А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Тест на разумность" (страница 3)

   «Есть ещё двое суток. Потом эта тварь будет меня потрошить».
   «Она не успеет».
   В мыслях Знающего сквозила такая уверенность…
   «Это может случиться раньше, если они поймают…»
   «Они не поймают».
   Впервые за все эти ужасные дни и ночи скворр засмеялся вслух.
   «Похоже, Чужие доживают последние вздохи?»
   «Ну, не все, конечно, – Идущий ощутил ответную улыбку. – Но вот эти конкретно да».
   Мимо скворра, вдоль стены пробежал маленький белый зверёк. Второй, третий, четвёртый…
   «Передай моё восхищение Играющей В Тумане. За такое время подготовить биокопии…»
   «Сам сообщи ей своё восхищение. У тебя теперь полная связь».
   «Ты прав, Знающий Больше Всех. Я просто отвык… в этой жуткой кастрюле».
* * *
   Двигатель глайдера работал почти бесшумно, и шум рассекаемого машиной воздуха совершенно заглушал его. Впереди по сплошному морю облаков стелилась вытянутая тень – Люцифер только что взошёл над этой частью планеты.
   – …Я тебе говорю, они чувствуют излучение радара! Как иначе они могут узнать о нашем приближении? Мы идём над облаками!
   – А почему тогда они не боятся радара гиперлёта?
   Круз набрал было воздуха для продолжения спора… и выпустил. В самом деле, почему? Почему радар гиперлёта, вращающегося на орбите, не вызывает у гаргулий никакой паники, в то время как приближение глайдера производит реакцию, равноценную объявлению по радио: «Внимание, воздушная тревога»? Причём самое любопытное – эти твари буквально растворяются в джунглях. Никаких «свернувшихся кочанов», никаких нор…
   – Нет, Том, дело тут нечисто. – Сэм пригладил волосы. Прозрачное забрало скафандра было откинуто, поскольку глайдер был пока стерилен, ведь выхода наружу не было. – Однако… О, смотри!
   На экране радароскопа явственно виднелись две крохотные точки, парящие над лесным массивом.
   – Похоже, наша гипотеза пала, не успев окрепнуть. – Том опустил забрало. – Давай я поведу!
   – Валяй! – Морган тоже захлопнул скафандр. – Значит, так. Выходишь в позицию и на полной тяге…
   Стремительная титановая молния ринулась вниз на сверхзвуковой скорости, с ходу проколов белёсую массу облаков своим узким телом. Миг, и вместо облаков под ними стремительно надвигающаяся твердь чужого мира, и ковёр джунглей распадается на отдельные деревья…
   Что-то вдруг изменилось в мире. Что именно, пилоты понять не успели. Последнее, что увидел Сэмюэль Морган, – перекошенное лицо Круза, пальцы, выламывающие джойстик ручного управления на подлокотнике…
   Катапульты сработали штатно, синхронно выбросив пилотов в разные стороны. Мощный удар воздушного потока, на такой скорости почти осязаемо твёрдого, едва не расплющил его вместе с креслом, и, когда растаяла зелень в глазах, Морган увидел…
   «Знающий Больше Всех, здесь Гасящий Взглядом. Оба Чужих живы, аппарат разбился. Вдребезги».
   «Да, Гасящий. Займитесь муляжами. У нас мало времени, скоро они будут тут».
* * *
   – Мистер Бренн, я вынужден вас отвлечь.
   – Слушаю вас, Арчи.
   Капитан Бренн пребывал в скверном расположении духа, и даже крепкий ароматный кофе не в состоянии был исправить его. Впрочем, Сторм отлично понимал его: потерять премиальные из-за одного олуха… А премиальные у капитана не маленькие…
   Инспектор сел в кресло напротив. Помедлив, капитан налил ему кофе из джезвы, пододвинул чашечку.
   – Благодарю. – Сторм отхлебнул маленький глоток. – М-м… отлично… Скажите, Гарри, вы никогда не читали фантастических романов?
   – У меня полно других дел, Арчи. Короче, если можно.
   – Боюсь, слишком коротко не получится, – вздохнул инспектор. – Чем дальше, тем больше терзают меня смутные сомнения, Гарри. Я имею в виду дело Галагэна.
   – Как будто вы на его месте устояли бы.
   – Я не об этом. Возможно, и устоял бы. И дело тут вовсе не в моей кристальной честности, а в природном недоверии. Скажите, мистер Бренн, как часто вам встречались самородки такого размера, валяющиеся в кустах?
   – Лотерея есть лотерея, Арчи. То, что мы с вами ни разу не выиграли ни гроша, ещё не значит, что подобных счастливчиков не бывает в принципе.
   – Хорошо, пусть лотерея… Я не геолог, Гарри, и потому сразу не сообразил. Но покопался тут в материалах покойного и теперь кое-что понимаю. Можно выиграть миллион по лотерейному билету. Но не по вырванной страничке записной книжки.
   – То есть? – Капитан чуть наклонил голову набок.
   – Самородок, лежащий вне золотоносной жилы, – нонсенс, мистер Бренн.
   Он резко наклонился вперёд.
   – Если бы дело происходило на Земле, я бы не сомневался ни секунды – тот самородок подбросили. Или, по крайней мере, обронили.
   – Вам вредно читать романы, Арчи. Эта планета лишена разумной жизни.
   Инспектор вновь откинулся в кресле.
   – То-то и оно, Гарри. То-то и оно…
   – Я не понял – вы сомневаетесь?
   Сторм помолчал, явно подбирая слова.
   – Я вижу все ваши возражения, мистер Бренн. Я и сам учил всё это дело на курсах подготовки – правда, вкратце. Полное отсутствие дорог и строений, нет никаких признаков использования огня… Отсюда вывод.
   – Я же говорю, вам вредно читать романы, Арчи. Инопланетяне-дикари сожрали отважного миссионера… А между тем отсутствие огня одно уже делает ваших гипотетических аборигенов просто животными. Не смышлёней земных обезьян. К тому же вы видели следы той твари. Если она и уступает в размерах слону, то ненамного.
   – Скорее жирафу… Ладно, Гарри. Я знал, что вы мне не поверите. У меня нет никаких доказательств, это верно. Зато у меня есть чутьё. И оно подсказывает – не всё тут так просто. Кстати, мисс Леви так и не провела развёрнутый тест на разумность этой крылатой…
   – Не смешите, Арчи. Во-первых, у Иветты полно работы, и, во-вторых, она специалист, а специалисту видней. И потом, какое отношение к той твари имеют гаргульи?
   Инспектор ответил не сразу.
   – Скажите, Гарри, у вас никогда не было в доме кошки или собаки?
   – Не было. Но сейчас я уже жалею, что на корабле нет кошки. Пшёл!
   Мышонок, стоявший столбиком, блестя глазёнками, с писком исчез в какой-то неприметной дырке.
   – Чёрт знает что, развели мышей… – Капитан встал. – Мисс Леви получит выговор за бардак в виварии. Мне надо работать, Арчи. Если у вас больше ничего…
   Запиликал сигнал вызова. Экран видео вспыхнул, и на нём возникло лицо бортинженера. Даже беглого взгляда было достаточно, чтобы понять – случилось что-то чрезвычайное.
   – Сэр, там… они потерпели катастрофу, сэр!
* * *
   Обширная яма, окружённая поваленными деревьями, уже не дымилась – сеющий сверху дождь служил неплохим природным огнетушителем, и местные джунгли наверняка не знают, что такое лесные пожары. Совсем рядом с ямой валялся бесформенный комок грязной оранжевой ветоши, ещё недавно бывшей Сэмюэлом Морганом. Второго погибшего было не видно из-за нагромождения волосатых брёвен, но Сторм знал – он лежит там.
   – …Ошибка пилотирования, явная ошибка… Разве можно, такое пике… – Уайт старался придать своему голосу как можно большую убедительность, но это удавалось ему из рук вон плохо.
   – Не суетись, Джимми. – Голос капитана в отличие от бортинженера был ровен. – Прибереги свои объяснения для комиссии. Надеюсь, у тебя хороший адвокат?
   Сторм сдержал совершенно неуместную тут ухмылку. Да, без классного адвоката инженеру будет трудно. Вот Гарри Бренну адвокат ни к чему. Вопервых, тюрьма ему не грозит, а во-вторых, безработному не следует сорить деньгами.
   Три «центуриона» висели в воздухе, образуя равносторонний треугольник. Конечно, и одного такого робота хватит, чтобы разогнать любую орду дикарей, но инспектор настоял, чтобы взяли всех трёх, имеющихся на борту «шаттла». Благо мисс Леви находится под защитой неуязвимых стен корабля.
   Что-то вдруг изменилось в мире. Что? Что?! Да что же?!!
   Все три «центуриона» вспыхнули разом, как магний, и рассыпались слепящим глаза фейерверком. Инспектор внезапно осознал, что валяется на спине, не чувствуя рук и ног.
   Часть деревьев ожила, сворачивая перепончатые листья, трансформируясь на глазах в кошмарных монстров. Мимикрия, вспомнил Сторм мудрёное слово. Вот интересно – тогда, в школе, никак не мог вспомнить, а тут, спустя столько лет, запросто…
   А на сцену уже выходили невысокие изящные твари с перепончатыми крыльями и длинными гибкими хвостами. Одна тварь встала в полушаге от инспектора, наклонилась, всматриваясь в человека огромными угольно-чёрными глазами без белков. И вдруг явственно улыбнулась.
   – Эх… Гарри… – Сторму всё-таки удалось провернуть во рту пудовый язык, – зря… мисс… Леви… не провела… тест… на разумность…
* * *
   Иветта плакала. Она понимала, что ничего сделать невозможно, что плакать глупо, но слёзы градом катились из глаз, и остановить их усилием воли не удавалось.
   Сэм… Глупый мальчишка, оба они глупцы, так бездарно погибнуть… Разумеется, Уайт, скотина, не сделал профилактику, иначе автоматика глайдера не допустила бы, но всё равно… Боже, боже… как всё хорошо складывалось… и за кого теперь ей выходить замуж?!
   Девушка обвела взглядом тесное пространство центрального поста управления. Да, это капитан Бренн приказал ей неотлучно находиться на посту… мало ли… Как будто что-то может угрожать внутри корабля, это только параноик Сторм везде видит угрозы… глупо, как всё глупо вышло…
   И только тут до Иветты дошло, что на контрольном экране, показывающем мозаику из картинок, отображающих внутренние помещения корабля, что-то не так… Что именно?
   Она ткнула пальцем в одну из клавиш, и на весь экран развернулась панорама вивария, в котором содержали гаргулью. Голый пол, стены, корытце с водой…
   Пусто.
   Слёзы мгновенно высохли. Девушка сглотнула, пробежалась пальцами по клавиатуре. Первый ярус… ангар… коридор… жилой ярус…
   Маленькие симпатичные мышата стайкой разбегались откуда-то из-под пульта. Надо же… капитан будет в ярости…
   Мышонок вдруг прыгнул на Иветту, молча и страшно, и бедро пронзила острая боль. Руки и ноги отнялись почти мгновенно, стало трудно дышать. Девушка обвисла в кресле. Кто бы мог подумать, ядовитые мыши, это открытие…
   Броневая дверь мягко отошла в сторону, и в святая святых корабля вошла крылатая тварь. На задних лапах. Спокойно и уверенно.
   – Как открыть главный вход? – Голос гаргульи до невозможности напоминал голос самой Иветты. – Думай! Быстро!
* * *
   – Твой ход.
   Ван Вейден, коренастый рыжеволосый верзила, откинулся на диване. Сидевший напротив Ли Чен задумчиво прищурил раскосые глаза, некоторое время пребывая в неподвижности. Затем коротким движением двинул вперёд пешку и хлопнул по кнопке шахматных контрольных часов.
   – Опять твой.
   – С тобой совершенно невозможно играть, азиат, – хмыкнул голландец, вновь придвигаясь к доске.
   – Это тебе не девятнадцатый век, белый колонизатор, – в тон коллеге ответил китаец. Рыжий утробно заухал-засмеялся.
   – Кстати, насчёт колонизаторов. Ты уже приобрёл акции старины Хэнка?
   – Да, немного есть такого.
   – А я хочу здесь землицы прикупить. Пока она стоит гроши.
   – Она долго ещё будет стоить гроши. Двадцать лет будешь ждать?
   – А что, и буду. Не мне, так детям моим…
   – Или внукам. Огорчу тебя, Иорген. Компания провела закон о моратории. Так что приходи через двадцать лет, притом с большими деньгами.
   – Дьявол… – Было видно, что голландец и в самом деле здорово расстроен. – Сказать откровенно, чего-то подобного я и ожидал. Всё, сдаюсь уже!
   – Реванш? – Ли Чен сгрёб фигуры с доски.
   – Нет, давай уже готовиться к приёму груза.
   Китаец вздохнул.
   – Не думал, что так всё обернётся. Два ЧП и три трупа.
   – Да, у кэпа большие проблемы. Кстати, как я понял, у Джима ещё больше. Глайдер-то гробанулся, как ни крути.
   Ли Чен задумчиво разглядывал изображение на голографическом экране, заменявшем на гиперлёте обычные окна и иллюминаторы. Бок планеты круглился, окрашенный во все мыслимые и немыслимые оттенки белого. Да, именно так – поскольку никаких других тонов облачный покров планеты Грэхем-5 (по каталогу Компании) не имел.
   – Внимание, борт! – раздался в динамике суровый голос капитана. – К вам летит глайдер с грузом. Примите как следует.
   – Да, сэр! – подобрался Ван Вейден. – Скажите, они…
   – Сэмюэл Морган и Томас Круз честно исполнили свой долг перед Компанией и всем человечеством! – отчеканил капитан, на корню гася все расспросы. – Ещё вопросы? Я имею в виду по делу.
   – Нет вопросов, сэр! На борту всё работает штатно.
   – Тогда всё у меня.
   На экране между тем возникла яркая пульсирующая точка – маяк-мигалка глайдера. Он был бы совершенно незаметен на фоне ослепительно белой планеты, но на фоне космической черноты…
   – Пойдём в шлюз, Ли. – Голландец встал. – Не дело поручать всю процедуру роботам. Как ни крути, они были неплохие парни.
   В шлюзовой, разделённой надвое прозрачной стеной силиколла, было пусто и холодно, резкий свет натриевых ламп отражался в металле, наполняя помещение неестественным сиянием. Завыл вакуум-насос, откачивая воздух. Его вой становился всё истошнее, пока вдруг не оборвался на самой высокой ноте. Стальная махина наружного люка дрогнула и поползла прочь, открывая выход в открытый космос. Ван Вейден поёжился – как ни крути, а сознавать, что вот за этой прозрачной стенкой абсолютная пустота, это… во всяком случае, адреналина добавляет, точно.
   Глайдер вплыл в шлюз бесшумно, мягко опустился на пол. Наружный люк столь же медленно и величаво пополз назад. Ещё минута, и раздалось глухое шипение – воздух возвращался туда, откуда был изгнан несколько минут назад.
   – Я открываю? – Голос китайца отчего-то просел.
   – Да открывай уже, чего тянуть… – угрюмо пробурчал Ван Вейден. Однако напарник отчего-то не спешил повернуть ключ-бирку в гнезде.
   – Ты чего, Ли? – уставился на него голландец.
   – Не знаю, Иорген. – Ли Чен оглянулся на глайдер, мирно стоявший на полу шлюзовой. – Мне кажется, там… не могу объяснить…
   – В твоём возрасте уже не пристало бояться покойников, Ли, – хмыкнул Ван Вейден. – Мёртвые не кусаются. Да открывай уже!
   Не дождавшись, голландец сам повернул в гнезде ключ-бирку, откинул крышечку и нажал утопленную в пульт кнопку. Прозрачная стена, разделявшая шлюз, мягко поползла вбок.
   – Ну вот, а ты боялся. Давай роботов и носилки, и попрощаться с ребятами…
   Но китаец только таращился мимо совершенно дикими глазами, словно за спиной Ван Вейдена разверзлась преисподняя. Голландец обернулся…
   Блистер и боковые люки глайдера были раскрыты, и оттуда выбирались твари, которые нормальный человек может увидеть разве что в ночном кошмаре.
   Дикая боль скрутила, сбила дыхание, и наступила тьма…
* * *
   Они стояли по росту в одну шеренгу. Восемь мужчин и одна женщина.
   – Готовы ли вы? – Знающий Больше Всех пошевелил крыльями.
   – Да, хозяин, – хором ответили люди.
   Скворр оглядел своих питомцев. Да, люди выглядели сейчас лучше, чем до посадки на планету. Правда, руки у Галагэна отросли чуть длиннее прежних, но это пустяки, почти незаметно.
   – Капитан?
   – Всё будет хорошо, хозяин.
   – Инспектор?
   – Я всё помню, хозяин. Всё у нас получится.
   Арчибальд Сторм демонстративно спрятал маленькую пробирку с наклейкой какого-то лекарства в нагрудный карман. Знающий улыбнулся. Да, науке скворров не нужны громоздкие боевые машины. Одной такой ампулы достаточно – мельчайшие, почти невидимые человеческим взглядом мошки, способные размножаться в ветвях земных деревьев, разнесут Вирус Культуры по всему вражескому миру, и очень, очень скоро он перестанет быть вражеским. Тем более скоро, так как ампула не одна.
   – Знающему Больше Всех идти в логово Вселенских Паразитов… – Молодой скворр, стоявший рядом, упрямо тряхнул крыльями. – Нет, это немыслимо…
   – Они скоро перестанут быть Вселенскими Паразитами, – возразил Знающий. – Паразиты погибнут. Останутся двуногие разумные, именующие себя людьми.
   – И всё же это огромный риск, Знающий Больше Всех. – Идущий Прямо свивал хвост в кольца. – Ну почему именно ты? Я понимаю, когда нас уже будут встречать с восторгом… Ты нужен Скворре, Знающий Больше Всех. Здесь нужен, а не там, сидящим в виварии…
   – Во-первых, виварий, это ненадолго, – улыбнулся старый скворр. – А во-вторых, не годится мне напоминать Знающему, пусть и молодому, главный закон Скворры. Каждый лично в ответе за тех, кого приручил, Идущий Прямо.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация