А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алекс, или Девушки любят негодяев" (страница 2)

   – Не люблю простых решений.
   – Я это понял, – усмехнулся Алекс. – Хорошо, Мэ-ри, будем играть сложно.
   – Да не будем мы играть – ни просто, ни сложно, и вообще никак. Ты мне не нужен.
   – Ты, как всегда, врешь. Но я переживу. Ты сама поймешь со временем, как и насколько я нужен тебе.
   – Твоя самоуверенность зашкаливает за все мыслимые пределы, Алекс. Не бывает неотразимых мужчин.
   – Как не бывает и недоступных женщин, Мэ-ри, – отпарировал он.
   Один-один... Мэри умела признавать поражение.
   – Но запомни – твои деньги я тебе верну, чего бы мне это ни стоило.
   Он насмешливо оглядел девушку и изрек:
   – Да? Для этого тебе придется... даже не знаю... ты сейчас мало на что годишься.
   – Не волнуйся. Что-нибудь придумаю.
   – О, не сомневаюсь. Ты большая... как это... придумщица, вот, – он по-прежнему с трудом подбирает русские слова, особенно – экспрессивные словечки. Идеально образованный англичанин с армянскими корнями...
   – Выдумщица, – машинально поправила Мэри, уже думая о том, каким образом будет выполнять свое обещание.
   Мэри больше не смотрела в его сторону, отвернулась к стене и закрыла глаза. Прислушавшись к себе, поняла – больно. Его присутствие что-то всколыхнуло в ней, как и слова. Зачем он здесь, для чего?
   Алекс все не уходил, сидел на подоконнике и постукивал пальцами по переплету рамы. Этот стук раздражал Мэри, сбивал, но она молчала. Ей не хотелось, чтобы он уходил – и не хотелось, чтобы оставался. Противоречие разрывало, и девушка не выдержала, села, откинув одеяло, и попросила:
   – Ты не мог бы уйти? Я хочу отдохнуть.
   – Отдыхай, я не требую, чтобы ты со мной общалась, – сообщил он, перебираясь с подоконника в кресло и закидывая ногу на ногу. Щиколоткой на колено – как всегда.
   Мэри разозлилась – выходило, что Алекс собирался задержаться надолго. Ей же это было совершенно ни к чему. Она не хотела, не могла его видеть.
   – Тебе случайно никуда не пора?
   – Нет, – подтвердил он, улыбаясь. – Я свободен столько, сколько захочу.
   – А я обязана разделить с тобой твое свободное время?
   – Мэ-ри, не зли меня.
   – Даже в мыслях не было.
   И тут в палату вошла Марго. Вошла и застыла на пороге, едва не выронив из рук букет мелких кустовых розочек. Так и прилипла к стене – рослая, с рассыпанными по плечам густыми каштановыми волосами, с растерянным выражением распахнутых зеленых глаз.
   – Привет, Марго, – совершенно спокойно произнес Алекс, словно они расстались только вчера – и друзьями.
   – Ты... как ты тут оказался? – еле выговорила она, крепче прижимаясь к стене.
   – Обыкновенно. Приехал.
   Марго вдруг заплакала, съехав на пол и закрыв руками лицо. У Мэри возникло желание взять костыль и запустить им в Алекса – слез Марго она не выносила совершенно.
   Алекс же молчал, продолжая сидеть и наблюдать за происходящим. Казалось, он получает удовольствие от чужих страданий, коллекционирует их, накалывает, как бабочек на булавку...
   Мэри с трудом поднялась, взяла костыль и доковыляла до рыдающей на полу Марго.
   – Вставай, хватит.
   Она не ответила, только помотала головой, и Мэри разозлилась:
   – Марго! Хватит, я сказала! Я понимаю – ты очень любишь быть несчастной, но не делай кое-кого счастливым! Нельзя позволять кому-то упиваться твоим несчастьем.
   – Погодите, мадам психолог, я запишу ваши слова, а то забуду, – насмешливо прокомментировал Алекс, и Мэри, с трудом развернувшись к нему, тихо сказала:
   – Вон! Вон отсюда! – точно так же, как много лет назад выставила из своей жизни Максима Нестерова, человека, которого любила и с которым жила несколько лет.
   Однако если Нестеров почти безропотно ушел, то Господин Призрак сдаваться не собирался. Он просто не мог позволить себе уступить, и кому – женщине! Его, как он считал, женщине...
   – Ты забываешься, Мэ-ри, – процедил он, и она сразу увидела плотно сжатые челюсти и опасно сверкнувшие глаза. Однако ее понесло, и остановиться она уже не могла, должна была высказать ему все, что накопилось за эти годы.
   – Что ты строишь из себя?! Кто ты такой?! Ты чертов наркоман, который, к своему счастью, пока еще может себя контролировать – вот и все! Ты аферист и проходимец, Алекс – и больше никто! Хватит, пудрить мозги себе и Марго, я больше не позволю!
   Он по-прежнему насмешливо смотрел на худую высокую девушку, опиравшуюся на костыли, но от этого не перестававшую будоражить его, дождался конца гневной речи, спокойно встал, налил в стакан воды и, подойдя ближе, выплеснул ее в лицо Мэри:
   – Остынь, сгоришь.
   Та задохнулась от злости и унижения, вспыхнула и замолчала. Алекс так же спокойно взял полотенце с кровати, вытер ей лицо и, задрав голову за подбородок, проговорил так, чтобы не слышала переставшая плакать Марго:
   – В следующий раз я тебя убью.
   Это была его последняя фраза в этом акте пьесы – он развернулся и быстро вышел из палаты, оставив только едва ощутимый аромат туалетной воды.
   Мэри опустилась на кровать и потрогала руками щеки – они горели, как от пощечин. Марго переместилась к ней, вытерла заплаканное лицо полотенцем и зашептала, обхватив подругу руками:
   – Господи, Мэри, ну зачем, зачем ты его дразнишь? Он ведь на самом деле может сделать что угодно...
   – Так, Марго, все, хватит! – решительно сказала Мэри, разворачиваясь в ее руках и глядя в глаза. – Больше я не желаю слышать ни о каких призраках, Алексах и прочей ерунде. Все – слышишь?
   – Да, Мэри... как скажешь...
* * *
   Переезд она старалась не вспоминать – недельный кошмар с документами, деньгами и прочей ерундой. Марго проявила чудеса выдержки и стойкости, а Мэри превратилась в буйнопомешаную горлопанку, оравшую по поводу и без. Как терпела эти выходки Марго – загадка. Но, в конце концов, они оказались в квартире в Москве, и хозяйственная Марго тут же кинулась наводить порядок и стирать следы пребывания квартирантов. Мэри же без сил пролежала двое суток на диване, вяло наблюдая за происходившим. Нога, к счастью, практически не болела, но ходить без опоры девушка пока не могла. Нужно было думать, как зарабатывать, чем, и, главное, где взять сразу ту сумму, что Мэри намеревалась вернуть Алексу.
   Новый роман был закончен, но смысла нести его в издательство Мэри не видела. Кто она здесь? Автор одного случайного романа, который уже вряд ли кто-то помнит? Французская писательница? Начинать все заново? Не факт, что получится... Лейла Манукян – вот кто она теперь, и это имя ровным счетом ничего ни для кого не значит.
   Осознание повергало Мэри в еще более глубокую депрессию. Хорошо еще, что нога совершенно перестала болеть, словно по волшебству. Девушка совершенно забыла, что такое вскидываться ночью в постели от хватающей, казалось, за сердце боли. Она снова начала ходить, пусть и с опорой. Однако мысль о необходимости зарабатывать по-прежнему не давала ей покоя.
   Марго тоже пребывала в депрессии. Ее никуда не брали. Специалисты по пиару, да еще с таким сроком без работы, никому нужны не были. В квартире поселилось уныние...
* * *
   Алекс сидел в небольшом кафе на окраине Цюриха и рассеянно рассматривал посетителей. День, их не так много – забежавшие перекусить студентки, пара неопределенного вида юнцов с давно немытыми волосами, пожилой мужчина с утренней газетой. Ничего интересного. Хозяйка сама принесла ему кофе, и Алекс приветливо улыбнулся:
   – Спасибо, Марта.
   – Наслаждайтесь, – пропела румяная толстуха и поплыла к себе за стойку, чуть покачивая круглыми бедрами.
   Он только усмехнулся – все женщины одинаковы. Пара слов, интимная улыбка, побольше загадки во взгляде – и все, бери их готовыми. Так было всегда, сколько он себя помнил. И только однажды не сработало. Вернее, сработало – но принесло совершенно непредсказуемый результат.
   Мэри. Мэ-ри, рыжая сучка, подруга Марго. Его Марго, которую Алекс знал еще ребенком. Марго оказалась единственной женщиной, которую он так и не смог оставить, бросить. Он периодически возвращался в ее жизнь, играя роль этакого ангела-хранителя. Защищал, утешал, жалел, помогал. И не переставал лелеять надежду, что она одумается и вернется. Тогда – зачем Мэри, к чему? Захотелось. Да, захотелось переиграть эту настырную девку, сумевшую преодолеть его власть и отказать ему. Ему! Это было как пощечина, как плевок – кому скажи, так засмеют. Алекс не справился с девчонкой, которая последние полтора года даже ходить сама не может. Курам на смех – так, кажется, говорят русские?
   Он чуть улыбнулся, вспомнив, как они с Марго, тогда еще совсем девчонкой, учили друг друга языку. Он откровенно забавлялся – как с игрушкой, но уже в то время понимал, что не может отпустить ее, не может дать уйти. Ну и что, что совсем молодая.
   Потом он исчез. Вынужден был исчезнуть – иначе ему пришлось бы... да, страшно подумать, но пришлось бы убить Марго – самому, своими руками, чтобы это не сделал кто-то другой. Вот к чему приводит женское любопытство – один раз залезла туда, куда не следовало, и вся жизнь пошла наперекосяк, причем у обоих. Алекс нашел, как ему казалось, самый простой и безопасный выход – исчез. А когда вернулся, Марго уже была чужая. Мало того – замужем. Когда Алекс впервые увидел ее мужа, его разобрал смех – бедная девочка, это ж какой надо быть одинокой, чтобы выскочить... за это. Как его звали, Алекс и до сих пор припоминал с трудом – настолько незначительным казался ему избранник Марго.
   – Уходи от него, – буднично велел он однажды. – Уходи – все будет как прежде, даже лучше. Ты мне нужна, – и поразился ее реакции:
   – А ты мне уже нет.
   Это было как ледяная струя воды на морозе – Марго сказала «нет».
   «Ах, так?!» – В голове что-то взорвалось, видимо, кровь все-таки вскипела, никакое английское хваленое воспитание не в состоянии удержать человека с южными корнями. Алекс сумел собраться, уехал, женился на соседке, давно и почти безнадежно влюбленной в него. Старался как можно реже бывать дома – брал «заказы» даже по мелочи, ликвидировал каких-то русских парней в синих татуировках, отлавливая их по всему свету, каких-то мелких политиков там, в России, но ни разу не позвонил Марго – пусть живет, как хочет, строптивая девчонка. Мадлен – жена – ждала ребенка, но и это не заставляло Алекса бывать дома чаще. И вдруг...
   Голос Марго в телефонной трубке был таким родным и таким нежным, что воспоминания заставили зажмуриться. Какой же голос, какие нотки, как тепло на душе...
   – Алекс... прости меня, я все обдумала. Если ты хочешь, мы можем попробовать снова... Я больше не хочу жить с Ромой, я не люблю его. Я всегда любила только тебя и всегда была только твоей.
   Слова звучали музыкой. Он готов был немедленно лететь туда, в Москву, хватать Марго в охапку и везти к себе. Стоп. Куда – к себе? А Мадлен? А ребенок? Черт...
   С этой минуты, с этого телефонного звонка в его жизни все снова поменялось. Зачем ему белокурая, совершенно неинтересная Мадлен – когда есть Марго? Но ребенок...
   Возвращаться домой с каждым разом становилось вся тяжелее. Глаза Мадлен, ее взгляд, забота начали тяготить. Однажды он решился на разговор, предложил развестись. Истерика и едва не случившийся за ней выкидыш убедили его больше не касаться этой темы. Впервые Алекс почувствовал себя загнанным в угол, беспомощным и совершенно не видящим просвета. Поездки и отлучки стали чаще. В основном – в Москву, к Марго.
   Они проводили вместе все время, словно боялись расстаться хоть на секунду. Она действительно ушла от никчемного Ромы и жила у подруги – идти к матери даже в такой ситуации Марго не хотела. Алекс чувствовал себя намного лучше, оказываясь рядом с бывшей женой. Она уже была выше этого идиотского статуса, она превратилась в нечто иное, и терять ее Алекс не хотел и безумно боялся.
   – Мы снова поженимся, Марго, – не раз говорил он, обнимая ее, и девушка счастливо кивала, соглашаясь.
   И только одно постоянно глодало Алекса изнутри – мысль о Мадлен. Даже не столько о Мадлен, сколько о будущем ребенке.
   Потом он много раз думал о том, что, наверное, можно было поговорить с Марго, и она поняла бы, но в тот момент он видел ее счастливое лицо и распахнутые глаза и просто не мог заставить себя причинить ей боль. Наверное, впервые смалодушничал, испугался...
   Марго провожала его в аэропорт, они стояли в каком-то закутке и беззастенчиво целовались.
   – Я приеду, – твердил Алекс, отрываясь от ее губ. – Ты только меня дождись, Марго, и я обязательно приеду. Совсем скоро. Я заберу тебя к себе – ну ее к черту, вашу страну. Ты ведь поедешь, Марго?
   – Конечно. Как ты можешь спрашивать, ты ведь знаешь – мне все равно, где – лишь бы с тобой.
   Словом, расставание было то еще.
   В самолете Алекс никак не мог ни уснуть, ни сосредоточиться на чтении газеты, то и дело ловил себя на том, что мучительно ищет выход, способ разойтись с Мадлен миром. Он был согласен на любые ее условия. Но, увы, Мадлен не было нужно ничего, кроме него самого.
   Домой он попал только через трое суток, проведя их в кокаиновом угаре в притоне своего приятеля Густава. После очередной «дорожки» становилось легче, стены, давящие на него и постепенно сходящиеся все ближе, не оставляя воздуха, начинали медленно раздвигаться, комната заполнялась светом и солнцем. Алекс открывал глаза, с трудом поднимая тяжелые веки, и видел перед собой только Марго – молодую, красивую, с длинными каштановыми волосами.
   – Марго... – бормотал он, протягивая руки, но она вдруг исчезала, и вместо нее появлялось размалеванное вульгарное лицо очередной девки, присланной Густавом.
   Только через три дня Алекс заставил себя встать под ледяной душ, выпил три чашки крепкого кофе, расплатился и поехал к себе.
   Мадлен поливала цветы, стоя на невысокой скамеечке. Алекс вошел как раз в тот момент, когда она, привстав на цыпочки, пыталась дотянуться носиком лейки до ящика с фиалками над окном. Потом он долгое время не мог объяснить себе того, что сделал, не понимал, как так вышло. Нога сама потянулась к короткой толстой ножке скамейки и, поддев, дернула к себе. Мадлен упала на живот, выронив лейку, и зашлась криком, а он стоял и смотрел, как она корчится на полу у его ног.
   Бригада медиков долго пыталась спасти недоношенного восьмимесячного ребенка, но тщетно. Состояние самой Мадлен тоже было далеко от стабильного, но Алекс уже не интересовался этим. Он вышел из больницы, дошел до первой же скамьи в сквере и позвонил в Москву.
   Марго долго не отвечала, и забеспокоившийся было Алекс догадался взглянуть на часы – она просто спала. Но вот послышался ее сонный голос:
   – Алекс? Что-то случилось?
   – Ничего, любимая. Все в порядке. Я прилечу сегодня вечером, как только улажу здешние проблемы.
   – Какие проблемы, дорогой? – Безмятежный тон и совсем простой вопрос Марго расслабили его, и Алекс потерял осторожность:
   – Мне нужно решить насчет жены... бывшей жены, и похоронить ребенка.
   – Кого?! – в ужасе выдохнула Марго, и тут только Алекс понял, что этой фразой погубил все.
   – Марго... все не так, как ты думаешь, ты просто не поняла... – Но она перебила, снова став чужой и отстраненной:
   – Я тебя слишком хорошо знаю. Больше не звони мне. Никогда, – и положила трубку.
   Он попробовал перезвонить, но тщетно – она выключила телефон. Алекса охватила злость – он из-за нее, ради того, чтобы вернуть... а она... Но потом он взял себя в руки. В конце концов, что страшного? Ну, ушла, не захотела, испугалась – так пусть живет сама, как может.
   Наверное, с этого момента началась вся последующая тягомотина. Марго попадала в какие-то бредовые ситуации, он бросал все и летел в Москву, считая себя обязанным помочь ей. Много лет...
   Потом Марго заболела, расплылась, стала плаксивой и капризной, но это побуждало Алекса еще внимательнее присматривать за ней. Никогда прежде он не знал такого чувства, как жалость – даже слова такого не знал, кажется. Любые проблемы Марго моментально становились его проблемами, и он из кожи вон лез, чтобы разрешить их. Когда она потеряла работу и едва не угодила сперва в тюрьму, а потом и вовсе на тот свет, он пытался убедить ее уехать, даже помочь деньгами, от которых Марго с возмущением отказалась. Но самой главной проблемой оказалась эта ее Мэри. Мэри, которую он увидел случайно на экране монитора, Мэри, к которой его потянуло так же, как в свое время потянуло к Марго.
   Кстати, к кокаину он снова вернулся как раз после знакомства с Мэри – их виртуальное общение напоминало психоделический бред, сюрреалистический фильм, где кадры идут не по порядку, а смонтированы как попало и зачастую вообще вверх ногами. Причина прояснилась позже, в разговоре с Марго – Мэри в то время тоже весьма плотно увлекалась белым порошком.
   Это было странное чувство – никого в жизни Алекс не хотел убить столь же сильно, как эту девицу, но и такого желания присвоить кого бы то ни было с таким же рвением он тоже раньше не испытывал. Кроме того, Мэри не была юной нимфеткой, к которым Алекс испытывал непреодолимую тягу – нет, взрослая женщина с каким-то чересчур извращенным, по его понятиям, умом и очень уж развитой интуицией. Она моментально почувствовала, что от него лучше держаться на расстоянии – и свято придерживалась этого. Никакие уговоры, слова, обещания и признания не помогали сделать дистанцию хоть чуть-чуть меньше. И это только подстегивало, разжигало интерес.
   – Мэ-ри, Мэ-ри, – пробормотал он, допивая кофе. – Ничего. Все будет иначе. Ты еще поймешь, что никто не нужен тебе так, как я.
* * *
   Мэри машинально щелкала мышью, перескакивая с одного новостного портала на другой, когда вдруг на мониторе появилось лицо ее мужа Кости. Это оказалось настолько неожиданно, что девушка даже вскрикнула и отпрянула.
   – Черт тебя дери, так ведь и умереть можно, – пробормотала она, хватая сигарету и зажигалку. – Ну и что на этот раз?
   Она погрузилась в чтение. То, что узнала, повергло ее в еще больший шок. Кроме сообщения о подписании договора о сотрудничестве какой-то испанской фирмы с одной из крупных российских компаний, обнаружились еще и две фотографии, на одной из которых Костя стоял в обнимку... с ней, Мэри. Девушка никак не могла вспомнить, кто и когда сделал снимок. Она изучала изображение буквально по миллиметру, бормоча под нос:
   – Елки, ну не помню я этого платья! И волос такой длины у меня никогда не было... неужели действительно сотрясение после аварии так проявляется – не помню каких-то деталей... И туфли... я бы в жизни такие не купила – китч какой... Марго, так это ведь не я! – почти взвизгнула Мэри, забыв, что Марго нет дома, она на очередном собеседовании. – Это не я!
   Открытие поразило еще сильнее, чем слова о том, что «испанский бизнесмен Константин Кавалерьянц с женой Марией посетил Москву для подписания контракта» и что-то еще на ту же тему.
   «Бизнесмен» Костя не убил ее после истории с книгой вовсе не потому, что жутко любил, нет. Какая любовь – когда Мэри выложила в незамысловатом детективе все, что знала о махинациях супруга и его брата, указав даже подлинные фамилии и имена чиновников городской мэрии, участвующих в карточной игре. Шулер высочайшего уровня, человек, обложивший в свое время данью почти весь довольно крупный сибирский город! Бизнесмен?! Он уехал в Испанию и, кстати, уволок с собой и Мэри, спасаясь от преследования со стороны высокопоставленного чиновника, проигравшего такую сумму бюджетных денег, что становилось страшно. Бизнесмен! Значит, сумел-таки вывернуться, и деньги вложил, и фирму основал, и быстро вышел на международный уровень. И какую-то девку выдает за нее, Марию...
   Мэри упала лицом на клавиатуру и заплакала. Ее ненависть к Косте вряд ли могла усилиться – ей просто некуда было расти и множиться, Мэри задыхалась от этого ощущения, от брезгливости, от невозможности исправить ситуацию.
   – Мэрик, ты почему ничего не ела? – донесся из кухни возмущенный голос Марго, и Мэри вздрогнула – увлеченная своими эмоциями, она даже не услышала, как вернулась подруга.
   – Тебя ждала. Ну, как дела? – повернувшись к двери, Мэри увидела расстроенное лицо и поняла – опять не взяли... – Ну, не страшно. Мы не умираем с голоду, все хорошо. Найдется же когда-то среди этих идиотов нормальный человек, который оценит тебя по достоинству.
   Марго только обреченно махнула рукой и ушла к себе, устало шаркая комнатными тапочками.
   Мэри сделала закладку страницы, чтобы на досуге еще раз все рассмотреть и обдумать, и пошла в кухню разогревать обед.
   Она не сказала Марго ни слова о своей находке, не захотела расстраивать и без того удрученную неудачами с поиском работы подругу.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация