А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война 2033. Пепел обетованный" (страница 20)

   В приват КПК сначала побежали строчки предупредительных сообщений:
   «Внимание! Частная зона!»
   «Доступ запрещен! Защитный периметр активирован!»
   «После второго предупреждения охранная система открывает огонь на поражение!»
   Потом ожило радио:
   – Кто вы такие? Что здесь забыли?! Частная зона, мать вашу!
   – Впустите, – прохрипел я. – Диверсанты на хвосте.
   Сердце готово было выпрыгнуть. Я привалился к броневым плитам периметра, с огромным трудом удерживая Киру на плече. Больше всего хотелось положить ее на землю и самому лечь рядом. И заснуть. И ни о чем не думать.
   – Вам повезло, ядреный корень! Еще минута – и привет! Хорошо, я оказался в пультовой… Система бьет без предупреждения.
   – Я знаю. Бывал у вас раньше. Откройте!
   А ведь могут и не впустить. Хотя негласный закон требует действовать сообща против сил Вторжения. Даже бойцы вражеского клана, с которым идет непримиримая война, в случае появления диверсантов становятся временными союзниками. А за стенами заводов и ТПК кланы обязаны прятать торговцев и случайных путников. Откажут – федералы вполне могут отнять лицензию, да и рейнджеры по головке не погладят, рейд этих бравых парней вряд ли поможет в бизнесе.
   Конечно, если б у ворот переминалась тяжеловооруженная бригада, лаборанты наверняка отправили бы их к соответствующей матери. Бывали случаи, когда под крики о силах Вторжения недружественные кланы врывались на завод или в лабораторию. Думаю, последствия легко представить.
   Но мы все-таки на рейдовый отряд не тянули, даже с Тикки. На приманку еще куда ни шло, однако диверсантов на радаре не разглядел бы разве что слепой, а когда такие парни в секторе, всем резко становится не до межклановых разборок.
   – Ладно, заходите. Только быстро! – проскрипел динамик над головой, и массивная бронированная плита, прикрывающая ворота лаборатории, медленно поползла вверх.

   Подпольная лаборатория
   Локальные координаты скрыты
   Последний уровень концентрического заслона у Новой Москвы
   Локальные координаты 120404
   С огромным трудом я заставил себя отлипнуть от стены и ввалиться внутрь. Сделал два шага по полутемному туннелю и понял: все, сейчас упаду.
   Осторожно опустил на бетонный пол Киру и только потом рухнул сам. В прямом смысле слова рухнул – ноги больше не держали. Колени оказались в какой-то луже, джинсы моментально пропитались влагой. Но сил отползти в другое место уже не было, я уперся плечом в стену и закрыл глаза. Похоже, я отключился на несколько секунд. Очнулся от надрывного стона дверной автоматики. Тряхнул головой, подобрал под себя ноги, пока окончательно не промокли, и осмотрелся.
   Тусклая лампочка под потолком с трудом боролась с окружающей темнотой. Серые некрашеные стены на вид казались склизкими, из-под потолка тянулись вниз влажные дорожки, местами превращаясь в настоящие сталактиты. На полу копошились мокрицы, я еще подумал: «Вот где настоящий пир для Тикки». Пахло отсыревшим бетоном.
   С грохотом опустилась в паз бронированная плита, клацнули вакуумные запоры. Стало совсем темно.
   Когда в узком пенале туннеля перестало биться гулкое эхо, я услышал торопливые шаги. К нам бежали люди. Не знаю, с оружием или нет, но, по крайней мере, не враги. Иначе просто не впустили бы.
   На всякий случай положил руку на пояс, поближе к смарту – от «СВД» здесь толку мало, а вот лазерный пистолет свое дело сделает, если что. Правда, тогда живыми нас отсюда не выпустят.
   Из-за поворота сначала появилось несколько стволов. В основном такие же смарты и с полдюжины «MP5K». Молодой и не слишком уверенный голос прокричал:
   – Оружие на землю!
   – Да никто его и не держит, посмотри сам, – ответил я. – Все равно сил нет. Валяйте, вяжите, если вам так приспичило.
   В ответ – невнятное бормотание: невидимые вояки совещались между собой. Я с трудом мог собраться с мыслями, но сообразил наконец, что настоящей охраны в лаборатории сейчас нет. А то и вообще не было никогда, владельцы понадеялись на автоматику. Вот и пришлось научникам, что не сразу вспомнят, где у пушки курок, а где – спуск, хвататься за стволы и изображать крутых парней.
   Хорошо, если не постреляют друг друга с перепугу.
   – Эй! Все нормально, мы не причиним никому вреда. Раньше ходили сюда с товаром, носили чипы, потому и знаем дорогу. Макнот, – я напряг память и вспомнил-таки ник начальника лаборатории, – здесь? Скажите, пришел Андреналин.

   Слава куполу, нам поверили. Вряд ли я смог бы долго спорить – то и дело тянуло провалиться в спасительную темноту. Но имя директора произвело впечатление, в нас перестали тыкать пушками, помогли добраться до гостевого бокса, а когда через несколько часов мы более-менее пришли в себя, – даже накормили.
   Пока Кира уминала армейский сухпай (все же повкуснее пустынного рациона) и кормила Тикки, я нашел старшего лаборанта Смити, которого смутно помнил еще с невских времен. Собственно, именно он, как только переехал в Новую Москву, и сосватал нам с Силь чудесную халтурку для лаборатории. Раньше он пахал на федеральное правительство, но когда понял, что, сколько бы он ни изобретал, деньги, награды и слава достанутся большим шишкам, плюнул и стал втихую приторговывать государственными секретами на черном рынке. Я его понимал: многочисленное семейство Смити хотело есть не раз в неделю, а каждый день, но, боюсь, копы и Трибунал решили бы по-другому. О конспирации он имел самое смутное представление, особо не осторожничал и, в конце концов, точно загремел бы на зону. Но первым талантливого инженера выловил предприимчивый Алистер Макнот, намекнул на перспективы, дал денег и пристроил к себе.
   Смити встретил меня без церемоний:
   – Энжи, ты раздолбай хренов, твою мать!
   – ??? – я даже не нашелся, что ответить. Чуть ли не впервые в жизни.
   – Какого рожна ты притащил на хвосте ублюдочную Бету?!
   – Деваться некуда было. Они шли прямо за нами, едва не по пятам. Тебе разве не сказали?
   – Сказали, и что с того? Ядреный корень! Только диверсантов нам тут и не хватало!
   Я почувствовал себя неуютно. Если солдаты Орднунга осадили лабораторию… Впрочем, нет. Боя не было, я бы услышал.
   – Они что, до сих пор здесь?
   – Нет, конечно. Потоптались под стенами пять минут, схватили пару залпов и тут же убрались.
   – Что ты тогда волнуешься?
   – Как что?! – вскипел Смити. – А если по их стопам штурмовая пехота припрется? И начнет выяснять, что здесь творится, а? Постучится к нам ласково? Это ведь не диверсанты, их лазерами не встретишь. Себе дороже. Пока Макнота нет, я за главного. И что я ему скажу, когда все вместе на зоне пропишемся?
   Смити натурально нервничал. Бедняга, тема каторги для него – до сих пор поперек горла.
   Я усмехнулся.
   – Не бойся, федералы не придут. Мальчики из Беты где-то у столицы уже схлопотали по ушам, да еще наткнулись на торговый караван. Потрепали их крупно… В общем, других гостей не жди, диверсанты отступали после неудачного рейда. Никто их не гнал.
   Он бушевал еще несколько минут, но постепенно остыл. Просить убежища от Беты я имел полное право, пусть нигде в законах это и не прописано. И сам Смити прослыл бы последним гадом, если б нас не впустил. Люди, в конце концов, до всего дознаются, дай только время, и не факт, что Макнот (а особенно те, кто за ним стоит) обрадовался бы такой «популярности».
   – Ладно, – проворчал он наконец, – хрен с тобой, золотая крыса! Ты нам помогал, мы тебе помогли. Будем считать, что в расчете. Но если подкинем шабашку – бросаешь все и пашешь на нас, о’кей?
   Я пожал плечами.
   – Да мы вроде и раньше не отказывались. Через два-три дня я весь твой. Сейчас в Новую Москву иду.
   – Какого дерьма ты забыл в этом поганом гадюшнике?
   – Работа, сам понимаешь.
   Конечно, я не сказал какая. Чем меньше людей знают тайну, тем больше шансов, что завтра она не станет всеобщим достоянием.
   – Неспокойно там.
   – А когда в столице было спокойно? Или что-то особенное случилось? То-то я смотрю, ты весь издергался.
   – Резня у Москвы, брат. У границ купола болтается немерено боевых отрядов. Сильные кланы, Энжи, не знаю, что они там забыли. Друг друга мочат почем зря, из города не выйдешь. И постоянно новые прибывают. Ждут они чего-то. Хуже всего у восточных окраин: сам знаешь, там и раньше было не скучно – много шахт, много порталов, много мародеров – а теперь и вовсе беда. Двенадцать клиентов пропали, шли к нам и… не дошли. Ники черные, КПК в Сети не регистрируются. Двух грузов опрокинули. Походя, не грабили даже. Видимо, приняли за кого-то другого. Так что понимаешь теперь, почему я на тебя набросился: Мак уехал к крупному заказчику, я остался на хозяйстве, получается – весь геморрой на мне.
   Новости меня не обрадовали. То есть совсем. В отличие от Смити, я точно знал, кого ждут боевики топ-кланов. М-да… Сюрприз. Что же такого кроется в скромной девчонке-пси, если за ней охотится полмира? Интересно, узнаю ли я когда-нибудь, во что ввязался? Или так и сдохну, сжигаемый любопытством?
   – Понимаю.
   – Пушки на боевом взводе, лаборатория чуть ли не в осаде, работа стоит. И вдруг – диверсанты! Только их нам и не хватало для полного счастья.
   Больше всего на свете Смити любил жаловаться на жизнь. Поэтому в благодарность за важные новости пришлось выслушать его до конца. О бедах и болячках многочисленных отпрысков, о новой налоговой политике столичной мэрии, что душит честных работяг, о корыстном Маке, который хоть и платит хорошо, но заставляет заниматься только проверенными перками, теми, что приносят хороший доход. И не дает никакого простора для творчества.
   «Ну, парень, зато твоя семья сыта и довольна. А ты как хотел? Иммунку съесть и не отравиться?»
   Да, имплантация перк-чипов куда прозаичнее, чем конструирование фантастических устройств, половина из которых не заработает никогда. Никакого ноу-хау, технология давно известна и отработана: биоимплантат вшивается под кожу, работает от аккумуляторов, время действия которых ограниченно. По истечении заряда перк выходит из строя и усваивается организмом, как обычная органика. Дальше – копим монеты на новый.
   Более совершенные имплантаты пашут на нервной энергии. Правда, для слабых нервных импульсов заряд даже для разового использования перков слишком мощный и накапливается долго, часами, а то и сутками. Отработал свое – и на долгое время снова ушел в спящий режим.
   Говорят, саму технологию впервые опробовали в Атланте: перк с бейзика расшифровывается как «личное знание». Но, как обычно, ноу-хау недолго оставалось в секрете. Выкрали документацию, поймали и препарировали – в буквальном смысле – десяток бойцов… и поехало. Сейчас имплантат можно воткнуть в любом медицинском центре или в таких вот лабораториях, как официальных, государственных, так и подпольных.
   Во вторых, кстати, куда дешевле.
   Смити плакался почти час. Я даже развеселился: такой рукастый мастер – и вдруг профессиональный нытик. Как говорят завсегдатаи пабов, эмо. Обычно так называют обиженных жизнью, что приходят в кабак изливать свое горе первому встречному.
   Я бы, наверное, давным-давно послал его в известном направлении, но очень мучил меня один вопрос. Давно мучил. И я готов был терпеть подробное перечисление всех бед и неудач Смити, лишь бы услышать ответ.
   Он все не унимался:
   – …а последняя партия перков, на ускорение метаболизма… как назло оказалась бракованной. Я Мака предупреждал, но он все равно говорит – ставь. А на кой стич их лепить, если работают нестабильно? Хорошо когда просто откажут, а вдруг какие побочные эффекты проявятся?
   Вот-вот, правильная тема. Кстати, о побочных эффектах…
   – Слушай, Смити, ты в имплантатах первый спец. Слышал что-нибудь о новом перке? Коммерческое название не помню, по-моему, ганфайтинг. Меткая и быстрая стрельба с обеих рук.
   Он заинтересованно посмотрел на меня:
   – Ганфайтинг? Не слышал. А на что действует?
   – Точно не знаю. Вроде бы совмещенный, на баллистику и на мышечную координацию. И управляемый глазомер еще.
   – У-у, – Смити рассмеялся, – хватанул! Так не бывает, Энжи, чтоб три параметра сразу. Знаешь, сколько он жрать будет? Нервных токов не хватит, даже если такого эмоционального парня, как я, подключить…
   Еще один юморист на мою голову.
   – Нет, сталкер, шутишь. Нереальная штуковина.
   – Может, она на аккумуляторах.
   – А смысл? С такой мощностью заряда на два-три раза хватит, а стоить твой перк будет гору денег. Кому он сдался?
   Два-три раза, говоришь? Хм-м… На моей памяти уже сильно больше. Раз двадцать точно.
   – Ну, не знаю. За что купил, за то и продаю, мне рейнджеры в Оазисе рассказывали. И еще говорят, что такую штуку чуть ли не сам проф Джексон ставит.
   Собеседник едва не согнулся пополам от смеха.
   – Джексон?! Ха! Наврали тебе, мой доверчивый друг! Наш проф самостоятельно не может даже унитаз спустить, не то что перк поставить. Правда, я давно его не видел, и с сантехникой он за это время вполне мог освоиться. Но имплантат! С тремя параметрами! Ни-ко-гда! Понял, Энжи? Никогда! Ха-ха!!
   Я в который уже раз за все время беседы похвалил себя за сдержанность. Прознай Смити, что таинственный перк существует и находится в двух шагах от него… Кто его знает – а вдруг кликнет своих, прикажет прикрутить Андреналина к операционному столу, чтоб не рыпался… и займется вскрытием. Во имя науки.
   – Нету такого имплантата, ясно? А даже если и есть, то Джексон к нему никакого отношения не имеет. И вообще никто из тех, кого я знаю. Это, знаешь, больше на диверсантов похоже – глазомер, мышечная координация… У них все сразу подкручено, только никакими не перками. Их такими и выстругали, прямо в роддоме.

   Я клятвенно пообещал Смити, что если разузнаю хоть какую-то информацию о невозможном имплантате – сразу сообщу ему. Ну, а случится мне раздобыть экземплярчик, пусть и поврежденный (то есть из простреленной головы), он меня не обидит. Только все это напрасный труд, дележ шкуры неубитого стича, потому что «такая штуковина, Энжи, не существует и не будет существовать никогда!»
   По дороге к боксу, где меня ждала Кира, я все время ощупывал затылок. Пальцы натыкались на давно заживший шрам – ненавистная железяка никуда не делась, мирно сидела на привычном месте. Вот она я, мол, прямо здесь. Кто там утверждает, что меня нет?
   Наверное, видок у меня был еще тот – удивленный и ошарашенный. Стоило мне появиться в дверях, как Кира разом прекратила жевать и озабоченно спросила:
   – Что-то случилось?
   – Да нет, с чего ты взяла?
   – У тебя такое лицо… Андрей! Ты опять что-то скрываешь! Я давно уже не маленькая, мне можно рассказывать все!
   «Так уж и все?»
   Пришлось наскоро придумывать причину. Сказать, что у Новой Москвы толчется огромная банда топ-кланеров из всех частных городов, я тоже не мог. Кира со своей идеей Великой миссии поймет, кого именно они ждут, еще быстрее, чем я. И неизвестно, как отреагирует. С ее-то пылом может попереть напролом, а может и сбежать темной ночкой, чтобы не подставлять бедного Андреналина под чужие стволы. И где потом прикажете ее искать?
   Как всегда в таких случаях, выручила полуправда.
   – Знакомый рассказал, что у столицы неспокойно. Клановые войны, много бойцов, мародеры так и рыщут. Исла по шахтам шарит от нечего делать…
   Кира поверила.
   – И как мы теперь? Не пройдем?
   – Почему же… придумаем что-нибудь. – Я сел рядом с ней, обнял за плечи. Она тут же протянула мне флягу с чем-то горячим.
   Я принюхался. Запах вполне сносный, даже аппетитный.
   – Что это?
   Она улыбнулась, в глазах заплясали веселые хитринки.
   – А ты попробуй.
   Я сделал глоток, другой… и в полном изумлении посмотрел на Киру:
   – Бульон? Но как?
   – А вот так. Уметь надо. Вода, сухой паек и немного пирокинеза, чтобы подогреть.
   – Ну, Кир, – я покачал головой, – ты просто молодчина!
   А про себя подумал, что, наверное, зря я так часто ругаю псионику. При разумном использовании она может преподнести немало приятных сюрпризов. В любом случае лечить, обогревать и готовить куда естественней для девушки, чем сжигать людей заживо.
   – И что мы придумаем? – спросила Кира, наблюдая, как я с видом истинного гурмана уплетаю бульон.
   В ответ я вызвал на экран КПК карту – благо, запас батарей теперь позволял – и показал Кире.
   – Видишь, вот восточная граница. Мы подходим отсюда, с юго-востока. Самый короткий путь по шоссе, мимо портала с базой рейнджеров. Но он, естественно, и самый опасный.
   – Почему? Разве рейнджеры нам не помогут?
   – Помогут. Но до них еще надо дойти, в чем я сомневаюсь. Так что лучше обогнем купол с юга, пересечем последний заслон здесь. Там стичи и крысы, не страшно, да и чистят его постоянно, думаю, пройдем. Потом вот сюда, к юго-западному порталу. Названия у него нет, в народе его зовут Прибрежным или «сталкерским», потому что с него раньше шла транспортная линия на заброшенную сталк-базу. Там много наших, если что – помогут. Понятно?
   – Да. Зачем ты мне так подробно все рассказываешь? Я тебе доверяю…
   – Всяк солдат должен знать свой маневр. – Я свернул карту и подмигнул. Не скажешь же: «Кира, дело не в доверии, просто я хочу, чтобы ты знала дорогу и смогла дойти до столицы самостоятельно. На случай если меня убьют». – Путь непростой, зато вряд ли кому придет в голову нас там ждать.
   – А… диверсанты? Они нас не поймают?
   – Нет, не бойся. Мальчики из Беты отступили от города, им не до нас сейчас. И пока все не утихнет, они к Москве не сунутся, даже карателям с нашими штурмовиками не тягаться.
   Кира на минуту задумалась, потом вдруг широко улыбнулась, даже хихикнула.
   – Что ты смеешься?
   – Торговца вспомнила. Ты тогда сказал еще, что он жулик и надул нас монет на двадцать. И потому спать будет спокойно. Я подумала: вряд ли он теперь заснет.
   Я хмыкнул. И правда. Как он перепугался! Аж побледнел весь. «Товар?! Что будет с моим товаром?!»
   – Да уж, не до сна ему теперь. В отключке валяется небось. С великой радости, что отбились, самогона бейлевского насосался и пузыри пускает. А командир охраны пока подсчитывает, сколько с нанимателя еще бабла можно срубить.
   – Ну, они же и правда победили. Отбили атаку…
   Я растянулся на импровизированной лежанке – заводских упаковках с одеждой. Мак, как обычно, одним бизнесом не ограничивался и, похоже, приторговывал контрабандным шмотьем.
   Да и хрен с ним. Каждый выкручивается, как умеет.
   – Есть такая поговорка, Кир, – бабло побеждает зло. И от нее никуда не денешься. Давай-ка, ложись спать, отдохнем впрок, пока есть возможность.

   К утру мы вполне очухались. Вчерашняя усталость сгинула почти без следа – вот что значит хорошо подкрепиться и отдохнуть. Смити уговаривал посидеть еще денек, но я решил не испытывать судьбу. В лаборатории достаточно неглупых и не слишком обремененных принципами людей, которые к тому же имеют выход в Сеть. И среди них довольно быстро найдется (если уже не нашелся) умник, способный сложить два плюс два и вычислить нас. А значит, с каждым часом растет шанс встретить за воротами радостных и довольных, но весьма настойчивых мордоворотов с большими пушками.
   Я поблагодарил и отказался. По-моему, Смити вздохнул с облегчением.
   Но деньги все-таки взял. Сначала отнекивался – свои люди, мол, сочтемся, – но потом, под давлением неотразимого аргумента, что «кому-то надо и семью кормить», согласился. Я отдал ему всю оставшуюся медь. Как бы все ни повернулось, а наличные нам до Москвы не понадобятся. Честно говоря, я надеялся вообще избежать встреч с кем-либо до самых границ столицы.
   Ну его в эпицентр. Так спокойнее.
   Мы снова ушли с шоссе, на этот раз аж на десять километров южнее. Хватит веселья и развлечений. И так собрали по дороге всех тварей пустошей, от роботов и стичей до охотников за головами и диверсантов.
   Лимит невезения исчерпан минимум на год вперед. Если теперь все оставшееся время нам придется топать только вдвоем, я не откажусь.
   По сторонам будем смотреть – зелень, деревья, радиация. Красивые места.
   И действительно, мы прошли без приключений почти десять суток, километров двести. Трава густела, отдельно стоящие дубы и осины сменялись густыми перелесками, которые я, несмотря на неоднократные просьбы Киры, обходил десятой дорогой. Нечего там делать. Лес, оставшийся с Того Дня, – не просто лес. Это замкнутый мир, целая система со своими собственными правилами и законами. И людям там не место. Мало кто отваживался заходить в тенистые аллеи, и совсем уж ничтожное число вернулись обратно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация