А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Древнее хобби" (страница 16)

   – Жиропотовые следы этого урода здесь есть, так что не отвертится…
   – Мы ехали за вашим автобусом всю дорогу на омоновской «газели», – начал рассказывать Антон, – мы тебя из виду не теряли.
   – А массовика-затейника тоже взяли? – спросила я, все еще потирая шею.
   – Ты о ком?
   – Об отце Игоре, точнее, Перетятько… Как там его?
   – Петр Федорович. Не знаем еще, сейчас выясним.
   Мы втроем пошли осматривать дом. На втором этаже оказалось аж семь таких вот маленьких комнаток с большой кроватью. Так что молодым людям, воодушевленным проповедью отца Игоря о всеобъемлющей любви, было где уединиться. А вот цокольное помещение оказалось самым интересным: это была одновременно кухня, химическая лаборатория и кладовка для хранения каких-то трав. Они пучками свешивались с потолка, и было их довольно много. Вот из чего готовил свой волшебный «чай» отец Игорь. А еще мы увидели пакетики с каким-то зеленым порошком. Дверь в это помещение была железной. Похоже, доступ сюда был далеко не у всех. Антон постоянно щелкал фотоаппаратом.
   Когда мы вышли на улицу, я опять спросила у Кирилла, задержан ли отец Игорь.
   – Сейчас посмотрим. Вы его в лицо хорошо знаете?
   – Опознать смогу.
   Он подвел меня к автобусу, на котором мы приехали в деревню. Я зашла в него, посмотрела на всех сидящих. Александр с Алексеем, Варвара Епифанцева со своим бойфрендом, еще человек двадцать… Все в наручниках. Но отца Игоря среди них не было. Я так и сказала старшему лейтенанту.
   – Похоже, ушел, зараза!
   Антон тоже заскочил в автобус, сделал несколько снимков сектантов:
   – Ребята, улыбочку! Вас снимает пресса. Скажите «сы-ыр»!
   В это время к Кириллу подошел один из пятнистых, как я поняла, главный у них, и сказал:
   – Нашли потайной ход в цокольном этаже. Ведет в лес.
   – Черт! Ушел! Упустили! Капитан, возьми нескольих ребят, прочешите лес в том направлении. Он не должен уйти…
   Но капитан даже не успел отдать команду своим подчиненным. Антон вскрикнул и показал рукой в сторону леса. Все повернулись туда. Нашему взору предстала интересная картина: из леса прямо к нам шагал отец Игорь. Но шел он как-то странно, убрав руки за спину. Сзади него шли трое бомжей, подталкивая проповедника и грозя ему кулаками. Я глазам своим не поверила. Это были Вася с Люсей, мои старые знакомые. С ними шагал еще один мужик им под стать, грязный и оборванный. Этой странной процессии не дали приблизиться к нам, омоновцы тут же подскочили, положили всех лицом в землю и приставили к головам автоматы.
   – Мы свои! Свои! – заверещала Люся.
   Я объяснила Кириллу, кто это. Всем, кроме Перетятько, разрешили подняться. На него тут же надели наручники, обыскали, вынули из кармана пистолет и запихнули в автобус к остальным сектантам. Люся с Васей подскочили ко мне:
   – Мы вообще-то не знаем, нужен он вам или нет, но так… прихватили на всякий случай.
   – Вы, ребята, даже не представляете, какую птицу поймали!
   – Что, важную? – уточнила Люся.
   – Не то слово!
   – Вот подфартило! – обрадовался Вася.
   – Мы слышали, как тут у вас палили. Видели, как дом штурмом брали. А мы там рядом были, в кустах за забором отдыхали культурно, пивко пили. Вдруг видим – бежит! Вылез из какой-то норы, встал, коленки отряхнул – и драпать! Так Боксер прямо из-за куста этому спринтеру подножку и поставил. Тот ка-ак шмякнется! А мы – прыг на него! И давай ему руки заламывать! Моим поясом связали! – Люся обвела всех гордым взглядом.
   – А с этими что делать? – спросил один из пятнистых, указывая на бомжей. – Может, их тоже – в автобус?
   – Это же свои! – возмутилась я. И, повернувшись к Люсе, спросила, кивнув на их товарища:
   – А этот, третий, кто он?
   – А, это – из наших, Боксер.
   – Боксер? В каком смысле?
   – Он и вправду боксер, – пояснил Вася, – когда-то на ринге выступал. Но потом у него от постоянного долбания по голове с мозгами стало… того… Он из спорта ушел, стал пить. С горя!
   Вася сказал это таким тоном, что все поняли: причина более чем уважительная. Боксер стоял немного в сторонке, скромно опустив голову. Я подошла к нему:
   – Вас как зовут?
   – Боксер.
   – Нет, имя.
   Бомж смутился, как-то замялся, а потом промямлил:
   – Санек.
   – Спасибо вам, Саня. Вы помогли поймать преступника.
   Боксер смутился, покраснел, потом улыбнулся:
   – Я ему, похоже, тренировку по бегу скайфоломил…
   Все стоявшие рядом засмеялись. А я достала из кошелька три купюры по пятьсот рублей и торжественно вручила каждому из отважной троицы. Они все дружно поблагодарили меня, убрали свои деньги куда-то в карманы и, попрощавшись, незаметно растворились в окружающей среде. А я села в милицейскую машину вместе с Кириллом и Антоном, и мы поехали в город.

   В городе Антон вышел около своего дома и заспешил к себе: он торопился написать статью про секту «Вселенская любовь». А меня Кирилл с водителем отвезли в мой коттеджный поселок. Я вышла у своего дома и стала прощаться с товарищем старшим лейтенантом. Кирилл держал меня за руку, все не выпускал ее и смотрел на меня как-то очень нежно. Этот взгляд смущал меня.
   – Полина, а можно спросить вас?
   – Долго ли я выдержу так – стоять на крыльце и смотреть глаза в глаза?
   Кирилл смутился:
   – Нет, я не это хотел спросить…
   Он наконец отпустил мою руку.
   – Зачем вы бомжам дали денег?
   – Я всегда стараюсь оказывать им посильную помощь. Они помогают мне… А, по-вашему, они не заслужили?
   – Да, извините, глупый вопрос. Если честно, я не это хотел спросить.
   – Так спросите наконец то, что хотели.
   – Полина… Что вы делаете завтра?
   Примерно чего-то такого я и ожидала.
   – Завтра у меня – отсыпной день. Я сегодня перенесла небольшой стресс. Меня едва не прикончили, если вы заметили… Так что мне надо отдохнуть, выспаться, прийти в себя…
   – Да, конечно… Полина, а если я завтра приду к вам? Вечером.
   – Зачем? – не поняла я.
   – Чтобы нарушить ваше одиночество.
   – Кирилл, а вы уверены, что именно одиночество будет нарушено?
   – Вы боитесь за свой покой?
   Я промолчала. Откуда я знала, что именно будет нарушено в моей жизни визитом высокого, не очень симпатичного, но довольно обаятельного и простодушного старшего лейтенанта милиции?
   – Полина, у вас кто-то есть?
   – Есть.
   Взгляд у Кирилла стал мрачным.
   – Черт! Я же спрашивал у Ярцева, он сказал, что вы – свободны. Ну, я ему… за обман!
   – Кирилл, пожалуйста, только не сажайте Антона в тюрьму! Он не обманул вас. У меня нет молодого человека, если вы это имели в виду. У меня есть… дедушка.
   – Кто? Какой дедушка?
   – Мой дедушка, папа моего папы. Это именно он подглядывает сейчас за нами в окно, если вы заметили.
   Мы с Кириллом оба повернули головы и посмотрели на окно кухни, к которому Ариша припал носом. Увидев, что его «засекли», дед тут же растворился в глубине кухни. Мой собеседник улыбнулся.
   – А больше у вас никого нет?
   – А кто вам еще нужен?
   – Кроме вас – никто. Так я приду завтра вечером? На чашку чая…
   Он медленно сошел с крыльца и зашагал к ждавшей его милицейской машине…

   Глава 15

   Остаток дня я, как и планировала, посвятила отдыху. Вот никуда сегодня больше не пойду, буду валяться на диване и болтать с Аришей. И не встану с этого дивана, что бы ни случилось!
   Но клятву нарушить все-таки пришлось по причине внезапно возникшего голода. Я вспомнила, что уже вечер, а завтракала я только утром чашечкой кофе, и поплелась на кухню варить пельмени. Дед крутился около меня, делая вид, что ждет ужина, на самом деле ему не терпелось выяснить: что это за молодой человек провожал меня до дома?
   Он сопел, кряхтел, не решаясь спросить меня напрямую. Дед у меня был хорошим дипломатом.
   – Полетт, а чего это ты сидишь дома, чего не сходишь к кому-нибудь в гости? Или не пригласишь кого-нибудь к нам?
   – Кого, например? – Я взяла дуршлаг и начала вылавливать пельмени из кастрюли.
   – Ну… провожал же тебя молодой человек сегодня… Может, его пригласишь?
   – А ты зачем за мной подглядывал?
   – Я?! Полетт! Как ты могла такое обо мне подумать?!
   – Откуда тогда знаешь про молодого человека?
   – Да я случайно выглянул в окно… на секундочку…
   – Дед, ну, я же чувствовала твой сверлящий мою спину взгляд!
   – Полетт, понимаешь, мне показалось, будто… что-то стукнуло на крыльце. Я выглянул посмотреть, а там…
   – Ладно, дедуля, не оправдывайся. Приглашу я того молодого человека. Но не сегодня. Завтра. Ты как?
   Радости Ариши не было предела. Он выразил даже готовность по этому случаю заказать в ближайшем ресторане что-нибудь «эдакое». Но я эту идею отвергла сразу, вызвавшись приготовить что-нибудь сама. Дед обрадовался еще больше. Мы ели пельмени с грибным соусом и продолжали беседовать.
   – Где ты сегодня пропадала, Полетт? Тебя почти весь день не было дома.
   Я коротко рассказала деду, как с моей помощью была захвачена секта «Вселенская любовь», опустив, разумеется, подробности. Про сцену попытки моего убийства я вообще скромно умолчала. Не хватало еще расстраивать старика!
   – Полетт! Это же геройский поступок! А я живу, понимаешь, и ни сном ни духом… а моя внучка…
   – Дед, это не геройский поступок. Просто так сложились обстоятельства. Я выслеживала Варвару, дочь Епифанцева, а разоблачение секты – это так… попутно… Бесплатный довесок.
   Но дед с этим был не согласен. Он принялся восторгаться мной и уверять, что разоблачение секты – вовсе не приятный пустячок! Это – закономерный итог моей работы. Остаток вечера прошел в беседах и воспоминаниях.

   На другой день ближе к вечеру пришел Кирилл. Я открыла ему и просто обомлела: он стоял с большим букетом роз и коробкой конфет.
   – Товарищ старший лейтенант! Что это такое?
   – Это… материальное воплощение моего отношения к вам.
   Я улыбнулась, взяла у него цветы и пошла ставить их в вазу. Потом я проводила Кирилла в гостиную в стиле хай-тек, а сама побежала на кухню, где готовилась моя шарлотка к чаю. Когда я принесла в гостиную поднос с чашками чая и моим пирогом, туда вошел и дедуля. Он выглядел как предводитель дворянства – был одет в костюм-тройку с галстуком и туфли. И это несмотря на жару. Увидев его, Кирилл даже смутился. Он был одет хоть и элегантно, но намного скромнее моего предка.
   – Честь имею представиться: Казаков Аристарх Владиленович. Полинин дедушка.
   – Старший лейтенант милиции Звягинцев Кирилл.
   Мужчины пожали друг другу руки, а я поморщилась: ну зачем этот фарс? Не могли познакомиться по-простому?
   – Дед, давай опустим светские формальности, – сказала я, – а то очень кушать хочется.
   – По случаю вашего визита моя внучка испекла для вас какое-то кулинарное произведение, – сказал дед, указывая на поднос с шарлоткой.
   Ну, дедуля дает! «По случаю вашего визита…» Он что, на приеме во французском посольстве? Но Кирилла такое обращение, по-моему, ничуть не смущало. Он быстро нашел с дедом общий язык, и через пять минут они пили чай, весело беседуя на самые разнообразные темы.
   Когда весь чай был выпит, а шарлотка и часть конфет благополучно съедены, дед «поспешил откланяться», по его выражению.
   – Молодые люди! Эскюзе муа! (извините меня). Я вынужден покинуть вас: дела!.. Кирилл, приятно было с вами познакомиться…
   – Мне тоже, Аристарх Владиленович.
   – Надеюсь на продолжение нашего знакомства!
   – Я тоже, Аристарх Владиленович.
   Обмен любезностями продолжался минуты три, и я думала, что это уже никогда не кончится. Наконец дедуля все-таки «откланялся» и вышел из комнаты. Мы с Кириллом остались в гостиной одни.
   – Полина, какой у вас классный дедушка! И, несмотря на возраст, в прекрасной форме.

   – Ну да. Сейчас он в этой форме отправится в казино «Рояль» или «Крестовый король» и будет играть там до утра в покер.
   – Так он еще и картежник?
   – Причем заядлый.
   Мы поболтали с Кириллом на общие темы, но как-то нечаянно вернулись к секте «Вселенская любовь».
   – Полина, я восхищен вашим мужеством и смелостью… – начал Кирилл, но я перебила его.
   – На самом деле я очень боялась, так что никакого мужества…
   – Так это и есть мужество, когда вы боитесь, но продолжаете делать свое дело. Полина, а можно вопрос?
   Кирилл внимательно посмотрел на меня. Я насторожилась.
   – Как вы оказались в секте? Зачем вообще туда сунулись?
   Ну вот что ему надо?! Что не сидится и не разговаривается о всяких пустяках!
   – Понимаете… Это произошло как-то нечаянно…
   – А мне Антон говорил, что вы помогали ему собирать материал для статьи.
   – Помогала.
   – Зачем? Вы ведь не журналистка.
   Хороший вопрос: зачем! Кирилл продолжал смотреть мне в глаза. Я выдерживала паузу.
   – Полина, а вы не слышали об одной девушке в нашем городе? Она помогает всем, кому не могут помочь милиция и закон? Она защищает обиженных, как Робин Гуд. Ее, кажется, так и зовут: мисс Робин Гуд.
   – Нет, не слышала. А что? Ходят такие слухи?
   – Ходят.
   – Врут, наверное. Вряд ли это правда. Кирилл, а хотите, я вам теперь кофе налью? Вон еще немного ваших конфет осталось…
   – Да, жалко, что я с этой девушкой незнаком. Я бы пожал ее руку и…
   – И?..
   – Стал бы ей помогать. По мере возможности.
   – Таким помогать запрещает закон. Вы это не хуже меня знаете.
   Когда Кирилл уходил и мы прощались с ним на крыльце, он пожал мою руку и тихо сказал:
   – Полина, вы всегда можете рассчитывать на меня.
   Потом он резко повернулся и быстро пошел прочь. Мне показалось, что я смутила его. А может, мне так только показалось?
* * *
   Понедельник для меня ознаменовал начало новой рабочей недели. И хоть мне не надо было идти на завод и куда-то еще, но я встала рано и за чашкой кофе села планировать свои дела. Теперь, когда дочь Епифанцева загремела в каталажку, можно попробовать заработать и на этом деле. У Ярцева, кажется, есть снимки, где эта малолетняя сексуальная христианка запечатлена во всей красе. Наверняка с помощью этих снимков можно выбить из папочки очередную порцию денег. Вот с этого и начнем.
   Я набрала номер Ярцева.
   – Антон, это Полина. Когда ты сможешь уделить мне свое драгоценное время?
   – Тебе – ты же знаешь – всегда, в любой момент.
   – Ты в редакции?
   – В ближайшие два часа.
   – Тогда еду.
   Антон сидел в своем тесном кабинете и строчил на компьютере статью. Я села рядом на стул.
   – Готовишь компромат на Епифанцева?
   Он кивнул.
   – Тош, покажи снимки, какие удалось сделать. Мне нужны те, где запечатлена дочурка нашего «колбасника».
   Ярцев вынул из ящика стола конверт, из него – пачку фотографий. Я начала просматривать их.
   – Что-нибудь слышно новенького про «вселенских любовников»? – спросила я.
   – Да, сейчас в том доме в Каюкино работают специалисты. Там оказалась химическая лаборатория, ты видела. Похоже, из той же одурманивающей травки, из которой готовился «чай», делали и таблетки с таким же действием. Травку ту волшебную заготавливали проживающие в деревне. Она, как оказалось, только у них и растет, в нашем районе, больше – нигде. Отцу Игорю было выгодно, чтобы как можно больше людей дарили ему свои квартиры и перебирались в деревню. Квартиры те он сдавал, получая с этого прибыль, а в деревне у него появлялось все больше бесплатной рабсилы.
   – И много квартир ему подарили?
   – Пока точно неизвестно, но уж не две, и не три. И даже не пять. А еще люди делали пожертвования… Так что деньги к нему лились если не рекой, то хорошим ручейком. Времяпровождение там было более чем приятным, молодежь денежки несла за «чаек» и за возможность уединиться в отдельную комнатку. Так что теперь идет следствие, и отец Игорь, считай, попал круто… На нем столько статей!
   – Только ли он?
   – У него, конечно, были помощники. И не один.
   – Я догадываюсь, кто. И помогали они ему не только дурочек обольщать…
   – Да, в грязных делишках они тоже замешаны.
   – Вот, – сказала я, отложив несколько снимков, – здесь дочь Епифанцева видна очень хорошо, четко. И прекрасно видно, чем она занимается. Здесь целуется с одним, здесь – уже с другим, здесь – обнимается с третьим… А вот – пейзаж в Каюкино. Варвара Епифанцева полуодетая в компании двух молодых людей… тоже не совсем одетых. Как думаешь, можно из папаши вытрясти деньжат под это дело?
   – А что, девчонке в институт поступать… Вряд ли ему сейчас нужна такая слава о ней. Попробуй. Кстати, она тоже оказалась под следствием. А ты как думала – активистка! Говорят, отчаянно сопротивлялась омоновцам.
   – Тогда, Антош, мне нужен диск с этими кадрами.
   Ярцев пожал плечом.
   – Сделаем!..
   Я встала и направилась к выходу.
   – Кстати, – сказал Антон совсем не кстати, – ты слышала, Кириллу нашему капитана дают?
   – Какого капитана? Зачем ему капитан? – сделала я очень круглые глаза.
   Ярцев посмотрел на меня с сочувствием.
   – Совсем заработалась? Звание очередное. Он сейчас старлей. А скоро будет капитаном. За это мероприятие, – Антон кивнул на снимки.
   – Да? – сказала я как можно более равнодушным тоном. – Ну и ладно.

   Я вышла из издательства и, сев в машину, набрала телефон Епифанцева. Мне совсем не нравилось вымогать у людей деньги, но, как говорится, куда деваться!
   – Игорь Дмитриевич?
   Я говорила, как и прошлые разы, низким грудным голосом.
   – Кто это? А впрочем… Я тебя узнал. Опять ты, вымогатель хренов? Что, опять будешь шантажировать меня записями измены моей жены? Не трудись! Я с ней развожусь. И мне наплевать, с кем она и как она… Можешь размещать хоть в Интернете, хоть за Интернетом! Это теперь ее личное дело. Понял ты, шантажист недоделанный?
   – Игорь Дмитриевич, вы напрасно так волнуетесь, – сказала я как можно более спокойно. – Во-первых, я вас не обманул. Я получил ваши деньги – и видеоролик в Интернет не попал. Ведь так? Но теперь у меня для вас другой сюрприз – ваша дочь Варвара.
   Я замолчала. И Епифанцев тоже молчал. Но как-то напрягся.
   – Что у тебя на нее? – спросил он наконец мрачно.
   Я глубоко вздохнула и приготовилась объяснять…

   Ближе к вечеру Ярцев позвонил мне на сотовый.
   – Полин, представляешь, Варвару Епифанцеву выпускают!
   – Откуда? – не поняла я.
   – Из СИЗО. Мне только что Кирилл сообщил. Папаша подсуетился. Дал кому-то взятку… Кирилл расстроен. Говорит, мы их берем с таким трудом, иногда жизнью рискуем, а кто-то, сидя в кабинетах, за деньги их выпускает…
   – Да, неприятно, – согласилась я. – А когда ее выпускают, не знаешь?
   – Сегодня.
   – Из СИЗО?
   – Из СИЗО.
   – Спасибо, Антон!
   – За что?
   – За идею!
   Я достала сотовый. Поспешу обрадовать папашу.
   – Игорь Дмитриевич? Это я – ваш доброжелатель…
   – Я бы с удовольствием тебя грохнул, доброжелатель!
   – Не надо со мной ссориться. Я ведь могу помочь вам. За определенную плату, разумеется. Мне известно, что сегодня из СИЗО выпускают вашу дочь. И знаю также, что во время выхода из этого мрачного здания ее будут снимать папарацци. Вы понимает, для чего? Ох уж эти журналюги! Чего только они не раскопают! Им, представьте, стало известно, кто выпустил вашу дочь и за какие бабки…
   – Черт!
   – Да, и они хотят сделать об этом ролик и запустить… Куда бы вы думали?
   – Я их передушу своими руками!
   – Да, все в тот же Интернет. Но за определенную плату я…
   – Сколько ты хочешь?
   – Это деловой разговор! Столько же, сколько и в прошлый раз. И в Интернете будет чисто. Обещаю. Я ведь однажды уже сдержал слово.
   – Но пленку так и не отдал!
   – Честное благородное слово! Я ее уничтожил. Весь материал на вашу дочь тоже будет уничтожен, если завтра рано утром… да, да, в шесть утра вы… или кто-то другой – мне все равно – бросите пакет с деньгами в мусорный ящик на улице Маяковского, возле пивного ларька. Он там один, не ошибетесь.
   – Ты что, будешь рыться в этом дерьме?
   – Нет, не я. И вообще это – не ваше дело!

   Вставать в шесть утра я не собиралась. Тем более тащиться на другой конец города и шарить там по мусорным бакам. Для этого у меня были надежные помощники. Люсю с Васей я нашла на их месте, в парке, в самом дальнем его углу. Они курили, сидя прямо на траве, у их ног лежали две грязные клетчатые сумки, набитые бутылками.
   – Привет, ребята!
   – Здрасте! А мы уж соскучились, давно не виделись…
   – А у меня для вас – работа. Только дело очень деликатное…
   – А мы только за такие и беремся, – заверил меня Вася.
   – Ну, тогда слушайте…

   Когда на другое утро, часов в девять, я приехала в парк, Вася с Люсей сидели там на одной из скамеек и пили кефир из большого литрового пакета.
   – Решили вести здоровый образ жизни? – поинтересовалась я.
   – Представляешь, люди выбросили кефир нераспечатанный прямо в бак! Мы с Люсей его подобрали…
   – Правильно сделали. Не пропадать же добру!
   – Во! И я про то…
   – Пакет забрали?
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [16] 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация