А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Война 2033. Пепел обетованный" (страница 10)

   Молчание.
   – Слово сталкера.
   Плечи застыли, но ответа я так и не услышал.
   – Ладно. – Я начал злиться. – Верить или нет – дело твое. Но если хочешь пить, дождись меня. Все, разговор окончен.
   На всякий случай я отключил у Кириного КПК выход в Сеть, чтоб не любопытничала. А вот рацию положил прямо перед ней – если что, сможет сразу позвать на помощь. Без всякой возни с приватами. Проверил магазин «МП5», перевел предохранитель в режим короткой стрельбы.
   – Вот тебе оружие, – сказал я Кириной спине и положил «хеклер» ей под правую руку. В таком положении она себе точно ничего не прострелит. И магазин со страху за раз не выпустит. – Направляй на цель и жми на спуск. Одно нажатие – одна пуля. Поняла?
   Она гордо промолчала.
   Я пожал плечами: все равно нет времени уговаривать. Выпотрошил на землю свой рюкзак, сунул в него фляги и пустой короб из-под рациона. Хватит воды и на попить, и помыться.
   Тикки проводил меня светящимся взглядом. Я подмигнул и приложил палец к губам. Геккон послушно закрыл глаза. Неужели понял?
   У самого схрона я быстро поставил две растяжки, чтобы незваный гость успел изрядно нашуметь, прежде чем ворваться к Кире. Да и Тикки хороший сторож, почует гостей заранее и переполошится.
   Так, вроде бы все учел. Почему же мне тогда кажется, что я бросаю девчонку? Оставляю одну на произвол судьбы?
   «Тьфу, совсем на дурацком своем чувстве вины помешался. Хватит. Быстрее выйду – быстрее вернусь».

   Злое пустынное солнце на чистом, без намека на облако или дымку небе немилосердно жгло спину. Напекло бы и голову, но старый добрый способ, который известен в песках едва ли не каждому, – влажная бандана, закрученная в два слоя, – спасал от зноя. Я шел быстро, почти бежал, съезжая вниз со склонов вместе с тучами песка.
   Скоро такой темп выйдет мне боком. Но по-другому нельзя, нехорошо будет, если Кира не дождется моего возвращения. А ведь надо еще забежать к источнику со сталкерской звездой: фляги в мешке хоть и обмотаны тряпьем, все равно громыхают иногда. Как будто напоминают: «Мы пока пустые!»
   До гнезда крыс, что показали мне чуть больше суток назад парни Дигмана (Вещая Гекуба! Всего лишь сутки! А кажется – это было так давно…), три часа пути. Треть перехода. Надо торопиться.
   Так что не рассуждай, Андреналин. Ходить по пескам ты умеешь, бегать тоже. Вот и топай. Отдыхать потом будешь, за все сразу, когда пристрелят.
   В лабиринт гороподобных терриконов я влетел на такой скорости, что даже не понял сначала, куда это меня занесло. Открытые выработки давно забросили, время, ветер и редкие периоды дождей сгладили глубокие разрезы в земле. Дренажные канавы поросли буйной травой, и даже на отвалах породы зеленели одинокие ростки.
   Если верить карте, гнездо должно быть где-то здесь. Я включил КПК, спутник услужливо выдал локальные координаты.
   Все точно.
   После ослепительного пустынного солнца и мириад сверкающих песчинок тени в узких переходах между разрезами и рукотворными холмами отвалов показались мне абсолютно черными. Я настороженно вглядывался в каждую выемку, холмик, груду мусора и шел медленно, выжидая, пока глаза привыкнут к полумраку.
   И когда очередная бесформенная куча мусора вдруг оглушительно заверещала и брызнула в мою сторону зловонной серо-коричневой волной, я с ходу упал на одно колено, отшвырнул рюкзак, сдернул с плеча снайперку.
   Двух тощих и проворных крыс с мутно-зелеными кляксами на редкой шерсти я снял из «СВД» метров с двухсот. Почти у всех грызунов-мутантов есть в пасти дополнительная железа. Но если укус обычной крысы может вызвать только небольшое отравление, то яд «зеленки» почти моментально действует на подсознание, вызывая малоосмысленные галлюцинации.
   Поодиночке эти твари не опасны. Даже если ты получил от «зеленки» серьезную дозу в кровь и потерял ориентацию, ее довольно легко отловить по звуку движения – она очень шустро передвигается – или по омерзительному зловонию галлюциногенной слизи, от которой шерстинки крысы слипаются в жиденькие сосульки.
   Но вот так, в стае, они могут изрядно подгадить в бою – попробуй отмахаться от полусотни крыс вслепую, с поехавшей крышей. Пока будешь лупить перед собой, подкрадутся сзади и закусят мягким местом. Нет уж, мне такого счастья не надо, да и времени нет с каждой зеленой тварью танцы «кто первый» устраивать. Всяко не разорюсь с двух потраченных «снайперских» 7,62 мм.
   Не обращая внимания на тяжелый грохот «СВД», обычная серая падаль рассыпалась полукругом. Как обычно – когда этих тварей много, они соображают куда лучше. Словно бы у них один мозг на всех.
   Методично расстреливая патроны Дигмана, я перебил самых настойчивых, исполосовал ножом недобитков: не добьешь – разбегутся по углам, ищи их потом. Крысы на время ослабили натиск, я перезарядил пушки и теперь уже стрелял без спешки, с двух рук. Точно в морду или в нервный центр на затылке. Одна пуля – один труп.
   Побоище. Даже разговора в баре не стоит. Не тот подвиг, чтобы хвастаться, пусть и после третьей дозы «рэша».
   Подранок с перебитым позвоночником пытался уползти от меня, яростно цепляясь за грунт передними лапами. Задние, парализованные, беспомощно волочились следом – изредка крыса оборачивалась и принималась грызть их, то одну, то другую. Следующая пуля размозжила твари голову.
   Крупные крысы полегли, но под ноги то и дело попадались детеныши. Они пищали как заведенные и пытались нападать, словно их гнал вперед неслышный приказ. Я давил крысиную поросль ботинками, расшвыривал прикладом. Но они снова и снова лезли со всех сторон. Некоторые набрасывались на раздавленных сородичей, жадно выкусывали жесткое зловонное мясо. Мутная кровь изредка взблескивала на солнце. Мои штаны она пропитала чуть ли не до колен, похоже, и правда придется стираться. Тех тварей, что еще шевелились, я на всякий случай добивал ножом.
   Наконец они перестали пищать. Все.
   Я шагнул к гнезду – куче гниющего мусора. При каждом шаге под ногами мерзко хлюпало, от чудовищной вони слезились глаза.
   Пришлось отвернуться, глубоко вздохнуть… и разворошить отбросы прикладом.
   В центре кучи, чутко прислушиваясь и поводя любопытным носом, сидела крыса. Белая, как недодавленная мокрица или личинка вжика. Бледные, в прожилках синюшных старческих вен пластины ороговевшей кожи укрывали ее, словно броненосца. Глаз у мутанта не было – вместо них гноились два куска распухшей, влажной, как мозоль, плоти, усеянной волдырями и нарывами.
   Ей не нужно видеть, понял я. Зачем?
   Может, она и есть дирижер крысиного стада?
   Белая сразу же учуяла меня, повернула голову, злобно зашипела и оскалилась.
   Мы смотрели друг на друга не больше мгновения – я и невидящие бельма гадостной твари. Потом я крутанул винтовку, будто в руках у меня не тяжеленная «СВД», а дамский пистолетик, и всадил разрывную точно в слизистые наросты на влажном матово-черном носу.
   Выстрел хлопнул неожиданно громко. По стенам терриконов заметалось эхо. Белесые куски крысы-броненосца разлетелись во все стороны.
   Надеюсь, твоим парням станет полегче, Том. Героем я себя, конечно, не чувствовал: крысы – не самые сильные противники, даже когда нападают управляемой толпой. Сиди, отстреливайся, пока патроны не кончатся. Люди куда опаснее. Ну, с ними уж вы сами. Меня и так уже заждались…
   А вдруг с Кирой что-нибудь случилось, пока я тут нарабатываю себе лицензию и хороший имидж, а? Поторапливайся, брат Андреналин. Поторапливайся!!
   – Кира! Слышишь меня? Отзовись!
   Рация молчала. Наверняка валяется выключенной где-нибудь в дальнем углу схрона.
   Но на всякий случай я пошел быстрее. Пришлось, правда, сделать километровый крюк за водой.
   Пока наполнялись фляги, проверил воду счетчиком – благо теперь есть КПК. Все чисто. Я аккуратно протер сталкерский знак, поставил его так, чтобы было видно издалека.
   Надо всегда отдавать свои долги. Пейте, братья. Вода для всех одна.
   – Кира! – снова позвал я в микрофон. – Как у тебя дела? Ты в порядке?
   Шипение помех. Легкое потрескивание статики.
   Последние минут двадцать я почти бежал и появился у озера даже раньше, чем рассчитывал. Еще издали увидел свои растяжки нетронутыми и немного успокоился. Но руку с «макарова» не снимал до самого входа.
   Где меня ждал сюрприз. Поперек измочаленного пулями корня лежал расстрелянный песчаный крот. Абсолютно безобидная тварь, подземный грызун, охочий до корней да коры. К тому же почти слепой.
   – Кира-а!
   Внутри завозились. Сначала до меня донеслось какое-то шуршание, потом звякнул металл. Входить я поостерегся. Чего доброго она и меня нашпигует пулями так же, как бедного, ни в чем не повинного крота.
   – Я вернулся. Все хорошо.
   – Андрей? – дрожащим голосом спросила она. – Это ты? А где… монстр?
   – Умер твой монстр. Ты его в решето превратила.
   На пороге схрона показалась Кира. Зареванная, испуганная и очень беззащитная. В руках она сжимала «хеклер».
   – Воды принес, – спокойно сказал я, скидывая рюкзак. – Как обещал. Будешь мыться?
   Она долго не отвечала, и я уж было подумал, что от страха Кира разучилась говорить. Оказывается, она обижалась:
   – Меня тут чуть не убили! Гадкий, гадкий монстр… он хотел… нас покусать! И съесть. Все время пыхтел и водил носом. Я его застрелила! А теперь он… воняет!
   – Не переживай, сейчас уберу. Пока лучше умойся.
   Я не стал говорить, что песчаный слепец не питается мясом. Все равно бы не поверила, еще и обвинила бы, что я опять над ней издеваюсь. И так обиду на неделю вперед затаила. Мы что, так все время будем?
   Про гнездо я тоже не сказал. Запачканные штаны еще у дороги подвернул до колена, а, как только Кира гордо сообщила, что сейчас будет мыться, и попросила выйти, спустился к озеру и при помощи песка, пары камней и дюжины непечатных проклятий оттер-таки въевшуюся намертво крысиную вонь.

   К вечеру мне удалось немного разогнать усталость, навалившуюся после многочасовых пробежек по пескам. Даже подремал чуть-чуть, пока Кира, добровольно вызвавшись дежурить, сторожила у входа с верным «хеклером». Понятно, она теперь считала себя опытным охотником на мутантов. Я не спорил. Но предохранитель на всякий случай снова вернул на место. Я больше надеялся на растяжки и Тикки, чем на сомнительную меткость необученной пси.
   А когда проснулся, Кира сидела неподвижно, сжимая пистолет-пулемет побелевшими пальцами. Натерпелась сегодня, бедная, вымоталась, вот и сморило. Я улыбнулся – вот и хорошо. Отдохнула по максимуму, ночью пойдем быстрее, чем вчера. Чтобы не ставить ее в неловкое положение, я шумно завозился, подождал, пока она очнется, и только потом открыл глаза сам.
   – Как спалось? – спросила Кира.
   – Ничего. А как охранялось?
   Она отвернулась, чтобы скрыть разом зардевшиеся щеки.
   – Тоже ничего.
   – Отлично. Тогда давай собираться. Ты мне воды хоть немного оставила?
   Умывшись, я проверил КПК и выбрался наружу. Комп никого не видел рядом, но я все же прошелся по берегу электронным увеличителем. Вот же, собака, жрет сколько! Так мне до Китежа батарей не хватит.
   Как быстро мы привыкаем к хорошему. А несколько дней назад, без КПК, брони и мало-мальски хорошего оружия, я только и мечтал, что о компе да паре необходимых апгрейдов.
   С озера тянуло туманной пеленой, пахло свежестью. Красивое место. Жаль, что пока еще не слишком чистое. Через год-два, когда бойкая торговля Оазиса в очередной раз перекормит городскую казну, мэрия раскошелится на очистку, чтобы завести себе еще одну достопримечательность.
   – Кира, ты готова? Пойдем.
   Я поостерегся выходить на прямую дорогу к порталу – очень уж много народа мельтешило там. Человек тридцать. КПК даже не смог уместить все ники и клановые значки на экране. Лучше уж рядом со стеной. С десятиметровой высоты на голову нам вряд ли кто спрыгнет, а разрушенные проемы, где может ждать засада, обойдем.
   Мы не гордые.
   Первые три часа пути отдохнувшая и веселая Кира (мне бы научиться так легко забывать обиды и неприятности) щебетала без умолку. Мне приходилось следить и за дорогой, и за стеной, да еще поглядывать в КПК, в общем, я все больше отмалчивался, разве что она задавала прямой вопрос и требовала немедленного ответа.
   И в который уже раз я удивлялся про себя образовательной системе Вавилона. Странные пропуски в знаниях Киры соседствовали с удивительной осведомленностью о вещах прошлых, давно и прочно забытых и абсолютно неважных для выживания.
   – Скажи, Андрей, а правда, что раньше в порталах можно было записать свою копию? И, если тебя убивали, ты через какое-то время выходил оттуда целым и невредимым?
   – Кто тебе такое сказал?
   – Ну… – она замялась. – Случайно подслушала. А что, не врут?
   – Не знаю, Кир. Всякие слухи ходят. Научники до сих пор до конца не разобрались, как работает портал-переход. Телепортацией, говорят, еще до войны занимались, и все современные транспортные линии построили на основе старых разработок. Как всегда, часть документации исчезла, прежние исследовательские центры сгорели или рухнули от ударной волны. После Того Дня мало что сохранилось.
   – И когда восстанавливали, сделали что-то не так, да? Я слышала, что первый портал делал людей практически бессмертными, но потом его разрушили диверсанты Орднунга. Отстроить заново так и не смогли.
   – Не совсем. Когда в Москве пытались воссоздать довоенные наработки по телепортации, оказалось, что у технологии немало побочных эффектов. Мне рассказывали, что ноги всей эпопеи с клон-установками растут оттуда. Ведь в портале перед отправкой с тебя снимают полную цифровую копию, а значит, есть возможность не только переслать ее на другой конец материка, но и сохранить. И восстановить потом, если вдруг ты погибнешь. Но – хорошо на бумаге, плохо в жизни. О проблемах с клонами ты наверняка наслышана. Ну, и с витализатором та же история.
   – С чем?
   – Витализатором. Аппаратурой для оживления. Вроде бы сначала заработало, но получившиеся копии совсем не походили на оригинал. Они, если честно, и на людей-то не очень походили. По слухам, неудачные результаты тех экспериментов до сих пор по пустошам бродят.
   Кира испуганно примолкла. Ну, еще бы – ночь, темно и нелюди за каждым углом чудятся. Нет худа без добра: оставшуюся часть пути можно надеяться провести в тишине.

   Время я рассчитал точно: мы вышли к порталу ранним утром. Впереди, за шапкой белесого тумана, таинственно мерцал разрядник. Кира шла все медленнее, сгорбилась, голова девушки поникла. То ли устала, то ли заранее расстраивалась по поводу совсем уже близкого расставания.
   КПК показывал, что вокруг нас народу почти нет. Человек пять-шесть, и все – довольно далеко, кроме одного. Судя по локатору, он где-то рядом, буквально за следующим поворотом дороги.
   Ну, так и есть.
   Я все еще разглядывал скупые данные Сети, пытаясь прикинуть, с кем придется иметь дело, а умножитель уже поймал его в оптику, доработал изображение.
   На придорожном камне, широко расставив ноги и положив на колени расслабленные кисти рук, сидел незнакомец. С виду ничего особенного – парень как парень. Кудрявые, чуть всклокоченные после шлема волосы, спокойный взгляд, сардоническая усмешка на губах.
   Сталкер, наверное. Только одет весьма странно: неудобный в бою черный плащ почти до пят и сплошной комбинезон в стиле «воин дорог», что были популярны очень, очень давно. На груди незнакомца скалился белый череп. Явно не человеческий – то ли стича, то ли еще кого, из-за складок не разберешь. Но нарисован очень выразительно… Хорошо, если не с натуры.
   Что за броня? Боец по виду опытный, повоевать ему пришлось немало. Но не в этом же смехотворном шмотье, годном лишь для того, чтобы в Новой Москве на витрине красоваться и девок в пабе цеплять. Хотя… А вдруг это и есть легендарный «стелс»-комплект? Тот самый, что за считаные мгновения может трансформироваться хоть в тяжелый броник, хоть в самую невинную гражданку. Или вовсе скрыть хозяина от любопытных глаз.
   Кстати, комп так и не смог распознать ни его уровень, ни позывной. Сплошные пропуски.
   Странный парень. Очень странный. С таким лучше не шутить.
   Я повел плечом, сбрасывая ремень «СВД». Перехватил снайперку за цевье, опустил стволом вниз, чтобы не выглядела угрозой. Но из такого положения вскинуть в боевое – секунда, не больше.
   Если она у меня будет…
   – Оставь оружие, Андрей. Я вам не враг.
   Тогда я не обратил внимания, что он назвал меня не по нику, который мог прочитать в КПК, а по имени. О другом думал. А вот позже, неоднократно вспоминая этот разговор, я еще не раз удивился.
   Впрочем, не в имени дело.
   – А кто же? – спросил я почти спокойно. Пальцы потянулись к курку «СВД».
   Он насмешливо посмотрел на меня и спросил:
   – Я? Разве это важно? Зачем вам знать, кто я, когда главное – что я хочу вам сказать?
   Я промолчал. Спросишь «что» – потребует плату. Пусть лучше сам.
   Все испортила, естественно, Кира.
   – Что?
   – Ты ведь Акира, да? Вавилонский пси-уникум?
   – А-а… да. – Она уставилась на незнакомца очень круглыми глазами. – А вы откуда знаете?
   – Слушайте оба. У портала в Москву на перекрестье дорог есть довольно высокий холм. Отсюда километра два, не больше. Так вот – там вас ждет засада. И у входа в портал тоже.
   Мы с Кирой переглянулись, почти одновременно открыли рот, чтобы завалить незнакомца кучей вопросов, но он остановил нас.
   – Можете мне, конечно, не верить… времени объяснять все равно нет. В общем, так. Этим путем вы в Москву не попадете. На вас объявлена охота: все подступы к порталу перекрыты. Пойдете туда – умрете.
   – И… и что же делать? – дрожащим голосом спросила Кира.
   – Единственный оставшийся путь… – он неожиданно кивнул на меня, – Андрей знает. Знаешь ведь, да?
   – Пешком, по старой дороге…
   Кира охнула, прикрыла рот ладонью.
   – Пешком до Новой Москвы?? Через пустыню?
   Незнакомец невесело рассмеялся.
   Встал с камня, сбросил на руку плащ, подтянул ремни – сначала на поясе, потом завязки высоких ботинок у колен. Кира наблюдала за ним в полном смятении.
   – А ты что думала, девочка? Конечно, пешком. Или кто-то обещал тебе халяву?
   Он махнул рукой в неопределенном прощальном жесте и, повернувшись к нам спиной, зашагал по дороге к порталу.
   Минуты две мы смотрели ему вслед, пока черная фигура окончательно не растворилась в дрожащем утреннем мареве.
   – Кто это был? – спросила Кира.
   – Не знаю, – ответил я. – Может быть, Сторож?
   – Кто??
   Чушь ты придумал, брат Андреналин! Решил забивать девчонке голову сталкерскими побасенками? Про локацию Зеро, Хранителя перехода и все такое…
   – А-а, не слушай меня. Нельзя верить в старые сказки. Даже если вдруг покажется, что повстречался с ними.
   Не знаю, с кем мы сейчас говорили. Да и не суть. Важно другое – он сказал «на вас объявлена охота»… На кого? На меня? Так вроде не с чего пока. А если на Киру? Может, не зря она шарахается от каждого встречного и считает, что некие тайные силы собираются ее убить? Может, это все не девчачьи страхи?
   – Сказки? Какие? Расскажи, Андрей!
   Ответить я не успел.
   Со стороны портала сверкнуло, и прямо перед нами землю прорезал широкий лазерный луч. Запахло озоном и еще какой-то жженой гадостью.
   Я ухватил Киру за талию и, не особо церемонясь, бросил на землю.
   – Лежи!
   Рухнул рядом, успев перекинуть к плечу приклад «СВД».
   Вовремя! Громко бухнул выстрел. По верхушке камня звякнула тяжелая пуля, засыпав нас целым фонтаном осколков.
   И почти сразу – еще один. Рядом с моим затылком брызнул сноп искр.
   «Баррет»! Тяжелый снайперский комплекс с крупнокалиберным пулеметным боеприпасом. Вот чего нам только не хватало для полного счастья.
   Я вжался в камень. Кира лежала неподвижно, подтянув под себя ноги. И с мольбой смотрела на меня.
   – Не бойся, малыш, вывернемся.
   Двенадцатимиллиметровые пули «баррета» щелкали вокруг слишком часто для одиночного стрелка. Похоже, у нас большая компания. И точно – радар показывал две светящиеся красные точки. Ребята умело взяли нас в огневые клещи и били наперекрест, не давая высунуться.
   А ведь где-то еще прячется добряк со сверхмощной лазерной пушкой: супрессором или девастатором. На большом расстоянии он бьет не так метко, как снайперки, но стоит нашему другу подобраться чуть ближе – заказывайте похороны, поджарит лучше всякого пирокинеза.
   Если, конечно, нас не собираются брать живьем. Тогда понятно, кого они ждут и почему при таком превосходстве в огневой мощи не слишком лезут на рожон. Им главное – задержать нас, чтобы лежали тихо и не дергались. А через несколько минут из портала выползет клановый или наемный пси-медиум, и тогда уж неизвестно, что лучше – чувствовать, как руки-ноги отказываются тебе подчиняться, или вовсе стать марионеткой чужой воли. У этих поганых колдунов навалом таких штучек: паралич, наведенные галлюцинации да ментальный контроль. Одно другого хуже.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация