А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война 2033. Пепел обетованный" (страница 26)

   Враг пыхтел, как пульпоотводная труба в шахте. Совсем выдохся, даже шлем откинул, бедняга.
   Я снял с пояса смарт. Ребристая рукоять удобно устроилась в руке.
   Наверх мы выскочили одновременно. Он даже успел сделать шаг мне навстречу, прежде чем сообразил поднять пушку. Совсем еще молодой парень: рыхлое безусое лицо, старательно выбритые щеки… Из фермерских сынков, похоже, тот самый новый исловский набор. И броня свеженькая, с иголочки, почти не царапанная.
   Может, пригодится кому.
   Глаза его расширились, он неуклюже вздернул оружие, но дуло смарта уже смотрело врагу в лицо. Три коротких луча в упор сожгли кожу, мышцы и волосы, запекли кровь. Сладкий запах поджаренного мяса ударил в ноздри.
   Меня едва не стошнило.
   Обезглавленное тело опрокинулось навзничь в рудничную пыль, проехало пару метров вниз и застыло. Рядом упал бесполезный уже корсарский «гром».
   За спиной снова разгорелась перестрелка. Наверное, Силь опять кого-то приложила.
   Вкопанный опорами станка в щебень мини-ган так и стоял на гребне, уткнувшись остывающими стволами в небо. Рядом лежал пулеметчик, из заплечного ранца к шестистволке тянулась пластиковая лента боепитания.
   Поле боя лежало передо мной как на ладони. Вон там, за камнем прячется Кира. Чуть впереди еще дрожат в утреннем мареве простреленные пси-барьеры. Внизу у подножья копошатся корсары, а на лысом пятачке, где сходятся сразу три прохода, лежит бесформенным чернильным пятном труп в темной исловской броне. Рядом, прячась за камнями и завалами гнилых проходческих крепей, бьют вдоль прохода с десяток корсаров.
   Сюрприз, мальчики.
   Меня уже приметили, кто-то наспех выстрелил – пуля чиркнула по камню, рикошетом ушла вверх.
   – Не геройствуй, Энжи, уходи…
   – Андрей, ты где? Ты в…
   Забавно, они заговорили разом, будто только и ждали момента. И также разом осеклись, когда я вздернул мини-ган и до упора втопил тангету. Пулемет задергался, стволы крутанулись раз-другой и замелькали в бесконечном калейдоскопе. Скрежет металла, звон веером рассыпающихся гильз, пальба внизу – все потонуло в чудовищном грохоте. Первой очередью я уложил троих, размолотив в кровавую кашу тела вместе с броней, с оружием, с деревом и камнем укрытий. Подножье заволокло пылью, раскаленные газы взбили передо мной каменную взвесь – и вторую очередь я зарядил наугад.
   Просто поливал все внизу свинцовым веером. И даже, по-моему, что-то запел от избытка чувств. С шестиствольной смертью в руках плевал я на всех корсаров мира. И на то, что патроны скоро кончатся и меня все равно убьют, – тоже.
   – Где это ты мини-ганом разжился? – спросила Силь. – Неужели скопил?
   – У твоих друзей взаймы взял. Уходи к шахте, Си, пока они заняты.
   Она немного помолчала. Потом сказала что-то совсем тихо – слова потонули в грохоте стрельбы.
   – Что? Не расслышал. Повтори.
   – Ты и меня решил вытащить, глупый? Не забыл, с кем воюешь, Энжи? Они пошли в обход, чтобы перекрыть дорогу к шахте. Я хотела отвлечь, думала, вы успеете уйти. Но ты как всегда… Ах ты, дерьмо! Лови!
   В пылевой круговерти внезапно расцвел огненный вихрь. Он неожиданности я даже перестал стрелять. Грохот мини-гана смолк, лишь шелестели вхолостую крутящиеся стволы.
   Второй взрыв прогремел через секунду немного левее первого. КПК раскрасил оранжевым и желтым – критические повреждения – несколько ников. Штук пять, те, кого я достал очередями, уже почернели.
   – Двое пошли к тебе!
   Экран радара показывал, что Силь права – две отметки подбирались ко мне со спины.
   – Я разберусь. У тебя гранат еще много? Бей с подствольника и бегом к шахте, пока я тут веселюсь.
   – Посмотрим.
   Еще один огненный цветок вырос далеко впереди. Эхо взрыва пошло гулять по отвалам, а ударная волна сбила пылевое облако.
   Открывшийся вид порадовал – несколько неподвижных тел, у курящихся воронок слабо копошились раненые. Один корсар, скорее всего, контуженный, упрямо пытался нащупать оторванную по плечо левую руку. Другой медленно отползал прочь, волоча за собой неопрятные, перепачканные кровью и серые от пыли веревки внутренностей.
   Я крякнул с натуги, выволок мини-ган из пазов, развернулся. Спина привычно взорвалась болью, когда я поволок тяжеленную махину к противоположному склону. Дотянул почти до края (пока хватило ленты), уперся спиной в камень и, удерживая пулемет на весу за верхнюю рукоять, резанул очередью по врагам.
   Не знаю, попал или нет. Отдача вдавила меня назад, многопудовый мини-ган вдруг затрясся и задергался в руках, словно в нем пара кило, не больше. Потом что-то со звоном лопнуло, и к моим ногам упали пластиковые чешуйки опустевшей ленты. Медленно затихал шелест танцующих в круговом хороводе стволов.
   На какое-то время я заставил их залечь. Хотя бы на пару минут, больше мне не нужно.
   – Силь, давай! Быстрее!
   Я укрепил пулемет в импровизированной бойнице, на скорую руку поставил растяжку. Не зря я копался под прицелом в корсарском рюкзаке – кроме ключей у исловца нашлись и гранаты. Вот и пригодились. Может, кого и обрадует ненароком. По крайней мере, еще сколько-то времени враги здесь потеряют, пытаясь «выкурить» меня из укрытия.
   Сбросил с плеча «СВД», проверил магазин. Патроны тоже на исходе, действительно пора уходить. Почти не целясь, я дважды выстрелил в сторону осадивших Силь корсаров. Ответа ждать не стал, вихрем скатился по склону. Краем глаза успел заметить, как лопнул огненный шар еще одной подствольной гранаты – моя боевая подруга расчищала себе дорогу.
   Мне стреляли в спину, но я несся к шахте, не обращая внимания на визг пуль и рикошеты. Грохот взрыва на время заставил стрелков замолчать – особо ретивые преследователи ломанулись по гребню террикона и нарвались на растяжку. Остальные, похоже, подумали, что к нам пришло подкрепление, и от души поливали свинцом вершину. Сверху кто-то пытался отстреливаться, непривычные к тактике группового боя корсары потеряли в этой неразберихе еще несколько драгоценных минут.
   – Силь, ты идешь? Исла пока занята друг другом.
   – Вижу. Молодец, Энжи, что ты им оставил? Растяжку?
   – Точно. Ходу, девочка, ходу!
   – Я тебе покажу «девочка»!
   – Покажешь обязательно. Но чуть позже. Кира!
   – Да. – В ее голосе явственно прозвучала обида, но мне сейчас было не до сантиментов, ревности и сильных чувств. Выживем – разберемся.
   – Ныряй в шахту! Осмотрись, чтобы никто не ждал – и вперед. Далеко от входа не уходи. Мы за тобой.
   Я добежал до каменного завала, где уже прятался однажды, упал на колено, вскинул винтовку. В оптике метались какие-то тени, но из-за поднятых взрывами туч пыли и каменной крошки разглядеть толком ничего не удалось. Я подождал, пока одна из фигур не выпрямилась во весь рост, и выстрелил. Вертикальная тень исчезла, остальные залегли.
   Новый взрыв полыхнул совсем рядом, прицел приблизил раскаленный шар на расстояние вытянутой руки, и я на долю секунды ослеп.
   Силь снова закричала:
   – Уходи в шахту! Пока не поздно. Быстро!
   Я выстрелил наугад, потом еще раз. Прополз до нового укрытия – груды камней рядом с входом в шахту – и снова вдавил спуск. Поднялся и рванул в шахту.
   Здесь меня и достало. Прямо в широком, как ворота депо, проходе, подпертым со всех сторон свежими балками крепей, пуля резанула меня под колено. Тут же открылась широкая, рваная рана, немедленно поросла бахромой кровавых капель. Нога онемела и стала как будто чужой, отказавшись меня держать. Я упал вперед и по инерции прокатился вперед еще на пару метров.
   Точно под ноги Кире.
   И так большие зеленые глаза расширились еще больше от ужаса и жалости. И немедленно наполнились слезами.
   – Ты ранен!
   Конечно, она тут же забыла о ревности и о том, что должна встретить «изменника» Андреналина с гордо поднятой головой, сухим и независимым тоном. Война не место для таких игр.
   – Лечи, – прошипел я. Слова с трудом пробивались сквозь сжатые зубы. – Просто затяни рану, пуля прошла навылет.
   Кира зажмурилась, провела чумазой ладошкой над раной. Под кожей привычно закололо, и на моих глазах остановилось кровотечение, края распоротой кожи стянулись и начали прирастать друг к другу. В ушах зашумело, рот наполнился кислым металлическим привкусом.
   Потом нога страшно зачесалась, а засохшая корка крови отшелушилась вместе со старой кожей. Кира открыла глаза и посмотрела на меня.
   – Молодец, – сказал я. – Получилось. В этот раз обойдемся без культара. Спасибо тебе.
   Я поймал на лету ее руку и поцеловал в ладонь. Конечно, она покраснела.
   Снаружи не стихала перестрелка. Радио молчало.
   – Силь, как ты там? Мы внутри.
   – Скоро. Жди, Энжи.
   Почесывая зудящую ногу, я осторожно пробрался к выходу. В полусотне метров перебегали от укрытия к укрытию черные фигуры. Я расстрелял в них последние заряды смарта и выкинул его наружу, пусть думают, что сдаюсь.
   Приват снова переполнился сообщениями:
   «Тихо, сталкер!»
   «Выходи медленно, руки перед собой. Оружие снять».
   «Не балуй, парень. Потом очень пожалеешь».
   Я не смотрел в окошко сообщений. Меня больше интересовало другое – радар. Когда красные точки подобрались ближе, я вытащил последнюю гранату, выдернул чеку и прижал камнем у самого входа. Тихо отошел в глубину штрека, также тихо, приложив палец к губам, поманил за собой Киру. Шепотом сказал в микрофон:
   – Силь, пока не входи. У нас гости.
   – Сейчас разгоню.
   – Не надо, я им оставил сюрпризец. Подожди, пока нарвутся.
   На поверхности ухнул еще один взрыв, почти неслышный здесь, в гулкой и пустой тишине. Я затащил Киру за поворот, тихо сказал:
   – Ложись и прикрой голову руками. Если завалит – не дергайся, пока все не утихнет. Потом выберемся.
   Снаружи снова загрохотало. Короткая очередь сменилась серией звонких залпов «грома», потом снова взорвалась подствольная граната. Сразу за ней еще одна.
   – Силь?
   Неожиданно она ответила в приват.
   «Уходи, Энжи».
   Я не сразу понял почему. Только потом сообразил, что Силь ранена и именно поэтому не захотела говорить по рации. Чтобы я не понял все по ее голосу и не бросился спасать.
   Еще одна очередь.
   «Прощай, Энж…»
   Последнее сообщение пришло недописанным. Похолодев, я тупо, как автомат, смотрел, как краснеет ник De Silva в КПК, как он гаснет и исчезает с экрана.
   В голове помутилось.
   – СИИИИИИЛЬ!!! – заорал я во все горло и бросился вперед.
   Кто-то огромный опустил на землю чудовищный молот прямо у самого входа в шахту. Ослепительно-желтый сноп взрыва выстрелил по глазам, опалил лицо. Ударная волна с силой потащила меня в глубь шахты, бросила спиной на угол, а потом – лицом на каменный пол. Теряя сознание от боли, я увидел, как дрогнули стены, заходили ходуном, роняя камни и дробя в щепы балки шахтных крепей. Потолок заторопился вниз, обрушился каменным водопадом и намертво завалил вход.
   Внешний свет исчез, и одновременно потемнело у меня в глазах.

   Сознание возвращалось постепенно, волнами. В первый раз, очнувшись, я сначала не разобрал, почему лежу и почему надо мной медленно плывут поперечные балки, тусклые лампы, пушистые от рудничной пыли, и бурый, весь в прожилках породы потолок шахты. Похоже, Кира пыталась меня тащить.
   – Подожди… не надо. Помоги лучше… в себя прийти.
   И снова провалился в черное ничто. Во второй раз мир проявлялся медленно, краска за краской. На это раз я лежал неподвижно, а надо мной склонилась заплаканная Кира.
   – Ууу… тебя все лицо разбииито…
   Только теперь я почувствовал, как онемел нос и щеки, распухли и с трудом шевелятся губы. На подбородок стекала кровь. Вместе с болью вернулась и память – в голове безжалостным калейдоскопом промелькнули картинки. Взрыв, недописанное послание, чернеющий ник…
   Силь умерла. И в этот раз у меня нет ни капли надежды.
   С трудом подняв руку, я коснулся Кириной щеки:
   – По… поплачь. За нас обоих.
   – Твоя Силь… она погибла?
   – Да. Прикрывая нас.
   Она отерла слезы, всхлипнула, и из глаз снова потянулись мокрые дорожки. Уткнулась мне в плечо и разрыдалась.
   Не зря жил человек, если есть кому оплакивать его гибель. Хреново, что я не умею.
   Силь не раздумывая бросилась нам на помощь, как только поняла, кого преследует Исла. Подставилась, чтобы мы спаслись. А я опять, как и в прошлый раз, не смог ее защитить.
   Только теперь у меня уже не будет шанса исправить ошибку.
   Проклятье!!
   Я едва не саданул кулаком оземь. Да, можно объявить тотальную войну всей Исла де Муэрте, отлавливать их по одному. Загреметь в черный список и всю жизнь охотиться друг на друга.
   Только Силь уже не вернешь.
   Со стороны завала донесся глухой удар. Потом дважды прошкварчал лазерный луч, потянуло озоном. Исловские ублюдки никак не хотели оставить нас в покое.
   – Кира! – Я погладил ее по затылку, обхватил все еще вздрагивающую голову ладонями и посмотрел в упор. – Поднимайся! Уходим. И помоги мне.
   – Что… случилось?
   – Они пытаются разобрать завал. Все же ты очень дорого стоишь, маленькая, раз они так настойчивы. И я тебя им не отдам.
   Она поддержала меня за плечо, помогла подняться.
   – Вот так. Обопрись на меня…
   – Раздавлю.
   – Нет, – сказала она смущенно. – Я к твоему весу ночью привыкла.
   Гм… Молчи уж лучше, брат Андреналин. Не к месту сейчас об этом вспоминать.
   Кира сама устроила мою руку у себя на плече, обхватила за пояс. Медленно, с трудом преодолевая боль и приволакивая ногу, я побрел по главному штреку.
   – Ищи бронированные двери с красной буквой «эм». Они здесь через каждые сто метров.
   – А что там? Мины? Мост?
   – Метро.
   – Корсарское метро? – переспросила Кира. – А нас там не поймают?
   – Почему же корсарское? Общее. Просто кроме Ислы мало кто отваживается на нем ездить – поезда пропадают иногда. А у черепастых другого выхода нет. После удачного нападения клановые патрули и наемники ждут их у порталов с распростертыми объятиями.
   Подземные железные дороги появились в городах задолго до войны. Если верить легендам, в столице их строили таким образом, чтобы в случае атомного удара они могли послужить убежищами. Врут, наверное, в поздних летописях авторы в один голос утверждают, что огненная купель Того Дня стала для всех неожиданной.
   Но как бы то ни было, в тоннелях долгое время жили люди, расширяли сеть переходов и коммуникаций, соединяя подземные магистрали с бункерами. Задолго до выхода на поверхность ученые якобы начали экспериментировать с нуль-транспортировкой, будущей технологией порталов. Как всегда что-то пошло не так, приемные окна стали вырастать не там, где надо. Некоторые перегородили тоннели метро – начали пропадать люди и поезда. Опасные ветки закрыли до срока, а потом выжившие ушли во внешний мир, и о метро надолго забыли.
   Но автоматические поезда продолжали курсировать по линиям, объявляли станции в пустующих вагонах, раскрывали двери в гулкую темноту заброшенных станций.
   Однажды группа корсаров, спасаясь от преследования штурмовиков, ушла под землю. Отстреливаясь, исловцы начали путать следы и в итоге потерялись в лабиринте шахтных переходов. После долгих скитаний они неожиданно выбрались на платформу. К их огромному удивлению, через несколько минут подошел совершенно пустой состав. Старый, но относительно исправный поезд увез корсаров в кромешную темень тоннелей, долго тряс и качал на поворотах.
   А когда они вышли на следующей станции, то неожиданно оказались в двух шагах от Ислы, за тысячи километров от возможной погони.
   Потом начались эксперименты, кое-кто из бесшабашных исследователей так никогда и не вернулся назад, но в конце концов основные маршруты удалось определить. Доступ в туннели перекрыли, а непременной деталью в снаряжении корсара стала пластиковая карта – ключ к иной, альтернативной порталам, транспортной системе.
   – Вот она! Красная «эм»!
   Кира дотащила меня до обшарпанной двери. Плиты обшивки почти скрылись под наслоениями бурых и молочно-белых потеков, броневые заклепки обросли окислами, как гнилой пень грибами.
   – Посмотри в рюкзаке, – попросил я, – а то мне не повернуться. Связку ключей. Должна прямо сверху лежать.
   Кира с минуту повозилась за моей спиной – на каждый рывок застежки рана отзывалась тупой болью.
   – Нашла! Держи.
   Я нашел его сразу – исцарапанный пластиковый прямоугольник с давным-давно стертыми надписями. Когда-то он был красным, но сейчас стал почти бесцветным, разве что в углах сохранились бордовые чешуйки.
   Приемное гнездо магнитного запора заглотнуло карточку, мигнуло зеленым, и с натужным гудением соленоидов дверь уползла в сторону.
   Аварийная подсветка выхватывала из темноты узкую металлическую площадку с остатками перил и бесконечные пролеты винтовой лестницы. Где-то внизу тускло светилась еще одна лампочка.
   Не помню, как мы спускались. Милосердная природа вырезала у меня из памяти эти сорок минут мучений. Казалось, ступени не кончатся НИКОГДА, а стальная спираль так и будет закручиваться и закручиваться, пока наконец не свернется в точку.
   Но лестница все-таки уперлась в дверь, не запертую на этот раз. Кира толкнула ее и едва не оступилась – с таким тяжким скрипом провернулись несмазанные петли.
   В неясном свете пары замызганных ламп платформа казалась полностью разрушенной: вспученные плиты, паутина трещин на полу, осыпавшийся кафель с дряхлых колонн. Кое-где скрошился даже бетон, и из боков во все стороны торчали мятые прутья арматуры. Центральный проход заполняли горы мусора, один из туннелей – тоже. К тому же из него отчетливо тянуло гнилой водой. Часть метро давно затоплена, с тех пор, как московские власти в день прорыва заслонов приказали открыть шлюзы.
   Я дотопал до ближайшей колонны, сбросил поклажу и сел на пол. Где стоял.
   Кира опустилась рядом на корточки.
   – Долго ждать? Не догонят?
   – Не бойся, тут все на автоматике. Поездом компьютер управляет, а он не опаздывает. Хоть ему и сто лет в обед.
   Конечно, я не знал, как часто ходит метро – как-то не доводилось раньше пользоваться. Но лучше все же успокоить. Отступать все равно больше некуда, а боец из меня сейчас аховый.
   Но, к моему удивлению, поезд появился минут через десять. Сначала в туннеле зашумело далекое эхо, потом из-под свода выкатилась железная гусеница, некогда синяя, а сейчас покрытая пятнами растрескавшейся краски и рыжая от ржавчины. С шипением и скрежетом разошлись автоматические двери, внутренний динамик проклокотал пару слов, споткнулся и затих. Кира помогла мне забраться внутрь, усадила прямо на пол. Когда-то по стенам вагона тянулись кожаные сиденья, но их давно выломали еще бункерники – разобрали на хозяйственные нужды.
   Динамик снова пробулькал нечто малопонятное, двери закрылись, и поезд, дребезжа и поскрипывая, унес нас прочь от Ислы.
   И от места гибели Силь.

   Нам повезло. Старые нуль-аномалии не схопнулись вместе с нами и не забросили поезд за тысячу верст от столицы. Через несколько часов бесконечных темных перегонов вагон высадил нас на такую же захламленную платформу. Шахта показалась мне смутно знакомой, и на выходе я рискнул включить КПК. На мгновение.
   Как оказалось, метро доставило нас на противоположную окраину Новой Москвы, в восточную шахту. Здесь издавна копали драгоценные камни, а еще штреки славились дурным характером – то и дело случались прорывы рудничных газов, метана и какой-то опасной галлюциногенной химии. Старатели поговаривали, что в глубине, на двести шестнадцатом ярусе, якобы находится бывший военный склад, откуда из проржавевших емкостей постоянно идет утечка.
   Но нам удалось выбраться наружу без приключений. Мы даже никого не встретили по дороге. Сначала я опять напрягся, но потом вспомнил рассказ Смити: мол, на юге и востоке вокруг города шныряют топ-кланы, блеском и толщиной стволов разогнали по углам всю мелочь. На всякий случай я дождался темноты и вытащил Киру из шахты только после заката. Быстро (насколько позволяло избитое тело) прошел пригороды и спрятался в руинах рассыпавшегося многоэтажного дома. Раньше поостерегся бы, опасаясь мародеров, но теперь, под «защитой» сильных кланов, что на нас же и охотились, можно было не бояться мелкой шушеры.
   Кира немного полечила меня перед сном – спина перестала саднить, ребра, поврежденные ударом взрывной волны, больше не давили на легкое при каждом вздохе. И кровью я больше не кашлял.
   Жизнь повторяется. Я словно вернулся на три месяца назад, в землянку мамы Коуди.
   – Не болит?
   – Нисколько. Ты как всегда на высоте. – Я посмотрел на Киру, и меня чуть не затрясло от жалости. Перемазанная грязью и ржавчиной, исцарапанная, она к тому же валилась с ног от усталости.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация