А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война 2033. Пепел обетованный" (страница 21)

   И я не слишком горю желанием вспоминать их рассказы.
   Все эти дни разговор со Смити не давал мне покоя. Вместо того чтобы ответить на мой вопрос, он поставил новые, один сложнее другого. А ведь он профи в этих делах, знает о перках почти все.
   Что же за штуковину я ношу в своей голове? Невозможную, но вместе с тем вполне реальную? Странный подарок неизвестного доброжелателя (может, и не подарок совсем, а проклятие), бесплатный сюрприз, который, как выясняется, не может существовать в принципе. По крайней мере, у людей.
   Выходит, я… диверсант?
   Смешно. Прям обхохочешься, аж колики пробирают.
   Хитрый крюк в обход всех дорог, перекрестков и порталов хоть и добавил как минимум четыре лишних перехода, зато избавил от неприятных сюрпризов. Мы не встретили ни одного человека. Мутанты тоже не слишком досаждали нам, хотя обычно здесь, недалеко от радиационного пояса Новой Москвы, их довольно много. Один раз мы наткнулись на гнездо крыс, которые при нашем приближении разбежались с пронзительным писком, и дважды – на следы стичьих стоянок. Самих четырехруких мы так и не встретили.
   Кира расспрашивала меня о повадках мутантов, их поведении в бою. По-моему, самым большим откровением, чуть ли не потрясением всей жизни, стала для нее новость, что пси-лидеры могут управлять серыми тварями и насылать их на противника. Некоторые даже водят прикормленных стичей на поводке.
   – …только в пабы их не пускают, требуют оставлять у входа, как крашеров. Разве что в Хармонте по-другому, но там вообще порядки странные. Свободный сталкерский город иногда перегибает со свободой.
   – А почему не пускают? От них разве плохо пахнет? Я не заметила… Тот белый, которого ты убил, завонял только на второй день.
   «Везет мне в последнее время на юмористов, – подумал я с тоской. – Прямо каждого второго в шоу записывай».
   – При чем здесь запах? Проблема в другом: а вдруг хозяин зальет за воротник литров с десять, отрубится, а стич выйдет из-под контроля и заплюет весь паб?
   – А он что… не ручной?
   Я расхохотался. Милосердная Даймара, сохрани ее наивность еще хотя бы лет пять. Этого так не хватает в нашем мире.
   – Кир, лидер – боевая, атакующая профессия. Стич лидера – его оружие. Он не ручной. Он совсем не ручной! Он натаскан убивать людей. И крашер тоже не собачка для красоты, а кровавый убийца, всегда готовый отгрызть руки-ноги, рвать горло.
   Она даже остановилась. По-моему, я только что разрушил какую-то ее детскую мечту.
   Кира молчала с минуту, потом тихо сказала:
   – И никто не пытался приручить их? По-настоящему… Чтобы они были добрыми?
   – Зачем?
   – Ну… не знаю. Так, наверное, правильнее.
   Проклятье. Почему именно мне выпала такая доля? Показать всю жестокость и мерзость мира наивной девчонке, выросшей едва ли не в тепличных условиях! Как пресловутые правительственные клоны из Ваулт-Сити.
   Сейчас рухнет еще один сверкающий купол, потухнет еще одна светлая мечта.
   – Знаешь, зачем обычно заводят гекконов?
   Тикки как раз подскочил к нам, не понимая, почему все стоят. Только что так весело бежали по этому странному зеленому песку и вдруг…
   – Ну, чтоб было с кем поговорить во время долгих переходов. И вообще – живое существо рядом…
   – Ну да, конечно! А еще потому, что из его панциря получаются отличные бронепластины.
   – Но… Неправда! Я тебе не верю! Вечно ты на все с мрачной стороны смотришь. Гекконы очень редко линяют, не чаще раза в год. Тикки, – она погладила ящерку по спине, – сколько ж должна стоить твоя шкура, чтобы окупить все, что ты сожрал за последнее время, а?
   – Это если не обливать его кислотой и не окунать в кипяток. В подпольных инкубаторах они линяют раз в месяц, если не чаще. Правда, и живут недолго.
   Кира смотрела на меня с отвращением и ужасом. Вот так, девочка. А ты что думала?
   – С крашерами та же история. Это ведь просто мутантная фауна, их предки когда-то были обычными уличными дворняжками. Можно кормить крашера простыми собачьими консервами, и он вырастет большой драчливой псиной. А можно с младых когтей пичкать зверюгу мясом стича и кожей Одержимых. Тогда через год-другой из него выйдет свирепый, почти неуязвимый бойцовый монстр. Про стичей я вообще молчу. Если природа и радиация сделали их машинами для убийства, неужели в бесконечной войне против всех кто-то будет искать для четырехруких иные задачи?
   Кира молчала почти весь день. Сначала я не слишком переживал – проклятый чип занимал все мои мысли. Но потом стал замечать, что скучаю без ее голоса, постоянных споров и забавных до десяти раз на дню перепадов настроения.
   Впрочем, ближе к вечеру мы подошли к границе заслона, и все прочие проблемы отошли на задний план.
   Заслон не прощает пустого бахвальства, невнимательности и плохой подготовки.
   А еще он не любит неумех и безжалостен к новичкам.
   Поэтому я приготовил стволы часа за три до того, как мы вошли в опасную зону. Приказал Кире спрятать геккона, держаться ближе и ни в коем случае не паниковать, что бы ни случилось.
   Карта показывала два значка – крыса и стич. Стандартный набор, хотя здесь, у последнего рубежа, иногда попадаются и студни.
   В общем, противники вполне по силам, благо, патронов теперь в достатке.
   И потому я очень удивился, когда услышал их. Нудное, как зубная боль, давящее жужжание сотен перламутровых, зеленых, золотых и розовых крылышек. Красные хитиновые панцири замелькали в воздухе, медленно окружая нас со всех сторон.
   Вжики. Чудовищно искореженные радиацией довоенные стрекозы и пчелы, совершенно не опасные в одиночку и даже десятком, но смертельные вот такой разноцветной тучей.
   И что самое неприятное – «СВД» против них бессильна. Что сделаешь одним, тремя, даже десятью самыми меткими выстрелами против роя?

   Последний уровень концентрического заслона у Новой Москвы
   Локальные координаты 120404
   Хижина отшельника
   Локация неизвестна
   Был бы я суеверным, верил в какого-нибудь Темного сталкера, Круговой портал и прочую ерунду, точно бы подумал, что кому-то очень сильно не хочется видеть Киру в Москве. И он, этот таинственный «кто-то», всеми силами стремится нам помешать.
   Я некстати вспомнил странную встречу у Оазис-портала, незнакомца в коже с черепом, его всепонимающую невеселую усмешку. Кто он? Откуда знал о засаде?
   Фантазии и легенды – дело хорошее, особенно когда в пабе охота почесать языки. Но иногда случается такое, что здравый смысл пасует. Ну, откуда, в самом деле, посреди миллион раз хоженного вдоль и поперек заслона взялись вжики? По карте – стичи, крысы и студни, они же в моей памяти… вот только никто из них не жужжит.
   Именно в тот момент, когда патронов для «ПМ» у меня меньше магазина.
   Да у Киры в «хеклере» не больше двадцати. С полдюжины пуль она выпалила со страху там, у озера. Да и по студням постреляла.
   Вся надежда на смарт да на нож. Которым вжиков так спроста не достанешь. Юркие слишком.
   Я перехватил стволы. «Макаров» в правую, смарт – в левую. Ну, непрошеный гость, выручай! Опять пришло твое время. Докажи, что не зря торчишь в моей бедовой черепушке.
   – Кира! На корточки! Вжики редко атакуют низкие цели. Как только я отброшу пистолет, быстро дай мне в руку «хеклер». Поняла?
   – Да. А мне… не надо стрелять?
   – Нет! Сиди, не двигайся, пока не скажу!
   – Я могу попробовать их сжечь…
   – Сиди тихо!! Не подставляйся!
   Мутанты медленно сужали круг. Всегда они так – сначала осторожно слетаются к жертве, а потом набрасываются все разом. И тогда уж не зевай.
   Летучие твари слабы и уязвимы, да и может ли быть опасным мутант размером с кулак? Мелкокалиберная пуля или самый слабый луч разносит их в клочки, знай меняй магазины, а дробовик валит вжиков целыми отрядами. Жаль, не прихватил с собой Джек Хаммер. С чудовищной автоматической картечницей в руках я бы разом устроил красненьким геноцид.
   Много их, летучих уродцев.
   Секунд двадцать у меня еще есть. Первым делом надо отстрелить самых опасных. Хорошо, что их легко отличить по крылышкам: те, что с перламутровыми, при укусе впрыскивают в кровь галлюциноген, а с зелеными и с черным брюшком – парализующий яд. Таких надо выбить в первую очередь, пока рой не успел собраться в смертоносную тучу.
   – Андрей! – вдруг сказала Кира. – У тебя… опять! Прицел!
   Я засмеялся. Точнее, нет, хотел засмеяться, но получилось лишь короткое злое рычание.
   – Ррр! Как раз сейчас он очень кстати!
   Черно-зеленый вжик поймал пулю первым. «ПМ» разнес хитиновое тельце в склизкие брызги, лишь два тонких крылышка, кружась, медленно опускались к земле. Второй выстрел уничтожил перламутровую тварь, третий – еще одну, на предельной дальности.
   – Ух! Молодец!
   Молодец – имплантат, а совсем не я. Но… не будем вдаваться в детали.
   Вжики отпрянули, самые агрессивные сдали назад. Я пнул пяткой свой рюкзак – точно к коленям Киры.
   – Развяжи! Достань бронежилет! Надену, если успею.
   «Да ты, брат Андреналин, просто герой. Сам профукал начало заслона, о броне и не вспомнил, а теперь на ни в чем не повинной девочке срываешься!»
   Впрочем, броня от вжиков что мертвому – культарка. Сила удара яйцекладов такая, что даже «дезерт» или «тайфун» пробивают.
   Еще один перламутровый жужик мелькнул в рядах собратьев. Я выцеливал его долгую секунду – мутант все время прятался за другими, – наконец подловил и выстрелил. Четвертая пуля оказалась особенно удачной; прошив опасную цель, она разорвала в клочья и вторую тварь, обычного красного вжика.
   За спиной пыхтела и возилась Кира. И шепотом что-то бубнила себе под нос. По-моему, ругалась.
   – Узел очень тугой…
   – Развязывай!! – рявкнул я, дуплетом срезав двух ближайших летунов. Хитин сыпался целыми кусками вперемешку с невесомыми частичками крыльев. Смятые и изломанные, они больше не сверкали маленькими зеркальцами, а напоминали изжеванный целлофан от упаковок пустынного рациона.
   В «ПМ» – последний патрон. Зато опасных вжиков больше не осталось, только простые.
   Штук пятьдесят.
   Я надавил на спуск. «Макаров» выплюнул пулю, привычно ткнулся в ладонь отдачей. И замер, не дослав в ствол девятимиллиметровую смерть.
   Вот и все. Опустевший «ПМ» полетел на землю.
   Легко расставшись с прежним хозяином, древний пистолет верно служил мне: почти не промахивался, несмотря на возраст и старые, просроченные патроны.
   – Кира! Автомат!
   Она тут же подала «хеклер» – стволом вперед. Я вполголоса выругался, перевернул «МП5», рукоятью смарта сбил предохранитель в положение одиночной стрельбы.
   И тут вжики ринулись на нас. Все сразу.
   – Ложись!! – заорал я изо всех сил и, раскинув руки в стороны, открыл огонь из обоих стволов.
   «Хеклер» плевался короткими вспышками, смарт жег насекомых на подлете. Озон смешался с вонью паленой плоти и запахом сгоревшего пороха. Клочья хитина валились под ноги, отстреленные крылья усеяли землю, как опавшие листья.
   За первую атаку я срезал не меньше двух дюжин. Рой рассыпался, вжики начали мешать друг другу, двое даже столкнулись в воздухе. Легче мне, правда, не стало – твари мелькали уже совсем рядом, кружили над головой, целились в лицо.
   «МП5» подавился последним патроном и затих. Смарт располосовал еще пару насекомых, одного я огрел кулаком, переломав хрупкие стрекозиные крылышки. Но вжики и не думали отступать, один спикировал мне на шею, и я дернулся, едва боль от укуса пронзила мышцы. Наугад отмахнулся «хеклером», отбросил бесполезную пушку и вытащил нож. Еще одна летучая мерзость села мне на грудь и вцепилась в карман джинсовки. Я прихлопнул вжика рукой, и, когда он, полураздавленный, свалился на землю, смачно припечатал ботинком.
   И отшатнулся. Ко мне метнулся красный хитин и почти сразу внезапно вспыхнул, прозрачные крылья в долю секунды обратились в пепел, а обугленная тушка, пованивая жареной тухлятиной, упала под ноги.
   Ядрена мать, она же меня сожжет, чего доброго!
   – Кира, не смей!!
   Смарт испепелил двух насекомых почти в упор, луч не оставил практически ничего, только горсть сажевых хлопьев. Еще одного вжика я удачно сбил ножом, срезав половину брюшка.
   Но другая тварь успела цапнуть меня в запястье, прежде чем я размозжил ее разгоряченным стволом лазерника.
   Вжиков осталось не больше десятка. Но все они уже сидели на мне, примериваясь, куда бы ударить яйцекладом. Я крутился, как заведенный, стараясь прикрыть не защищенные одеждой участки кожи.
   Куснули меня еще дважды – в ладонь и в плечо, продрав даже плотную ткань. В ответ смарт изжарил обоих, ножом я поддел еще одного, а остальных просто раздавил – локтями и ладонями.
   Наконец последний вжик, что пытался отползти от меня, волоча за собой мятые крылья, хлюпнул от удара подошвой, скрючился и издох.
   Горелая вонь сразу же ударила в ноздри, нестерпимо заныла дважды укушенная и обожженная рука. И ужасно зачесалась шея: проклятые твари, похоже, успели напичкать меня личинками, всадив под кожу яйца с зародышами. Не смертельно, но неприятно. Хорошего мало, когда сначала начинает нарывать, место укуса неделю зудит и чешется, потом внутри начинает что-то шевелиться, и – как итог – однажды из тебя лезет свеженький вжик, вполне зрелый и сформировавшийся. Ладно, если на отдыхе, а не в бою, когда со всех сторон наседают мутанты, а ты вдруг роняешь от боли оружие, корчишься с минуту, пока не вскроется нарыв, да вдобавок получаешь нового противника.
   Один сталкер будто бы разродился вжиками в объятиях своей любвеобильной подруги. Понятное дело, не без последствий. Перепуганная девица выставила ухажера вон, да и, как рассказывают, теперь вообще на мужиков не смотрит. Смех смехом, но я слышал, что из-за таких сюрпризов нашего брата не пускают в публичный дом без прививки. Не знаю, не пробовал. Если б я только подумал посетить красный квартал, Силь бы мне показала, где бункера для зимовки. Вплоть до направления.
   Я устало опустился на землю, сел прямо среди опаленных трупиков и хитиновых чешуек.
   Отбились.
   Кира подскочила ко мне, обняла и, с трудом сдерживая слезы, заговорила:
   – Ой, Андрей, они тебя всего искусали! Что же делать? Я так перепугалась! Думала, они нас съедят… но ты их всех убил. Скажи, шея не чешется? Я читала, что вжики откладывают под кожу яйца, откуда вылупляются личинки. Дай я посмотрю, может, и в тебя тоже…
   Она осеклась.
   Низкий протяжный многоголосый вой ударил по ушам. Казалось, он идет ниоткуда, но забивает все вокруг, еще минута – и в мире не останется ничего, кроме этого полурева-полустона. Я все понял сразу. Выругался про себя, включил локатор и протянул руку за снайперкой.
   Только динго нам и не хватало. Для полноты ощущений.
   – К… кто это… – заикаясь, спросила Кира.
   – Падальщики. Дикие собаки.
   – Динго?
   Я кивнул – конечно они, кто же еще.
   КПК показывал восемь целей, но, зная повадки стаи, я ждал еще гостей. Санитары пустошей хорошо организованы: может статься, что эти – лишь разведка, которая должна определить, силен ли враг. Если противник не слишком серьезный: ранен или по какой-то причине не способен сопротивляться, тогда приходят добытчики, быстрые, с крепкой шкурой и мощными челюстями. Укус динго всегда опасен, даже если живот и горло прикрыты, тварь может тяпнуть за лодыжку, да так, что отнимется нога.
   – Кира, бронежилет.
   Пока собачки добегут до нас – успею приодеться. А там посмотрим, кто лучше кусается: песьи зубы или свинцовая радость 7,62 со стальным сердечником.
   Я скинул джинсовку, протянул руку за сталк-комплектом.
   – Ой, – сказала Кира, – у тебя на шее…
   – Знаю, знаю. Давай скорее.
   Шея, плечо и правая рука саднили так, что впору лезть на стену. Или на дерево.
   Кое-как я все же напялил бронежилет, затянул ремни. Ладонь горела огнем, словно кто-то методично поливал ее кислотой.
   Я встал на колено, натянул на руку ремень «СВД», уперся локтем: динго – проворные твари, и сейчас мне нужна была не только меткость, но и быстрота. Если удастся сразу подстрелить вожака и еще хотя бы двух-трех, остальные вряд ли ввяжутся в бой.
   Шакалы всегда трусливы, люди они или звери – не важно.
   Кира всхлипнула.
   – Что случилось? – спросил я, не оборачиваясь. Не до того – в сетке прицела уже скалилась лохматая собачья голова. По сточенным черноватым клыкам текла слюна, из пасти свисал язык, бледно-розовый, как пещерный червяк.
   – Тебе больно, я чувствую… Может, я полечу тебя? Хотя бы немного.
   Несмотря на сильное напряжение боя, на ярость и желание убивать, которое всегда появляется, стоит поймать в оптику очередного мутанта, на сердце у меня потеплело. Пусть Кира сто раз необученная, пусть не всегда вовремя лезет со своей пси, но помочь она хочет совершенно искренне. Раньше я о таких псиониках не слышал, даже медиумы у федеральных госпиталей не лечат за просто так, один-два медяка в карман положат все равно.
   Может, она и правда когда-нибудь станет великой, избавит мир от вируса X и прочих радостей. Если доживет. И если один сталкер с микросхемой в черепушке перестанет мучиться всякой ерундой и доведет Киру до Москвы.
   Неужели это трудно – защищать того, кто тебе доверился? И так ли важно, кем он станет и где его ждут?
   «Ты поклялся, сталкер. Остальное – потом».
   Затвор плавно пошел вперед, ствол снайперки хищно вцепился в горло передней твари.
   Я медленно потянул спуск и…
   Вожак замер на месте. Остальные псы тоже. Черный лоснящийся нос шевелился – динго принюхивался. Что-то ему очень не нравилось, пес отфыркивался, мотал головой и снова пытался разгадать странный запах.
   Паленых вжиков учуял, что ли? Да для этих собачек падаль – самый деликатес. Обожают трупы жрать.
   – Что случилось? Они остановились.
   – Не знаю, Кир, посмотрим. Они думают, стоит ли с нами связываться. Только не шевелись. Не провоцируй их.
   Вторая в стае – крепкая могучая самка, что стояла у плеча вожака, вдруг подняла морду к небу и завыла. Через мгновение к ней присоединились и остальные. Но теперь в их вое больше не было угрозы и вызова.
   В нем звучал страх.
   Я с недоумением наблюдал, как почти все динго поджали хвосты и попятились. Самка жалобно заскулила, да так громко и выразительно, что услышали даже мы с Кирой, хотя собаки остановились метрах в трехстах.
   Только вожак не трогался с места. Он все продолжал что-то вынюхивать, водил мордой из стороны в сторону, будто старался уловить, откуда идет так раздражавший его запах. Двое последних развернулись и побежали прочь, подвывая на бегу от страха. За ними устремились остальные, и даже самка вожака, помедлив немного, бросила своего повелителя. Опустила лобастую голову к земле и потрусила вслед за стаей.
   Динго выли. Но в панической перекличке не хватало одного голоса – главного. Того, кто всегда вел орду динго за собой. Он все еще сопротивлялся. Он видел, что остался один, но пытался бороться.
   На меня волнами накатывала усталость. Горячка боя ушла, оставив лишь слабость и боль. Все ближе подступала дурнота, первый признак лихорадки от вжиковых укусов. Надо подумать о лечении, иначе можно нарваться на богомолов. Личинки для них – любимая пища, которую они способны учуять за несколько километров. На сладкое угощение мутанты сбегаются целыми стаями, и их ни на секунду не остановит тот факт, что лакомство придется из кого-то выковыривать. Богомолы передвигаются очень быстро, да и кому охота связываться с батальоном кузнечиков в два метра ростом?
   Ладно, одна пуля не восемь. Вряд ли остальные динго вернутся мстить. Когда стая спасается бегством, у нее только один закон – каждый сам за себя.
   Перекрестье замерло на цели.
   – Не стреляй, – вдруг сказала Кира. – Я пыталась успокоить Тикки, а наткнулась на него. На динго. Он очень испуган, очень. И больше всего на свете хочет убежать. Под теплый живот, в спасительную темноту, где еще много таких же, как он, вопящих от страха щенят.
   «Интересно, что же его так напугало? Аж до щенячьего визга и детских воспоминаний?»
   Вожак опять потянул носом и наконец не выдержал. Завыл с нотками отчаяния и страха, прижался к земле и помчался прочь, нелепо подбрасывая задние лапы.
   Минуту спустя поле радара очистилось. Динго отступили.
   Наверное, не стоило врать самому себе. Конечно, я знаю, почему так перепугались свирепые падальщики. Конечно, они всегда убегают от сильного противника, но разве два человека, один из которых ранен, а второй – смертельно напуган, смогли бы устрашить восьмерых псов? Бывало, на нас с Силь твари нападали и впятером, между прочим, на здоровых, сильных, хорошо вооруженных и в сильной броне.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация