А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алекс, или Девушки любят негодяев" (страница 18)

   – Не сказал – что? – спокойно поинтересовался Джеф, убирая с ее лица волосы.
   – Что ты... как он... как он...
   – Марго, – перебил Джеф, догадавшись, о чем речь. – Есть вещи, о которых не говорят. К сожалению, я слишком устал сегодня и потерял бдительность. Но поверь, если бы не это – ты не узнала бы.
   – Что мне делать, если однажды ты не вернешься? Если тебя посадят, убьют? Как мне тогда жить?
   – Это судьба, Марго, – спокойно ответил Джеф, поглаживая ее по голове. – Точно так же я могу попасть под машину, стать жертвой маньяка – что угодно. Нужно относиться к смерти как к данности. Мы все приходим в этот мир, чтобы рано или поздно уйти. Так случилось, что мне неинтересно ждать смерти, сидя в кресле. Я играю с ней в салочки – так, кажется, говорят у вас?
   Марго зарыдала еще горше, роняя слезы на руки Джефа:
   – А я?! Как же я?!
   – А ты будешь со мной. Я буду тебя любить, сделаю счастливой. Если захочешь – у нас будет ребенок. Семья. Но ты должна быть готова к тому, что однажды меня не станет. Я говорю тебе об этом прямо, потому что не хочу, чтобы ты заблуждалась. Ты можешь подумать, Марго, и решить, хочешь ли ты быть со мной. Если скажешь «нет» – я уйду и больше не потревожу тебя.
   Он встал и ушел в комнату. Хлопнула дверь, потом тихо скрипнула кровать – Джеф лег. Марго еще долго сидела в кухне, уронив на стол голову и не имея сил встать. За тот год, что она провела с Алексом, она успела понять, что такое жить с человеком, чья работа связана с постоянным риском. Джеф был другой по характеру – но по отношению к жизни оказался совершенно таким же. Как быть теперь, она не знала. Он очень нравился ей, с ним было спокойно, комфортно и просто во всех отношениях. Марго знала, что нравится ему, что он искренне к ней привязан. Но как, как потерять это все в один момент?! Мало ли что может случиться... А как оттолкнуть его? Как сейчас войти в комнату и сказать – уходи, я не готова, я не могу? Как?!
* * *
   Мэри поставила точку и оттолкнула от себя ноутбук. Все, конец. Роман закончен. Вся ее жизнь, вместившаяся в двести страниц печатного текста. Ее боль, слезы, счастье, любовь. Так сильно она еще никогда не выворачивалась наизнанку, никогда не писала того, о чем думает, что чувствует. Неожиданно для себя Мэри расплакалась. Какая-то часть души умерла, выплеснувшись на страницы романа, и Мэри искренне оплакивала ее. Всякий раз, закончив книгу, она чувствовала опустошение и горечь, словно потеряла что-то дорогое. Она уже решила для себя, что сделает попытку издать этот роман и три написанных ранее здесь, в Швейцарии. Нужно только найти переводчика, желательно – говорящего по-русски. Именно в эту секунду раздался звонок.
   – Алло.
   – Мэри... это я... – прошелестело откуда-то издалека, и Мэри почувствовала, как бухнуло сердце:
   – Марго! Марго, милая, где же ты была так долго?
   – Мэри, помоги мне... сделай что-нибудь, – Марго плакала навзрыд, и Мэри не на шутку испугалась:
   – Что происходит? Что случилось, говори толком, я не понимаю ничего из-за твоих рыданий.
   – Мэри... Джеф... понимаешь, он – Алекс...
   – Что за бред, Марго?! Что ты несешь, ты пьяна? Какой Алекс, при чем тут он?! И кто такой этот Джеф?
   Сбиваясь и перескакивая с одного на другое, Марго выложила подруге все, что произошло в ее жизни за последнее время. Мэри не перебивала, курила, глядя в залитое дождем окно. Она все поняла. Джеф – напарник Алекса, и потому Марго испугалась. Иметь под боком такого человека – определенный риск. Но, с другой стороны, это гарантия. Гарантия того, что с Марго ничего никогда не случится.
   – Марго, – решительно произнесла она, когда подруга прекратила рыдать. – Реши для себя. Если тебе хорошо с ним, если ты его любишь – не потеряй. Потом не простишь себе. А остальное... что ж – это жизнь. Каждый зарабатывает, как умеет.
   – Да... – откликнулась Марго, в последний раз всхлипнув. – Он очень хороший, Мэри. Очень.
   – Ну, так и позволь себе быть счастливой. Разве ты не заслужила этого? Думаю, твой персональный ангел не будет слишком возражать.
   Марго вдруг рассмеялась:
   – Я надеюсь, ты не позволишь ему особенно задумываться обо мне.
   – У нас ничего нет, – сухо оборвала Мэри.
   – То есть? – Марго опешила – она была уверена, что Алекс и Мэри прекратили свою бессмысленную войну и поняли, что ни один из них не найдет для себя более подходящего человека.
   – Марго, родная, ты не хуже меня все понимаешь. Мы никогда не будем вместе, как бы сильно я ни хотела этого.
   В голосе подруги Марго услышала что-то такое, что заставило ее забыть собственные терзания. Мэри страдала – это чувствовалось. Неужели Алекс так и не понял, так и не увидел, не разобрался? Если он потеряет Мэри сейчас, то больше никогда не сможет вернуть – она не из тех, кто возвращается. Нужно было срочно что-то делать, и ради этого Марго готова была наступить себе на горло и позвонить Алексу, хотя обещала себе никогда больше этого не делать.
   – Мэри, а в остальном? – быстро перевела она разговор на другое, чтобы ненароком не выдать своих намерений. – Как в остальном?
   – Я дописала роман. Только что закончила.
   – Что думаешь делать?
   – Буду искать переводчика.
   Марго обрадовалась так, словно Мэри уже получила «Букера»:
   – А я? Как же я, Мэрик? Ты не хочешь?
   Она помолчала, о чем-то думая. Потом раздался тяжелый вздох:
   – Марго... это бессовестно с моей стороны. Я не могу даже просить тебя, хотя, бесспорно, только тебе могу доверить перевод.
   – Ты стала говорить как он, – рассмеялась Марго. – После того, как вырубил человека, постоянно вежливо извиняется. Так и ты – долгое предисловие, которое совершенно ни к чему. Присылай текст, я хотя бы отвлекусь и буду занята.
   Мэри снова вздохнула, но на этот раз облегченно и почти счастливо. Чутью и переводческому таланту Марго она доверяла абсолютно, обе книги, вышедшие во Франции, были переведены и отредактированы ею, и это позволяло надеяться на то, что и с этим романом, и с остальными все будет в порядке.
* * *
   Мэри машинально щелкала мышью, перескакивая с одной страницы на другую, и вдруг ее внимание привлек заголовок: «Сенсационное наследство». Почему-то она сразу зацепилась взглядом. Когда прочла, ей стало дурно. В небольшой заметке на каком-то маленьком новостном портале говорилось о том, что некая Мария Лащенко-Кавалерьянц неожиданно получила в наследство огромное ранчо в Техасе и семь миллионов долларов от своего родного деда, уехавшего из России в Америку еще до ее рождения.
   – О, черт...
   Заметка была довольно старая, и потому Мэри начала лихорадочно искать все, что могло быть связано с этим сообщением, и нашла-таки. С фотографии улыбался ее покойный супруг Костя в обнимку с рыжеволосой девицей. Самое ужасное заключалось в том, что эта девица, если не вглядываться, была очень похожа на Мэри... разумеется, это была старая фотография, и на ней – Надя.
   «Убитый в Цюрихе бизнесмен Константин Кавалерьянц со своей женой Марией, будущей наследницей американского миллионера» – гласила подпись. И тут Мэри все стало понятно.
   Значит, он уже давно разнюхал про состояние ее деда. Других наследников у старика не было, Мэри это знала и сама рассказывала Косте о том, как в Америке дед женился на небедной женщине, но детей иметь им было уже поздно. Дед писал ее отцу письма, звал к себе, но отец уже в то время крепко пил и вспоминал родителя исключительно недобрым словом. Мэри же сразу заявила, что никуда из России не уедет, и дед прекратил попытки вызвать к себе хотя бы внучку, раз уж сын выбрал свою дорогу и взял в попутчики бутылку.
   И, значит, Костя, унюхавший солидные деньги, провернул неслабую комбинацию по их получению. Да, конечно, ему сперва очень не к месту была смерть жены, а потом стало очень нужно, чтобы она вдруг не узнала о наследстве и не заявила о своих притязаниях. Но подпись на бумагах! Мало ли, вдруг где-нибудь хранился образец. Потому Костя сделал все, чтобы заполучить Мэри назад. И потому он убрал всех, кто мог опознать в Наде не Марию Лащенко-Кавалерьянц. Потому-то и пострадали и бывший молодой человек Мэри Максим, и Иван – партнер по бальным танцам, знавший девушку с семи лет, и ее отец... На всякий случай, если ничего не выйдет с Мэри.
   Она разрыдалась. Столько жертв из-за чего?! Наследство?! Да гори они синим огнем, эти деньги, ради которых погибло столько людей. Значит, вот какие бумаги она должна была подписать... В июле она станет сказочно богата – но при этом совершенно одинока.
   Если бы можно было убить Костю еще раз, она сделала бы это собственноручно, чтобы видеть его глаза. Чтобы иметь возможность сказать ему, за что.
   «Сволочь, – ожесточенно думала Мэри, забираясь с ногами на подоконник и раскуривая сигарету. – Какая же сволочь... ради денег, которых у него и так было в избытке! Да попросил бы сразу, объяснил бы мне – я бы не пискнула, взяла бы с него расписку, что после подписания бумаг он ко мне не имеет никаких претензий – и все. Я совершенно серьезно отдала бы все до копейки! Только чтобы больше никогда его не видеть!»
   Вошедший в комнату Алекс не узнал ее... Ему даже показалось, что перед ним вообще какая-то незнакомая женщина – настолько изменилось ее лицо.
   – Мэри... что случилось?
   Она молча ткнула мундштуком в экран ноутбука, и Алекс, сев за стол, погрузился в чтение.
   – Я не понял – это что же? Ты, выходит, миллионерша? Ранчо в Техасе? – Его губы растянулись в ехидной ухмылке, но тут же он счел за благо сменить выражение лица, поймав свирепый взгляд Мэри. – Прости, неудачно шучу. Это – серьезно?
   – Как видишь. Настолько серьезно, что лишило меня всего – дома, отца, любимых людей. Собственного имени. Меня нет – а бабла вагон. Смешно, правда?
   – Деньги, дорогая, вещь полезная.
   – Да ну? – окрысилась вдруг Мэри, спрыгивая на пол. – В чем польза? В том, чтобы вокруг всех выкосило, как прямым попаданием из орудия? Никого нет – только я и эти поганые деньги?!
   – Не кричи, – поморщился Алекс. – Тебя никто не заставляет их принимать. Откажись. Или прими – и отдай, ты ведь можешь делать с ними, что угодно. Только не нервничай так, я тебя прошу.
   – Не буду. Зато теперь я хотя бы знаю, из-за чего случилось все это.
   Ключ к разгадке оказался настолько примитивен, что становилось страшно.
* * *
   Найденная в Интернете фотография напомнила Мэри об обещании найти отца Нади. Это оказалось чуть сложнее – ни телефона, ни адреса она не знала, только город.
   – Стоп! А ведь я знаю фамилию и то, что папашка у Наденьки – мэр. – И Мэри защелкала клавишами ноутбука, уверенная в том, что у администрации довольно крупного города должен быть свой сайт.
   Ей повезло – и сайт нашелся, и отец Нади по-прежнему занимал свой пост. Звонить Мэри не рискнула, сперва решила написать письмо на личный ящик мэра. И через три дня получила ответ, содержавший номер мобильного телефона. Она выждала, когда Алекс уедет по каким-то делам, заперлась в комнате, чтобы Ингрид не беспокоила ее, и чуть подрагивающими пальцами набрала цифры. Глуховатый мужской голос с заметной одышкой ответит почти сразу:
   – Я слушаю.
   – Здравствуйте... – Мэри запнулась, поняв, что не помнит имени-отчества, но потом решила – а к чему ей? – Меня зовут Мария, это я писала вам несколько дней назад. Я по поводу Нади...
   – Где она? – перебил он. – Где она, что с ней? Вы ее видели? Есть возможность как-то связаться?
   – Боюсь, что нет...
   – То есть?!
   – Простите, что звоню вам с такой новостью, но мне показалось, что вы должны узнать, ведь вы отец, что бы там между вами ни произошло...
   – Да не томите, девушка, сколько можно словоблудить! – повысил голос Надин отец. – С какой новостью? Что еще натворила эта сумасшедшая? Села в тюрьму за проституцию?
   – Она умерла.
   В трубке слышалось только тяжелое дыхание и чуть позже – звук щелкнувшей зажигалки.
   – Вы понимаете, что вы говорите? Если это Надежда просила вас сообщить мне это, то передайте – у меня больше нет дочери, – сухо и отрывисто сказал Надин отец.
   – У вас действительно больше нет дочери. Я даже не уверена, что у нее есть могила – скорее всего, нет, – разозлившись, выкрикнула Мэри. – И вот еще что... Какая бы она ни была – она ваша дочь. И во многом по вашей вине... А, да что – такие, как вы, не понимают! А Наденька была человеком. И погибла вместо другого, спасая его. И на вашей совести, господин большой начальник, две смерти – вашей дочери и ее молодого человека. Не страшно – на старости лет? Всего вам доброго.
   Она бросила трубку и схватила сигарету и мундштук. Никогда в жизни Мэри не думала, что бывают такие родители. Ее собственный отец сильно пил, но при этом никогда не вмешивался в ее жизнь, на него можно было рассчитывать в случае крайней нужды, если бывал трезв – с ним можно было поговорить по душам, да и вообще... А тут, даже узнав о гибели дочери, человек не хочет простить ее, хотя сам, только сам виновен в том, что случилось.
   – Пропади ты пропадом, – пробормотала Мэри, вытирая с глаз выкатившиеся слезы.
   Но теперь она чувствовала, что совесть ее чиста – она сдержала слово и сообщила Надиному отцу о ее гибели. Как распорядиться этой информацией – это уже его дело.
* * *
   Алекс приехал домой рано, злой и взбудораженный. Единственное, чего ему хотелось сейчас, была сигарета и тишина. Мэри словно почувствовала, не спустилась ни сразу, едва хлопнула дверь, ни позже, когда он курил в зашторенной гостиной, рассеяно наблюдая за тем, как выплясывают огоньки дрожащего пламени на двенадцати свечах в тяжелом канделябре. Вид зажженных свечей удивительным образом успокаивал его, возвращал равновесие. Почувствовав себя лучше, Алекс сел за рояль. Но едва его пальцы коснулись клавиш, как откуда-то сверху раздалась совсем другая музыка. Прислушавшись, он понял – танго.
   – Однако... – пробормотал удивленный Алекс и пошел наверх.
   Дверь в комнату Мэри оказалась заперта – ничего удивительного, в последнее время она всегда запиралась на ключ, как будто боялась, что он войдет и застанет ее за чем-то неприличным. Алекс постучал, и музыка оборвалась. Щелкнул замок, и на пороге возникла Мэри в обтягивающем комбинезоне, теплых гетрах и старых разбитых туфлях. Рыжие волосы мокрыми сосульками свисали на лицо, прерывистое неровное дыхание выдавало тяжелую нагрузку.
   – Чего тебе? – неласково спросила она, убирая челку со лба.
   – Хотел посмотреть, как ты танцуешь.
   – Я не хочу.
   – Почему?
   – Потому что танго не танцуют в одиночку.
   – Я мог бы составить тебе компанию, – улыбнулся он, и Мэри вздернула брови:
   – Что? Ты?
   – Хочешь проверить?
   – Было бы любопытно.
   – Собирайся, – он взглянул на часы. – Мы еще успеем в магазин за туфлями и потом в клуб.
   Мэри удивленно хлопала глазами, но не двигалась с места.
   – Что замерла? Поехали.
   – Ты шутишь?
   – Дорогая, я никогда прежде не был так серьезен, – заверил Алекс, разворачивая ее и легко подталкивая в спину: – Шевелись, иди в душ и одевайся.
   Он привез ее в большой танцевальный магазин, уселся в кресло с чашкой кофе и с удовольствием наблюдал за тем, как долго и придирчиво Мэри выбирает туфли. Она перебирала пару за парой, выгибала их так и этак, пробовала какие-то шаги, сбрасывала и брала другие. Алекс поражался долготерпению продавца – тот без тени эмоций приносил все новые модели, убирал то, что Мэри отбросила, и пытался давать какие-то советы.
   – Не трудитесь, она не понимает по-французски, – сжалился Алекс над несчастным парнем, когда Мэри в очередной раз окатила того ледяным взглядом.
   – Ваша девушка очень придирчива, – заметил продавец осторожно, и Алекс сразу стал жестким:
   – Моя девушка профессиональная танцовщица.
   – Простите, мсье, я так и подумал, – пробормотал парень и отошел.
   – Вот эти, – определилась с выбором Мэри, держа в руках черные лодочки с кристаллами на пряжках.
   – Прекрасно. Я думал, мы никогда не закончим, – Алекс встал и протянул Мэри руку: – Идем.
   Танго танцевать он умел. Возможно, делал это не так профессионально, как привыкла Мэри, но вполне на уровне. В небольшом клубе танго на окраине Цюриха он ухитрился выкупить на час зал, и они провели время с удовольствием. Мэри показывала ему нехитрые вариации, он старался повторить, что-то даже получалось. Мэри, уже успевшая забыть, что такое паркет и танец, с наслаждением отдавалась теперь музыке и ритму, почти не обращая внимания на того, с кем танцует. Она и прежде очень мало реагировала на партнера, за что ее часто упрекали тренера. «Лащенко, тебя в паре так много, что непонятно, для чего тебе партнер», – всплыли в памяти слова последнего тренера, и Мэри улыбнулась. Не будучи особенно эмоциональной, в танго она преображалась. Все остальные танцы не будили в ней таких чувств, разве что румба, и она танцевала их так, как положено – будучи ведомой и «украшающей пару», как принято говорить о партнерше. Но в танго ничего не могла с собой поделать, перетанцовывала Ивана по всем параметрам.
   Алекс, видя счастливое, но какое-то отрешенное лицо Мэри, старался не мешать ей. Интуитивно подстраивался под ее шаги, вел в нужном направлении, но искренне не понимал, что с ней происходит.
   – А ты способный, – заметила она с улыбкой, когда они решили сделать перерыв.
   – Ты мне льстишь, – Алекс расстегнул мокрую черную рубаху и тяжело дышал, чувствуя, как колотится сердце.
   – Была нужда! – фыркнула Мэри, садясь на пол и вытягивая ноги. – Я никогда не льщу мужчинам.
   Он опустился рядом с ней и неожиданно для себя положил голову ей на колени.
   – Мэри, почему ты такая?
   – Какая? – Она машинально пробежала пальцами по его волосам, он перехватил ее руку и прижал к губам.
   – Почему ты отталкиваешь меня?
   – Ты сам не хочешь приблизиться. Тебе кажется, что ты открыт, готов меня любить и все такое, но ведь это же неправда, Алекс.
   Он перевернулся на спину, чтобы видеть ее лицо:
   – Очень интересно. Продолжай.
   Мэри усмехнулась, погладила его по щеке:
   – Я никак не могу тебя понять. Такое впечатление, что ты искренне веришь в то, что можешь кого-то любить. А ведь это неправда. Не можешь ты любить, тебе просто нечем. Ты другой, Алекс, тебе никто не нужен. Ты пытаешься создать иллюзию прежде всего для себя – мол, вот захочу – и буду. Но ты и себя обманываешь.
   – Ты хоть слышишь, что говоришь? – возмущенно спросил он, не двигаясь, однако.
   Мэри рассмеялась совсем невесело, откинулась на стену, забросила руки за голову:
   – Давай начистоту. В твоей жизни может быть только одна женщина. И ты прекрасно знаешь, как ее зовут. А я никогда не претендую на чужое место. Просто знаю себе цену и знаю, какое место – мое. Так всегда было.
   Алекс поднялся, сунул руки в карманы брюк и, раскачиваясь с пяток на носок, посмотрел на Мэри сверху вниз:
   – У тебя есть удивительная особенность. Ты умеешь убить и испортить абсолютно все. Я пляшу перед тобой как дрессированный пудель, но чтобы ты это оценила – куда мне!
   – Не пляши, не заставляю. – Она встала. – Едем домой, мне расхотелось танцевать.
   И надо же было случиться именно этому... Алекс проклял все, когда на выходе из клуба столкнулся нос к носу с одной из бывших приятельниц Марго. Откуда здесь возникла эта девка, с которой он как-то успел переспать на скорую руку, как вообще на небесах организовываются подобные глупые и отвратительные по сути случайности? Именно в этот день, в момент, когда у них с Мэри и так все пошло наперекосяк! Он хотел пройти мимо, но девица его узнала, остановилась. Пришлось здороваться.
   – Ты все так же хорош, – заметила она, целуя его в щеку и одновременно разглядывая остановившуюся в двух шагах Мэри. – Смотрю, не скучаешь, нашел новую замену Маргоше? Надолго или как всегда – на пару раз?
   Алекс не успел сказать ни слова – Мэри повернулась и быстро пошла в сторону метро.
   – Ты как была дешевка, так и осталась, – бросил он довольной девице и кинулся за стремительно удаляющейся Мэри.
   Та, услышав шаги, побежала, свернула за угол и, когда он добежал, то увидел только задние фары удаляющегося такси.
   Алекс бросился назад, к машине, и только на парковке понял, что попал в ловушку – ключи и бумажник он, войдя в клуб, бросил в сумку Мэри, и теперь не может ни сесть в собственную машину, ни взять такси.
   – Черт! – зарычал он, изо всех сил пнув ботинком колесо. – Откуда взялась эта дура?! Откуда они вообще берутся?!
* * *
   Сборы были недолгими. Бросив в сумку паспорт и кое-какие мелочи, Мэри выскочила из дома и побежала к ждущему ее такси. Но на половине пути вернулась, швырнула на полку в прихожей ключи от машины и бумажник Алекса.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация