А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Четвертый год" (страница 12)

   Глава 9

   В последний раз с натугой проскрипел кабестан, киль оторвался от дна, «Варяг» закачался на бурной воде. Команда корабля испустила дружный радостный крик, от берега донесся ответный хор полутора десятка глоток – надрывались люди из экипажа «Находки».
   Помахав им рукой, Олег, перекрикивая шум воды, прокричал:
   – Все! Уходите назад! Привет всем в поселке передайте!
   Якорь уже вытянули, и на этот раз никакие чудовища на него не попались, течение быстро уносило «Варяга» от волока, да еще и норовило завертеть. Удур безостановочно орудовал веслом, удерживая судно по курсу – Олег впервые видел, чтобы клот вел себя так суетливо, растеряв всю обычную невозмутимость. Спад уровня воды даже для него стал проблемой.
   Течение унялось лишь через километр, когда шум переката уже затих. Олег, прикинув направление ветра, прокричал:
   – Ставим паруса! Шевелитесь! Дозорные, не спите – не прозевайте пиратов! Здесь уже река не наша, и кораблей подозрительных хватает.
   Аня, не отрываясь от бинокля, прокричала:
   – Я вижу деревню! На берегу! Большая деревня! Вон, под горой!
   – Что-то я ее здесь не припомню, – нахмурился Олег.
   Забрав у жены бинокль, посмотрел в ту сторону. Так и есть: десятка три домишек, беспорядочно раскиданных по высокому берегу. Крыши покрыты корой и камышом, в уличных очагах дымит огонь, рядом с ними суетятся женщины. Выше по склону холма пасутся козы и свиньи, среди лодок, вытащенных на берег, стоят несколько мужчин и наблюдают за далеким кораблем.
   – Деревня неплохо спряталась, на фоне этого холма ее без бинокля отсюда не видно было в прошлом году.
   – Это плохо? – поинтересовалась Аня.
   – Да нет. Нам без разницы. Хотя на обратном пути можно с ними поговорить. Может, помогут на волоке. Судя по виду, не богачи здесь живут и дорого не запросят. А нам каждый день дорог.
   – Ага, – согласилась Аня. – Целых девять дней переправлялись.
   – Радуйся. В том году спускались двенадцать дней. И это при том, что «Арго» полегче «Варяга». Да и товаров меньше было. Народ опыта набрался, да и толпа хорошая собралась.
   Захлопал парус, надуваясь на ветру, следом заработал второй, косой. «Варяг» пошел заметно быстрее, Олег это легко научился определять по поведению кильватерной струи или бурунам у носа. Осмотрев новую парусную оснастку корабля, он не без гордости, громко заявил:
   – У нас прямо гоночная яхта. Если с ветром повезет хоть немного, то и до Хамира доберемся очень быстро.
   Клепа, стукнув ногой по мачте, буркнул:
   – А если повезет еще больше, то на будущий год вообще под мотором пойдем.
   – Лодки! Левее по курсу лодки! – закричал наблюдатель.
   Олег, перебравшись на нос, взглянул на три далекие лодки в бинокль, спокойно заявил:
   – Без паники – это просто ловцы жемчуга. Я даже одного узнал, в прошлом году с ними сталкивались, поговорили немного.
   – Может, подплыть к ним и расспросить о том, что сейчас здесь творится? – предложила Аня.
   Олег покачал головой:
   – Нет, не стоит. Скажут, что мир и благодать, мы пойдем в Хамир. Скажут, что война и впереди сотни галер пиратов и мародеров, мы тоже пойдем в Хамир. В обоих случаях держаться будем настороже – чужакам в этом краю расслабляться не стоит. Так что смысла разговора с ними не вижу – не будем терять время, пока ветер попутный, надо беречь каждую минуту.
* * *
   Под вечер, когда до заката оставалось около часа, путешественники и без расспросов местного населения узнали, что здесь идет война.
   К тому времени «Варяг» прошел мимо десятка крупных деревень и даже одного приличного по местным меркам городка. Мелкие поселения и вовсе не в счет – жить по берегам Фреоны народ любил. С городской пристани вслед землянам вышла парусная лодка и долго пыталась их догнать, лишь после пары часов преследования развернулась назад. В бинокль рассмотрели, что в ней всего пять человек – на пиратов явно не тянет. Скорее всего, местные власти хотели поживиться чем-нибудь вроде «дорожного налога». Но Олег по прошлому году знал, что всех местных хапуг надо попросту игнорировать и никому никогда ничего не давать – чтобы не создавать прецедент. Конечно, несколько нагловатое поведение, но в условиях местной правовой анархии единственно верное.
   Едва преследователи отстали, как показалось поле боя.
   На широком речном лугу сошлись две армии. Судя по всему, бой начался давненько и уже почти прекратился. Лишь вдалеке, на склоне долины, передвигались мелкие группы всадников, время от времени налетая друг на друга, да вдалеке суетились толпы пехоты, даже в бинокль не понять было, чем они там занимаются.
   На самом луговом пастбище бой уже затих. Среди сотен тел людей и лошадей воровато передвигались одинокие темные личности, поспешно грабя покойников и раненых, со всей округи слетелось воронье, занимаясь, по сути, тем же самым. Другого движения не наблюдалось.
   Олег приказал направить корабль поближе к берегу, надеясь разглядеть подробности. Жадно изучая поле боя в бинокль, он комментировал увиденное экипажу:
   – Основная масса убитых, это явно пехота. Половина без доспехов вообще, остальные в кожанках или стеганых куртках. У редких ребят что-то вроде кирас, кольчуг вообще не вижу… Хотя нет, вон валяется один… но это, похоже, всадник.
   – Местный рыцарь? – уточнила Рита.
   – Наверное… Кольчуга по местным меркам это как у нас машина хорошая… Всадников сразу видно: все в доспехах. Один вон как Терминатор: латы сплошные. Вон, возле него кучка мародеров дерется – похоже, делят добычу.
   – Может, нам высадиться? – предложил Клепа.
   – Зачем?
   – Ну ясное дело зачем: мародеров разгоним и себе заберем оружие, которое получше. Войнушка у них наверх переместилась, они там друг другом заняты, на нас внимания не обратят. А если и обратят, то сразу отчалим.
   Мысль была соблазнительная – оружие и доспехи не помешают. Олег отогнал ее с трудом:
   – Нет, не будем рисковать. Нас не за этим послали. О! Смотрите! Пока мародеры друг друга валили, добыча их самих завалила.
   Действительно, обладатель блестящих лат очнулся, сумел встать на ноги, поднял меч, обрушился на мародеров. Те в пылу драки не оценили изменение обстановки и потеряли половину состава – Терминатор проредил ряды двух шаек. Остальные, столкнувшись со столь грозным противником, тут же позабыли былые разногласия и объединились. Четверо головорезов закружили вокруг рыцаря, заходя за спину, они пытались атаковать его пиками и алебардами, стараясь бить в щели между доспехов. Пятый грабитель побежал куда-то в сторону, но вид у него при этом был не испуганный, а предельно сосредоточенный.
   Сражаться в такой горе железа хорошо на коне… пешему как раз трудновато. Олег видел, что парочка ударов точно достигла цели – рыцарь захромал, но не прекратил сражаться. Даже более того, сумел извернуться и достать одного мародера выпадом в голову, после чего отобрал у поверженного алебарду и теперь мог держать грабителей на безопасной дистанции.
   – Сейчас его прикончат, – хладнокровно произнесла Рита, указав в сторону.
   Взглянув туда, Олег кивнул:
   – Да… против лома нет приема…
   Пятый мародер возвращался к месту схватки. В руках он держал арбалет.
   – Мне его жалко, хорошо дерется, отчаянный, – заявила Рита и, достав лук, попросила: – Удур, чуть ближе к берегу возьми, как можно ближе подойди и без рывков держи судно.
   Понятливый клот молча повернул рулевое весло. Прикинув скорость судна и дистанцию до места схватки, Олег покачал головой:
   – Рита, ты, конечно, лучший стрелок, но если ухитришься его сейчас снять, то это будет большое везение. Тут и из винтовки трудновато попасть будет.
   – Проверим, насколько удачлив этот рыцарь… – пробормотала Рита.
   Вытащив из колчана стрелу, она, проведя пальцами по оперению, отложила ее в сторону. Вторую так же забраковала и лишь третью сочла достойной внимания.
   К тому моменту воин заметил приближающуюся опасность и стал маневрировать среди нападавших, прикрываясь ими от стрелка. Арбалетчик прыгал из стороны в сторону, пытаясь поймать прыткую добычу. Долго такой танец продолжаться не мог.
   «Варяг» плавно заколыхался на полном ходу, предупреждая экипаж о том, что до дна остались считаные сантиметры, из-за чего по днищу бьет отраженная водная волна. В этот же миг тетива хлопнула по наручу.
   Стрела ударила арбалетчика в скулу, пробив голову чуть ли не насквозь. Рыцарь, увидев, как тело стрелка осело на землю, прекратил свой танец и обрушился на тройку уцелевших врагов. Те, не заметив гибели арбалетчика, не ожидали атаки, продолжая попытки достать добычу, и жестоко поплатились за свою невнимательность – один лишился руки, второму лезвие широкого меча вскрыло живот. Третий решил, что с него на сегодня добычи уже достаточно, и припустил вдоль берега.
   На «Варяге» дружно заорал весь экипаж, воздавая почести Рите за удачный выстрел. Рыцарь обернулся к кораблю, внимательно посмотрел на лучницу, поднял руку в приветственном жесте, развернулся и заковылял в сторону далекой схватки.
   – Вот и вся благодарность, – буркнул Клепа. – Зря мы не причалили, я там кучу добра успел присмотреть, в хозяйстве бы очень пригодилось.
* * *
   Шесть дней «Варяг» спускался до границы Хамира. Двигались только днем, ночи проводили на якоре, лишь раз устроили привал на маленьком островке. Это был единственный раз, когда путешественники смогли ощутить под ногами землю, – больше к суше не приставали. Следов боевых действий на берегах и на воде не наблюдалось, но это еще ничего не значит.
   Встречные корабли, прикинув солидные габариты «Варяга» и численность экипажа, огибали его стороной. Здесь никто никому не доверял, кроме пакостей, никто ничего ни от кого не ждал. Да и Олег при виде других судов тут же поднимал тревогу, готовя команду к неприятностям. Он хорошо помнил нападение речных пиратов в прошлом году и почти не сомневался, что и это плавание не обойдется без сюрпризов.
   Но обошлось. До хамирской таможни «Варяг» добрался без приключений.
   Здесь также обошлось без сложностей, если не считать того, что Ане и Рите испортили настроение на всю оставшуюся жизнь. Чиновник собрал, как и в прошлом году, дорожный налог, но уже по-другому: с Урура на этот раз взял два крама, с каждого мужчины тоже по два, а с женщин почему-то по одному, мотивировав это тем, что они неполноценные люди, считаются, как половина мужчины. Эти особенности таможенного сбора дали пищу для множества шуток и нескольких ссор.
   Еще через два дня «Варяг» причалил в речном порту Маркона. Плавание окончилось. До далекого южного города добрались всего за девятнадцать дней – в прошлом году этот же путь занял двадцать шесть дней.
   Неделю выгадали.
* * *
   «Утюг» позорно сел на мель на виду у всего поселка, недотянув до причала всего сотни метров.
   Паука впервые поставили на роль руководителя – второй экспедицией землян к центру катастрофы он руководил от первого до последнего дня. Все прошло просто блестяще. Используя несколько лошадей и сотню ваксов, островитяне перетащили к галере полтора десятка тонн разного добра от разлома – селитру, трубы и стволы, проволоку, зерно и разную мелочовку, а от угольного пожара набрали три десятка мешков серы. Ее, конечно, еще придется очищать от мусора, но все равно выйдет немало. Самое сложное, что удалось сделать, – доволокли до Нары два автомобильных двигателя. Этот «трудовой подвиг» Паук приписывал целиком себе – именно он продумал соорудить для этого тележки. Хотя, надо сказать, мысль и без того очевидная. На этих же тележках доставили к «Утюгу» семь бочек с бензином и соляркой. Горючего в железнодорожных цистернах хватало – здесь даже кислоты пара цистерн нашлась, но вот с бочками проблема…
   Поход провели в кратчайшие сроки: дошли, забрали, перенесли – поисками нового практически не занимались. Паук теперь хотел сойти с трапа триумфатором, но, увы: «Утюг», как и все хайтанские корабли, отличался приличной осадкой и неповоротливостью, из-за перегруза осел еще больше, а Хрустальная к тому же обмелела.
   Вместо триумфального шествия победителя и восхищенных взоров поселковых девчонок Паук выслушал немало насмешек со стороны встречающих, а потом еще и вымок до нитки, участвуя в спасении корабля. Лишь под вечер закончилась разгрузка, и он наконец-то смог донести до своей избы самый дорогой груз – батареи, ноутбуки, ящики с дисками и кучу разной электроники. Теперь бы в баню да поужинать горячего!
   Не дали.
   Добрыня вырос на пороге тенью отца Гамлета и с ходу без приветствий заорал:
   – Куда прячешься? А ко мне заглянуть? А?
   – Так вас не было в сети! Вы же на левый берег уплыли вроде, к Кругову, дела какие-то решать.
   – А я вот уже вернулся и даже знаю, что ты, растяпа тупоголовая, «Утюг» на мель посадил в шаге от причала! Хорошо, что это позорище чужие не видели!
   – Так я-то тут при чем! У этого глючного корыта и у пустого осадка как у авианосца, а груженый, он и в океане дно скрести будет!
   – Поговори у меня! Пошли-ка ко мне, дело есть – тебя касается.
   Баня явно отменялась – за пять минут дела Добрыня решать не любил. Печально вздохнув, Паук потопал за здоровяком.
   В избе главы островитян он оживился – ужин, в отличие от бани, явно не отменялся. Здесь хлопотала парочка девчушек: притащив из кухни несколько мисок, они сервировали стол. Выпроводив их за порог, Добрыня лично спустился в погреб, вытащил оттуда солидный кувшин, налил в три кружки.
   Паук хотел было спросить, кто будет третьим, но не успел – на пороге вырос Лом.
   – Вечер добрый всем. Добрыня, зачем это вы меня звали?
   – Присядь, Лом, не стой столбом. Вон пожуй оленинки да бражки попей с нами.
   – Это можно, – воодушевился «пороховых дел мастер». – Ради такого можете хоть каждый вечер звать!
   – Ты губы-то закатай! Ну давайте чокнемся – за успех и следующей экспедиции, и вообще за удачу во всех делах!
   Паук, осушив кружку, потянулся к миске и, жуя, пробурчал:
   – Лом, ты тут без меня еще не взорвал полпоселка?
   – Скажут взорвать, взорву – чего тут взрывать. Ты серу привез?
   – Привез-привез. Много привез. И селитры много привезли. Той же, что в прошлый раз. И я на всякий случай два мешка аммиачной селитры прихватил. Олег говорил, что на порох она не пойдет, но там ее до чертиков, как глюков в Винде, может, и тебе на что пригодится.
   – Олег твой – тупой идиот с офигенной задержкой развития. На порох аммиачную пустить можно, надо просто перевести ее в чилийскую. Главное, нитрат чтобы был, а дальше вопрос прямых рук. Но и сама по себе аммиачная селитра, по сути, почти готовая взрывчатка. К примеру, если влить в нее простой солярки, получится промышленное взрывчатое вещество. Аммониты, аммоналы – это все смеси на ее основе. Так что правильно сделал, что притащил – пригодится.
   – Да там ее полно. Вагонов пять точно. Гораздо больше, чем этой, что ты на порох пускаешь. И кислоты там пару цистерн нашли. Тебе, может, тоже нужно? Я на пробу пластиковых банок пару наполнил, приволок.
   – Тащи все, что гвоздями не приколочено, – всему найдется применение.
   Добрыня, внимательно слушая разговор ребят, наполнил опустевшие кружки и твердо заявил:
   – Поговорили, и будет. Дело у меня к вам есть… важное дело.
   – Мы все во внимании, – гротескно-уважительно заявил Лом.
   Погрозив ему пальцем, Добрыня добавил:
   – Но смотрите у меня, никому ни слова о том, что расскажу!
   – Могила! – торжественно заявил Лом.
   – Ставлю сложный пасс на хард, – поддакнул Паук.
   – Ладно, клоуны, дело такое – хайты готовят большой набег. Таких набегов еще не бывало. Сдержать их можно, если выступим все вместе. Для этого дела объединились все, кто только мог объединиться. Скорее всего, главный удар нанесут на Севере, по землям, контролируемым Монахом. Там и соберется совместное войско, чтобы дать бой.
   – Так пусть этого отморозка хайты и пощиплют, – ухмыльнулся Паук.
   – Цыц! Без тебя уже все решили! Задавят Монаха, потом на нас пойдут – так и перебьют поодиночке. В общем, о чем я – времени немного осталось, разведка говорит, что удар они нанесут, как дожди начнутся. Наша задача в этой войне будет особая: мы должны будем топить корабли хайтов. Мешать переброске их сил по реке. Ну и при случае бить их отряды на берегу. Все вам ясно?
   – Неясно, чего мы тут брагу пьем и это все слушаем, – заявил Лом.
   – Не хочешь, не пей!
   – Не угадали – хачу-у-у-у-у!
   – Лом, не будь у тебя руки золотые, выпорол бы самолично! Ты слышал, как при прошлом набеге наши напоролись на громадный корабль хайтов?
   – Так это даже глухие слышали. Треп шел на оба берега. Говорят, он побольше «Титаника» был габаритами и шел по берегу, потому что в реке не помещался.
   – Поостри у меня… В общем, так – нарвемся мы на этот их корабль и можем ласты склеить. Отбиваться нам от таких кораблей нечем. И ваша работа как раз придумать и сделать оружие на такой случай.
   – Фигасе задача, – буркнул Паук. – Добрыня, я честно говорю – вагон торпед мы там не нашли. Да и вообще вон Алик вроде бы пушки делает. И мы еще стволов привезли.
   Добрыня отмахнулся:
   – Пушки эти просто хлопушки. Да и будь у нас нормальные орудия, на эти скорлупки их не установить – при стрельбе разворотит все к дьяволу. Вы ребята мозговитые, вот и подумайте дружно: что мы можем сделать?
   Ухмыльнувшись, Паук заявил:
   – Ну раз у нас мозговой штурм, то допустимы любые идеи, даже самые идиотские. Так что предлагаю при виде вражеского корабля махать шапками и кричать: «Привет!» – Они тогда нас за своих примут и подпустят близко. Закатим им быстренько пару бочек бензина на палубу и подпалим.
   – Умно, – кивнул Лом. – Небось долго придумывал?
   – Две ночи не спал – голову ломал.
   – Да цыц вы! Дело серьезное, иначе бы я в жизни с такими дураками не связался! Да и не на одних вас надежда – я всех напрягаю. Кто первый за ум возьмется и придумает что-то дельное, тому и весь почет.
   Честолюбивый Паук заткнулся, а Лом уже более серьезно произнес:
   – Насчет торпед: их реально сделать. Жесть нужна тонкая или труба под корпус, заряд килограммов сорок в головную часть, а остальное место под химический двигатель. Издалека попасть не получится, но, если подойти и выпустить парочку с сотни метров, хоть одна да попадет.
   – Точность стрельбы можно повысить, – задумчиво произнес Паук. – Главное, запустить правильно, это надо на испытаниях все отыграть. Стабилизаторы, киль сделать вроде как на кораблике. Я в принципе мог бы даже радиоуправление сделать, но жаба давит столько работы в одноразовый снаряд вложить.
   – А еще ракеты можно сделать. Противокорабельные, – явно воодушевившись, продолжил Паук. – Поставить установку ракетную, вроде «Катюши», на корму или с выносом за борт, чтобы выхлоп по палубе не бил. Контактные взрыватели на каждый снаряд, движки пороховые, на боевую часть серьезную взрывчатку пустить. Один килограмм в тротиловом эквиваленте это не подарок, а если залп ракет в пятнадцать… Пусть даже всего парочка попадет, мало им не покажется.
   Паук решил не отставать и толкнул новую идею:
   – Там, на разломе, вагон есть с трубами огромного диаметра. Может, под газопровод или что-то подобное. Вот это же почти готовый корпус для мини-субмарины. Прицепить к ней парочку торпед, она спокойно подойдет в упор к такому «Титанику» и даст залп с минимальной дистанции. И все: game over![4]
   – Ну ты еще авиацию придумай, торпедоносец, – ухмыльнулся Добрыня.
   – Почему бы и нет? – спокойно заявил Паук. – Вы хоть знаете, что в Первую мировую войну истребители делали из дерева? Даже винты деревянные были. А дерева у нас тут полно!
   – Ладно, раз такой умный, бери вон Лома и иди с ним, думай о торпедах и дирижаблях. Но чтобы завтра было конкретное предложение. Причем предложение легко осуществимое. И мало того: сроки очень поджимают, и долгосрочные замыслы мне тут не нужны. Быстро, надежно и сердито!
   Паук молча встал, развернулся к двери. Лом отреагировал более прагматично:
   – Неплохо бы сперва допить брагу.
* * *
   Последние носильщики выбрались из трюма, поспешно обступили Клепу, ожидая расчета. Олег наблюдал за окончанием погрузки с набережной и, убедившись, что уложено все до последнего мешка, констатировал:
   – Вот и все. Спасибо вам за помощь.
   Тис Кракован, все это время стоявший рядом с землянином, с легким сожалением произнес:
   – Олег, мне очень жаль, что не получилось нанять еще один корабль. Ваше судно сильно перегружено.
   – Да ничего, доберемся потихонечку.
   – Смутные времена на Севере, похоже, война за трон подходит к концу… почти все претенденты на престол уже убиты. Но уцелевших это только ожесточило. Я вообще не понимаю, как вам удалось дойти до Маркона без приключений через эту резню. Даже самые отчаянные судовладельцы ни за какие богатства не согласились идти сейчас выше хамирской таможни.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация