А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Древнее хобби" (страница 21)

   Ариша метнул на меня испуганный взгляд, но я встала и вышла из кухни. Не люблю, когда мне сочувствуют.
   Я закрылась в своей комнате и взяла в руки саксофон. Как давно я не играла! Я начала импровизировать. Конечно, моя мелодия была грустной. И печальной. И даже очень печальной. Наверное, дед слышал ее и качал головой. Что я могла поделать? Мне было плохо, но плакал за меня мой саксофон…
   Внезапно раздавшийся звонок телефона прервал мой минорный концерт. Я взяла трубку. Горничная Епифанцева Тося сообщила мне, что только что слышала, как ее хозяин звонил кому-то и говорил, что его развод и раздел имущества благополучно завершены. А еще у нее радость: ей прибавили зарплату. Я поблагодарила девушку и положила трубку.
   Достала диски с записями с «прослушки», компрометирующие пылкого влюбленного Светозара. Я долго решала, кому бы их сплавить? Теперь, думаю, можно предложить их мадам Епифанцевой. Она получила свою долю совместно нажитого с мужем имущества. Надо открыть женщине глаза на человека, с которым она собирается связать свою жизнь. И, разумеется, не безвозмездно.

   Сотовый Елизаветы Андреевны мне слила Тося. Из самых лучших побуждений, разумеется. Я ей сказала, что у меня для ее бывшей хозяйки хорошая новость.
   – Елизавета Андреевна?
   – Я. С кем имею честь?
   – Я не хочу себя называть. Будем считать, что я – доброжелатель. У меня для вас интересная информация.
   – Не интересуюсь…
   – Подождите. Это касается вашего… хм, возлюбленного. Светозара. Уверяю вас, очень интересные сведения. И полезная информация. К размышлению. Вы узнаете столько нового о вашем студентике!.. Но сто́ит дорого.
   Последовала пауза.
   – Сколько?
   – Сто тысяч.
   – Вы с ума сошли!
   – А хотите знать, кто снял с вас ваш перстень стоимостью двести тысяч, когда вы с вашим Зарчиком вышли из ресторана? А главное – кто наводчик? У меня и видеозапись имеется. Очень интересное кино!
   Мы встретились в парке на скамейке. Я была загримирована до неузнаваемости. Черный длинный парик. Черные линзы. Темная губная помада. И огромные солнечные очки. Разумеется, мадам Епифанцева принесла деньги. Получив взамен диск с записью, тотчас побежала в ближайшее интернет-кафе. Как дорого порой обходится женщине ее любопытство! А доверчивость – еще дороже…
   Проследив за Елизаветой Андреевной, я таким образом нашла дом, в котором она сейчас жила со своим возлюбленным. Но женщина подъехала к нему уже с милицией. Похоже, по дороге она заявила на своего Зарчика, даже, наверное, отдала мои записи, и его тут же забрали.
* * *
   Тося позвонила и на другой день тоже. Сказала, что едет домой к маме, хозяин отпустил ее на один день. И еще у нее для меня новости. Я пообещала приехать за ней.
   Через час я стояла у ворот епифанцевского забора. Тося вышла с сумкой, села рядом со мной, и я повезла ее в деревню к матери. По дороге девушка рассказывала:
   – Ой, Полина! Что у нас творится! Ужас! У хозяина-то прямо беда приключилась! Я слышала, как он в кабинете с управляющим по телефону разговаривал… На днях в цех закупили мясо, много, сколько-то там тонн… А ночью случилось ЧП: вышла из строя холодильная установка, бо́льшая часть мяса испортилась. Игорь Дмитриевич в бешенстве! Так орал на управляющего! Стены дрожали… Ужас!
   А еще у нас плохие новости: сынок ихний Виктор пропал. Уже несколько дней не могут найти. И по телефону не отвечает… Хозяин заяву в милицию написал. Те приходили, опрашивали нас, в комнате у Виктора что-то искали… А что нас опрашивать? Что мы можем знать? Он и так дома редко бывал. То в институте, то с этими своими… как их? На фашистов похожи…
   – Скинхедами, – подсказала я.
   – Ага, с ними!.. А Варвара-то у нас до сих пор в больнице. Он к ней каждый день заезжает. Что-то у нее не очень хорошо: одна нога, говорят, неправильно срослась, снова ломать будут. Ужас! Так что Игорь Дмитриевич сейчас один в таком большом доме. Ну, не считая прислуги, конечно. Как ему не жутко? На двух этажах один живет. Бродит по комнатам как привидение и все бормочет что-то…
   А недавно у нас колдунья была…
   Тося подробно рассказала мне, как я посещала дом Епифанцева, как «очищала» его.
   – Добрая тетка оказалась! Велела хозяину мне зарплату прибавить. Дай бог ей здоровья!
   Благодаря Тосиному рассказу мы быстро доехали до ее деревни. Я остановила машину у дома Тосиной мамы.
   – А может, зайдешь, чайку попьем?
   – Нет, спасибо, мне в город надо. У меня еще дела. Тебе спасибо за информацию.
   Я протянула Тосе деньги. Десять тысяч. Она взяла их с каким-то испугом.
   – За что так много-то?
   – За помощь.
   – Да чем же я помогла?
   Я развернула машину и поехала в город.
   Час спустя я звонила Ремезову, чтобы рассказать ему о порче мяса в цехе «колбасника». Но он удивил меня, ответив, что в курсе данных событий.
   – Игнат, откуда?
   – Мой сводный брат устроился недавно работать в цех. Когда-то он работал электриком… Поскольку фамилия у него другая, мамина, то его взяли… А так как все-таки это мой брат – делай выводы, Полина. Таким образом он внес свою скромную лепту в дело мести этому подлецу.

   На другой день вышла статья Ярцева о махинациях в колбасном цехе. Санэпиднадзор и комиссия по ГОСТам дали свое заключение о качестве колбасных изделий, которые, как оказалось, оставляли желать лучшего.
   Моя очередная поездка к дому Епифанцева и сидение с «прослушкой» за забором помогли мне получить сведения, что продажи колбасных изделий в городе упали. Игорь Дмитриевич терпел убытки. Экономия на качестве мяса вышла ему боком. Он говорил кому-то по телефону, что разоряется и, чтобы спасти предприятие, собирается взять кредит в размере трех миллионов рублей. Часть этих денег он планирует затратить на покупку хорошего качественного мяса.
   Да, Тося была права: господин «колбасник» пребывал не в самом хорошем расположении духа. Что ж, теперь и ему довелось попробовать на своей шкуре удары судьбы. Угроза разорения, как дамоклов меч, висела над ним. Увидев Епифанцева около ресторана «Ридо», куда он по привычке еще заглядывал, я была поражена, как он «сдал» за последние дни. Из самоуверенного, даже наглого, холеного мужчины он превратился в осунувшегося, похудевшего, плохо выбритого субъекта, нервного, раздражительного. Как видно, развод, болезнь дочери и пропажа сына не прошли для него даром. Да еще неприятности с цехом! Тося говорила, что Епифанцев постоянно орет на прислугу, ее совсем загонял, а в своем кабинете в цехе появляется все реже. Рабочим задерживают их мизерную зарплату, они недовольны. Некоторые начали увольняться. Кое-кто открыто поговаривает, что неплохо бы навредить хозяину. В цехе уже зафиксированы случаи порчи имущества…
   Об этом рассказал Игнату его брат, а Игнат – мне. В общем, как я поняла, дела у господина Епифанцева – просто дрянь!

   Вскоре мне также стало известно, что организация скинхедов практически распалась. Епифанцев после пропажи сына перестал ее спонсировать, у самого же Горлова не было столько денег, чтобы оплачивать аренду помещения и спортивной площадки. Многие пацаны просто перестали ходить туда. Кучка особо рьяных сторонников Горлова еще как-то пыталась удержаться на плаву. Но их жалкие потуги были просто смешными. Поговаривали, что распаду организации немало способствовал репортаж, показанный по телевидению с места митинга противников скинхедов. Я сама с удовольствием посмотрела его в «новостях», и даже дед посмеялся от души.
   – Идиотка какая-то! – объяснял Горлов своим ребятам. Я поймала его взгляд в кадре. Он был испуганным.
   Акция протеста превратилась в интересный спектакль. Полуодетая девица публично опозорила Горлова. Тот, запихивая ее в машину, как бы подтвердил свои фривольные отношения с ней.
   Все удивлялись, откуда взялась неславянской национальности дама, появившаяся в кадре так некстати. Особенно этот вопрос занимал жену Горлова, которая оказалась страшно ревнивой. Она все пыталась выяснить это у мужа. Итогом таких разборок стал развод четы Горловых. Думаю, дележ их двухкомнатной квартиры тоже принесет Владимиру Филипповичу много неприятных минут.
   Человек пять пацанов, оставшихся преданными своему идейному учителю и вдохновителю, еще пытались делать набеги на рынки и избивать торгующих там кавказцев. Но милиция быстро разобралась с этой жалкой кучкой клоунов. Почти все они попали за решетку, получив позорную статью «Хулиганство и разбой».

   Поскольку организация скинхедов распалась, то и движение их противников тоже оказалось как бы ненужным. Ребята во главе с лидером Володей потусовались на встречах еще какое-то время, а потом от нечего делать записались все в какую-то спортивную секцию.
* * *
   В скором времени Епифанцеву все-таки удалось взять кредит в банке. Но это его не спасло. Слухи о некачественной продукции колбасного цеха упорно ходили по городу. Я сама несколько раз, переодевшись в тетеньку-домохозяйку, стояла на остановках и говорила знакомым по телефону, чтобы они ни за что не покупали местную колбасу: в ней нашли какие-то вредные примеси, от которых люди травятся и попадают в больницу. Уже, мол, несколько человек лежат… Стоящие рядом со мной люди смотрели в мою сторону, навострив уши. Потом они садились в разные маршруты автобусов и начинали там звонить своим знакомым и родственникам. Их, в свою очередь, слышал весь автобус. Сарафанное радио работало лучше всякого другого. Таким образом и расходились по городу слухи.
   В скором времени ООО «Сервелат» было объявлено банкротом. Его выкупил управляющий этим цехом Автандил Санишвили. Похоже, этот человек сумел навести там порядок. Говорят, продукция стала очень качественной, рабочие начали получать достойную зарплату и устроиться на работу в этот цех стало практически невозможно.
   Что ж, я была этому очень рада. Мы с дедом тоже снова начали покупать колбасу и карбонад с этикеткой «ООО «Сервелат».
   Что касается господина Епифанцева, то он открыл магазин на окраине города на ту небольшую сумму, что была получена от продажи цеха и разделена с его бывшей женой. Также поговаривают, что он выставил на продажу свой дом-дворец. Но риелторы очень сомневаются, что он будет продан быстро: немного в нашем городе найдется людей, готовых выложить за загородный дом шестьдесят миллионов. Поэтому господин Епифанцев с бывшей женой до сих пор ждут этой продажи, чтобы поделить пополам деньги. Игорь Дмитриевич так и живет пока в том доме с дочерью Варварой. Выписавшись из больницы, она поступила в институт, правда, не на дневное отделение, как собиралась, а на заочное, так как ноги у нее пока еще плохо ходят.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация