А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Древнее хобби" (страница 3)

   – Спасибо, передам. И заходите к нам как-нибудь. До свидания.
   Так, дядя Сережа раскопает что-нибудь интересненькое, это как пить дать. В его конторе можно добыть такие сведения, которые обычным гражданам и не снились! Ярцев тоже будет рыть со своей стороны, а я тем временем буду следить за дражайшей половиной нашего «колбасника».
* * *
   Следующие два дня были целиком посвящены слежке за госпожой Епифанцевой. Надо сказать, что дама это оказалась весьма экстравагантная. Несмотря на свой не слишком юный возраст (Ярцев сказал, что ей уже сорок два), она носила мини-юбки, длинные парики, декольте и обтягивающие кофточки, хотя стройностью фигуры не отличалась. При ее невысоком росте она являлась обладательницей нескольких лишних килограммов. Но, надо отдать ей должное, она старалась соответствовать своему статусу и следила за собой. Внешность ее описать было довольно трудно, так как в первый день она выехала в свет в седом парике, на другой день в рыжем, а на третий, кажется, была в своем естественном виде, если таковой вообще имелся! Ее волосы были темно-русые, мелированные. Обилие украшений (именно украшений, а не бижутерии!) выдавало не слишком хороший вкус их обладательницы. Жертва стереотипа: считает, что большое количество побрякушек говорит о большом достатке.
   Двухдневная слежка дала мне кое-какое представление и об образе жизни этой дамы. Теперь я знала, по каким магазинам Епифанцева предпочитает ходить, что покупать. А на третий день меня ждал сюрприз.
   С одиннадцати утра я колесила за Елизаветой Андреевной. Сначала она совершила свой ежедневный вояж по магазинам. Заехала минут на сорок к массажисту, вышла легкой походкой грациозной лани. Затем полтора часа просидела в салоне красоты. Там ей, похоже, сделали классический беспорядок на ее пышной полосатой шевелюре. А вот потом… Она отправилась в один из новых домов в тихом, престижном районе. Оставив машину во дворе, Епифанцева зашла в третий подъезд.
   К сожалению, я не имела возможности последовать за ней и осталась в своей машине. Но тем не менее я все-таки кое-что узнала.
   Интуиция подсказывала мне, что мадам Епифанцева побывала у своего любовника. Во всяком случае, перед тем, как выйти из машины, она надела большие черные очки, закрывающие половину ее лица, а перед тем, как нырнуть в темноту подъезда, она машинально поправила прическу и еще больше выпрямила спинку, выпятив бюст. К подруге так не заходят, это однозначно. К тому же Елизавета Андреевна была в этом месте более двух часов, а вышла легкой походкой, помолодевшая, посвежевшая. Украдкой окинув местность взглядом, юркнула в машину и выехала со двора.
   Вот так променад! Интересно, кто же этот везунчик, которого мадам Епифанцева осчастливила своим визитом? Мне предстояло это выяснить.
   Я помоталась еще немного по городу за Елизаветой Андреевной, подождала, пока она насладится чашечкой эспрессо в кофейне на улице Брюсова. Потом она отправилась восвояси, на свою фазенду в Полянке, а я позвонила Ярцеву.
   – Антон, тебе случайно ни о чем не говорит такой адрес: улица Бабушкина, 40?
   – А что там необычного?
   – В это злачное место наведывается супруга нашего «колбасника». В третий подъезд. И, похоже, это мужчина.
   – Нет, я не в курсе.
   – Тогда придется узнавать мне. Ладно, пока.
   Я отключилась и вернулась туда, откуда мадам Епифанцева недавно уехала. Во дворе было пусто. Я открыла дверь машины и сидела в ней, ждала, пока возле третьего подъезда не появилась какая-то бабушка в детской желтой панамке. Вот кто способен сказать все о своих соседях! Бабушки – это тайные агенты, которые все знают, слышат и видят. Даже то, чего никогда не происходило.
   Я подошла к женщине:
   – Извините, вы не скажете, в вашем доме квартиру никто не сдает?
   – Квартиру? – Она явно не ожидала этого и задумалась.
   – Да, квартиру. Понимаете, мне надо снять для моей близкой подруги. У нее такая беда!..
   – Господи! Да какая же беда?
   – Муж ее избил и выгнал из дома. Она ищет жилье, желательно отдельную квартиру…
   Я плела что-то про несуществующую избитую мужем-извергом подругу, вызывая в старушке сочувствие. В это время из второго подъезда вышла еще одна бабушка с зонтиком от солнца и присоединилась к нам.
   – Потаповна, что случилось-то?
   Теперь я уже двум бабушкам рассказывала мексиканские страсти про изувеченную подругу и ее мужа-ревнивца. Квартиру, как оказалось, никто не сдает, а вот тема супружеских измен вызвала у бабушек заметное оживление.
   – Твоя подруга-то, поди, мужу изменила, за что и получила?
   – Вообще-то да… – виновато потупилась я.
   – Так оно и понятно! – обрадовались бабушки своей сообразительности. – Если она за такое дело получила, так это по справедливости! Не надо было мужику рога наставлять. Последнее это дело – мужу изменять! Вот у нас в этом подъезде на четвертом этаже студентик живет… На морду – красавец, ничего не скажешь. И ездит к нему баба одна…
   – Бесстыжая, – подсказала присоединившаяся бабушка с зонтиком.
   – Да, бесстыжая, потому как мужняя. И не молодая, – подытожила та, что была в желтой панамке.
   – А откуда вы знаете, что она «мужняя»? – удивилась я.
   – Оттуда! Одета хорошо – это раз. Значит, муж содержит. На машине ездит. Днем. Не работает, значит. Лицо за очками прячет, значит, не хочет, чтоб ее узнали. Свободной женщине чего скрывать?
   Да, в логике бабушкам не откажешь. Мисс Марпл отдыхает. Женщины вдохновенно продолжали:
   – Баба в годах, ей, поди, уж за сорок…
   – Да больше! Под пятьдесят!
   – …А все к мальчику-студенту ездит! И где только у людей совесть?!
   – И не говорите! – поддержала я их праведный гнев. – И часто ездит?
   – Раз в неделю, а когда и два, – выдала подружка Потаповны.
   – И каждый раз по-новому выглядит. Думает, не узнают ее.
   – Парики меняет, одежду…
   – В разное время приезжает…
   – А как приедет, музыку громко включают, чтоб, значит, всяких звуков из их квартиры не было слышно…
   – Только мы все слышим!.. – с явной угрозой в голосе заключила Потаповна.
   Бабушки галдели наперебой, радуясь случаю излить сведения о неверной жене хоть кому-то постороннему. Похоже, им просто надоело «тереть» эту тему между собой. Я впитывала всю информацию о мадам Епифанцевой, мысленно благодаря бдительных старушек.

   Через пять минут я отправилась к еще одному моему знакомому Вите Шилову. Это гениальный электронщик и специалист по компьютерам. Когда-то давно нас познакомила Алина, и с тех пор я пользовалась изготовленными и усовершенствованными Витей приспособлениями для «прослушки». Главное – они были надежны и просты в обращении. В отличие от их хозяина, темпераментного и взрывного парня, которого все люди, менее гениальные, чем он сам, просто выводили из себя.
   Предварительно созвонившись с Шиловым и договорившись о встрече, я вела машину к интернет-кафе, в котором он был завсегдатаем.
   – Вот принес, как договорись, – сказал Витя после короткого приветствия и протянул мне пакет.
   Я заглянула в него скорее по привычке. Вите я доверяла. Он был надежен, как скала. Да, все, что мне нужно, лежало в небольшом непрозрачном пакете, завернутое в газету.
   – Сколько с меня?
   Витя назвал сумму. Она меня устраивала. И еще то, что Шилов никогда не задавал лишних вопросов. Он не спрашивал, зачем мне «жучки», кого я собираюсь слушать и зачем.
   – А тебе мини-камера случайно не требуется? – спросил Витя, когда я уже встала, чтобы уйти.
   Я снова опустилась на стул.
   – Какая камера?
   – Миниатюрная, совсем крохотная. Вот такая, – показал он пальцами. – На булавке. Прикалываешь где хочешь, хоть на обои на стене.
   – Так, так… Давай поподробнее.
   Витя рассказал, что смастерил мини-камеру и начал объяснять ее устройство. Но для меня, девушки с высшим юридическим образованием, весь его экспликасьон казался китайской грамотой.
   – Витя, скажи проще, с ее помощью я могу делать видеозапись, скажем, сидя в своей машине?
   Витя посмотрел на меня, как на шизофреничку в стадии обострения.
   – А я тебе про что толкую? – вдруг взорвался он. – Или я непонятно объяснил?
   – Понятно, все понятно, – поспешила я успокоить его. – Сколько?
   Шилов назвал цену. Однако!
   Видя мою погрустневшую физиономию, Шилов снисходительно махнул рукой:
   – Тебе, как постоянному клиенту, скидка.

   Глава 3

   И зачем я ее взяла, такую дорогую? Конечно, камера – вещь уникальная, с ней можно записать то, что не запишешь «жучком». Видео – это видео! А может случиться так, что она мне вообще не пригодится. Ладно, пусть пока лежит, хлеба ведь не просит, как говорит Ариша.
   Вечером, наскоро приготовив ужин из полуфабрикатов, я позвала деда к столу. Мы поедали куриные котлеты с макаронами быстрого приготовления, я рассказывала Арише о событиях сегодняшнего дня. Он слушал очень внимательно.
   – Полетт, как ты лихо вычислила любовника мадам Епифанцевой! А бабушки-то, бабушки! Выложить все первому встречному!
   – Теперь надо как-то проникнуть к этому мальчику-студенту в дом, познакомиться с ним.
   – Можно представиться работником ЖЭУ, сказать, что у вас плановое обследование батарей центрального отопления.
   – Или сказать, что я – соседка снизу и у меня в ванной капает с потолка…
   – Или с его балкона на твой упала наволочка, и ты ее ему принесла…
   – Дед, как попасть в его квартиру – не вопрос. Вопрос: как поставить там «жучок»?
   – Очень просто, Полетт. Ты приносишь наволочку, отдаешь ее хозяину, он тебе – спасибо, а ты – хлоп! Падаешь в обморок. Пока он бегает на кухню за водой…
   – Получается, что я от его «спасибо» в обморок ляснулась?
   – Тогда так: зашла, показала наволочку и пошла в спальню…
   – Ага, давайте, мол, я сама вам эту наволочку на вашу подушку надену, а то, может, вы с этим вовек не справитесь! Чушь.
   Мы еще долго сидели с дедом и прикидывали, под каким благовидным предлогом мне лучше всего попасть в квартиру мальчика-студента и как поставить там «жучок», но так ни до чего конкретного и не додумались. Убрав тарелки со стола и закинув их в посудомоечную машину, я поднялась к себе. Пока я знала только одно: надо продолжать следить за Елизаветой Андреевной, возить всю шиловскую электронику с собой на всякий случай и быть готовой ко всему.
   Когда-то я закончила курсы стилистов. Позже умение менять внешность очень пригодилось в моей работе. Алина помогла мне купить разные парики и линзы. С их помощью я могла кардинально изменить свою внешность. Вот и сейчас мне предстояло сменить ее, мою среднюю, ничем не примечательную внешность с серыми глазами и не выделяющимися чертами лица на нечто более яркое и, главное, совершенно противоположное. Буду блондинкой.
   Зайду к мальчику-студенту, похлопаю ресницами и томно спрошу:
   – У вас случайно квартира не сдается?
   Или:
   – А это не ваша машина загородила выезд из двора?

   На другое утро я подъехала к дому номер сорок по улице Бабушкина. Во дворе была небольшая стоянка, на которой я поставила машину и теперь сидела на этом наблюдательном пункте и пялилась на дверь третьего подъезда. Что я хотела увидеть, я и сама не знала. Просто я чувствовала, что мне надо здесь быть. Надо – и все.
   На моем объекте ничего не менялось. Дверь изредка открывалась, из нее выходил кто-нибудь и шел либо к своей машине, либо к дороге, на стоянку маршрутки. Все правильно, утро, люди едут на работу.
   А я сижу здесь и загораю. От нечего делать я стала рассматривать окна над дверью третьего подъезда. А интересно, у того мальчика-студентика они на какую сторону? Может, на другую? Тогда мне лучше объехать дом и любоваться на него с другой стороны.
   Вон на одном балконе девочка поливает цветы. А на лоджии – женщина развешивает белье на веревку. У всех свои заботы.
   Однако время идет, надо что-то делать. Поправив мини-юбку и платиновый парик, я вышла из машины. Открытая летняя маечка облегала мою фигуру, босоножки на высоком каблуке довершали прикид легкомысленной особы. Я двинулась к подъезду одновременно с женщиной с нагруженной сумкой. Она открыла дверь своим магнитиком, я ее придержала, чтобы женщине было удобнее зайти. Она поблагодарила меня. Мы обе зашли в подъезд, она направилась к лифту, а я – к лестнице.
   На четвертом этаже я остановилась. Где-то здесь живет тот студент, которого, по словам бабушек, навещала «бесстыжая дама». Что ж, сейчас поглядим, какой такой студент. Я начала обход слева направо. Позвонила в первую дверь. За ней была тишина. За второй дряблый стариковский голос ответил, что он жилье не сдает. Живущие за третьей дверью тоже отказались реагировать на мой звонок. Очевидно, они просто ушли на работу. А вот за четвертой дверью послышались шаги, и через мгновение она распахнулась.
   – Извините, вы квартиру не сдаете?..
   Едва выдав один этот вопрос, я замерла, как изваяние. И было от чего. Передо мной стоял почти голый – с полотенцем на бедрах – красавец лет двадцати – двадцати двух. У него было атлетическое загорелое тело, потрясающие пропорции и мокрые черные волосы. Это все, что я видела. Все остальное заволокло голубоватым туманом. Нет, еще полотенце. Белоснежное полотенце, обмотанное вокруг узких загорелых бедер. Я чувствовала, что стою, как последняя дура в этом городе, пялюсь на молодое, красивое, как у греческого бога, тело и, кажется, ничего не могу с собой поделать.
   – Девушка! Вы меня слышите?
   Голос доносится как из другого мира. Это он мне?
   – Что?
   – Я говорю: с удовольствием сдал бы вам эту квартиру, но сам снимаю ее. Так что, извините…
   А у него красивый голос. Только немного нежный для такого мужественного тела. Впрочем, все нормально, он просто еще юношеский, со временем возмужает. Однако надо что-то отвечать этому греческому богу с полотенцем на бедрах.
   – А кто-нибудь из ваших соседей не сдает, вы случайно не знаете? Мне срочно нужна квартира в этом районе!
   А он совсем не стесняется своей наготы. Или, точнее, полунаготы. Знает, что очень красив? Или не обременен всякими предрассудками?
   – Надолго?
   – Что «надолго»?
   – Ну, квартира вам нужна надолго?
   Наверное, со стороны это выглядит очень глупо: мы стоим в дверях, разговариваем, почти голый парень и девушка в мини-юбке и мини-маечке.
   – Понимаете…
   – Слушайте, а может, вы пройдете, – неожиданно предлагает он, отступая в глубь прихожей.
   Я, продолжая разглагольствовать, неожиданно перешагиваю порог его квартиры и, цепенея от ужаса, оказываюсь в его коридоре. Он толкает дверь, она захлопывается.
   – Понимаете, квартира мне нужна срочно, ну просто очень срочно… А через агентство снимать не хочу, зачем лишние деньги тратить… А подруга говорит: походи по домам, поищи сама, может, повезет, найдешь что подходящее. Вот. А я думаю…
   Я вошла в образ милой простушки, такой недалекой наивной блондинки.
   – Я вам верю, – улыбаясь, сказал греческий бог. – Я, кажется, даже могу вам помочь…
   – Правда?!
   Чему это я, собственно говоря, радуюсь? Мне бы бежать отсюда, пока не поздно. А может, уже и поздно, дверь-то захлопнулась! Я, как мышь в мышеловке, а еще чего-то из себя изображаю! Да он может со мной все что угодно сделать, вон какой бугай здоровый, а я перед ним, как котенок перед львом. Кажется, положение мое просто жуткое!
   – Правда. Вот только оденусь с вашего позволения…
   «Оденусь с вашего позволения»… Слова-то какие знает!
   Бог пошел в комнату, а мне крикнул:
   – Вы проходите на кухню, я сейчас…
   Интересно, меня сразу убьют или сначала помучают?
   Я, стряхнув с ног босоножки, несмело прошла на кухню. А здесь было мило. Современная, стильная мебель, уютный, интимный уголок на двоих, причем столик под старину, даже подсвечник на нем и два фужера на тонких, высоких ножках. Недопитая бутылка шампанского, недоеденная плитка шоколада, виноградная кисть.
   – Нравится?
   – Кто?
   Так неслышно и внезапно появляются только привидения.
   – Моя кухня.
   – Ничего… Очень мило.
   Греческий бог надел джинсы, верхняя часть его туловища осталась обнаженной.
   – Тогда, может, познакомимся? Меня зовут Светозар. А вас?
   – Эля… А что, вот так прямо и зовут, да – Светозар? Есть такое имя?
   – Есть. – Хозяин улыбнулся, сверкнув белыми, ровными зубами. – Родители мои – большие оригиналы, вот и назвали… Был такой былинный русский богатырь. А вас так прямо и зовут, да – Эля? Кстати, присаживайтесь.
   Я опустилась на мягкое сиденье кухонного уголка и несмело подняла глаза на бога.
   – Эля – это сокращенное от Элеоноры. А как же все-таки насчет квартиры? Вы говорили, что можете помочь.
   – Да, у меня в соседнем доме живет приятель. Мы вместе учимся. Если вам ненадолго, он мог бы сдать свою квартиру и временно переехать ко мне. Ему, насколько я знаю, нужны деньги. Поэтому я и спросил вас: квартира нужна надолго?
   Я томно вздохнула, закатив свои «голубые» глаза к потолку. Голубые линзы и парик платинового цвета, конечно, мне очень шли, так и Алина говорила. Накладные ресницы делали взгляд очень романтичным. Неужели я понравилась этому мальчику с фигурой атлета? И что теперь делать дальше? Моя задача – поставить «жучок» в его квартире, а не развлекать россказнями о проблемах недалекой девицы.
   – Квартира мне нужна… ну… может, месяца на два. Или чуть больше. Ваш друг сможет сдать мне ее на такой срок?
   – Не знаю, давайте у него об этом спросим.
   Светозар встал и пошел в комнату. Мне ничего не оставалось, как последовать за ним.
   Его апартаменты были устроены в интимном стиле. Большая двуспальная кровать у окна, на котором висели плотные шторы, не пропускающие в комнату много света. На кровати – персиковое атласное покрывало, небрежно разбросанные подушки. На полу – белый палас с большим ворсом. Напротив кровати – низкое кресло, застеленное тигровой шкурой. Платяной шкаф под старину притаился у противоположной от окна стены. Маленькая горка с посудой и всевозможными безделушками. Низкий журнальный столик с вазой, фруктами и порножурналом. Греческий бог взял с этого столика телефон.
   – Артур, привет, это Зар. У тебя хату еще не сняли?.. Сняли? Когда успел сдать?.. Вчера… Да тут еще клиент выплыл. Вернее, клиентка… Ну, раз ты уже сдал… Пока!
   Во время его разговора я поигрывала брелком от своего сотового. Вертела его в руках, потом «случайно» уронила на пушистый палас. Нагнулась, поискала его в длинном ворсе, нашла и, поднимая, успела засадить «жучок» под нижнюю полку журнального столика.
   Светозар закончил говорить, отключил телефон и сказал извиняющимся голосом:
   – Вот видите, не повезло: мой друг уже сдал квартиру.
   – Что ж, очень жаль.
   Я направилась к двери.
   – Эля, подождите.
   Я остановилась и вопросительно посмотрела на хозяина.
   – У вас есть еще один друг с квартирой?
   – К сожалению, нет. Но… Не сочтите мое признание за наглость… Вы мне понравились. Я хотел бы познакомиться с вами поближе…
   Греческий бог сделал шаг по направлению ко мне, а я – к двери.
   – Извините, я не по этому вопросу…
   – По какому «по этому»? Вы меня не так поняли… Эля, я не хотел вас обидеть, вы действительно мне понравились. Можно пригласить вас в кафе?
   Ну, и что мне делать? Флирт с этим полуголым Светозаром в мой распорядок дня не вписывался. С другой стороны, я ведь подбираюсь к жене Епифанцева, а кто ближе к этой даме, как не ее бойфренд? Поломавшись немного для приличия, я позволила уговорить себя и согласилась прийти сегодня в два часа дня в кафе «Бьенвеню».
   Но до двух надо где-то убить время. Ехать домой не хочется, да и незачем. Из двора сорокового дома я ушла пешком. Если мой новый знакомый следит за мной в окно, он не узнает, что у меня есть машина. Через несколько минут я вернулась, села в свой «Мини Купер» и включила «прослушку». Последнее я сделала на всякий случай, может, посчастливится услышать что-нибудь интересное. Но Светозар развлекал себя только музыкой, во всяком случае, других звуков до меня не доносилось.
   От нечего делать я рассуждала на тему: «Было ли избиение Гульнары Ремезовой случайным?» С одной стороны, юнцы, почти подростки, бьют девушку явно не славянской внешности. Это почерк скинхедов, я согласна. С другой стороны, они затащили ее в машину, увезли в лес, изнасиловали и потом уже избили. Сильно смахивает на заказ. Если бы хотели просто поиздеваться или избить, сделали бы это там же, на пустыре. Зачем возить в лес и насиловать? Чем больше я рассуждала об этом происшествии, тем меньше оно мне нравилось. Нет, как хотите, но это не просто «шалости» борцов за чистоту расы. Надо будет встретиться с Гульнарой и поговорить обо всем этом еще раз.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация