А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Диана и ее рыцарь" (страница 11)

   Глава 10

   Время праздника пришло!
   Все было готово для замечательного бала. Кэм позвал на помощь старых школьных приятелей, и они развесили в саду фонарики и оживили сделанный много лет назад искусственный ручей, который тек теперь через весь сад, бурля и пенясь, словно горный поток. Кэм даже ухитрился разместить фонарики под водой через неравные промежутки, так что вода сверкала, будто ее постоянно освещало солнце.
   Гости начали собираться незадолго до наступления вечера. Веселое возбуждение, казалось, витало в воздухе вместе со звуками музыки и ароматом цветов. Диана знала очень немногих гостей – только родственников Кэма, которые пару раз приходили помогать готовить праздник. Большинство отпрысков пяти семей учились в частных школах, и у Дианы не было случая познакомиться с ними, а те, кого она когда-то знала, казалось, не узнавали ее.
   Одним из удачных преимуществ гавайского стиля был тот факт, что никто даже не предложил ей надеть форму французской официантки, чего она опасалась вначале. Диана смогла облачиться в красивое длинное платье и украсить прическу цветами. И выглядеть не хуже большинства гостей.
   – Я вполне сойду за одну из приглашенных дам, правда? – говорила она себе, лавируя между гостями. Однако она разносит подносы с бокалами, не так ли?
   И сразу становится ясно, кто она на самом деле.
   – О, дорогая моя, вы выглядите просто превосходно! – воскликнула миссис Ван Кирк, оглядывая Диану с ног до головы. – Мне так нравятся эти цветы у вас в волосах. Вы похожи на сказочную принцессу!
   Мистер Ван Кирк, отец Кэма, ненадолго заехавший домой, выглядел наполовину раздраженным, наполовину довольным. Он кивнул в знак согласия с мнением своей супруги, но сказал только:
   – Эй! А ведь я знавал твоего отца. Мы с ним были добрыми друзьями. О господи! Хорошие были времена.
   Ей вовсе не хотелось слушать его рассказы.
   Все хвалили такой красивый ручей, и огни, и музыку, а когда время коктейлей незаметно перешло в обеденное время, появились гавайские блюда.
   Диане надо было убедиться, что еды хватит всем и все могут свободно подойти к столикам, так что она была очень занята и практически никого больше не замечала. Но время от времени ее взгляд отыскивал в толпе Кэма. И каждый раз она видела его в окружении женщин.
   – Я уверена, он получает огромное удовольствие, – сказала Дженни, на этот раз скорее весело, чем обиженно. С ней был ее нынешний друг, Адам. Он ходил за ней как тень всюду, куда бы она ни направлялась, демонстрируя абсолютную покорность, что, кажется, нравилось Дженни.
   Диана наполняла бокалы пуншем, сдобренным мятой и зеленым шербетом, когда Дженни подошла и слегка толкнула ее локтем.
   – Смотри, там, у водопада. Три главные кандидатки.
   Она подняла голову и посмотрела на трех красивых молодых женщин.
   – Что ты имеешь в виду? – спросила она, хотя сильно опасалась, что знает ответ.
   – Нам надо, чтобы Кэм женился на одной из них. Это самые богатые девицы.
   – И самые красивые, – добавила Диана немного обиженно.
   – Ну, знаешь, вон та, справа, Джули Рэнсом, не особо красива, – заметила Дженни. – Но у нее прекрасный характер.
   – Замечательно. Все лучше и лучше.
   – А тебе-то какое дело? Он должен выбрать одну из них.
   – Я знаю.
   – Говорят, эта рыжая, Тина Джастис, слишком доступна, но мила. А вон та, посередине, – Грейс Синклер, младшая сестра Мисси, на которой Кэм должен был жениться много лет назад. Ее считают чуть ли не самой привлекательной девушкой в долине. Ты не согласна?
   – О да, – сказала Диана с болью в сердце, глядя на стоящую среди толпы красотку в парчовом сари. – Она так и блистает.
   – Да. И мне кажется, она очень нравится Кэму. Давай попробуем свести их. Согласна?
   Дженни вопросительно посмотрела на нее, словно хотела увидеть, как она отреагирует, но Диана не доставила ей удовольствия подсмотреть ее горе.
   – Пожалуй, займись этим ты, – сказала она безразличным тоном. – У меня, видишь ли, тут еще множество дел.
   С одной стороны, хорошо, что Дженни считает ее теперь скорее союзницей, чем врагом, но, с другой стороны, она может оказаться в очень сложном положении. А это ей ни к чему. Диана намеревалась любой ценой устраниться от процедуры сватовства.
   «Еще несколько часов, – сказала она себе, – и ты будешь свободна. Ты больше никогда не станешь иметь дела с этим семейством. Другой вопрос – сможешь ли ты забыть».
   Вскоре после этого она невольно услышала, как три кандидатки обсуждали Кэма, совершенно не обращая на нее внимания. Она на кухне доставала из духовки сырные палочки, когда они забежали туда смыть над раковиной какое-то пятнышко с платья рыжеволосой девицы.
   – Говорят, его мать изо всех сил старается заставить его выбрать сегодня себе невесту, – говорила рыжая.
   – Сегодня? – повторила Грейс и посмотрела в окно в надежде увидеть Кэма.
   – Да. Ты еще не танцевала с ним?
   – Дважды. – Грейс вздохнула и откинула голову. – Он просто мечта. Я так и таяла в его объятиях. Если мне удастся снова поймать его, я постараюсь завлечь его за деревья, подальше от посторонних глаз. Я готова вспомнить все старые уловки, все способы заставить мужчину сделать предложение. И если его мать заинтересована…
   – Я с ним еще почти не общалась, – сказала Джули сердито. – Вы двое, посторонитесь. Дайте мне испытать судьбу.
   Рыжая девица задумчиво нахмурилась:
   – Говорят, у него есть подружка здесь, в долине. И она беременна.
   Грейс кивнула:
   – Что ты об этом думаешь?
   Джули гордо вскинула голову:
   – Думаю, я могу противопоставить себя какой-то девчонке из долины.
   Они рассмеялись и принялись поправлять макияж перед кухонным зеркалом.
   Диана смотрела на них с отвращением. Она не знала, заметили они ее или нет. Но, вообще говоря, это не имело значения. Они принимали ее за служанку и, конечно, не стали бы обращать на нее внимания.
   Диана разложила на подносе фрукты и уже хотела идти к гостям, но забавы ради остановилась около трех девиц.
   – Не желают ли леди отведать винограда? – спросила она, протягивая им поднос. – Очень сладкий. Ни одной недозрелой ягодки на грозди.
   Три пары глаз удивленно уставились на нее.
   – Нет, спасибо, – пробормотала одна из них, но было совершенно очевидно, что они не знали, как к ней отнестись.
   Она улыбнулась и вынесла поднос в сад, к гостям. Но сердце ее колотилось, адреналин рвался в кровь.
   Танцы, казалось, не кончатся никогда. Диане удавалось избегать Кэма, хотя она пару раз замечала, что он ее ищет. Она не собиралась танцевать с ним. После сегодняшнего вечера они станут чужими. Зачем продлевать агонию?
   Было уже очень поздно. Диджей, сын Адама, выходил на середину площадки и предлагал темы для танцев. Это было очень забавно, и многие из тех, кто иначе давно бы уже отправился домой, продолжали танцевать.
   Диана устала. Ей хотелось поехать домой и лечь.
   – Последний танец, – объявил диджей в микрофон. – Особенный танец. Наш хозяин, Кэмерон Ван Кирк, выберет себе пару, и мы все выпьем за них. Мистер Ван Кирк, будете ли вы так любезны пригласить вашу партнершу?
   Диана не могла отвести взгляд от Кэма. Какую из этих красивых богатых женщин, которые приехали на него посмотреть и себя показать, он выберет? Она смотрела, спрятавшись среди других зрителей. Она видела Кэма. Он кого-то искал, оглядывая собрание, а потом направился в толпу.
   И вдруг Диана поняла, что он собирается сделать. Она не сомневалась – он ищет ее.
   Ее сердце застучало в груди, словно большой барабан, дыхание прервалось. Как она узнала? Почему так уверена? Она не могла точно сказать. Но знала твердо, как собственное имя, что он идет к ней.
   Диана беспомощно огляделась. Куда спрятаться? Он не может этого сделать. Или может? Это было бы оскорбление всем этим красивым женщинам – выбрать беременную организаторшу бала в качестве своей пары в особом танце. Она протиснулась через ряды зрителей и помчалась к боковому выходу. И столкнулась с Кэмом.
   – Ах, вот ты где, – сказал он и взял ее руку прежде, чем она смогла остановить его. – Пойдем со мной. Я не могу это сделать один.
   – Не можешь сделать один – чего? – спросила она механически, все еще ища способ убежать. Но теперь все глаза были обращены к ней, и она не могла оттолкнуть его руку. Диана вышла с Кэмом на середину танцевальной площадки.
   – Поприветствуем мистера Кэмерона Ван Кирка, – сказал диджей, – и мисс Диану Коллинз. Поаплодируем им, леди и джентльмены.
   Заиграла музыка, и Кэм обнял Диану. Она двигалась в такт музыке, закрыв глаза.
   – Ты не должна удивляться, – сказал Кэм ей на ухо. – Ты знаешь, что я выбрал тебя. Раз и навсегда.
   Она откинулась назад, чтобы видеть его лицо:
   – Я знаю. Ты думаешь, это прекрасная шутка, но…
   – Шутка? Ты бредишь? – Он ближе привлек ее к себе. – Диана, посмотри правде в глаза. Я люблю тебя.
   Она снова зажмурилась. Она хотела, чтобы все это кончилось. Она знала: он только думает, что любит ее. Но окружающие были несколько озадачены. Диана видела это по их лицам, слышала в гуле голосов. Она не принадлежала к числу девушек, одну из которых он должен был выбрать.
   И тем не менее их окружили и начали поздравлять. А пока Кэм отвечал на поздравления, Диана ускользнула и бросилась к своей машине. Она знала, это нехорошо – сваливать всю уборку на других, но ничего не могла поделать. Ей надо исчезнуть. Если бы ее здесь не было, если бы она не спутала им планы, Кэм был бы волен выбрать одну из богатых девиц. Единственное, что она могла придумать, – покинуть поле боя и дать ему сделать то, что он должен сделать. Она должна исчезнуть.
   Диана примчалась домой, быстро собрала кое-какие вещи, позвонила своей помощнице Пенни и попросила ее присмотреть за домом, котенком и щенком. Это не так просто, но Пенни справится. Очень скоро Диана уже ехала в Сан-Франциско. Впереди была долгая ночь.

   Кэм не знал об ее отъезде, пока на следующее утро не получил письмо по электронной почте. Письмо было кратким.
   «Кэм, пожалуйста, иди по жизни без меня. Меня не будет неделю или две. Ты успеешь привыкнуть. Я не хочу тебя видеть, когда вернусь. Пожалуйста, не отвечай: я не стану читать свою почту. Самое лучшее – разорвать сразу.
   Ди».

   Он тут же поехал к ней – на всякий случай – и застал у нее дома Пенни.
   – Она говорила, что едет в Сан-Франциско, – поведала ему Пенни в ответ на его вопрос. – Я не знаю точно, куда именно. Но она, наверное, позвонит мне вечером узнать, как поживают ее питомцы. Передать ей что-нибудь?
   Кэм покачал головой:
   – Я не в силах ждать до вечера. Вы действительно ничего больше не можете мне сообщить?
   – Ну… она говорила что-то о том, что остановится там, где жила, когда забеременела Мией. Думаю, она хотела побывать там, где приняла свое решение, или что-то в этом роде. Я толком ничего не могла понять.
   У него замерло сердце. Она уехала, чтобы встретиться с отцом Мии. В этом он был уверен. Значит, надо оставить ее в покое. Вдруг она сможет прийти к какому-то соглашению с этим типом. Так будет лучше для Дианы, лучше для Мии.
   Лучше ли?
   Все в нем возмущалось при мысли об этом. Нет! Безумие! Этот тип явно не хорош ни для одной из них. И в любом случае он не отдаст без борьбы женщину, которую любит. Он найдет ее, даже если ему придется обойти один за другим все дома в Сан-Франциско.
   Но сначала надо поговорить с дедом.
   Кэмерон взбежал по лестнице через две ступеньки, бросился в то крыло дома, которое занимал дед, и, предварительно постучав, открыл дверь его комнаты.
   – Уделишь мне одну минуту?
   Старик поднял косматую голову.
   – Я тебя ждал, – сказал он просто.
   Кэм вошел и стал прохаживаться по комнате туда-сюда.
   – Дедушка, я пришел сказать, что мы проиграли. Я думал, у меня есть способ достать деньги, но… – Он замолчал и посмотрел на старика. – Но ничто из того, что я пытался сделать, не дало результатов. Мой мешок чудес пуст. – И, глубоко вздохнув, он произнес страшные слова, которые надеялся никогда не произносить: – Боюсь, мы потеряем наш дом.
   Дед нахмурился:
   – А как насчет девушек из пяти семей? Вчера вечером некоторые тобой интересовались, я видел. Только не говори, что ты опять откажешься от них.
   Кэм снова глубоко вздохнул и откровенно признался:
   – Думаю, дедушка, ты знаешь, я не могу поступить, как ты хочешь. Я не могу навредить ни одной из этих девушек. Я не могу вредить самому себе.
   – Или девчонке Коллинз, – сердито сказал дед. – Ведь в ней на самом деле все дело.
   Кэм поколебался, выругался про себя и пошел к двери.
   – Подожди! – крикнул старик. – Стой где стоишь.
   Кэм обернулся. Его глаза сузились.
   – Дедушка…
   – Помолчи! – крикнул старик и указал на него пальцем. – Я хочу кое-что тебе сказать.
   Кэм стоял неподвижно, упрямо выставив вперед подбородок.
   – Знаю, я был упрямцем, цеплялся за пять семей. Я и старики из этих семей, мы всегда хотели, чтобы все было как прежде, старались держаться вместе, не рвать старые связи. Мы думали, будет хорошо, если молодые станут искать себе пару в нашем кругу. Тогда мы останемся вместе. Глупо, наверное. – Он покачал головой, пожал плечами. – Время идет. Нельзя ничего навязывать насильно. Знаю, я часто пытался так поступать.
   Кэм стоял неподвижно, сердито глядя на деда.
   – Я хочу сказать, – продолжал тот, – что понимаю. Ты любишь девочку Коллинз, так ведь? Несмотря даже на то, что она беременна от кого-то другого. Тебе все равно. Ты просто хочешь ее.
   – Ты так на это смотришь, – сказал Кэм. – И мне очень жаль. Я сделал все, что мог, чтобы сохранить дом. Я даже выставил на продажу собственное дело. Но я не могу сделать то, чего нельзя сделать.
   – Я знаю, знаю. – Старик испустил тяжелый вздох. – Черт возьми, так иди и женись на своей девчонке. Действуй. А с нами все будет в порядке. Мы найдем маленький домик в горах и научимся жить просто. Мы уже переживали тяжкие времена. Переживем и теперь.
   Кэму показалось, что огромный груз свалился у него с плеч.
   – Дедушка…
   – Иди, иди к ней! – Старик махнул морщинистой рукой. – Иди.
   Кэм шагнул вперед, поцеловал старика в щеку и повернулся к двери. Он собирался сделать то, что все равно собирался сделать, но с благословением деда все становилось проще.
   Он прыгнул в машину и поехал в сторону города. И тут ему на мобильный телефон позвонила Пенни.
   – Я говорю вам это потому только, что знаю: она сходит из-за вас с ума, – тараторила Пенни. – Она сейчас звонила и дала телефон того места, где остановилась. Это городской номер. Может, по телефону вам удастся узнать адрес.
   Конечно, удастся. Он узнает.

   Поиски привели Кэма к невзрачному дому на вершине холма. Он позвонил в дверь. Он не знал, застанет ли Диану с какой-нибудь подругой или с отцом ее ребенка. И испытал облегчение, когда дверь открыла симпатичная молодая девушка. Ему не составило труда, обменявшись с ней несколькими словами, проникнуть в гостиную. Диана лежала, свернувшись калачиком, на софе, вокруг глаз красные круги, волосы упали на лицо массой смятых желтых локонов.
   – Я вас оставлю вдвоем, – сказала подруга Ди аны.
   Но он не обратил внимания. Он видел только жалкий, измученный взгляд ее темных глаз.
   – Я люблю тебя, – сказал он ей громко и четко. – Ди, я хочу на тебе жениться.
   Она приподнялась и покачала головой.
   – Ты не можешь, – сказала она дрожащим голосом. На ее глазах выступили слезы. Судя по ее виду, уже не первый раз.
   Он смотрел на нее долго-долго, потом огляделся по сторонам и резко спросил:
   – Где он?
   Диана заморгала:
   – Где – кто?
   – Отец Мии. – Кэм опять взглянул на нее. – Разве ты не к нему приехала? Так вот, я хочу встретиться с этим проходимцем.
   Она покачала головой:
   – Почему ты называешь его проходимцем? Что ты имеешь против него?
   – Он смылся и бросил тебя. Или нет? Когда он бывает особенно нужен тебе, его нет рядом.
   Она закрыла глаза и покачнулась.
   – Ох, Кэм!
   Он встал напротив нее.
   – Диана, есть кое-что, что мы должны прояснить. И самое важное – собирается или нет отец Мии сопровождать тебя по жизни. Собирается он участвовать в воспитании ребенка? Мне кажется, ты не сказала мне всей правды. – Он покачал головой. Его лицо выражало отчаяние и боль. – Я хочу знать, кто он такой и… любишь ли ты его. Я хочу знать, какое место он займет в твоей жизни. Это очень важно.
   Она посмотрела ему прямо в лицо:
   – Почему?
   – Потому что я люблю тебя, понимаешь? И черт подери, люблю Мию, хотя она еще не родилась. Я хочу заботиться о вас, быть рядом с вами. И я желаю знать…
   Диана вдруг рассмеялась. Мужчина нахмурился, этот смех казался ему неуместным. Или у нее началась истерика? Но нет. Всхлипнув, она встала с софы.
   – Иди сюда. – Она подошла к столу в другом конце комнаты. – Я покажу тебе отца Мии.
   Она взяла со стола папку с бумагами и достала лист, похожий на заполненную анкету. Кэмерон подошел ближе. В самом верху был заголовок. Простой трехзначный номер. А далее следовал список показателей, включая вес, рост, цвет волос, черты характера, способности, предпочтения. Он читал анкету и хмурился все сильнее. Этот список вполне мог относиться к нему самому, во всех деталях.
   – Что это такое? – спросил он.
   – Отец Мии, – ответила она, высоко подняв голову, что, видимо, стоило ей некоторых усилий.
   Кэм покачал головой:
   – Похоже на меня.
   Она постаралась улыбнуться:
   – Ты угадал.
   Кэм удивлялся все больше и больше:
   – Наоборот. Я теперь вообще ничего не понимаю.
   Она вздохнула глубоко, очень глубоко:
   – Кэм, отцом Мии стал донор в клинике по охране семьи и детства. Я его не знаю. Я никогда не видела его. Я просто выбрала его из списка доноров.
   – Что? Безрассудство какое-то.
   – Да. – Она приложила руку к груди. – Вот до какой степени я безрассудна. Я побывала в трех клиниках, просмотрела все их списки доноров. Я искала такого, который как можно больше походил бы на тебя. Я не могла иметь тебя, поэтому постаралась найти наибольшее сходство и воссоздать то, что мы могли бы иметь вместе с тобой.
   Он едва верил своим ушам. Все это было как в научно-фантастическом рассказе. Он тряхнул головой:
   – Диана, я не могу поверить…
   В ее глазах блеснули слезы.
   – Ты возненавидишь меня? Я знала, это безумие. Мне казалось, я совершаю преступление. И я знала, что отрезаю себе путь к отступлению и если я так поступлю, то воздвигну между нами преграду, которую нельзя будет преодолеть. Но это казалось неважным, ведь у меня оставалось все меньше надежды когда-нибудь увидеть тебя снова. – Диана опять глубоко вздохнула и покачала головой. – Но я должна была продолжать жить и перестать тебя ждать.
   – И ты забеременела. – Кэм хмурил брови, пытаясь усвоить информацию. – Искусственное оплодотворение?
   – Да.
   – А потом я вернулся.
   Она кивнула:
   – Откуда я знала, что ты вернешься когда-нибудь? Кэм, прошло десять лет. Твои родные вели себя так, словно ты умер. Я ничего не могла узнать.
   – О Диана! – Он протянул руки, обнял ее и рассмеялся. – То есть ты хочешь сказать, что на самом деле носишь моего ребенка. Или мою факсимильную копию. И нет никакого другого мужчины. Только безымянный донор.
   – Вот именно.
   Он опять рассмеялся, потом поцеловал ее и посмотрел в ее милое лицо.
   – Давай поженимся.
   – Подожди, Кэм…
   – Я говорю серьезно, Ди. У нас уже есть общий ребенок. Нам не хватает только обручальных колец.
   – А как же твоя семья?
   Он кратко пересказал ей свой разговор с дедом.
   – Дед практически дал мне разрешение на тебе жениться. Не то чтобы мне это было надо, но так спокойнее.
   Она заглянула ему в глаза:
   – Ты уверен?
   – Уверен. – Он еще раз поцеловал ее губы. – Скажи «да».
   И она широко улыбнулась ему:
   – Да.
   Кэм пустился в пляс по комнате.
   – Я безумно люблю тебя, – сообщил он ей. – Вчера вечером, когда я пригласил тебя на танец, ты была так красива. Я еле сдерживался.
   – Это был очень милый праздник. Хотя он и не принес тебе богатой невесты.
   – Се ля ви, – сказал он и наклонился, чтобы поднять какие-то бумаги. Они выпали у него из кармана, пока он плясал.
   – Что это? – спросила она, увидев свое имя на одном из листов.
   Он заколебался, потом кивком предложил ей сесть за стол.
   – Я получил эти сведения несколько дней назад, но не решался сказать тебе. Видишь ли, я предпринял попытку узнать, что сталось с твоей матерью.
   Она вдруг застыла.
   – Как?
   – Здесь, в этих бумагах, то, что мне удалось узнать. – Он разложил на столе несколько листов и достал еще несколько из конверта. – Она умерла от рака в одной из клиник Сакраменто. Примерно тогда, когда тебе было шесть лет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация