А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Древнее хобби" (страница 2)

   Гульнара вдруг спохватилась:
   – Ой, я вам даже чая не предложила! Извините, я сейчас…
   Она убежала на кухню, а вернувшись, пригласила пройти туда. На столе нас ждали горячий заварочник, чашки, вазочка с дешевым печеньем.
   – Вот прошу. Чем богаты…
   – Так на чем мы остановились? – спросила я, отхлебывая горячий напиток.
   – Да, обратились в суд, только это ничего не дало. На процессы Епифанцев не являлся, было видно, что он тянет время. Ему это было выгодно, а мой муж терпел убытки.
   – Гульнара, говорят, ваш муж сейчас в больнице?
   Лицо девушки стало бледнеть на глазах.
   – Это все из-за меня…
   – Из-за вас? В каком смысле? Вы-то здесь при чем?
   Она перестала пить чай, посмотрела на меня, как затравленный зверек. На глаза ее навернулись слезы.
   – Мы с Игнатом прожили два года, а я все не могла забеременеть. Оказывается, так бывает… Я ходила ко врачу, меня уверили, что все в порядке, никаких отклонений. Но беременность почему-то не наступала. Мне сказали, ждите, обязательно наступит… Мы и ждали. Игнат так хотел сына! Вы не представляете! Он и имя ему придумал, и уже мечтал, что на рыбалку будет его с собой брать. Он у меня такой заядлый рыбак! Вот… А однажды на работе мне стало плохо, я потеряла сознание. Девчонки мне «Скорую» вызвали. Врач мне сказала, что, похоже, я буду мамой. Я потом в поликлинику на осмотр ходила, все подтвердилось. А когда на четвертом месяце я прошла УЗИ, и мне сказали, что будет мальчик, Игнат меня долго кружил по комнате и живот гладил и все приговаривал: «Там мой сын! Там мой Олежка!»
   Гульнара снова заплакала, закрыв лицо руками. Я не решилась тревожить ее, пусть выплачется, раз ей так плохо. Через некоторое время она отняла руки от лица и спросила:
   – Скажите, есть моя вина в том, что я родилась татаркой? Я не стремилась родиться именно в этой семье. Мой отец – чистокровный татарин, а женился на моей матери, она наполовину русская. Они всегда жили хорошо, никогда не ссорились, воспитали троих детей. Мой брат Тимур полюбил девушку-казашку, родители дали им благословение. У нас вся семья интернациональная, у нас и белорусы есть в роду… И когда мы собирались у дедушки за одним большим столом, никто никого не спрашивал: какой ты национальности? Все уважали друг друга. Я не виновата, что полюбила русского парня и не считаю это нонсенсом: один из моих дедов тоже русский. А они… Они сказали, что таких, как я, надо убивать!.. Что мы, иноросы, захватили их землю… А я ничего не захватывала! Мои предки всегда жили здесь…
   Девушка снова заплакала. Надо было как-то отвлечь ее, да и выяснить наконец, что же конкретно произошло и в чем она виновата.
   – Гульнара, они – это…?
   – Скинхеды. Только я сама тогда этого не знала. Я шла с рынка, ну, знаете, тот, что открылся недавно за новостройкой. Там все прямо с полей, все очень дешево. Я купила целый пакет овощей… Пошла через пустырь, хотела дорогу сократить… Машина следом за мной ехала, я даже внимания на нее не обратила, пока она со мной не поравнялась. Из нее выскочили трое парней, совсем еще юнцы. Один за рулем был… Окружили меня, стали оскорблять, мол, понаехали чурки узкоглазые, нормальным людям уже пройти негде, одна нерусь вокруг. Я хотела вырваться и убежать, да куда с такой сумкой! Да и срок уже большой был: все-таки шесть месяцев… Они затащили меня в машину, сумку я выронила, когда от них отбивалась…
   Привезли в лес, на какую-то поляну, вытащили из машины… Я смутно все помню. Помню, что плакала и умоляла не трогать меня, но они изнасиловали меня все четверо… Потом сказали, что нельзя допустить, чтобы чурки плодились, стали бить меня… Я умоляла только не бить по животу, и они сначала действительно били по голове, по лицу и спине… Но потом один стал пинать меня ногами именно в живот…
   Когда они уехали, я поползла к дороге… За мной тянулась кровавая дорожка… Меня подобрала проезжавшая мимо машина: старики, муж с женой на стареньком «Москвиче» ехали. Они и отвезли меня в больницу…
   Я слушала Гульнару и чувствовала, как у меня все холодеет внутри. Я даже не могла ее о чем-то спросить, мой язык как будто прилип к гортани. Я пыталась представить, как четверо парней бьют ногами эту маленькую хрупкую девушку, да еще и беременную, и у меня все плыло перед глазами. Остывший чай оставался в наших чашках нетронутым.
   – Через неделю меня выписали. Ребенка я, естественно, потеряла. В больнице ко мне приходил следователь, взял у меня показания… Но на этом все заглохло. Мне потом сказали, что те парни, судя по всему, были скинхедами, но найти их не представляется возможным, мол, нет никаких зацепок.
   Но на этом наши злоключения не кончились. Игнат, узнав, что случилось со мной и ребенком, страшно переволновался. Пока я была в больнице, он навещал меня и держался как мог, а как только я выписалась и пришла домой, у него случился инфаркт. Наверное, у Игната, как и его отца, слабое сердце. Тот умер после второго инфаркта совсем молодым…
   – Он сейчас в больнице? – спросила я.
   – Врачи хотят его выписать. Кризис миновал, а на восстановление нужны дорогие лекарства, на которые у нас нет денег. Я, конечно, работаю, но зарплата у меня небольшая. Я – бухгалтер в нашем ЖЭКе, моя зарплата – пять тысяч. Правда, по вечерам я подметаю подъезды. Это еще две с половиной тысячи. Как мне поднять мужа на эти деньги? Правда, родственники и друзья собирали мне пару раз небольшие суммы, но на лечение Игната нужны серьезные деньги, а у меня их нет. Я вообще не знаю, что мне делать!..
   – Гульнара, я понимаю, волокита с «колбасником» тянется давно, а что, других объектов у мужа за это время не было?
   – Почему? Были. Пару небольших бассейнов установили, один крохотный пруд во дворе кому-то из знакомых в коттеджном поселке… Но это же мелочь. А надо платить налоги, аренду помещения, зарплату рабочим… А тут еще этот кризис! Ну кого сейчас интересуют бассейны и пруды?! Да еще мы, как назло, ипотеку оформили. Хотели в центре хорошую трехкомнатную квартиру купить, чтобы у ребенка были нормальные условия. Теперь мы и ее, похоже, потеряем…
   Гульнара помолчала немного, грустно глядя куда-то в угол, и вдруг спросила:
   – А вы ведь, кажется, сказали, что юристом работаете?
   – Я по образованию юрист, – уточнила я, не вдаваясь в подробности.
   – Тогда посоветуйте, что мне делать, если даже прокуратура молчит?
   – Есть другой способ разбираться с обидчиками, – ответила я, для себя уже решив помочь этим людям. – Гульнара, давайте для начала обменяемся номерами сотовых…

   Глава 2

   Наркотик… Пьянящая жажда мести завладела мной. Но для начала – все проверить. Как говорится, месть – это блюдо, которое подают холодным.
   Я ехала за город в деревню Полянка. Чем дальше оставались высотные дома и трубы кирпичного завода, некогда моего родного предприятия, тем красивее становилось вокруг. Вдоль дороги потянулся лесок, сначала редкий, но постепенно он становился все гуще и выше. Вот одна деревенька промелькнула за окном, потом вторая. Я помнила наставления Ариши: после второй деревни будет поворот налево, сворачивай туда. Я последовала совету деда, проехала немного по пустынной дороге и увидела знак «Населенный пункт Полянка».
   Домов в деревне было немного, они быстро промелькнули за моим окном, старые, некоторые покосившиеся от времени. Внезапно я оказалась в очень красивом месте: передо мной расстилалось поле, на котором был огороженный бетонными плитами большой участок. За полем высилась гора, заросшая лесом, она завораживала своим великолепием. Справа, в низине, виднелся пруд. Красиво! Цветы на лугу, коровки пасутся, птички поют… Просто рай.
   Я постаралась заглянуть за бетонный забор, но у меня это не очень-то получилось. Высоковат. Или я для него низковата. Тогда я решила доехать до горы и подняться на нее. Уж оттуда я все увижу!
   Когда, пройдя немного по тропинке, ведущей вверх, я оглянулась, то просто ахнула! Отсюда вся фазенда Епифанцева видна как на ладони. Большой участок. Огромный дом в три этажа, с колоннами, монсардой, как сказал Ариша, будто с полотен дореволюционных художников. Перед домом был разбит парк с дорожками, выложенными плитами. Голубые елочки, каштаны, кусты можжевельника, клумбы с цветами, даже фонтан в середине – все, как говорил Ариша.
   Справа, чуть ниже всего этого великолепия, голубел приличных размеров водоем, искусственный пруд. Отсюда, издалека, он выглядел вполне естественно. Его тоже огибали белые и желтые каменные дорожки. На контрасте с зеленой газонной травой они смотрелись просто великолепно.
   Рядом с воротами стоял домик охраны. Две высокие сосны раскинули над ним свои лапы, словно шатер.

   Надо поговорить с Ярцевым. Почему-то это первое, что пришло мне на ум. Я включила номер журналиста-скандалиста и услышала его приветливое «Алло!».
   – Антон! Это Полина.
   – Привет. Рад слышать.
   – Скажи, ты что-нибудь знаешь о владельце колбасного цеха в нашем городе?
   Что за вопрос! Ярцев знает все! Или почти все. А то, чего не знает он, наверняка знают его коллеги.
   – М-м… Как сказать?
   – Скажи как есть.
   – Кое-что знаю…
   – Поделишься?
   – Ну, как говорится, чем богаты. А что это ты вдруг заинтересовалась «колбасником»?

   – Объясню при встрече. Так я заскачу к тебе ненадолго?
   – Давай, я у себя.
   По дороге я купила банку более или менее приличного растворимого кофе. Та бурда, которую журналисты пьют у себя в редакции, потом откликается изжогой в моем желудке. Как они вообще умудряются оставаться в живых, выпивая каждый день по нескольку литров такой отравы? К кофе я прихватила пачку шоколадного печенья.
   Мы с Антоном сели в уголке его комнаты, где, кроме нас, находились еще трое работающих за компьютером сотрудников.
   – Так с чего ты вдруг «колбасником» заинтересовалась? – спросил Ярцев, открывая банку моего кофе и включая чайник.
   Я коротко рассказала историю Ремезова.
   – Ну, Епифанцев! Силен! Впрочем, я не так уж удивлен: он, как всегда, в своем репертуаре.
   – В каком таком репертуаре? Это что у него, не первое «кидалово»?
   – И даже не второе.
   – С этого места прошу поподробнее.
   – С фонтаном, который у него во дворе, я слышал, вышла почти такая же история. Когда в позапрошлом году его установили, кстати, работала фирма из районного центра, у нас-то никто этим не занимается, так вот, он сделал предоплату пятьдесят процентов, а остальное отказался платить, сославшись на серьезные недоделки. То ли фонтан бил не на ту высоту, какую он хотел, то ли протечка где-то была. Выяснение отношений проходило долго, потом та фирма подала на него в суд, суд постановил ответчику выплатить истцу, но воз, как говорится, и ныне там. Они подали на него жалобу в прокуратуру, но Епифанцеву, похоже, только этого и надо. По-моему, у него там «прихват».
   – Похоже. А что еще? Ты говорил, дело даже не второе.
   – А, ну и еще, я слышал, с фирмой по озеленению он конфликтовал в том же духе. Так что все, что вокруг дома у него понаделано, обошлось ему в полцены. А пруд, получается, так вообще даром! Хорошо устроился, прощелыга.
   – Кажется, это вошло у него в привычку. Фонтан и парк – за полцены, пруд – даром. Это какие же средства сэкономлены! А может, он и дом так же построил? Ты видел его «дворец графа Шереметьева»?
   – Нет, а что?
   – Много потерял.
   – Намекаешь, что пора заняться?
   – Лично я с сегодняшнего дня уже занялась. А ты, если сможешь, сделай разведку со своей стороны.
   – Не вопрос.
   – Или у тебя других дел много?
   – Ну, скандальный-то материальчик мне всегда сгодится. Скоро вот закончу одну статейку, освобожусь, тогда займусь твоим «колбасником» вплотную.
   – Антон, а ты когда-нибудь видел самого Епифанцева?
   – Близко не знаком, но встречать приходилось. А что?
   – Опиши, если можешь, его внешность.
   – Выглядит лет на пятьдесят, может, чуть больше, среднего роста, полноват, брюнет. Одет всегда «с иголочки», костюмы дорогие. Ездит на серебристой «Ауди», номер «789».
   – Это что-то новенькое! Обычно люди его круга предпочитают номера типа «три пятерки».
   – Как говорится, у богатых свои причуды. Может, он предпочитает не выделяться?
   Поболтав еще какое-то время и договорившись обмениваться добытой информацией, мы с Антоном расстались.
* * *
   Теперь мой путь лежал к колбасному цеху. Официально это предприятие называлось «Цех по переработке мясной продукции. ООО «Сервелат». Он находился за городом и был относительно небольшим. Территорию его окружал высокий забор из каменных плит, точь-в-точь такой же, как и окружающий усадьбу хозяина. Огромные железные ворота. Перед ними стояли две грузовые «газели» с надписью на бортах ООО «Сервелат» и нарисованными аппетитными палками копченой колбасы. Рядом с воротами находился ларек, реализующий продукцию мясного цеха по сниженной цене. Около него толпился народ. Вокруг стояли автомобили – от простеньких «Москвичей» до солидных иномарок и «пирожков». Граждане набирали колбасу и сосиски большими партиями и затаривали свои авто.
   Я сделала вид, что тоже хочу прикупить мясных деликатесов, и остановила машину недалеко от ларька. С этого места мне хорошо были видны ворота. Стоять пришлось довольно долго. Машины подъезжали и отъезжали. А я все стояла на одном месте и только провожала их взглядом.
   Но вот ворота откатились в сторону и выпустили серебристую «Ауди» с номером «789». Стекла ее были затонированы, причем настолько, что пассажиров вообще не было видно. Она рванула в город, я еле поспевала за ней.
   Остановилась машина около ресторана «Ридо́». Из нее вышел темноволосый мужчина лет пятидесяти в хорошем темно-сером костюме с галстуком. Все, как описал Ярцев. Он зашел в ресторан, а водитель куда-то уехал. Я стояла невдалеке в раздумье: посетить ли мне это заведение или понаблюдать отсюда для первого раза? Решив все-таки сделать последнее, я осталась в машине.
   Примерно минут через пятьдесят Епифанцев вышел из ресторана и плюхнулся на переднее сиденье рядом с водителем. Машина рванула с места, я следовала по пятам за моим объектом слежки.
   Как ни странно, Епифанцев вернулся к себе в цех трудиться на благо своего предприятия. У его ворот мне пришлось простоять почти до пяти часов.
   Когда мое терпение уже готово было лопнуть, кто-то невидимый снова сказал «сим-сим», ворота открылись, серебристая иномарка вылетела на дорогу и с приличной скоростью помчалась в город. Мне снова пришлось пристроиться ей в хвост.
   На этот раз путь Игоря Дмитриевича лежал в сауну. Немного не доезжая до города, можно увидеть деревянный бревенчатый дом под красной крышей из металлочерепицы со старинным фонарем над крыльцом и большой вывеской «Сауна. Гостиница». Его-то и изволил посетить наш «колбасник». И пробыл там почти четыре часа. Значит, мы вот так, да? Славно потрудились, славно отдохнем. В девять вечера чистый Епифанцев отправился домой, в деревню Полянка. За ним следовала еще одна машина, черный «Лексус». Я не стала завершать этот эскорт.

   Дома я первым делом рванула на кухню, так как практически весь день у меня во рту маковой росинки не было. Но насладиться уральскими пельменями мне не дал телефонный звонок. Это была Алина:
   – Наконец-то! Где ты пропадаешь? Я ведь просила тебя быть дома!
   – А я тебе говорила, что у меня новое дело, – ответила я с набитым ртом, так как не в силах была прервать процесс поедания пельменей.
   – А я не могу тебе дозвониться. Майка и значок лежат в твоей комнате. Да, и еще Устав. Аристарх Владиленович обещал все положить именно туда. Изучай Устав, потом напишешь заявление, вступишь в нашу организацию.
   – Членские взносы платить надо?
   – А как ты думаешь? Все организации существуют на членские взносы и благотворительные пожертвования. Да ты не пугайся, там копейки!.. Главное – твое участие.
   – Алина, ты ведь знаешь, что именно с этим у меня будут проблемы. Мне некогда стоять в ваших пикетах.
   – Что значит: наших? Это всех касается! Нельзя проходить равнодушно мимо! Если эту заразу не остановить, она расползется по всей планете, а наша планета – это наш общий дом. Поняла? Учи Устав, завтра я позвоню.
   Нечаева, как всегда, в своем репертуаре.
   Поедать пельмени пришлось одной. Ариши дома не было. Сосватав мне новое дело, он, похоже, преспокойно отдыхает в своем казино. После ужина я села в свое любимое кресло в своей любимой комнате и задумалась. Что дал мне первый день работы над моим новым делом? Кое-что дал. Я убедилась, что все, рассказанное Аришей, правда. Что у «колбасника» действительно большой дом с прилегающей территорией, и человек он, судя по всему, далеко не бедный. Одна его «Ауди» стоит не меньше «лимона». А усадьба!.. Это же целый дворец! Там легко мог бы разместиться детский сад. И тем не менее он отказался оплатить Ремезову его работу и даже материалы. Такой наглый? Уверен в своей безнаказанности? Или такой жадный? И в том, и в другом случае он обязан возвратить долг. И моя задача – заставить его сделать это. А вот каким образом – надо подумать. Взять с такого деньги будет непросто. Значит, надо найти его слабые, уязвимые места. А еще мне не давала покоя история с избиением его жены Гульнары. Что-то подсказывало мне, что это не совпадение, что отказ платить Ремезову и случай с его женой взаимосвязаны. Тогда копать придется глубже. Избиение беременной женщины и насилие над ней – похуже, чем простое «кидалово». Это серьезная статья в Уголовном кодексе. И в моем тоже.
   Для начала надо все узнать о Епифанцеве и его семье. А в этом мне может помочь только один человек – Курбатов Сергей Дмитриевич, полковник ФСБ, старый друг моих родителей. Когда они погибли, дядя Сережа отчасти заменил мне отца и все проблемы, возникающие у нас с дедом, решал в секунды. Конечно, по мере возможностей я старалась обходиться своими силами и не тревожить очень занятого человека пустяками, но иногда бывали моменты, когда без помощи дяди Сережи я обойтись просто не могла.
   Но звонить поздним вечером даже близкому другу семьи было неудобно. Да и я сама порядком устала. Поэтому я решила отложить разговор до утра и отправилась спать.
* * *
   Когда утром я вышла в кухню, Ариши там не было. Все ясно. Дед опять вернулся вчера поздно, лег под утро и теперь будет дрыхнуть до одиннадцати. Я приготовила себе кофе и тосты и села трапезничать. Но насладиться завтраком мне не дали. Раздался звонок телефона. Я нажала кнопку приема вызова.
   – Полина, привет! Ярцев.
   – Есть новости?
   – А чего ради, ты думаешь, я звоню? Разузнал кое-что про нашего «колбасника».
   – Я вся – внимание.
   – Во-первых, его жена. Ее зовут Елизавета Андреевна. Ей сорок два. Говорят, что она ведет довольно свободный образ жизни. Пока ее супруг набивает кишки колбасным фаршем, она ездит по модным бутикам, покупает дорогие старинные украшения, антиквариат: картины, мебель и прочее. Посещает всевозможные салоны: красоты, массажные, солярии…
   – Одним словом, ищет, куда бы потратить деньги, заработанные мужем.
   – Вот-вот! У этой дамы – активная жизненная позиция. Кстати, ее машина – «Ситроен-Ксара Пикассо» обалденного оливкового цвета.
   – Это должно произвести на меня особое впечатление?
   – Должно. Ты знаешь, что такие автомобили на наш рынок официально вообще не поставлялись? Прикинь! А на вторичном рынке их не более… двух процентов.
   – Эксклюзив?
   – Еще какой!.. За ремонт такой «игрушки» берутся единицы, и стоит он очень дорого. Кстати, номер машины – «три двойки». Далее, дети Епифанцева. Сын Виктор перешел на второй курс института. Дочь Варвара окончила школу. Эти, под стать своему папаше, любят веселую жизнь: кафе, боулинги, ночные клубы и тому подобное.
   – Да, веселая семейка!
   – Красиво жить не запретишь!
   – Пожалуй, для начала надо заняться женой. Как ты думаешь? Разузнать про нее побольше. Такие люди не знают предела в своих страстях.
   – Если накопаю еще что-нибудь, я с тобой свяжусь.
   Ярцев отключился, а я сразу же позвонила Сергею Дмитриевичу.
   – Здравствуйте, дядя Сережа.
   – Здравствуй, Полиночка! Рад тебя слышать. Как здоровье Аристарха Владиленовича?
   – Спасибо, хорошо. Дядя Сережа, у меня к вам просьба.
   – Я догадался. Кого собираешься потрясти на это раз?
   – Владельца колбасного цеха Епифанцева Игоря Дмитриевича.
   – А этот чем тебе не угодил? В его сардельках слишком много сои?
   – Не хочет оплатить пруд, устроенный во дворе его фазенды.
   – Да, про его фазенду я наслышан. Говорят, просто барская усадьба. Дворец, фонтаны, парк. Теперь вот еще и пруд… Что ж, Полина, для тебя все, что смогу, сделаю. Передавай привет деду.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация