А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Четвертый год" (страница 17)

   Глава 13

   «Варяг» вернулся домой.
   Олег ожидал триумфальной встречи, но, увы – на причале столпилась лишь жалкая кучка встречающих. Поприветствовав Добрыню, еще не выбравшись с палубы, громко поинтересовался:
   – А где народ? Что это вас так мало?
   – Так на полях все, урожай собирают… будь он трижды неладен. Да и беда у нас, как обычно… очередная.
   – Что случилось? – встревожился Олег.
   – Вот я так тебе сейчас все и расскажу, у всех на виду, чтобы эти дармоеды уши свои грели! Выбирайся давай, потом поговорим. Сами-то как? Все живы?
   – Вот и я тебе фиг что расскажу, – злопамятно отмахнулся Олег.
   Оставив Клепу командовать разгрузкой, пошел за Добрыней в его избу. Здоровяк молча выставил пиво и рыбешку, налил в кружки, молча чокнулись.
   – Беда у нас невеликая, но очень неприятная. Шайка к нам с Востока нагрянула, полсотни всадников. Три поселка мелких уже пожечь успели. Слава богу, что отряд ребят наших там как раз был, половину сразу перебили, остальных до сих пор по лесам гоняют. Ты не молчи, расскажи, живы все?
   – Да все. Даже раненых нет. Приключений по дороге хватало, но обошлось.
   – Ну это очень хорошая новость! Много добра привезли?
   – Не так много, как хотелось бы, – вздохнул Олег. – Второй корабль арендовать не удалось – никто не согласился идти к порогам в такое смутное время. Зато «Варяг» нагрузили так, что килем все мели скребли.
   – Вот и молодцы. А насчет второго корабля не переживай – бог даст, так на будущий год сразу на двух пойдете до конца.
   – Да я и не переживаю. Как вы тут, все нормально?
   – Олег, война у нас крупная на носу.
   – Что, всадники еще придут?
   – Может, и придут, да дело и не в них. Хайты опять, будь они прокляты. Как дожди зарядят, они набег устроят на наши земли, а может, и до Востока дойдут. Очень крупный набег.
   – Это откуда вы знаете, что у них на уме? Или у нас уже шпионы в Хайтане появились?!
   – Не шпионы, но разведка работает. Я тебе потом все объясню, слишком много рассказать придется, а дело не ждет. Сейчас вот что надо: как только разгрузим «Варяг», тут же вытаскиваем его. Мотор будем ставить, уже готов для него. И вооружение поставим… новое вооружение… хорошее. В этом набеге все земляне сообща стоять решили. Ну почти все, мелочь не считается. Основная армия на суше будет драться, ею Монах командует. А наша задача– корабли их щипать, мешать переправе.
   – Мы уже с Монахом в дружбе, что ли?
   – Не друзья, но и шипеть в такое время друг на друга тоже не дело. Олег, тебе командовать нашими силами в этот раз. Я бы пошел сам, но поселок не оставишь… Тут же гнездо змеиное: стоит их оставить на день без присмотра, как грызня начинается. Не будь хайтов, давно бы уже душить друг друга начали… Вот же гнилая природа человеческая… без интриг никак не могут…
   – Тут я с тобой согласен. Да и мне проще с хайтами сладить, чем тут с вашими заморочками разбираться.
   – Вот и я о том же – нельзя мне поселок бросать. Без меня развал начнется. Тут без крепкой руки толку не будет… Так что воевать тебе придется… тебе… Но знай, если совсем туго там станет, хватай всех, кто на ногах будет, и гони сюда. Стены у нас крепкие, припасов хватает – взять нас здесь непросто будет.
   – Добрыня… если хайты решат за поселок взяться всерьез, то поселку хана. Сам понимаешь.
   – Ты не каркай раньше времени! На худой конец, попробуем удрать пониже… если уж совсем туго будет.
   Олег кивнул:
   – Это более реальный вариант. Тем более у меня теперь там кое-какие знакомства неплохие есть.
   – Вот и чудненько. А теперь давай рассказывай. Про все рассказывай, что видели вы там и что делали. И список дай привезенного.
* * *
   Макс пришпорил лошадь, заставляя животное двигаться еще быстрее. Несчастная кобылка коротко, с укоризной проржала: «Куда уж быстрее, хозяин?»
   – Давай, милая! Минутку еще потерпи!
   Погоня уже дышала в затылок: десяток всадников с гиканьем и улюлюканьем неслись за ненавистным стрелком. Неплохо он им сегодня кровь попортил: снял одного наповал, а еще двое как минимум не скоро поправятся. Неудивительно, что их товарищи так разозлились.
   Обернувшись, Макс увидел, что передний преследователь готовит аркан. Похоже, живьем решили лучника взять, чтобы не спеша, с фантазией выразить ему все свое недовольство за подлые стрелы из лесной чащи. Эх, уметь бы стрелять из лука за спину, да еще на полном скаку! Сейчас бы он им показал! А так лишь кулак с выставленным средним пальцем показать можно, что Макс периодически и проделывал.
   Умная лошадка дорогу помнила и заранее пошла впритык к кустам, чтобы не занесло на резком повороте тропы. Аккуратно пройдя сквозь ряд бойцов Кабана, кобылка остановилась, недовольно зафыркала – по рабочему положению мушкетов она догадывалась, что сейчас начнут стрелять, а стрельбу она не любила.
   Разгоряченные преследователи вынеслись из-за поворота. Самые шустрые успели осадить лошадей, пытаясь повернуть назад, но куда там – от картечи не уйти.
   Мушкеты выплюнули клубы дыма, свинец выкосил всех всадников подчистую. Лишь один, на хромой лошадке, избежал общей участи, потому что сильно отстал. Он даже не показался из-за поворота – что такое мушкеты, конные разбойники уже знали и улепетывали при одном намеке на выстрел.
   Макс вновь пришпорил лошадку:
   – Ну, родимая, давай-ка догоним этого хромого!
   Вырвавшись из-за поворота, Макс осадил кобылку – догонять уже никого не надо. Конь стоял без седока, седок валялся в паре шагов, выставив в небо древки парочки стрел. Над телом стояли два мрачных кшарга: один уже в годах, седой до последней волосинки, второй почти ребенок. Оба держали луки с непринужденностью, свидетельствовавшей о немалом профессионализме. Не зря про местных кшаргов говорят, что, пока возле беременной не положить лук, ребенок даже не подумает выбраться.
   Поприветствовав лесных жителей взмахом руки, Макс вежливо поблагодарил:
   – Спасибо за помощь. Можете забрать себе его лошадь и вещи.
   Старший с достоинством кивнул:
   – Если дают, то возьмем, конечно, – почему бы и не взять. А благодарить нас не стоит, восточных жаб мы всегда готовы стрелой угостить.
   – Знаю. Не любите вы их. Ваши частенько нам помогают. Вы не знаете, есть ли еще поблизости их отряды? Мы в этих тропах запутались, да и следы повсюду, не понять, куда пошли.
   Пацан указал рукой куда-то на север:
   – Там они!
   Старший отвесил ему подзатыльник:
   – Цыц, недоросток! Старшие разговаривают!
   Обернувшись к Максу, кшарг добавил:
   – Он верно сказал. Все эти свиные отбросы, что здесь грабеж затеяли, вчера на Север потянулись, к имперской дороге.
   – Что за дорога? Где она? Да и откуда тут дороги?
   Кшарг почесал затылок:
   – Если по чести, то нет там, конечно, никакой дороги. Когда-то вроде бы была, кое-где, говорят, если копнуть немножко или мусор раскидать, можно увидеть мощенную камнем дорогу. Но давно ее забросили, очень давно. Сожрал ее наш лес. Одно название осталось – имперская дорога.
   – Ясно. И далеко она отсюда?
   – Да через Зеленушку переправиться надо, и аккурат под холмистой гривой она вроде и шла раньше. Шакалы из королевств туда часто посылают своих солдат, чтобы хайтов пощипать в четвертый год. Говорят, если им здесь хорошую трепку задать, то они меньше разорения на Востоке причиняют. Думаю, в этих словах правда есть – сил у них меньше остается, чтобы на Восток посылать. Хотя, по мне, так пусть их на Востоке и встречают, у своих земель, а к нам не лезут. У этих барончиков да герцогов поход к Фреоне – это вроде как прогулка. Украдут все, что успеют, снимут башку зазевавшемуся триллу, а потом четыре года у себя там песни поют, как они мир от нашествия Хайтаны спасли. Жабьи дети…
   Кабан, подойдя к Максу, поинтересовался:
   – Что это ты так заслушался?
   – Эти кшарги говорят, что всадники на Север ушли. Очевидно, там их главные силы.
   – Ну и хрен с ними, нам же проще. Пусть с ними теперь Монах там разбирается – это его проблема.
   – Кабан, у Монаха теперь нет своих проблем… Почти все его проблемы автоматически становятся нашими… Да и дожди вот-вот зарядят… чую я… А с ними начнется самое главное… сам знаешь…
   – Это пусть начальство думает, что дальше делать. Если эти разбойники нашу землю покинули, нам назад надо идти. Не знаю, как ты, а меня достала постоянная беготня по этим дебрям. Да и комары уже литра два кровищи высосали – морда от укусов так распухла, что при каждом шаге колыхается.
   – К Кругу пойдем или по тропе вдоль берега?
   – Давай по берегу. Может, наших рыбаков углядим или еще кого-нибудь знакомого, да и пошлем на правый берег, чтобы нам корабль выслали. Эй, ребята, вырежьте конинки помоложе на ужин!
   Сплюнув, Кабан буркнул:
   – Достала уже эта конина. Уходим быстрее, пока я на человечинку не соблазнился. Надеюсь, кшарги эту падаль зароют… А не зароют, так бог с ней – воронам тоже чем-то питаться надо.
* * *
   Проснувшись, Добрыня не сразу понял, что его разбудило. Может, просто кошмар приснился? Покосившись в окошко, затянутое пластиковой пленкой, увидел красные отблески. Сонливость как рукой сняло. Поспешно запрыгнул в штаны, напялил грубые кожаные чуни, так и выскочил за порог.
   Огляделся, не сдержал облегченного вздоха – горело не в поселке, а где-то за стенами. От Хрустальной далековато, значит, это не мельница, и грандиозные убытки островитянам не грозят.
   От пожарища донесся грохот взрыва, в ночное небо взметнулось ярко-оранжевое облако огня. Только тут Добрыня понял, что взрыв уже не первый – именно это его и разбудило.
   – Лом! Твою мать! Взорвал-таки свой сарай!
   Народ выбегал из изб, кто-то уже тащился к пожару с ведрами и баграми. Дозорный в башне наконец-то соизволил поднять тревогу – застучал по стальному диску. Заскрипели отворяемые ворота. Не дожидаясь их полного открытия, Добрыня первым шмыгнул в щель, помчался к горящим руинам «Лаборатории передовых технологий».
   На берегу ручья Лом деловито бил в морду Кислого. Товарищ его не сопротивлялся – очевидно, чувствовал себя виноватым и честно принимал кару.
   – Зачем ты туда опилки высыпал? Ты же конченый урод – по ним кристаллизация и пошла! Как затравки сыграли!
   – Лом, да ты че, я же просто перепутал! По цвету они одинаковые!
   – Ты тупое чмо! Для тебя что задница, что лицо – все одинаковое!
   – Лом, да я же не нарочно!
   – Да чего ты оправдываешься, дятел, если бы я не заметил, что за дрянь ты учудил, нас бы вместе с сараем разнесло!
   – Лом, да хватит!
   Добрыня, подбежав к химику, ухватил его за плечи, оттащил:
   – Хватит кулаками махать. Что у вас тут случилось?
   Кислый, утирая кровавые сопли, истерично проржал:
   – Дяденька Добрыня, у нас тут сарай немного сгорел.
   – Ну это я уже заметил. Химики… Хорошо, что живые остались. Там ничего ценного не было?
   – Шалы мешок, – мрачно буркнул Лом.
   – Чего?!
   – Ничего. Этот урод банки перепутал. Там боеголовка для торпеды осталась, хорошо, что не успел взрыватель вкрутить или не сдетонировала – в поселке бы крыши посрывало. Селитры пара мешков там же… вон как пламя ревет…
   В огне что-то протрещало пулеметной очередью. Добрыня инстинктивно пригнулся, покачал головой:
   – Новый сарай поставим тебе подальше от стен. Неровен час, взорвешь поселок… опять что-то перепутаете.
   – Я-то не перепутаю. А вот за других не ручаюсь.
   Добрыня зычно проорал:
   – Народ! Бросай тушить это дело! Пусть само сгорит, все равно нечего уже спасать.
   – Кислый, я тебе эти опилки никогда не забуду! Вся посуда накрылась, все реактивы. Считай, заново все делать!
   – Да я же не хотел!
   – Лом, да хватит его гноить! Ты скажи, что там по торпедам – успеете подготовить?
   – Вряд ли. Взрыватели все там были, заново надо делать. И шесть двигателей накрылись. Что успели сделать, то сделали, а новых теперь ждать придется.
   – Эх… это плохая новость… похуже сарая… Ладно, пошли в поселок, все же поспать надо.
* * *
   Впервые за целый год Добрыня смог собрать всех островитян в одном месте. В рыбацком поселке не осталось никого, оба лагеря охотников также опустели. Никто не бродил по лесам в поисках грибов-ягод или высматривая пчелиное дупло. Замерла работа у старателей – вода медленно заполняла шурфы и ямы. Все, от мала до велика, собрались перед воротами.
   Многое изменилось за этот год – если раньше на такой сбор выходило сотни полторы-две островитян, то сейчас народу набралось под полторы тысячи. Да и не островитяне они уже – давно уж живут на «материке». Добрыне и самому эта толпа казалось на удивление огромной. Неудивительно, ведь в самом поселке сейчас жило не более трети населения. Остальные расселились по окрестностям, расширяя человеческую территорию. Пожалуй, даже Кругу не удастся собрать толпу побольше этой. Теперь ясно уже, кто на Юге главнее.
   Взобравшись на стопку известняковых блоков, Добрыня обвел толпу тяжелым взглядом и без предисловий начал:
   – «Варяг» завтра будет готов к бою, а «Находка» уже готова. Северяне очень просят помощи, срочно просят. Мы тут посовещались и решили не дожидаться, когда закончатся работы на «Арго», и отправить сейчас вверх два корабля. Кшарги говорят, что до дождей дней десять осталось, вот тогда и пошлем основные силы. А собрал я вас по двум причинам: хотел взглянуть на всех вас сразу и хочу набрать экипажи добровольцев на эти два корабля. Повоевать нам придется серьезно, а эти ребята оружием махать начнут раньше всех. На «Варяг» нужно тридцать пять человек, на «Находку» двадцать пять. Часть уже набрана – опытные ребята, это будет костяк команд, но нужно еще сорок набрать. Предпочтение отдавать будем тем, кто уже ходил в походы по реке. Остальных, кто сильно рвется, в отряд Кабана пристроить можно – наш боров будет на берегу партизанить, это у него здорово получается. С ним также кшаргов с луками группа будет. Но действовать Кабан будет отдельно от флота. В общем, так, кто желает вступить в драку пораньше, подходите ближе.
   Толпа некоторое время сохраняла неподвижность – никто не решался выйти первым. Но тут вперед выбрались сразу трое лихих ребят – первые поселковые хулиганы. Следом по одному и мелкими группами потянулись еще и еще. Добрыня не сдержал довольной улыбки – все же за прошедший год земляне здорово закалились и панического страха перед хайтами уже не испытывали. Да и народу откровенно скучно – даже война многим кажется развлечением. Монотонная работа, тупая, однообразная, не обременяющая мозг. Редкие счастливчики заняты чем-то по-настоящему интересным или хотя бы разнообразным, а везунчиков, попадающих в походы на Юг и к разлому, еще меньше. Прополка полей, полив полей, уборка урожая, затаскивание блоков на строящиеся стены… Народ откровенно тупел от примитивности нынешней жизни. Особенно сильно это касалось непоседливой молодежи – уже несколько ребят тупо бросили поселок, подавшись в поисках приключений на Север.
   Заметив в толпе добровольцев женские лица, Добрыня погрозил пальцем:
   – Но-но! Баб нам точно не надо!
   – Это мы еще посмотрим. – Тон Ани был непреклонен. – Вон Риту берут.
   – Риту ты с собой не равняй – Рита это Рита. Уж обузой точно не будет. Хотя бог с тобой, с такими, как ты, спорить, что со стеной!
   – Вот то-то!
   – Ладно. Сейчас давайте те, кто уже ходил по Наре или на Юг, отойдите направо; те, кто не был в таких походах, идите налево. Я отберу сам, кто идет, а кто останется. И сразу говорю тем, кто пойдет: вы авангард всей армии Юга, покажите там местным, на что мы способны. Чтобы уважали нас и побаивались, а то уже слухи ходят, что Монах на Юг собрался лапы протянуть, как зима настанет. А как увидит, чего вы в деле стоите, сто раз подумает, прежде чем соваться.
* * *
   Добрыня попал в точку: Монах давненько мечтал о том, чтобы заграбастать Юг, присоединить его к своим владением. Сейчас под контролем этого странного человека находилось более десяти тысяч землян. Еще около пяти тысяч, рассеянных в поселениях на крайнем Севере и Востоке, были связаны с империей Монаха системой жестких договоров и в случае нужды обязаны были дать своих воинов для его войска. Так что при сильном желании северяне могли бы собрать в армию до двух тысяч человек. Конечно, нормальных вояк среди них очень мало, но даже толпой баранов можно победить льва, главное, если баранами командует не баран. На Юге, если собрать население всех поселков, вряд ли наберется десяток тысяч жителей, так что такую силищу остановить бы там не смогли.
   Но мысли Монаха об экспансии на Юг дальше теории не простирались. Меньше всего ему бы сейчас хотелось междоусобной войны. И без того земляне слабы, начнут грызть друг друга – пропадут. Да и не может он сильное войско отвлечь на такую серьезную задачу – стоит оголить защитную линию на Фреоне, и хайты быстро уничтожат то немногое, что люди успели здесь сделать.
   Сидя на лошади, Монах смотрел вниз, на речной берег. Там выстроилась его личная гвардия, «Оборотни» – сотня отборных головорезов. Большинство с военным опытом, приобретенным еще на Земле, а здесь они его только приумножили. Откормлены на славу, одеты-обуты, вооружены лучшим оружием. У каждого лук или арбалет, есть даже несколько короткоствольных мушкетов. Один их вид приводил в трепет – перепутать этих ребят с кем-то другим трудновато. Шлем украшен верхней частью волчьей головы, грозно белеет ряд звериных зубов. У каждого на груди ожерелье из звериных клыков – один клык волка означает одного убитого врага, один клык медведя – целый десяток. Пора бы подумать о клыках тигра – ожерелья у некоторых гвардейцев опасно потяжелели.
   Две галеры замерли в паре сотен метров от берега. Ближе хайты подойти не рисковали – с гвардией Монаха они были знакомы прекрасно и понимали, что ловить им здесь нечего. Земляне тоже знали, что высаживаться враги не станут – постоят немного, пооблизываются и уйдут. Боя не будет.
   В этих местах на Фреоне не так уж много удобных мест для высадки – выше обрывы мешают, ниже болотистые плавни. Дозоры Монаха контролировали все уязвимые точки на побережье и с помощью системы дымовых и световых сигналов оперативно сообщали о появлении хайтов. Это позволяло с большой эффективностью защищать население от мелких набегов. Раз в два-три дня один корабль или парочка обязательно пытались высадить десант. Но с весны удалось им это всего один раз, да и то по вине командира дозора. Виновного посадили на кол, с тех пор никто из вояк больше таких ошибок не допускал. Три крупных отряда стояли гарнизонами по берегу и оперативно успевали подойти к месту предполагаемой высадки.
   Но в последнюю неделю вояк задергали постоянными тревогами. Суда хайтов были всюду – поодиночке и группами они курсировали по реке, угрожая высадкой чуть ли не в десятке мест ежедневно. Сегодня это была уже третья тревога – отряд гвардейцев намотал в переходах километров тридцать. Боев не бывало – при виде воинов землян враги уходили, разве что удавалось пострелять издалека. Но и без столкновений действующая армия Монаха долго так не протянет – народ просто попадает от усталости. Вдвойне неприятно, что покоя нет ни днем ни ночью – круглосуточно нервы мотают.
   Самое обидное, что, скорее всего, именно этого хайты и добиваются – намерены перед набегом без единого боя вымотать землян. И удается им это прекрасно.
   А тут еще с Востока появились новые противники. Скорее всего, это авангард рыцарских отрядов – разведку ведут в преддверии набега. Но при этом не гнушаются и разбоем – атаковано уже несколько поселений землян. Пришлось туда часть сил отправить, а ведь их и без того не хватает.
   И когда же припрутся эти южане? Гонцов шлют к ним чуть ли не через день, а толку никакого – вообще никакого. Эх… посадить бы на кол каждого сотого – сразу бы зашевелились.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация