А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Алекс, или Девушки любят негодяев" (страница 13)

   – Ничего, скоро увидимся – вот и наговоримся, – убеждала она себя, стараясь не плакать. Отсутствие рядом Марго, пожалуй, было единственным, что искренне огорчало Мэри. Все можно пережить – даже затворничество, но потерю человека, заменившего родню и всех знакомых, – нет. Даже для такой независимой и своенравной девушки, как Мэри, это оказалось непосильным.
* * *
   Алекс лениво потягивал кофе в небольшой кофейне напротив офиса фирмы Кавалерьянца. Он сидел здесь уже пару часов, успел съесть что-то похожее на мясной штрудель, выкурить полпачки сигарет и выпить три чашки крепкого кофе. «Мерседес» Кости намертво застрял на парковке, словно не собирался покидать отвоеванную территорию. Алекс оценил обстановку и понял – торчать здесь можно до вечера, а привлекать внимание не стоит, потому счел за благо расплатиться и выйти. Ноги понесли его вдоль по улице, под нависавшими на узкий тротуар балконами. Практически под каждой квартирой в этом районе была расположена небольшая лавочка, торгующая чем угодно – от восхитительных пирожных до дорогих ювелирных украшений. По какому-то наитию Алекс остановился у одной из них и вошел. В полутемном помещении его поразили ярко освещенные небольшие витрины, в которых красовались броши, кулоны, чармы, браслеты и прочие милые безделушки. Присмотревшись, он с удивлением понял, что добрая часть этих вещиц – настоящая антикварная ценность. Эмалевые кулоны, тяжелые серьги из темной бронзы, подвески с голубыми и зелеными кабошонами – все это хранило в себе память. Такие вещи всегда притягивали его, заинтересовывали. Алекс перевел взгляд на самую дальнюю витринку в углу, и сердце его глухо бухнуло. На черной бархатной подушке прямо под небольшим светильником лежала овальная черная камея в серебряном обрамлении. На выпуклую поверхность был нанесен строгий женский профиль...
   Алекс почувствовал, как стали влажными руки, как дрогнули пальцы, потянувшись к внутреннему карману пиджака – туда, где лежал бумажник. Он даже не взглянул на цену – в тот момент это его совершенно не интересовало, это была та самая камея, которую он так часто видел во сне. Что значили деньги в сравнении с этим ощущением...
   Приняв от пожилого продавца бархатную коробочку с упакованной камеей, Алекс покинул лавочку и направился назад, к месту «дислокации объекта». Заходить в прежнее кафе он не рискнул, выбрал небольшой рыбный ресторанчик наискосок. Там как раз оказался стол у самого окна с прекрасным обзором и горшками фиалок на низком широком подоконнике.
   Заказав форель, он вынул коробочку и открыл. «Конец девятнадцатого века, ручная работа, – зазвучал в голове чуть дребезжащий голос старичка-антиквара. – Она попала ко мне из Франции. Говорят, эта вещь принадлежала какой-то русской княгине, вынужденной танцевать в кафе-шантане и умершей в эмиграции».
   Алекс печально усмехнулся – как все схоже... танцы, эмиграция, смерть... бедная Мэри...
   Ему вдруг мучительно захотелось сесть за рояль – до зуда, до ломоты в пальцах. Сесть и играть Шопена, которого так любила слушать Мэри, хотя вслух никогда не признавалась. Она просто замирала в кресле, вытягивалась в струну – казалось, тронь ее – и она сама издаст какие-то ноты. Бледное лицо девушки в такие минуты становилось строгим и удивительно тонким, как дорогой чайный фарфор, на полуоткрытых губах появлялась задумчивая легкая улыбка. Надо же – он успевал, оказывается, краем глаза заметить эти мелочи, хотя ему казалось, что музыка поглощала полностью...
   Разумеется, рояля под рукой не было. Алекс вздохнул, погладил пальцем выпуклый профиль на камее и убрал коробочку в карман. К чему он совершил такую безумную покупку и что собирался делать с ней, он не думал.
   «Положу в сейф, пусть будет как память».
* * *
   – У меня уже пару дней такое чувство, будто за мной кто-то наблюдает, – Костя отбросил ручку, развалился в большом офисном кресле и вопросительно уставился на Вагифа – начальника своей охраны.
   Тот только пожал плечами – никакой слежки парни не заметили, а если бы и заметили, так аккуратно убрали бы – и все. Определенно, хозяин начинал скатываться в паранойю. То ему казалось, что звонит мобильный, и он хватал трубку и потом долго таращился в темный дисплей, то вдруг стал уверять всех, что в офисе установлена «прослушка», и специалист копался в проводке, возился с какими-то сложными устройствами для обнаружения «жучков» почти два дня. Теперь, значит, слежка. Точно говорят, что большие деньги лишают разума.
   – Если бы что-то было, я бы знал и принял меры.
   – Не-ет, Вагиф! – вдруг подавшись вперед, заговорил Костя с каким-то даже азартом. – За мной ходит кто-то такой, что вам не по зубам. Мне иногда кажется, что я однажды остановлюсь сказать время прохожему, а меня – вжик по горлу – и поминай, как звали.
   «Ну что за бред, а? – раздраженно подумал Вагиф. – Можно подумать, он когда-то останавливался, чтобы время сказать, ага – альтруист нашелся! Для него все люди – мусор, грязь, так и смотрит, как бы ботинки свои лаковые не обляпать».
   Вслух он благоразумно сообщил, что охрана проверит все и всех, постарается ликвидировать возможный «хвост», однако в глубине души Вагиф был уверен в том, что это все очередные бредни и блажь хозяина. Занялся бы лучше женой – такая девка под боком, а он...
* * *
   Алекс вошел в номер. Почти сразу же позвонила Марго.
   – Если ты снова будешь проситься в Москву, давай прощаться, – устало сказал он, не потрудившись даже поздороваться. – Я мечтал лечь и уснуть.
   – Я не собираюсь проситься, – он даже улыбнулся слегка, представив выражение ее лица в этот момент – немного надменное, без тени улыбки. – Мне предложили работу, я должна поехать, иначе упущу прекрасный шанс и заманчивый пост в крупной компании. Так что скажи своему Айвану, чтобы вернул паспорт.
   Алекс вспылил:
   – Что?! Работу?! Кто тебе позволил заходить в Интернет?
   Однако Марго не испугалась, не уступила, повела себя совсем так, как тогда, в Москве, когда он запретил ей ехать в Сибирь, чтобы забрать к себе Мэри с переломанными ногами.
   – А кто ты мне, чтобы запретить? Кто? Муж, любовник, отец? Ах, нет?! Тогда не лезь и скажи, чтобы вернули паспорт – иначе я задушу этого твоего охранника и уеду – ты меня знаешь!
   Он ее знал, это правда. Если Марго вдруг упиралась по какому-то поводу, то в дело шло все – от угроз до лести, от разумных уговоров до совершенно бессмысленных поступков. Алексу не было жаль Айвана, которого он почти не знал – да и вряд ли Марго решится, – но портить отношения снова не хотелось, потому что ведь все равно влипнет во что-нибудь, и ему же придется ее выручать. Пусть едет, нужно только Джефу позвонить, предупредить, чтобы присмотрел.
* * *
   «Дождь скрывает боль»...
   Мэри стояла босиком на мокрых плитках открытой террасы, совершенно не замечая, что дождевая вода уже капает с подола ее халата, а волосы превратились в сплошную слипшуюся массу. Она впитывала первый дождь всем телом и чувствовала, как становится легче. «Дождь скрывает боль»... Когда Мэри думала об этом, сердце ее переставало противно и надрывно ныть. Незаживающая рана по имени «Алекс» становилась все меньше. Мэри знала, что этим кончится – она сильная, она сумеет побороть в себе это чувство, сумеет победить себя и не потерять единственную подругу из-за мужчины. Никакие слова Марго не убеждали ее в том, что между ней и Алексом ничего нет и не может быть. Мэри видела подругу насквозь и прекрасно знала – если бы Алекс предложил, Марго не отказалась бы. Но он по какой-то причине не делал больше попыток сблизиться с бывшей женой. Мэри подозревала, что это из-за того ночного случая в Цюрихе, когда Алекс, решив сделать сюрприз, уехал за тюльпанами, а Марго, не найдя его в спальне, вспылила и рванула к любовнику. Утром Алекс сказал ей только одну фразу – «ты сама убила все». Марго поняла – это конец, она постаралась и Мэри убедить в этом, однако та никак не желала верить – видела несчастные глаза подруги.
   «Чертов Призрак – ну, сколько еще ты будешь нас преследовать? – думала Мэри, наслаждаясь холодным дождем и сладковатым запахом свежести. – Хотя... я несправедлива. Ты столько раз вытаскивал нас обеих из разных неприятностей... Я и жива-то благодаря тебе – так что, возможно, напрасно обвиняю сейчас. Сама виновата – ведь для тебя вполне очевидна моя любовь, а я... Прости – ну, не могу, не могу! Я не вынесу несчастных глаз Марго...»
   – Маша, где ты? – громкий голос мужа заставил Мэри поежиться и моментально ощутить и влагу халата, и ледяной уже пол террасы под ногами. А ведь секунду назад все было так хорошо...
   – Я здесь, – стараясь придать голосу спокойный тон и хотя бы подобие приветливости, откликнулась она.
   Штора на двери отодвинулась, и на террасе возник Костя в халате:
   – Ты сошла с ума! Дождь, а ты босиком! – Он подхватил ее на руки и унес в комнату, уложил в постель, стянув мокрый халат, и укутал одеялом. – Ты заболеешь, Маша, разве можно? Накануне поездки! О чем ты думаешь?
   Зацокав по привычке языком, Костя отправился в полуподвальную кухню варить глинтвейн. Такая заботливость раздражала – Мэри во всем чувствовала фальшь, и никакие старания Кости убедить ее в обратном не действовали. Она знала – нужно суметь убежать, нужно спасаться. Костя, как истинно восточный человек, ни за что не оставит неотомщенной гибель брата, хоть и не уверен на все сто, что жена причастна. Да и книга... Наверное, она поступила опрометчиво, ослепнув в своем желании отомстить за гибель человека, которого видела два раза, не отдавая себе отчета в том, что можно писать, а что нет. Но в тот момент, когда Костя поднял пистолет и хладнокровно выстрелил в безоружного Германа на ее глазах, Мэри утратила способность соображать здраво. В сущности, она винила себя за многие смерти, за гибель людей от рук ее сумасшедшего садиста-мужа, а потому книга оказалась тем единственным, что она могла сделать. Ей, правда, иногда приходила мысль убить Костю, но всякий раз Мэри останавливалась, понимая – нет, не сможет. Это только в боевиках все запросто – пиф-паф, гора трупов, герой отряхнул невидимую пылинку с рукава и пошел дальше, а в жизни... Нет, чтобы убить, нужно обладать «психотипом убийцы». Как Алекс...
   Ее мысли скользнули на накатанную тропинку. Алекс. Опасность, исходившая от этого человека, одновременно пугала и притягивала – хотелось узнать, какой он, если подкараулить без вечной брони из иронии и жестокости. Мэри казалось, что только в музыке Алекс становился тем, кем был на самом деле, только музыка делала его настоящим. В такие моменты она боялась даже дышать, чтобы не разрушить удивительного слияния жестокого человека и классической мелодии, которая словно подсвечивала его изнутри, заставляя уходить в тень наносное, оставляя душу обнаженной.
   Такой Алекс, открывшийся ей случайно, увлекал куда больше привычного. С ним она могла бы быть вместе, в этом Мэри почти не сомневалась. Но, к сожалению, музыка обрывалась, и возвращался прежний Алекс – холодный, расчетливый, жестокий и властный. Такого Мэри не хотела.
   Приготовленный мужем глинтвейн не принес ни облегчения, ни даже ощущения тепла изнутри. Хотелось отвернуться к стене и уснуть – а нужно было, сцепив зубы, выслушивать Костины планы на отдых, которым, Мэри это четко знала, сбыться не суждено.
* * *
   Алекс едва не проспал тот момент, когда нужно выйти из отеля и сесть в машину, чтобы на перекрестке поймать «Мерседес» Кавалерьянца и «проводить» до офиса. Наскоро приняв душ и даже не успев выпить кофе, он вылетел из номера и побежал по лестнице вниз, направляясь в сторону парковки автомобилей.
   К его удивлению, машина Кости на перекрестке ему не попалась, хотя, если судить по часам, Алекс не опоздал. «Странно. Что это с нашим красавцем, уж не прихворнул ли?». Подумав пару секунд, Алекс решительно развернул машину по направлению к дому Кости. Он въехал на узкую улицу именно в тот момент, когда из распахнутых ворот показался черный «Мерседес» с двумя пассажирами на заднем сиденье. Следом – еще один, в котором сидели еще трое.
   – Куда это мы направились? – пробормотал Алекс, прижимаясь к обочине и резко наклоняясь вниз, будто уронил что-то. – Посмотрим...
   Отстав на приличное расстояние, он проводил машины до железнодорожного вокзала, припарковался в другом углу и аккуратно проследовал за Костей. В его «свите» разглядел женщину в узких джинсах, короткой кожанке и небрежно повязанном вокруг головы шарфе. Она шла рядом с Кавалерьянцем, тот по-хозяйски держал ее за руку.
   – Понятно. Двойник наш... – Алекс чуть скривился при слове «наш», но потом решил не заострять свое внимание на мелочах. – Куда же мы едем все-таки?
   Он постарался приблизиться к охране на максимально возможное расстояние, чтобы слышать хотя бы обрывки разговоров. И четко различил слово «Цюрих», произнесенное самим Костей.
   «О-па... В Швейцарию наладился, значит. Это мне на руку».
   Алекс рванул к кассе за билетом до Барселоны и успел вовремя – как раз в тот момент, когда он направился к своему вагону, Костя со спутницей тоже поднимались на подножку. Женщина вдруг сняла черные очки и повернулась к охране, что-то говоря. Алекс взглянул на нее и обомлел – Мэри. Но он тут же отогнал от себя эту мысль – Мэри мертва, а эту девицу он уже видел однажды и тоже сперва принял за Мэри. Нет, это не она.
* * *
   До самого Цюриха Алекс старался не терять из виду Костю и его спутницу. В самолете они оказались в одном салоне, однако Алекс попросил стюардессу посадить его на последний ряд. Пассажиров в бизнес-классе оказалось изрядно, все места были заняты, и Алекс облегченно выдохнул – можно не волноваться ни о чем, расслабиться и чуть-чуть подремать.
   В Цюрихе Костю встречали – машина с логотипом крупного отеля. Он помог женщине сесть назад, сам забрался на переднее сиденье, и они отбыли. Во всяком случае, теперь Алекс твердо знал, где искать «клиента». Разумеется, убрать его здесь, в Швейцарии, пока Кавалерьянц без охраны, проще простого и, более того, предпочтительно. Алекс уже склонялся к тому, что сделает это на днях – потому что уже нет сил мучить себя. Сделать – и забыть, уехать к Марго-младшей, гулять с ней в парке, кормить уток, вечерами сидеть вдвоем за роялем – словом, просто пожить в мире и покое с той единственной женщиной, которая любит его просто за то, что он есть. С дочерью.
* * *
   Мэри дрожала, как в ознобе. Еще на вокзале в Бильбао она почувствовала на себе пристальный взгляд, повернулась пару раз. В какой-то момент ей показалось, что она увидела ЕГО. Алекса. «Нет, не может быть, – отмела она эту мысль. – Что ему делать здесь? Я просто настолько хочу его увидеть, что он мерещится мне в каждом встречном. Или это он мне так мозги промыл?»
   Но потом, в аэропорту Барселоны, Мэри опять почувствовала взгляд, и это ощущение не отпускало до того момента, как они поднялись на борт самолета и заняли свои места.
   – Ненавижу летать! – процедил Костя, сразу заказав стюардессе коньяк. – Ты не хочешь, дорогая?
   Она отказалась и погрузилась в чтение какого-то журнала. Костя, бледный и явно не в своей тарелке, судорожно вцепился пальцами в подлокотники и ощутимо страдал при наборе высоты. Мэри же спокойно листала страницы, рассматривая новую коллекцию обуви, и старалась не думать о том, как все сложится после приземления. К счастью, они с Костей летели вдвоем, без непременного приложения в виде охраны, и это сильно увеличивало шансы на побег.
   Позже, уже в Цюрихе, садясь в машину, присланную из отеля, Мэри вновь поймала себя на том, что в толпе ей видится Алекс в неизменном черно-белом шарфе. Она даже оглянулась по сторонам, чтобы убедиться, но нет – никого даже отдаленно похожего не увидела.
   «Паранойя... как есть – паранойя, – одернула себя Мэри, садясь в машину. – Мне надо сосредоточиться на том, как сбежать – и потом уже будет Алекс, Марго и все прочее. Но сейчас я должна доиграть до конца, чтобы Костя не унюхал ничего».
   В номере Костя сразу же поднял трубку и заказал бутылку коньяка.
   – Не сердись, Маша, не могу по-другому расслабиться, – объяснил он грозно нахмурившейся для виду Мэри. – Посплю полдня – и буду в форме, гулять пойдем, в ресторане посидим. Да и ты бы полежала – бледная совсем.
   – Да, я только в душ... – пробормотала она, отворачиваясь к окну, чтобы скрыть радость.
   Костя принял две таблетки снотворного, запил их изрядной порцией коньяка и отбыл в спальню их двухкомнатного «люкса». Мэри же, запершись в душе, включила воду и напряженно ждала.
   Так прошло около часа. Решив, что таблетки и коньяк уже успели разложить Костю на молекулы, Мэри осторожно выбралась из своего убежища и на цыпочках пробралась в спальню. Так и есть – Кавалерьянц, развалившись поперек кровати, храпел так, словно собирался соперничать с гулом взлетающего самолета.
   – Слава богу, – пробормотала Мэри, двумя пальцами вытаскивая из внутреннего кармана его пиджака свой паспорт. – Прекрасно... Денег, что ли, прихватить? Нет, много не возьму – только на дорогу... отлично – пяти сотен вполне достаточно.
   Она свернула пять стоевровых бумажек, выуженных из другого кармана пиджака, сунула их в карман куртки и метнулась к двери. На пороге Мэри обернулась и, прислушавшись к мерному храпу мужа, сделала не вполне приличный, зато красноречивый жест в направлении спальни:
   – На тебе, урод! Землю будешь рыть – не найдешь больше.
   Она уже вышла из номера и плотно закрыла дверь, как вдруг ее взгляд зацепился за что-то знакомое. Резко обернувшись, она увидела в конце коридора Гошу – охранника. А она-то, наивная, поверила, что Костя решил провести время с ней вдвоем.
   «Но этот упырь, разумеется, еще и пса сторожевого обманом привез».
   Внутри все ухнуло и заледенело, Мэри на какой-то момент утратила способность видеть, слышать и соображать, но когда это прошло, вдруг поняла – выбора нет, надо бежать, потому что, к счастью, Гоша слишком увлечен трепом с хорошенькой горничной, кокетливо задравшей ножку на тележку для уборки. Мэри рванула по коридору что есть сил, в душе благодаря себя за находчивость – вместо сапожек на каблуках она внезапно выбрала высокие сапоги на совершенно гладкой плоской подошве, что в экстремальной ситуации сделало ее шаги бесшумными и легкими. Долетев до запасного выхода, рванула дверь, молясь, чтобы та не оказалась заперта. К ее ужасу, так оно и было. Мэри изо всех сил закусила губу и огляделась. Запасной выход находился в небольшом закутке, и с того места, где стоял Гоша, не просматривался, следовательно, маленький шанс был – рядом оказалась дверь на длинный узкий балкон, на котором виднелась пожарная лестница. И эта дверь не заперта. Мэри выскользнула на балкон и огляделась – седьмой этаж, внизу – задний двор отеля, какие-то баки, слышны звуки, доносящиеся, очевидно, с кухни. «Если я поборю страх и спущусь вниз, то все будет хорошо», – загадала Мэри и, зажмурив глаза, взялась за перила. Так, подчиняясь только чувствам, она перебралась на лестницу и заставила себя открыть глаза.
   – Спокойно, Мэрик... у тебя все получится... ты ведь хочешь жить, да? Хо-о-очешь... любви хочешь, мужчину нормального... Марго увидеть... Ну, так шевелись, сука, не стой! – С этими словами она начала спускаться вниз. Влажные ладони то и дело соскальзывали, и Мэри всем телом прижималась к металлу лестницы, изо всех сил заставляя себя не смотреть вниз, не видеть того, что происходит там, во дворе. Гладкие подошвы сапог норовили съехать по ребристым ступеням, в голове мутилось от ужаса, но девушка упрямо продолжала спускаться, понимая, что это ее единственный путь к свободе.
   Преодолев лестницу довольно споро, Мэри оказалась во дворе, из которого на улицу вела калитка в кованой ограде. Стараясь не торопиться и не привлекать внимания, вышла на улицу, глубоко вздохнула и подняла руку, ловя такси. Желтая машина остановилась рядом, и приветливый усач-водитель забормотал что-то по-французски. Мэри, конечно, ничего не поняла, но назвала адрес и получила в ответ утвердительный кивок головы и жест, приглашавший садиться.
   Через полчаса она уже была в пригороде и поднималась на крыльцо хорошо знакомого ей дома.
* * *
   Алекс из аэропорта поехал домой. Решив, что сегодня никуда уже не денутся ни Костя, ни его девка, он хотел нормально выспаться, восстановить силы за все те изматывающие дни, что провел в Бильбао. Самочувствие тоже оставляло желать лучшего, а потому отдых был необходим, как воздух.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация