраивая никаких разборок. Да и что он мог мне сказать? Что? Зачем выслушивать все эти лживые объяснения?
   Я поспешно встала с дивана и тихо потянула на себя дверь. Теперь мне хотелось исчезнуть невидимкой, так чтобы меня никто не мог остановить или окликнуть. Только бы успеть покинуть фирму до того, как они хватятся! Я бежала по коридору так, что захватывало дух. Быстрее, еще быстрее! Около охранника я притормозила.
   – Слав, а что за праздник в фирме?
   – День рождения Юлии Бельчиковой. Секретарши.
   – А…
   Я выбежала на улицу. В моей сумке трезвонил сотовый. Эту мелодию я узнала сразу: муж! Но разговаривать с ним не хотелось, и я, резко остановившись, сбросила звонок. Я бежала так, что запыхалась. Прохожие смотрели на меня с удивлением, но мне на это было наплевать. Потом я пошла медленнее, едва передвигая ноги. Силы разом покинули меня, и теперь я ощущала жуткую усталость, как будто только что пробежала марафонскую дистанцию. Мне явно требовался отдых.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация