А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война 2033. Пепел обетованный" (страница 8)

   «Дополнительные модули… электронный увеличитель «Спай-гласс»… заряд 63 %».
   Подошедшей Кире я протянул «хеклер».
   – Умеешь пользоваться?
   И по тому, как осторожно она взяла пушку в руки, понял: не умеет. Кира крутила пистолет-пулемет с тем недоуменным восхищением, которое всегда вызывает у неофитов красивое оружие.
   Я быстро перещелкнул флажок предохранителя.
   – Нет, – сказал Кира. – Научишь?
   – Попробую. Пока носи просто так, для солидности. Ствол для девушки подходящий, какой-нибудь подонок сто раз подумает, прежде чем тебя задирать.
   И тут она меня ошарашила. Прямо в лоб.
   – Андрей, я хотела тебя попросить.
   Она стояла прямо передо мной, тоненькая, одинокая, испуганная. Я смотрел на Киру сверху вниз, опираясь на «СВД», как на костыль.
   Хорошо должно быть мы выглядели со стороны. Как говорила мама Коуди: «Красивая пара».
   – Ты… ты… только не смейся, ладно?
   – Не буду.
   – Можешь проводить меня в Москву?
   Наверное, на моем лице отразилось как минимум удивление, потому что Кира тут же заговорила очень быстро, не давая мне вставить ни слова.
   – Тебе заплатят! Обязательно! Я попрошу. Только проводи меня, пожалуйста. Знаешь, я иногда думаю: а вдруг меня преследует кто-то? Охотится на меня? Почему там, где я, всегда опасно? Почему нападают и убивают? Вот и тебя сегодня чуть не убили… А потом, когда ты так странно себя повел, я решила, что ты тоже против меня. Я уже не знаю, кому верить и что думать!
   – А теперь веришь?
   – Конечно! Раз попросила. Я тогда очень испугалась, Андрей, честно. И вообще, раньше все, кто брался меня защищать и охранять – погибали…
   «Вот спасибо, девочка, утешила».
   – …думала, что надо мной висит какое-то проклятье, что я, вместо того чтобы лечить, приношу людям смерть. Но ты жив! Значит, все не так плохо, как мне казалось, значит, я могу туда дойти и…
   Она говорила и говорила без умолку. А я размышлял: какого поганого рожна мне сдалась эта Москва?
   «Тебе мало своих проблем, Андреналин?»
   Завтра в Оазисе меня будет ждать Джок с координатами Силь или хотя бы с намеком, где ее можно найти. В любом случае – хоть с какой-то информацией. И Дигману я кое-что обещал. Конечно, сегодня я вернул его траты сторицей, но Андреналин всегда доделывает до конца все, за что берется.
   Да разве это проблема – дойти до столицы? Всей дороги – один портал и полтора дня. С полицаями и того быстрее. Вернемся в город, продадим барахло, выручим денег, будет чем за охрану заплатить.
   А все Кирины намеки, что ее ищут, преследуют и скоро поймают – полная ерунда. Испугалась, устала, и не удивительно – сегодняшних переживаний ей на месяц хватит. А до этого что было? Потому и чудится всякое.
   – Кир, я бы тебе помог, но…
   Она застыла.
   – …у меня много дел в Оазисе, я там подрядился на одну работенку, да и подлечиться не помешает. До купола я тебя провожу, а там посмотрим. Может, караван в Москву идет или копы в рейд намылились. Тогда у тебя никаких проблем не будет. Или свяжемся со столицей, глядишь, сопровождение вышлют. Вариантов много. С эскортом тебе всяко безопасней идти, чем с одним-единственным проводником.
   Кира молчала долго, несколько минут. В уголках глаз у нее подозрительно блестело. Потом тяжело вздохнула и сказала:
   – Я понимаю.
   Расстроилась. Извини, девочка, я не наемный проводник. И как бы мне ни хотелось тебе помочь…
   Она решительно перекинула через плечо ремень «хеклера», подняла с земли свой рюкзак.
   – Пошли в твой Оазис. Заодно по дороге Тикки поищем.
   Только сейчас я сообразил, что Кира все это время даже не вспоминала про геккона. И почти не волновалась за него.
   – Это не займет много времени, не бойся. Сейчас у меня чуть-чуть восстановится пси, я позову, и он сам прибежит. Мы не задержим тебя надолго.
   – Конечно, – я сделал вид, что целиком поглощен наладонником. Ерунда, мол, каждый день по сто раз мысленно с рептилиями беседую. Привычка такая.
   «Ядрена мать, я опять забыл, что она псионик!»
   КПК мерно подмигивал пустым экраном. Увеличитель просканировал окрестности, сожрав ползаряда батарей, – зато я убедился, что дорога свободна. На всякий случай пощелкал режимами. Нет, никого. Только мы двое.
   Я еще раз подивился Кириному прозвищу.
   – Откуда, кстати, такой ник? – спросил я. – Боевая СеКира?
   Кира тут же ощетинилась. Обидел ее все-таки мой «отказ».
   – А что, не нравится? Можно подумать, твой лучше!
   – Почему? Нормальный ник. Только не женский совсем, я как увидел в КПК, первым делом подумал, что девушка себе такой не возьмет.
   – Я бы и не взяла. Но… попросили.
   Я не стал спрашивать «кто». Детская любовь, первое свидание, подростковые чувства. Слишком опасные и хрупкие воспоминания. Лучше их не трогать.
   – Меня попросил… один человек, – Кира говорила ровно, без всяких эмоций. – Точнее, он просто подарил мне этот ник. Сам зарегистрировал и… подарил.
   Ну, точно.
   – Ты не обижаешься, если другие тебя так называют? – на всякий случай спросил я.
   – Нет. Но ты лучше зови меня Кирой, как раньше.

   Пустоши.
   Окрестности купола Оазис
   Локальные координаты 125835
   Купол Оазис
   Локальные координаты 125534
   Шли мы молча. Кира в самом деле расстроилась и даже не пыталась это скрывать. Ну, конечно, супер – в ее воображении – герой Андреналин почему-то не подорвался сопровождать прекрасную незнакомку куда угодно, хоть на край света, а предпочел скучный город и какие-то там неважные дела.
   Неважные по сравнению с Великой Миссией, само собой.
   Не знаю уж, что ей там наплели вавилонские научники, но мозги заморочили изрядно. В таком возрасте называть девчонку особенной могут только влюбленные юнцы. Иначе нормальные, вполне человеческие чувства и желания, готовые вот-вот пробудиться в ней, сменятся совсем другими. Один яйцеголовый из невской пси-лаборатории как-то давно объяснил мне, что такая штука называется сублимацией. В глазах появляется свет, за спиной – крылья, а в руках – спасение мира.
   Вот и Кира туда же. Навоображала себе невесть что. А ведь ей небось с самого детства внушали эту чушь. Попробуй не проникнуться великой целью, если дюжину лет подряд тебе только об этом и твердят. И даже постоянные перестрелки, кровь и гибель проводников очень хорошо вписываются в общую картину. Страшно, да, зато все соответствует – выходит, она и в самом деле важна для мира, раз темные силы вовсю чинят преграды. И тут вдруг оказалось, что у кого-то могут быть дела посерьезнее, чем Поход во Имя Спасения Человечества.
   И не объяснишь же ничего. Надулась, как арахнид перед плевком, голову держит высоко, на меня лишний раз и не посмотрит. Может, из гордости, а может, чтобы я слезы в глазах не увидел. Я несколько раз пытался заговорить, но Кира отвечала односложно или вовсе молчала.
   Вдруг она остановилась, сбросила к ногам всю поклажу вместе с МП5 и прижала пальцы к вискам.
   – Тикки! Тикки рядом! – радостно сказала она и ткнула пальцем в сторону дороги. – Я чувствую! Вон там!
   Прежде чем Кира успела рвануть навстречу геккону, я крепко ухватил ее за руку.
   – Стой! Куда собралась?! Не наобщалась с мародерами?
   Она попыталась вырваться.
   – Да подожди ты! – сказал я. – В пустошах так себя не ведут. Проверь окрестности, посмотри, кого видит Сеть в округе… опять же бинокль есть. И только потом беги.
   – Нет никого рядом! Я чувствую!
   – Кира, – я отпустил ее, постарался успокоиться и говорить не повышая тона. – Это пустоши, понимаешь. И с ними не шутят.
   – Но… так близко от купола…
   Ну да, а караван ваш, можно подумать, за сто километров отсюда расстреляли.
   – А еще, – я перебил ее, – пустоши не любят беспечных. Они их наказывают. Здесь все может убить, каждый камень, каждый пригорок, каждая незамеченная тень, будь то человек или какая-нибудь тварь. Ясно?
   Она отмахнулась.
   – Ясно, ясно. Только Тикки…
   – Тикки подождет. Сначала посмотри сюда.
   Я кивнул ей на КПК. Свой Кира даже и не думала активировать, подождала, пока я сменю режимы, и заглянула в экран из-за плеча.
   Вроде бы ничего опасного. Почти на границе предельной дальности топали два наемника, на военную базу, скорее всего. Вокруг шарились старатели с вычурными никами в три-четыре слова – я не стал вчитываться, чтобы не забивать себе голову, просто скользнул взглядом по стилизованным значкам справа от позывных.
   Электронный увеличитель отметил движение на востоке, метрах в двухстах от нас. Я показал Кире отметку на радаре:
   – Это он?
   – Дурак! – неожиданно сказала она.
   Я опешил.
   – Что?
   – Умнее ничего не мог придумать?!
   – Ты о чем? – я в полном недоумении смотрел на нее. – Эта точка – отметка датчика движения. Для человека слишком маленькая, скорпионы сейчас спят, крысы и динго поодиночке не ходят, вот я и подумал, что…
   – Что можно так глупо шутить?! Да? Убери это немедленно!
   – Да что убрать?
   – Вот это! – она яростно стукнула по краю экрана.
   С огромным трудом я удержался, чтобы не рассмеяться. В правом окошке КПК светились ники соседей. Самым первым красовался совсем еще неопытный шахтер-пятерка с фантастическим прозвищем.
   «Твой геккон умер».
   Да уж, молодец из молодцов, ничего не скажешь. Подружка, что ли, достала вечными просьбами геккона купить?
   Кира стояла, сжав кулаки. По-моему, ей очень хотелось меня стукнуть.
   – Я чувствую Тикки. И он живой и невредимый, понятно?!
   – Посмотри у себя, – сказал я. – Никто не хотел тебя обидеть или поиздеваться, Кир. И уж тем более я. Это ник кого-то из соседей. Обычное прозвище, позывной.
   Она нахмурилась, отвернула рукав куртки. Армейская гимнастерка, что мы подобрали Кире из запасов торговца, была немного великовата, и закатанные рукава то и дело съезжали вниз.
   – Дурацкий ник. Глупый. Надо же было такое придумать, – тут она заметно смутилась и пробормотала: – Прости, Андрей, я и не думала, что бывают такие прозвища.
   – Это еще цветочки. Бывает куда веселее. Ладно, проехали. Просто смотри чаще в КПК. Договорились?
   – Хорошо. Ты не обижаешься?
   – Нет, – усмехнулся я. – Тикки-то идем искать? Пока не убежал?
   – Идем. Только не топай слишком громко, а то спугнешь.
   Я благоразумно промолчал. Тот, кто не умеет бесшумно двигаться даже с перебитой ногой, за куполом и полсуток не проживет.
   Тикки оказался весьма флегматичным и дружелюбным малым. Нашли мы его почти сразу – именно в том месте, где указывал датчик движения. Смешно переставляя короткие лапки, геккон ковылял нам навстречу.
   – Тикки! – закричала Кира и бросилась к нему. Подхватила ящерку с земли, прижала к себе и закружилась на месте от избытка чувств.
   Конечно, я тысячу раз слышал о гекконах и о том, что некоторые псионики приручают их. Но вот так, на руках у человека, раньше не видел. Этих безобидных пресмыкающихся в наше время на свободе почти не осталось – который год продолжается безжалостный отстрел ради крепкой шкуры, из которой потом штампуют бронепластины. Кое-кто разводит их специально, варварскими способами вроде кипятка и кислотного душа заставляя гекконов линять по нескольку раз за год. И только некоторые пси держат их просто ради компании: благодаря прямому ментальному контакту с хозяином ящерки приручаются на удивление легко и быстро.
   – Можно его погладить? – спросил я.
   – Пожалуйста, – сказала Кира. – Знакомьтесь: Андрей, это Тикки. Тикки, это Андрей. Он свой и хороший.
   Я протянул руку, провел пальцами по жесткой, бугристой коже. В ответ геккон высунул длинный раздвоенный язык и лизнул мне запястье.
   – Ну, вот и познакомились, – Кира пристроила Тикки на плече, геккон тут же свернулся клубком, прикрыл большие светящиеся глаза. – Он устал. И хочет спать.
   – Пусть спит.
   – Знаешь, – она на мгновение зажмурилась, провела ладонью по закрытым глазам. – Я только сейчас поняла, что тоже жутко устала.
   Я не удержался, погладил ее по волосам. Кира подалась навстречу, словно не хотела отпускать от себя тепло моей руки.
   – Ничего, немного осталось. Скоро дойдем.
   Конечно, я малость преуменьшил расстояние, чтоб не пугать ее. Мы шли к Оазису еще несколько часов. Ремень «СВД» давил на плечи, набитый рюкзак тянул к земле, да и анестезия начинала понемногу отходить – зуд в ноге все чаще напоминал о себе. Я пошел медленнее, Кира то и дело уходила вперед, потом, спохватившись, возвращалась, виновато заглядывала в глаза. Опять чувствовала, что ли?
   Солнце уже золотило барханы на востоке, когда мы увидели дрожащую пелену защитного купола.

   Киру я оставил на центральной площади Оазиса, посоветовал сходить на почту – проверить, нет ли каких сообщений из дома или из Новой Москвы. Эта идея сразу захватила ее, усталость мигом слетела, да так, что Кира умчалась в сторону делового квартала чуть ли не бегом. Еле успел вручить ей текст телеграммы для Дигмана – где искать схрон со старательским грузом – и пару монет на всякий случай.
   Я смотрел ей вслед и в который раз мучил себя вопросами.
   Почему мне никак не удается выбросить ее из головы? Спокойно оставить в относительной безопасности Оазиса и идти своей дорогой?
   Вот и сейчас, вместо того чтобы проститься навсегда, я опять подарил ей надежду. Пообещал к вечеру узнать, кто сможет ей помочь:
   – В общем, не переживай, Кир, что-нибудь обязательно придумаем!
   «Зачем морочишь девчонке голову, брат Андреналин?
   Может быть, потому, что никак не можешь забыть Силь и считаешь себя виновным во всем, что случилось? И, наверное, именно поэтому бросился спасать Киру? Всего лишь в бесплодной попытке убедить собственную совесть, что и ты способен «спасать и защищать»?
   Ну что ж, расхлебывай теперь…»
   Внутренний голос, как всегда циничный и жесткий, был прав на все сто. Не поспоришь. Я потуже перетянул ремни походного мешка, вздохнул и поплелся в госпиталь.
   Надо признать, правительственные коновалы неплохо справились со своей работой. Пулю извлекли секунд за пять, я не успел даже вздрогнуть. После чего наложили регенерирующий пластик, впрыснули стимулятор роста мышечной ткани. Через три часа и каких-то шесть медяков я уже мог спокойно сгибать и разгибать ногу, опираться на нее. Даже сбежал вниз по лестнице – никаких фантомных болей или неприятных ощущений.
   И без нейрохимии, кстати. По крайней мере, железяка в моей черепушке не протестовала.
   До вечера было еще далеко, и для начала я наведался в казармы полиции, посмотрел список патрулей, потрепался с дежурным. Сначала он встретил меня неласково, но после нескольких монет подобрел и поведал кое-что из секретной информации. Новости были неутешительные – в ближайшую неделю не планировалось крупных караванов или полицейских рейдов на Москву.
   Так что, хочешь не хочешь, а придется мне искать Кире проводника, раз обещал. Надо поболтать с Джоком, может, подскажет кого.
   В магазине у давешнего торговца я сдал мародерское барахло, прикупил патронов к «СВД», полевую аптечку, пару скрамблеров для рации. В общем, дел и вправду оказалось более чем достаточно.
   До паба я добрался уже к закату. Народ толпился у стойки, оставив столики почти пустыми – старатели в основном. Небольшая эстрада призывно светилась веером красных огоньков: самое время для маленького обнаженного шоу.
   Бармен подмигнул мне, как старому знакомому. Не без иронии поинтересовался:
   – Я смотрю, ты поправил финансы. Что будешь заказывать? Виски? Или опять пойло бейлевское наливать?
   Юморист, мать его. У меня с той бормотухи до сих пор руки трясутся.
   И с чего это он так моим достатком озаботился? Понятное дело, выгляжу я получше, чем в прошлый раз. Ствол опять же на плече не дешевый, слепой не увидит. Только он что, каждого клиента помнит, кто в чем приходил? Или ты, сталкер, так засветился, что в Оазисе тебя даже уличные попрошайки скоро будут узнавать?
   – Два «рэша». Двойных.
   Он не глядя снял с полки бутылку, проверенным жестом толкнул вдоль стола пару стаканов.
   – Правильный выбор, не пожалеешь. Настоящий рэш в наше время редкость. И пьется хорошо, а еще от него в теле такая легкость образуется. Чувствуешь себя лет на десять моложе, скакать хочется…
   – Вот и проверим, – сказал я, – не подделка ли твой хваленый рэш. Если меня танцевать потянет, значит, самое то.
   Бармен с сомнением посмотрел сначала на меня, потом на бутылку. Свинтил пробку, понюхал.
   – Не боись. Мы за качество отвечаем. Если уж моча вроде бейлевской, то моча самая отвратительная, а если…
   – …виски, – подхватил я, – то первостатейная. Ладно, расхвалил – дай еще две двойных. Джок не появлялся?
   – Да уж два раза заходил, тебя спрашивал. Три монеты.
   Я расплатился, выдохнул и резко опрокинул в себя стакан. Первая порция прошла как по маслу. Пойло и в самом деле оказалось приличное, на общем фоне, конечно.
   – Если что, я жду его вон за тем столиком.
   Джок появился минут через двадцать. То ли бармен скинул сообщение парню в КПК, то ли ему так не терпелось вывалить добытую информацию и побренчать медью, что он заглядывал в бар едва ли не каждый час.
   Увидел меня еще с порога, махнул рукой – иду, мол.
   Едва он уселся, как я подтолкнул к нему стакан:
   – Судя по твоей ухмылке, новости неплохие. Выпей вот для здоровья, легче будет.
   – Спасибо, – Джок с удивлением посмотрел на виски. – Рэш?
   – Он.
   Похоже, клиенты его угощают нечасто.
   Ему тоже очень хотелось сказать что-то типа «…в прошлый раз тебе на Бейля едва хватило». Но дармовая выпивка ждать не собиралась, и Джок сделал пару глотков. Кашлянул.
   – В общем, нашел я то, что ты просил, – хриплым голосом сказал он. – Все семеро.
   – Показывай.
   Он вытащил из нагрудного кармана и разложил передо мной семь голографических пластинок с образами.
   – Как в казино. Только там четыре дамы, а здесь семь.
   «Много ли ты, парень, в казино-то бываешь, со своими заработками», – мельком подумал я, вглядываясь в лица девушек.
   – Хочешь, могу в КПК скинуть. Все данные.
   Первых двух красавиц я отбросил почти сразу. Рыл… пардон, личиком не вышли. Знала бы Силь, с кем я ее сравниваю, убила бы к ядреной матери. Да-а, не повезло вам, девочки. Зато экипировка не подкачала, и пси-показатели зашкаливают.
   Третью карточку я долго вертел в руках. Не слишком похожа, да и не сталкер – старатель, но учитывая умение Силь перевоплощаться… Отложим пока в сторону.
   Джок допил виски и, развалившись в кресле, рассматривал посетителей сквозь мутное стекло стакана.
   Четвертая… пятая… не то… не то… Стоп!
   С шестого образа мне лукаво улыбалась Силь. Почти она, если быть точным: снимок не самый удачный, лицо получилось плохо. Но остальное… Статная фигурка в женском варианте тяжелой хай-тек брони, рекрутский значок на плече (интересно, какого клана?), нашивки наемника, снизу подпись: De Silva.
   Значит, она теперь и ник сменила. Интересно почему.
   – Вот эти двое, – я показал Силь и третью карточку. – Расскажи, что про них знаешь, кратко, подробности можешь опустить, просто перешли мне приватом.
   Он повертел карточки в руках, заглянул в КПК, сверяя записи.
   – Первую зовут Хэзер, ник – Heat, жара. Бывший добытчик клана «Пэтриотс». Весьма примечательная личность. Из-за дурного характера постоянно ссорилась с напарниками, а под конец еще и не поделила что-то с руководством, из состава ее исключили. Так она в отместку ограбила клановую ячейку и смылась из города. В последний раз видели в Оазисе семь месяцев назад. С тех пор ничего нового не слышно. Твоя подружка? – Он подмигнул. Рэш явно ударил парню в голову. Не знаю насчет легкости в теле, а вот легкость в трепотне уже заметна. – Или заказали найти?
   – Шестая карточка, – напомнил я.
   – А эта… Милая кошечка, правда?
   Я с удовлетворением подумал, что если отметелить Джока так сильно, как он заслуживает, то очнется он хорошо если к утру. Заодно и на оплате сэкономлю.
   Наверное, глаза опять выдали меня красным перекрестьем на зрачке. Джок сглотнул, уткнулся взглядом в стол и продолжал самым нейтральным тоном:
   – Имя неизвестно, один раз слышали, как ее называли просто Си или Зи, ник – De Silva. По нашивкам – наемник, но профессию явно только что поменяла. Вообще, про нее почти ничего неизвестно, очень скрытная девушка. В город пришла с юга, вроде бы не одна, с какими-то клановыми головорезами.
   – С кем именно?
   – Не знаю. Помнишь, Китеж в очередной раз объявил крестовый поход на Атланту и собирал бойцов? Через наш купол их целая орда прошла – за всеми не уследишь.
   – Ясно. И куда эта De Silva делась? Тоже не знаешь?
   – В Китеж, куда же еще? Ищи там. Только с тех пор столько времени минуло, да и война давно кончилась. Атланта – почти банкрот, сам знаешь. Там все переругались, и хозяева, и кланы…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация