А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война 2033. Пепел обетованный" (страница 19)

   – Есть! – ответила она и принялась развязывать мой рюкзак, где еще оставалось несколько упаковок рациона.
   Я с трудом отвел взгляд от полоски обнаженной кожи над талией, водрузил на подоконник снайперку и уткнулся в обрезиненную подушку оптического прицела с такой силой, словно не было на свете интереснее занятия, чем осматривать парящую утренним туманом траву.
   Минуты через три рядом примостилась Кира, с хрустом надорвала вакуумную пленку рациона. Прижалась ко мне и вполголоса сказала на ухо:
   – Завтрак, командир.
   От тепла ее дыхания снова побежали мурашки. Я отложил винтовку, повернулся, и Кира, не успев среагировать, ткнулась губами мне в щеку.
   Проклятье! Меня обдало таким жаром, что еще немного, и можно будет прикуривать. Либо она ничего не понимает, либо наоборот – и тогда явно испытывает мое терпение.
   И как прикажете себя вести?
   – Но-но! – сказал я, старательно имитируя нормальный, спокойный голос. – Не подлизывайся. Прощение ты еще не заработала.
   Кира снова вытянулась, оправила гимнастерку. И где ее только такому научили? Не говоря уж о том, что на расстоянии десяти сантиметров ее фигура смотрелась в разы предпочтительнее.
   Я сглотнул, взял из ее рук рацион.
   – Поела? Тикки покормила?
   – Да.
   – Вот и хорошо. На вот, – кивком я указал на «СВД», – посмотри, пока руководящий состав питается.
   Она уселась на мое место, с трудом вскинула тяжелую винтовку, припала к прицелу.
   – Андрей, а где шоссе?
   – На Москву? Западнее на шесть целиков.
   – Что? – Кира удивленно посмотрела на меня.
   Конечно, откуда ей знать снайперский жаргон. Я притянул винтовку за цевье в нужный сектор.
   – Ищи здесь.
   Она зашарила стволом по горизонту. Я привалился спиной к раме. Мечта сталкера: во фляге – вода, в руке – жрач, пусть и синтетический, рядом красивая женщина. Что еще надо? Полный рюкзак товара, наверное. Ну, если будет спокойно, можно порыскать по развалинам, глядишь, на заводе найдется что-нибудь ценное. Не все же вынесли прежние добытчики.
   Вдруг Кира встрепенулась, вцепилась в «СВД», как ночью в мою куртку.
   – Андрей! Там кто-то есть! На шоссе!
   Я перехватил ствол, глянул в оптику. А ведь и правда! Вот молодец, девочка!
   – Отлично! Рукопожатие перед строем!
   Кира недоверчиво смотрела на меня.
   – Это… хорошо?
   – Конечно. Грузовой робот, несколько человек охраны вокруг и передовой разъезд. Что это может быть?
   – Не знаю.
   – Караван, Кира! Торговец.
   Я сжевал остатки рациона, закинул за спину ствол. Подхватил с пола мешок, на ходу затягивая ремни. Кира возилась с Тикки, пытаясь упрятать геккона в рюкзак. Тот вяло сопротивлялся. Видно, почувствовал утреннее тепло и не хотел больше дремать. Хотел опять бежать рядом с людьми.
   – Собирайся быстрее. И Кир… переоденься. Футболку надень или что там у тебя есть. День будет жаркий, вон как роса парит.

   Ворота завода остались позади. Мы споро шли наперерез каравану, и я не сомневался, что скоро догоним – в прицел снайперки грузовой робот смотрелся как на ладони: старая, списанная с какой-нибудь из федеральных шахт развалюха. Ржавого топтуна, конечно, залатали, как могли, но скорость у него от этого не повысилась. Медленно полз, переваливаясь на ходу, поскрипывал старыми суставами и ревел на поворотах изношенным двигателем.
   Главное, чтоб за всей этой какофонией охрана каравана не прозевала гостей. В КПК нас не видно, могут подумать, что мародерский авангард. И устроить теплый многоствольный прием.
   Нас остановили километра за полтора – зря я беспокоился, охрана свое дело знала. Суровый голос потребовал на общей волне:
   – Стоять! Кто такие? Включить КПК! Иначе стреляем!
   Хорошо у рации автономное питание, и хорошо, что я держал ее включенной. Иначе могла случиться неприятность.
   – Сталкеры. Идем со стичьего заслона. Не стреляйте, наладонники не пашут – заряд еще три дня назад сдох.
   О том, что в КПК остался аварийный запас, я благоразумно умолчал. Чем меньше мы будем светить своими никами, тем лучше.
   – Держать руки над головой! За оружие не хвататься!
   Да мы и не собирались.
   Мрачные парни в тяжелой броне держали нас под прицелом. Командир с нашивками наемника и неизвестным мне клановым значком махнул рукой:
   – Давайте сюда. И без глупостей.
   В брюхе робота открылась дверца, съехала по направляющим маленькая лесенка.
   Торговец, невысокий и сухопарый мужик неопределенного возраста, встретил нас без особого энтузиазма. Глаза его беспокойно бегали. Ну, понятно: доверия мы не внушали. Что еще, мол, за странная парочка? Охрана охраной, но и самому надо ухо востро держать.
   Но мародеров бояться – с товаром не ходить. Профессия обязывает. Поэтому поздоровался он вполне вежливо и сразу же перешел к делу:
   – Есть что на продажу?
   – Найдется. Стичья голова, двухдневная, протухнуть еще не успела.
   – Голубого? – с напускной веселостью спросил он и подмигнул. – Редкий товар, однако.
   Шутник, мать его. Юморист недорезанный.
   – Голубые все в Новой Москве, в барах окопались. По пустыне только серые бродят, да блондины иногда. Один как раз верхней запчастью и поделился.
   Торговец кивнул.
   – Сто.
   – Сто восемьдесят, – тут же ответил я.
   Он поднял бровь:
   – А почему не пятьсот?
   – Да скромный я по натуре. И к тому же цены знаю.
   – Развелось вас, знатоков… – он хмыкнул. – Хорошо. Зайдем с другого конца. Тебе-то что-нибудь нужно?
   – Обязательно. Патроны 7,62 снайперские для вот этой, – я хлопнул ладонью по прикладу «СВД», – игрушки, батареи к КПК, и, если в твоем хозяйстве найдется, бронежилет сталкерский. Можно не новый, залатанный даже, но крепкий. Чтоб завтра не развалился.
   – И все богатство в обмен за никчемную головешку?!
   – Ну почему же все? Поторгуемся…
   Пара раундов прошло быстро: он поднял цену до ста двадцати, я – снизил до ста шестидесяти. Потом оба уперлись. Он долго и нудно перечислял, сколько выручит в городе за товар, который я запросил. Грустно поведал, что в наемники сейчас идут немногие, и головы альбиносов спросом не пользуются. Пожаловался на дороговизну частных дорог и корсарский произвол.
   – …охрана за последнее время опять же подорожала. Еле концы с концами свожу.
   – Хорошо, что сказал. Надо будет потом наняться, подниму меди чуток.
   В общем, поторговались на славу. Кира поначалу стояла с открытым ртом, но потом, когда поняла, что на самом деле происходит, с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться.
   – Ладно, – наконец сказал торговец. – По рукам. Голова и тридцать монет за все барахло. Мощно торгуешься, сталкер, не ожидал.
   Я передал ему запакованную голову, отсыпал деньги. Хорошо, хватило наличных, не пришлось включать КПК для перевода.
   Торговец въедливо осмотрел каждую монету, развернул обертку с трофея, поморщился. Но промолчал, потому что на качество моего товара жаловаться не приходилось. Потом вскарабкался по лестнице в трюм робота и закрыл за собой люк.
   – Уффф… – вздохнула Кира. – Я думала, вы никогда не договоритесь.
   – Это мы еще быстро: ему в столицу надо, вот и торопится. Так бы еще пару часов спорили, нормального барыгу хлебом не корми, дай поторговаться. Монет на двадцать он нас обжулил, конечно, спать сегодня будет спокойно. Хотя посмотрим, что он там принесет. Сейчас рвань какую-нибудь вытащит, дырками залатанную, полчаса будет убеждать, что прочнее не видел. Ты, если хочешь, посмотри пока вокруг – здесь безопасно, с охраной-то. Только далеко не уходи и ни с кем не разговаривай.
   Она кивнула, но не ушла. Наклонилась ко мне и прошептала:
   – А почему он спросил про голубого стича? Такой разве бывает?
   Я смутился.
   – Э-э… нет. Выдумки все, легенда.
   – Расскажи!
   – Да ну, Кир, не бери в голову. Глупости это все.
   Кому другому рассказал бы, но не ей. История не для женских ушей: так уж повелось, что для одних – соленая шутка с бородой, для других – страшная пошлятина.
   Несколько лет назад появился в столице странный паренек по имени Фло. И сразу же стал знаменитостью: всем, кто готов был слушать, рассказывал о таинственном голубом стиче. Противная тварь якобы не плевалась, а лезла целоваться своими губами-трубочками, ну а дальше так вообще… требовала любви и ласки. Странные, короче, фантазии посещали Фло, нездоровые; то ли уродился бедняга таким, то ли контузия голову повредила. Он, говорят, даже собирал деньги на экспедицию – поймать редкого мутанта и привезти в город. Я, мол, вам всем докажу! На какое-то время Фло стал в кабаках Новой Москвы притчей во языцех. Потом оказалось, что у него не все в порядке не только с головой, но и с сексуальной ориентацией, и он то ли спился, то ли сгинул в одном из столичных притонов. Но легенда осталась, за давностью лет обросла немалым количеством подробностей, сто раз успела надоесть и возродиться вновь. Так и гуляет в народе.
   Кира не стала настаивать, давно уже вызубрила: если Андреналин сказал «нет», значит – НЕТ.
   С самым независимым видом подернула плечом: «глупости, да? ладно-ладно…» и отошла. Надеюсь, ума хватит не брататься с охранниками, не вываливать первому встречному свою историю и не просить места в караване. Стоит только кому-то узнать ее ник… Нет, доставят ее тогда в целости и сохранности, причем в максимально короткий срок, даже караван не постесняются бросить ради такого. Вопрос только куда.
   Точно не в Москву.
   Ну, дилер не выдаст, студень не съест. Кира девушка обидчивая, конечно, но не дура же.
   Через минуту она уже стояла рядом. Испуганная до дрожи, побледневшая. Даже говорила с запинками.
   – А-андрей… там к-корсар! У н-него… к-красный значок! С ч-черепом!
   – Я видел. Ну и что?
   – Он… з-за мной охотится, д-да?
   Ох, бедная. Надо было сразу объяснить.
   – Успокойся. – Я погладил Киру по волосам. – Он ничего тебе не сделает. Он охранник, понимаешь?
   – Как это? Корсар – и охранник?
   – С тех пор как разогнали Совет капитанов, в Исле анархия, и многие бойцы сменили нанимателей. А значки оставили, во-первых, на врага хорошо действует, а во-вторых, уникальные исловские умения никто не отменял. В бою любой стороне сгодятся. И вообще: не думай, что каждый, у кого черепастый шеврон, – обязательно разбойник и трупоед.
   – Разве нет?
   – Не всегда. В больших кланах много корсаров – они незаменимы для разведки. Или во время войны, когда охотятся на вражеские грузы. Ты, наверное, удивишься, но и корсары-антимародеры тоже бывают.
   Кира все еще оглядывалась, но любопытство медленно, но верно вытесняло страх.
   – И они стреляют… в своих?
   – Во-первых, не в «своих» – корсар корсару далеко не всегда союзник. А во-вторых, мародеров все не любят. За шакальство. Ислу видно по значкам, нападают они открыто… знаешь, что от них ждать. Да и убивают не так часто, все больше грабят. «Груз на пол и на выход», помнишь? А мародеры предпочитают забирать товар с трупа, поэтому нападают со спины, из темноты, или изображают защитников слабых. «Не бойся, я тебе помогу!» Ну, и помогают. Очередью в спину или пирокинезом в упор. Понимаешь теперь, почему мародеров не хоронят?
   – Да…
   – Так что значок с черепом еще не означает смертельного врага. В торговом караване ему цены нет. Кто лучше знает тактику корсаров, как не свой, прикормленный? Но в любом случае держись от него подальше.
   Заскрипел люк, в проеме наконец-то появился торговец. Спустился вниз и выложил передо мной целую кипу барахла. Патроны и батареи я сразу рассовал по карманам: по маркировке вроде все нормально, а проверять каждый – запаришься. Да и не тех денег они стоят, чтобы мухлевать.
   А вот с бронежилетами пришлось попотеть. Барыга притащил штук десять, разной степени паршивости. Половину я отложил сразу: скверный ремонт, плохо заделанные пробоины, некачественные пластины. Барахло. Еще один оказался женским, другой – на шесть размеров меньше.
   – Отличная одежка, – сказал торговец. – В городе любой не задумываясь отвалил бы за них по паре сотен монет. Моя щедрость меня погубит.
   Ага, сейчас. Мысленно я пожелал ему кучу самых страшных вирусов в печень, простату и мозг.
   – Мусор. Дырка на дырке, наспех запаяны паяльником. В таком даже помойное ведро выносить стыдно.
   Он не обиделся. Наоборот – приготовился расхваливать, как наилучший свой товар.
   Не успел. В голове колонны среди охранников послышался ропот. Еще через минуту все забегали, занимая позиции. Прямо на асфальт установили станок для супрессора, наемник богатырских пропорций тащил на плече мини-ган.
   К нам подбежал капитан:
   – Разведка наткнулась на отступающий отряд диверсантов. Уйти с дороги мы не успеем, особенно с роботом. Придется принять в лоб.
   Новость сразила торговца едва не наповал. Он разволновался, приподнялся на цыпочках, чтобы посмотреть вперед – не видно ли страшных диверсантов, быстро заговорил:
   – Капитан, вы же уничтожите их, да? Скажите мне? Это ведь входит в наш договор, вы нанимались сопроводить караван до столицы и защищать…
   – О цене поговорим потом. Не до того сейчас.
   – Но мой товар! Что будет с моим товаром?!
   – Ничего с ним не будет. Их не так много, похоже, кто-то уже потрепал отряд. Рейнджеры или штурмовая пехота. Вряд ли они примут бой. Так что укройтесь за броней и ждите. А вы, – он обернулся к нам, – проваливайте отсюда побыстрее. И желательно подальше. Хрен его знает, куда эти ублюдки попрут потом.
   Я выбрал из кучи самый крепкий бронежилет, ухватил мягкую, разом вспотевшую от страха руку торговца, пожал ее:
   – Беру вот эту. Согласен? По глазам вижу, что согласен. Значит, договорились. Спасибо, было приятно иметь с тобой дело. Кира, уходим.
   На ходу заталкивая покупку в мешок, я потащил девушку прочь с шоссе. Барыга издал какой-то неопределенный звук, но я не оглядывался. Поздно уже торговаться, друг мой, вспоминать, что именно этот экземпляр стоит в два раза дороже и ты случайно прихватил его вместе со всеми. И, конечно, совершенно не собирался продавать за столь мизерную цену.
   Теперь не до бизнеса, шкуру бы спасти.
   Я спешил убраться не только с возможной линии огня. Как бы охране не пришло в голову, что мы специально задержали караван до похода рейдеров. Что бы ни говорили про массовый героизм в дни Вторжения, те времена давно прошли. Враг огреб по самое не балуйся, и давным-давно поменял тактику. Рейды и диверсии самих вторженцев – лишь одна сторона медали. А с другой – наше человеческое умение продавать все и вся за подходящую сумму. Кое-кто из беспринципных наемников и бывшей исловской братии работает на этих кровавых мерзавцев. Говорят, некий Мастер Черепов выплачивает неплохие премиальные за головы убитых людей, а оберкомандант карательными силами вовсю вербует наших для своих темных делишек.
   Так что в пособники диверсантов могут записать легко и непринужденно, куда сложнее будет оправдаться и снять с себя все обвинения. Да и не стал бы никто разбираться, расстреляли бы в пять минут прямо у грузового робота.
   Ровная такыровая пустошь тянулась километров на пять от дороги. Я шел быстрым шагом, подгоняя Киру – отстреляется охрана от диверсантов или нет, неважно, в любом случае нас не увидит только слепой. А у солдат Орднунга со зрением все в порядке, получше любого электронного увеличителя.
   Кое-кто считает, что силы Вторжения явились чуть ли не с другой планеты. Или, по крайней мере, с орбиты. На космической станции, мол, Тот День пересидели, теперь обратно спустились. Враки. Слишком похожи на людей. Да, конечно, рожей и кожей не вышли, скелет усилен, мышцы, ускоренная регенерация тканей… Но вон тех же стичей посерьезнее искорежило, даже две руки лишние выросли. Нет, я думаю, диверсанты и в самом деле гости с западного материка, где народ до сих пор безвылазно сидит в бункерах и даже успел отстроить свой пресловутый Орднунг, о котором через слово орут их листовки. А с недавних пор решили распространить порядок на соседей.
   Только мы почему-то не соглашаемся.
   Пришлось помочь. Только не братским советом и гуманитарной помощью, а карательными отрядами: Орднунг ведь всех, кто на поверхности, считает мутантами с грязной кровью и искалеченными генами. То есть – подлежащими немедленному уничтожению.
   Вот и пришли диверсанты, каратели, разрушители. Похоже, за океаном еще до войны много баловались с направленной модификацией тканей. Суперсолдат готовили. И броня, и пушки у диверсантов мощнее наших как раз поэтому – они без проблем поднимают амуницию вдвое тяжелее, чем, например, у меня.
   За спиной началось веселье – тишина разом рухнула, разорванная в клочья очередями мини-ганов, супрессорами, залпом двух или трех РПГ. Я знаком показал Кире пригнуться, опустился на колено сам и глянул, что там творится. Но поднявшаяся пыль от взрывов скрыла караван, в оптику хрен что разглядишь, и я рискнул включить КПК.
   Экран радара меня не порадовал – диверсанты Beta-squad, наткнувшись на серьезное сопротивление, повернули на запад, точно нам вслед. Арьергард еще дрался с охраной каравана, прикрывая отход, а передняя группа месила такыр в километре от места боя.
   – Бежим! Они идут за нами!

   К вечеру мы оторвались от рейдерского отряда, правда, совсем ненамного. Кира устала и запросилась на привал, но я не разрешил. Если цепные псы Орднунга идут по нашим следам, то лучше не останавливаться.
   Но такой темп мы долго не вытянем, а значит, надо искать убежище.
   Я лихорадочно перебирал варианты. И болтал без умолку, наплевав на сбитое дыхание. И на то, что во рту то и дело пересыхает, приходится доставать флягу и делать пару глотков, а с такими темпами вода у меня кончится через сутки. Главное – хоть немного отвлечь Киру. Она и так шагала из последних сил.
   – …почему, ты думаешь, доспехи этих мальчиков вкупе со штурмовыми гаусс-пушками до сих пор не лежат на прилавках любого магазина? Ведь после каждого рейда ополченцы десятками тащат в лаборатории броню, оружие, а то и вражьи трупы целиком. Да и живьем диверсантов захватывали, было дело.
   – Тяжелые слишком?
   – Не просто тяжелые. А к тому же еще и рассчитаны на другой скелет и мышечную структуру. Так что нашим умельцам пришлось трофейное барахло адаптировать. Про боевые комплексы «Шторм» и «Тайфун» слышала? Вот они есть – наследство диверсантов. Чуть похуже защищенность, зато полегче и поудобнее. Для человека.
   – А… диверсанты, – осторожно спросила Кира, – они – не люди?
   – Почему же? Люди. Только чужие. Но нас они за людей не считают.
   Слава куполу, карта подсказала выход. Недалеко, в десятке километров, пряталась среди развалин заброшенной клан-зоны подпольная лаборатория. То есть КПК ее, конечно, не показывал, только руины, но я хорошо помнил, как мы с Силь несколько раз забредали в эти места. Мы тогда так и не выяснили, кто владел лабораторией, да и не важно – какой-то маленький клан-сиюминутка, созданный на скорую руку специально для хитрых и не очень законных дел. За скромные деньги ребята имплантировали перки. И кстати, неплохого качества, насколько я мог судить. Ничуть не хуже, чем в федеральных центрах за полновесное серебро.
   Но сейчас меня мало волновало, чем они там занимались. Да пусть хоть со стичами развлекаются или консервированную тушенку из людей гонят – главное, лаборатория прекрасно защищена, и в ней можно спрятаться от головорезов отряда Бета.
   Раньше диверсанты жгли и взрывали любую недвижимость, что попадалась им по пути. На то они и диверсанты. Но теперь, когда практически на каждом заводе стоит охранная система, а у крупных кланов подходы к промышленным зонам перекрыты хорошо укрепленными ТПК, тактическими пунктами контроля, или в просторечии – «тапками», силы Вторжения предпочитают не нарываться. Охранную автоматику не напугаешь крутыми пушками, а непрошеных гостей моментально порежут на мясной фарш скорострельные лазерные турели.
   Уже на подходе, когда до лаборатории оставалось не больше полутора километров, Кира вдруг охнула и начала оседать на траву. Я подхватил ее на плечо, чуть ли не волоком потащил за собой оба рюкзака.
   Сказать, что мне пришлось нелегко, значит не сказать ничего. Каждый шаг давался с огромным трудом, ноги слабели и подкашивались. Пот стекал по лицу, струился за шиворот, джинсовая рубаха промокла, словно я полоскал ее в озере. Хорошо, не надел свежекупленный бронежилет – упал бы еще на полпути.
   Кира не подавала признаков жизни, но сквозь тонкую ткань футболки я чувствовал, как неровно бьется ее сердце.
   Неприступные стены цитадели выросли передо мной в тот момент, когда, казалось, наступил последний предел, и я вычерпал резерв сил без остатка.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация