А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Вредная привычка жить" (страница 23)

   Глава 24
   Медлить нельзя: небольшой военный совет, и мы отправляемся в путь

   Влетев в Альжбеткину квартиру, я скомандовала:
   – Рота, подъем, в шеренгу стройся!
   – Вообще-то, – замялась Альжбетка, – я здесь одна.
   – Где наша любвеобильная Ефросинья?
   – Ну, это… я заходила к ней… вернее, звонила им…
   – Она у Славки?
   – Хуже.
   – Что может быть хуже?
   – Он у нее.
   – Что, уже обосновался, так быстро?
   Альжбетка пожала плечами.
   – Ты мое задание выполнила?
   Альжбетка бросилась к своему компьютеру и притащила распечатку карты нужного нам направления.
   – У тебя машина как? – спросила я.
   – Вроде нормально.
   – Собери чего-нибудь пожрать, мы едем прямо сейчас на дачу Селезнева!
   – Я думала, на выходных…
   – Планы изменились.
   – А Солька?
   – Сейчас я проведаю это гнездо порока и разврата и вырву нашу драгоценную подругу из лап соблазна.
   Я сходила к себе и взяла ключи от Солькиной квартиры, тихонечко вставила ключ в замочную скважину, открыла и хорошо поставленным голосом адмирала в отставке проорала всю ту же бодрящую дух фразу:
   – Рота, подъем! В шеренгу становись!
   Надо сказать, что молодые неплохо проводили время: от ванной тянулась дорожка пенной водички, вещи были разбросаны где только можно, в коридоре на стуле стоял поднос с обглоданными початками кукурузы и пустые коробки от пиццы: понятное дело, голод замучил…
   На мою команду отреагировали все живые существа в квартире.
   Солька скатилась с кровати и судорожно стала натягивать на себя пододеяльник, чем с каждой секундой усугубляла положение Славки, который раньше почему-то не очень смущался меня, а вот теперь, покраснев, хватался за кончик одеяла.
   «Влюблен», – сделала я вывод.
   – Ты чего… Случилось что?.. – вставая, забормотала Солька.
   Она схватила с кресла халатик, и Славка был спасен: он обмотался тоненьким пододеяльником и протянул руку к сигарете.
   – Попрошу в моем присутствии не курить! – строго сказала я.
   – Почему? – нервно спросил Славка.
   – Готовлюсь в перспективе стать матерью.
   – А когда эта перспектива наступит? – поинтересовался Славка.
   – Пока идет жесткий отбор претендентов на великое звание отца, – ответила я.
   – Значит, не скоро, – вздохнул Славка, – ну можно я закурю?
   – Ты чего это?.. – не слишком капризно спросила Солька.
   А чего это я, в самом деле?
   Да просто я счастлива за них, вот просто радуюсь, и все!!!
   Жили себе люди на одном этаже и даже не помышляли, что когда-нибудь будут вместе грызть кукурузу и закусывать ее пиццей, что будут прятаться под одно одеяло, что будут так счастливы, в конце концов!
   Стоп, что за глупая сентиментальность…
   – На первый-второй рассчитайся! – скомандовала я, еле сдерживая улыбку.
   – Ты что, не видишь, что у меня тут личная жизнь? – вовремя поинтересовалась Солька.
   – В нашей коммуне, – многозначительно сказала я, – ничего личного быть не может!
   Тут я все же не удержалась и прыснула со смеху, Славка заулыбался тоже, а Солька, поднимая вещи с пола, сказала:
   – Вот я тебя тоже так подстерегу однажды!
   – Я по делу, ты уж, Славка, прости, что я тебе всю малину поломала, но мне надо поговорить с Солькой.
   При этом я корректно отвернулась, давая понять, что Славке пора натянуть на себя трусики.
   – Ну, что еще стряслось? – недовольно спросила Солька, закрывая за своим любимым дверь.
   – По моим догадкам, деньги на даче у Селезнева.
   – Так! – оживилась Солька.
   – Сейчас мы туда рванем, Альжбетка уже маршрут прикинула.
   Глаза Сольки заблестели уже привычным алчным блеском, и вся злость на меня улетела в неизвестном направлении.
   – А что так срочно?
   – Я Потугиных застукала, потом расскажу, они собираются тоже навестить эти чащи.
   – Какие чащи?
   – «Райские чащи», так называется дачный поселок, куда мы и направляемся. Так вот, есть вероятность, что, если мы не поторопимся, Потугины окажутся там первыми.
   – Только не это! – сказала Солька, хватая с кресла джинсы.
   Военный совет состоялся в Альжбеткиной квартире. Я вкратце изложила увиденное и услышанное около ларька, и девочки сначала подверглись унынию, а затем стали сыпать дельными предложениями.
   – Давайте забьем их дверь гвоздями и поедем себе спокойненько, – предложила Солька. – У Славки гвоздей – целая куча.
   – Нет, лучше испечем еще один пирог и в крем добавим снотворное… – выступила Альжбетта.
   – Или сильное слабительное, – поддержала я. – Хотя после того, как они обнаружили меня в кабинете Селезнева, они и стакан чая из наших рук не возьмут…
   – Может, что-нибудь сломать у них в машине…
   – Молодец, Альжбетка, – похвалила я красотку кабаре, – это то, что нам нужно, по крайней мере, это их значительно задержит, и они сегодня уже не поедут, точно.
   Солька бросилась целовать Альжбетку, та же старательно отбивалась.
   – Отстань, – говорила она, – от тебя каким-то развратом пахнет.
   – Что ты имеешь в виду? – оторопела Солька.
   – Не каким-то, а самым настоящим, – улыбаясь, сказала я. – Ладно, Альжбетка, давай признаемся, что мы просто завидуем!
   Солька теперь бросилась целовать меня.
   – Хватит, давайте решать организационные вопросы, – железным тоном выпалила я. – Какая у Потугиных машина и где она стоит?
   – Да вы же ее видели, тогда, когда они Федора Семеновича… – Альжбетка замялась.
   – Ты думаешь, я помню что-нибудь? – устало сказала я.
   – У них старенький синий «Фольксваген», – сказала Альжбетка, – стоит во дворе, только не около нашего дома, здесь-то все забито, а у той башни, что справа.
   – Замечательно, ты, Альжбетка, прогрессивный у нас товарищ, как я погляжу, в иномарках разбираешься.
   – Вообще-то, – сказала Альжбетка, явно довольная похвалой, – в наше время только вы с Солькой в этом ни бум-бум, просто два птеродактиля каких-то.
   – Я тебе дам сейчас такого птеродактиля, – завелась Солька.
   – Не спорь, Альжбетка права, давайте лучше думать – что портить будем?
   – Ясное дело, проколем колесо, – высказалась Солька.
   – Его можно заменить.
   – Тогда два колеса.
   – Проблематично, но заменить тоже можно, – вздохнула я.
   – Четыре колеса, – предложила уже Альжбетка.
   Я бы с удовольствием, для боˆльших гарантий, учинила более значительный ущерб, но никто из нас в порче машин не разбирался: собственно, наши познания и заканчивались на том, что у машины есть четыре колеса. Даже Альжбетка, обладательница средства передвижения, и то была в этом деле явным профаном.
   – Кто пойдет? – спросила я.
   Тишина.
   – Что, добровольцев не будет? – я внимательно посмотрела на Сольку.
   Почему-то мне казалось, что задание это хорошо ей подходит.
   – Ладно, пойду я, – сказала она, – только скажите, как это делать-то?
   – Альжбетта, проведешь инструктаж, все же ты эти колеса чаще трогала, чем мы.
   – Так точно! – кивнула Альжбетка.
   – Чувствую, девчонки, – улыбаясь, сказала Солька, – опять запахло миллионами!
   – Поедем, как стемнеет, ориентироваться будем на местности. Солька, возьми у Славки какие-нибудь инструменты. Кстати, где мои отмычки?
   – Они у тебя на холодильнике лежали, – сказала Альжбетка.
   – Отлично, надо их не забыть.
   – А где мы там будем искать? – поинтересовалась Солька.
   – Залезем в дом для начала, потом в сарай, потом еще куда-нибудь, пока мы даже не знаем, какие там вообще есть постройки на участке, – ответила я.
   – Мне кажется, придется копать, все клады всегда закапывают, – отличилась сообразительностью Солька. – Я возьму свою раскладную лопату.
   – Бери что хочешь, – сказала я.
   – А если Потугины на электричке поедут? – спросила Альжбетка.
   – Поздно для электричек будет, им же еще возвращаться, – сказала Солька.
   – А если они до утра там искать собираются?
   – Будем надеяться, – сказала я, – что они отложат это мероприятие до завтра, в любом случае у нас будет весомая фора во времени, так что долой пессимизм, сегодня или никогда! Давайте собираться.
   Темнело довольно быстро, но мы не торопились: действовать надо было наверняка. Приблизительно через час Солька уловила на своем балконе запахи жареного лука и отдаленные разговоры – это свидетельствовало о том, что Потугины трапезничали. Лучшего времени для черных делишек не придумаешь.
   Надавав Сольке целую кучу советов, вооружив ее гвоздями, шилом, осколком зеркала и прочей ерундой, мы отправили ее творить зло. Конечно, чтобы она не чувствовала себя одиноко, мы пообещали в случае провала приносить ей в тюрьму пирожки, испеченные тетей Пашей, и поливать ее гибнущую драцену.
   Альжбетка на всякий случай дежурила в коридоре: кто знает, что может взбрести в голову Вере Павловне, так что часовой для дела не помешает. Я же отправилась к себе, чтобы иметь возможность видеть это безумие своими глазами и, если надо будет, впоследствии рассказать об этом Солькиным потомкам. Хотя мне кажется, Солька будет против этого, очень уж она щепетильна в таких вопросах. Она вообще всегда щепетильна, когда дело не касается трех миллионов долларов.
   Начал накрапывать дождь, что было в нашу пользу. Солька была в плаще, а капюшон скрывал свет ее возбужденных глаз, а также и ее лицо, которое, возможно, через некоторое время милиция захочет сфотографировать и в профиль, и в фас.
   Солька шла очень решительно, не оглядывалась, не падала на землю с криками «Что же я делаю, остановите меня!», не била себя по рукам и не стремилась свернуть куда-нибудь в сторону от намеченного пути. Метра за три от «Фольксвагена» начинались кусты, они были низкие и Сольку явно бы не прикрыли, но у Сольки, как у учительницы ботаники, присутствовала тяга к земле и к природе вообще. Она встала на четвереньки… Солька на четвереньках – это что-то бесподобное… Хотя меня все равно никто бы не услышал, но я зажала рот рукой и попыталась подавить в себе дикий смех. Солька исчезла в кустах.
   Увидела я ее уже только по прошествии двадцати минут: она так же бодро выползла из кустов, встала и пошла к дому. Дождь полил сильнее, но Солька откинула капюшон с головы, и весь двор озарила ее довольная улыбка. Дело было сделано, и, как я поняла, сделано оно было хорошо.
   – Ты, Солька, молодец, – сказала я, садясь в машину.
   Альжбетка хлопнула дверцей, поправила зеркало, и мы двинулись в путь.
   – Конечно, молодец, вы бы не справились, – гордо заявила щепетильная учительница ботаники.
   – Трудно было? – поинтересовалась Альжбетка.
   – Да это тебе не на шухере стоять, я там вся вспотела, пока эти дырки ковыряла. Шило, скажу я вам, очень хорошая штука, еще и перочинный ножик ничего.
   – Мы, Солька, тобой гордимся, – сказала я. – Когда увижу твоих родителей, обязательно скажу им, что хорошую дочку они воспитали.
   – Вот и скажи, – совсем вознеслась Солька до небес, – если бы не я, то что бы вы делали?
   – Делов-то, Альжбетка бы совратила Славку, и он бы быстренько нам эти шины проколол, – сказала я, опуская немного окошко.
   – Да ты что такое говоришь! – Солька вцепилась в сиденье Альжбетки.
   Я, побоявшись, что она сейчас схватит ее за волосы, сказала:
   – Да шучу я, ты что-то, Солька, в последнее время совсем плоха на голову стала. То ли деньги пагубно влияют на твою психику, то ли нежданно свалившаяся любовь кружит башку не в ту сторону.
   – Сама не знаю, что со мной, – усаживаясь поудобнее, сказала Солька, – нервная я какая-то.
   – Лучше расскажи нам, как там у тебя со Славкой, какой он, ну, ты понимаешь… – захихикала Альжбетка.
   – Ой, девочки! – счастливо выдохнула Солька. – Не поверите: как в раю, волна за волной, волна за волной…
   – Не может быть, – ехидно поддела Альжбетка.
   – Да уж не как у тебя с покойным Федором Семеновичем, – отбрила подругу Солька, – у нас все как в сказке.
   – Видела я эту сказку, – сказала я. – На полу вода… Вы что там, описались оба от счастья или от нетерпения?..
   – Дура! – вскричала Солька и пнула меня ногой. – Мы ванну принимали.
   Альжбетка захохотала:
   – А что ты имеешь против Федора Семеновича, может, он и не Аполлон, но очень даже неплох был.
   – Видела я этот его…
   Мы с Альжбеткой напряглись, ожидая нового Солькиного перла.
   – Этот его… бутон…
   Альжбетка засмеялась так, что руль в ее руках заходил ходуном.
   – Да, бутон, – более твердо сказала Солька, – он у него, наверное, завял, не распустившись, давным-давно.
   – Ты, Солька, жестокая, – сказала я, – и потом, читай литературу, важен не размер бутона…
   – …а его очень большой размер, – продолжила Солька.
   – Эх, – махнула я рукой, – тебе бы пойти на курсы повышения квалификации, вот хоть зоологией бы увлеклась.
   – Я проходила это, не беспокойся.
   – Да? – изумилась я. – А почему ты тогда всегда отрицала свои познания в этом направлении?
   – Потому что ты и так мне надоела своими вечными подколами.
   – И что там с зоологией этой? – хихикая, спросила Альжбетка. – Как у них там, у этих зоологов?
   – Вот вас послушать, – сказала Солька и покрутила пальцем у виска, – темный лес, просто глупые ехидные курицы!
   К дачным участкам мы подъехали в прекрасном настроении. Солька после долгих уговоров все же поделилась с нами своими маленькими секретами, и теперь мы были переполнены оптимизмом и бодростью.
   Около ворот висела табличка «Райские чащи», а на самих воротах был звонок, которым, по всей видимости, надо было будить сторожа. Это никак не входило в наши планы: мы должны были оставаться незамеченными.
   – Давай задний ход, – сказала я, – отъедешь метров на пятьдесят и сворачивай в лес.
   – Ты что, – возмутилась Альжбетка, – я всю машину поцарапаю!
   – Найдем деньги – купишь новую.
   – А если не найдем?
   – А об этом я тебе даже думать запрещаю, – вмешалась Солька.
   Я же говорю, что настроены мы были оптимистично.
   Лес был густоват, но тем не менее нам удалось подъехать почти к самому забору. Ворота виднелись вдалеке, но нас они уже не интересовали.
   – Мы что, полезем через верх? – спросила Солька. – Там вроде бы проволока колючая.
   – Пока пойдем вдоль сетки, – сказала я, – может, повезет и найдем какую-нибудь дыру.
   Нам действительно повезло: пройдя метров сто, мы наткнулись на место, где сетка была словно вытянута и задрана кверху.
   – Мальчишки, наверное, лазают, – предположила Альжбетка.
   – Я вам что, двенадцатилетняя? – зафыркала Солька. – Я здесь не пройду.
   – Да ладно тебе ворчать, лезь, – подтолкнула я ее.
   – Почему я первая? – возмутилась Солька.
   – Потому что ты – самая маленькая и потому что ты нам уже надоела: если ты здесь застрянешь, то рады будут все.
   – Я-то рада не буду…
   – Лезь! – повысила я голос.
   Солька послушно вытянулась по земле и, точно ящерица, пролезла под сеткой.
   – Ух ты! – восхитилась она. – Если надо, я и обратно могу.
   – Надо, обратно тоже надо, только не сейчас, – остановила я ее.
   – А чемодан здесь пройдет? – спросила Альжбетка, ложась на землю.
   – Если не пройдет, – ответила Солька, – я перегрызу зубами эту проволоку!
   – Ловлю на слове, – сказала я и последовала за девчонками.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация