А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дети и деньги. Что разрешать, как запрещать, к чему готовиться" (страница 1)

   Демина К. А.
   Дети и деньги. Что разрешать, что запрещать, к чему готовиться

   Предисловие

   Отец – сущ., м. р.: 1) родитель мужского пола; 2) шофер; 3) телохранитель, охранник; 4) банкомат.
Надпись на футболке моего мужа
   С тем, как «накормить-воспитать-защитить», – все более-менее понятно. Но как быть с деньгами?
   Давать ли ребенку карманные деньги? Когда, кому и сколько? Можно ли дарить ребенку деньги или это означает приучать его к плохому? С какого возраста ребенок должен начинать работать? Что делать, если ребенок украл что-то в магазине? Как быть, когда малышка заявляет: «Папа любит меня больше, чем ты: он купил мне "Братц", а ты говорила, что она слишком дорогая!»? Какими словами утешить подростка, которого обидели в школе, – у него нет модных примочек к телефону?
   Мы ежедневно решаем эти вопросы, исходя из семейных традиций, учитывая новейшие психологические и педагогические веяния, прислушиваясь к разговорам соседей и коллег. Иногда нам кажется, что тут и говорить не о чем: если денег хватает, то проблем нет, а если не хватает – то и делить нечего. Но это не совсем так. Будущий успех или неуспех наших детей формируется, пока они маленькие, пока они все воспринимают как норму.
   Малыши от двух до девяти-десяти лет: что говорить им о деньгах, да и говорить ли вообще? Нужно ли им знать о финансовых затруднениях родителей? Исполнять их капризы или воспитывать альтруистами? Что дарить на день рождения? Сколько можно тратить в месяц на детские занятия, если мама сама забыла, когда последний раз была в театре?
   Подростки – уязвимые, гордые борцы за «право наций на самоопределение»: им так важно быть принятыми в тусовке, они хотят «правильно» одеваться, ездить, быть как все и одновременно – индивидуалистами. На все это тоже нужны деньги. Я уж молчу про разнообразные кружки, репетиторов, курсы иностранного языка, музыку и теннис. Мы все хотим дать своим детям самое лучшее, только вопрос – какой ценой?
   По результатам мини-опроса, проведенного мной в сети Интернет, самый животрепещущий вопрос для родителей подростков – «платить или не платить за домашнюю работу?». Причем слово «работа» употребляется здесь во всех смыслах: как школьные задания, так и обязанности по хозяйству. Карманные деньги и контроль над их расходом также очень волнуют современных родителей.

   Сложные взаимоотношения со взрослыми детьми требуют осознания и проработки. Сын-студент, который относится к родительскому дому как к гостинице, дочка, поселившая в своей комнате бойфренда, – как с ними разговаривать? Брать ли плату «за постой»? Оплата коммунальных расходов, покупка продуктов, расходы на бензин и отпуск на море тоже требуют обсуждения.
   Эта книга – очень субъективная. Я (автор) не претендую на истину, не собираюсь вас учить, а постараюсь поделиться своим опытом, как профессиональным, так и личным, наблюдениями, впечатлениями. Надеюсь, что чтение подарит вам новые идеи, может быть, оттолкнувшись от моих рассуждений, вы поймете нечто о своей жизни.
   Мое детство пришлось на самый «расцвет застоя», юность – на перестройку, перелом и передел всего, потом было второе рождение капитализма в России, страна менялась на глазах. Мы взрослели, становились на ноги и обзаводились семьями и детьми. Кризисы, дефолты, девальвации – мы узнали много новых слов. Я поменяла специальность, профессию, о которой мечтала с четырех лет, на ту, о которой не мечтала, потому что не знала, что такая есть. У меня трое детей: 5, 14 и 18 лет, и восемь младших братьев и сестер, так что материала для наблюдений и тренировки навыков – в избытке.
   Часть жизни я провела в Англии, где живет семья моего отца, приобрела уникальный опыт построения отношений с очень разными детьми и взрослыми. Работала с семьями в качестве family consultant (так называется консультант по психологическим проблемам семьи). В Англии 90-х годов прошедшего века появилось много «русских жен», я помогала им разобраться в непростой заграничной реальности, учила обращаться с детьми, налаживать взаимопонимание между супругами. Помогала семьям, усыновившим российских детей-сирот.
   По первому образованию я – учитель русского языка и литературы, преподавала в государственных и частных школах Москвы, потом ушла из системы образования (когда моя зарплата достигла нереальной суммы 60 долларов в месяц). Очень скучаю по школе, выручает репетиторство и общение с детьми. Получила высшее психологическое образование, сейчас веду прием как детский и семейный психолог-консультант.
   Когда я еще только обдумывала и обсуждала эту книгу, меня часто спрашивали: «А как воспитать ребенка, чтобы он стал миллионером?» Сразу скажу – не надо его так воспитывать. Последние исследования социологов убедительно доказывают: сверхбогатые люди (в нашей стране) – это, как правило, бывшие несчастными дети, обделенные любовью, иногда жертвы семейного насилия, которые тратят жизнь на то, чтобы стать независимыми, недосягаемыми для горя, нуждаются в постоянном подтверждении собственной значимости. Деньги становятся для них сверхценностью, смыслом жизни: «И тогда я поклялся себе, что больше никогда не буду голодать». Мы не будем здесь обсуждать судьбы известных личностей и выяснять обстоятельства, подтолкнувшие их на поиски философского камня. Пусть их. Тем более что самыми счастливыми оказались обыкновенные люди, не достигшие невероятных высот, но живущие в мире с собой и окружающими.
   И еще один аспект темы: как воспитывать кого бы то ни было. На мой взгляд, ребенок может быть СУБЪЕКТОМ воспитательных усилий, но никак не ОБЪЕКТОМ. То есть вы не воспитываете нечто с дальним прицелом на будущее, а живете «здесь и сейчас» вместе со своим чадом: решаете повседневные задачи, обсуждаете покупки, книги и фильмы, сидите за ужином и не позволяете ковыряться в носу, потому что любите его и заботитесь. Мы поговорим о том, как вырастить наших детей счастливыми, обеспеченными, хорошо себя чувствующими в современном мире людьми. В котором деньги занимают важное место.
   Мне интересна роль денег в семье. Что они делают с человеком? Почему в одной семье у кого доходы – у того и власть, а в другой кормилец (кормилица) – самое бесправное и загнанное существо? Как деньги определяют отношения между членами семьи и во внешнем мире? Почему многие мои сверстники, обзаведясь семьей в начале 90-х и пройдя вместе через все трудности и испытания перестройки, развелись, когда жизнь наладилась? Что за дети выросли у них и чем они отличаются от детей 2000-х? Какие духовные ценности передают детям мамы, ставшие домохозяйками, и мамы, занимающиеся бизнесом?
   Давайте посмотрим, как менялось отношение к деньгам и богатству на протяжении нескольких поколений, оказывающих влияние на воспитание современных детей.

   Часть I
   Наши предки, малыши и младшие школьники

   Глава первая,
   в которой рассматривается непростая история трех поколений наших предков, а также наши собственные иллюзии по поводу финансов

   Наши бабушки-дедушки. Они родились в 30–40-е годы прошлого века, и все страшные и трагические, так же как и победные и грандиозные, события советского периода нашей истории происходили именно с ними. Это их раскулачивали, уплотняли, сажали, репрессировали. Они строили и возводили, открывали и осваивали. Это они пережили индустриализацию, коллективизацию, Большой Террор, Великую войну, оккупацию. Денег в их мире практически не существовало, зато идеология была в избытке. Практически ничего нельзя было купить, можно было только получить – и потерять, независимо от любых твоих действий. То же самое относилось и к людям.
   Самая яркая отличительная черта того поколения, на мой взгляд, – стойкое убеждение, что быть эгоистом плохо. Хотя бы минимально преследовать собственные интересы – преступно. Они вкалывали день и ночь и никогда не спрашивали: «А что мне за это будет?» Не посадят, не расстреляют, не сошлют – и на том спасибо.
...
   (Удивительно, но когда в 2008 году вышла моя статья под названием «Синдром Золушки», в которой я рассуждала на тему морального выгорания и чрезмерной отдачи себя работе, многие мои сверстники довольно резко меня отчитали: мол, что это за отношение к труду и к коллективу?! Работать надо, а не выяснять свои должностные обязанности!)
   С точки зрения психолога, это поколение травматиков. Они обладают исключительными навыками выживания в экстремальных условиях, демонстрируют чудеса экономии, замечательно умеют работать, но совершенно не умеют отдыхать, заботиться о себе и обращаться с деньгами. И детям они передали соответственные навыки: как готовить оладьи из картофельных очистков (фирменное блюдо моей бабушки); как перешивать одно пальто 30 лет подряд, а под конец сшить из него одеяло на дачу; как выращивать овощи на почвах, в принципе для этого не пригодных. И самое главное: никогда ничего не выбрасывать. Ни единой нитки, ни одного ржавого гвоздика – потому что никто не знает, что будет завтра.

   С другой стороны, опыт того поколения – это и самозабвенное служение Делу, верность друзьям, умение радоваться каждому дню, привычка к самообразованию, сознательное приобщение к культуре. Еще одна особенность: привычка во всем полагаться на государство, потому что, с одной стороны, от тебя ничего не зависит, а с другой – …от тебя опять ничего не зависит. Сейчас многие из них живут на мизерную пенсию, но в больших дорогущих квартирах, да еще и «второй дом» – дача имеется. Они могут бесконечно жаловаться на правительство, время, современную молодежь, даже не пытаясь что-то изменить в СВОЕЙ жизни. Как будто они не взрослые, умудренные опытом люди, а все те же дети.
   Наши родители. Их принято называть «шестидесятниками», их герои – недотепа Шурик или молодой красавец Михалков-Коля, весело и победно шагавший по Москве. «Фантастика-романтика», диссидентство, КСП (клуб самодеятельной песни), потом застой, БАМ, дефицит всего, стабильность и предсказуемость, обернувшаяся колоссальными потрясениями. В их мире деньги были у барыг и фарцовщиков, приличные люди работали или «за интерес» – это если ученый и разрабатываешь свою тему, или потому что не работать было нельзя. А на зарплате это никак не сказывалось: «мы делаем вид, что работаем, вы делаете вид, что платите». Будь ты семи пядей во лбу или точи день-деньской карандаши и вяжи на рабочем месте – на зарплате это никак не скажется: 120 рублей получал ЛЮБОЙ специалист с высшим образованием. Хотя, согласитесь, ведущий инженер на производстве и просиживающий штаны в конторе ТОЖЕ инженер – это разные вещи.
   Вся их энергия, способности, таланты реализовывались совсем в других сферах: радиоинженеры сочиняли музыку (физики, химики, биологи – весь цвет нашей бардовской культуры), экономисты ходили в походы по горным рекам, врачи тренировали сборные КВН и писали сатирические монологи. Такое впечатление, что вся интеллигентная публика занималась не своим делом. Не случайно, я думаю, одним из знаковых романов того времени стало «Путешествие дилетантов» Булата Окуджавы. Они все были чудесными дилетантами в жизни.
   Перестройку они встретили в зрелом возрасте и в массе своей оказались совершенно не готовы к новым экономическим отношениям, особенно мужчины с высшим образованием. Наши мамы как-то подхватились, стали искать пути и решения, открывать собственные крошечные бизнесы по пошиву штор, выпеканию «фирменных» пирожных, «челночить» в конце концов. А папы могли уйти в депрессию, гордо сказав: «Я выше всего этого», и залечь на диван лет на пять или до последнего не покидать тонущего корабля НИИ-чего-то-там, хотя зарплату престали платить полгода назад.
   А были и другие, те, кто в советское время балансировал на грани фола, подфарцовывая, организуя тайные цеха или (более законный вариант) устраиваясь на несколько работ сразу. Для них перестройка стала практически открывшимися вратами в рай. Миллионы наживались и терялись в течение месяца. Покупались и продавались квартиры, машинами были исключительно бронированные джипы. Впервые начали выезжать за границу, от возможностей кружилась голова.
...
   У меня есть знакомый инженер, у которого в какой-то момент было восемнадцать предприятий в собственности. Самых разных направлений: от магазинов по продаже всего до небольшого пивного заводика, включая, кажется, станцию космической связи (зря что ли высшее радиофизическое образование получал?). Он потерял все после кризиса 1998 года и вернулся на родное предприятие. Зато инфаркт 40-летних его миновал.
   Их детям сейчас от 25 до 40 лет. Это мы и есть – те, к кому я обращаюсь в книге. Молодые и не очень родители современных детей с очень разным жизненным опытом, с различающимися представлениями о том, «что такое хорошо и что такое плохо». Общее у нас то, что мы живем в это время, в этой стране и растим детей. И заботимся об их будущем.
   У нас тоже есть свой опыт: мы мирно прорастали мхом при советской власти (условно «безденежное время»), переплыли через голод и холод перестроечного хаоса, влетели в бандитские 90-е, закачались в спокойных волнах «стабильных нулевых». Сейчас мы стремительно падаем в кризисную яму, говорят, это на несколько лет. Не знаю как вам, а мне не очень страшно. Переживем и это.
   Резюме. В нашей стране отношение к деньгам, богатству, собственности всегда было неоднозначным. Общественное мнение по этому вопросу весьма противоречиво: «От трудов праведных не построишь палат каменных» – «Без труда не вытянешь и рыбку из пруда». Выбирайте, что вам больше по вкусу. То же и с национальным символом: Емеля – шантажист и бездельник, или Василиса Прекрасная, работящая, мудрая и отважная. С мужскими персонажами, добивающимися всего собственными усилиями, вообще полный провал.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация