А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Древнее хобби" (страница 15)

   Ничего себе закручено! Чтобы не раздражаться, я старалась не думать о содержании проповеди. Камера все пишет, потом будем разбираться, кто кого должен уважать и за что.
   После проповеди отец Игорь предложил задавать ему вопросы, но никто их задавать не стал. Все кричали, что все правильно, надо любить всех людей такими, какие они есть! И уважать тоже. Да здравствует любовь и все такое… Я посмотрела на лица слушателей. На них опять, как и вчера, было выражение вечного блаженства и кайфа. Все были радостными, довольными, счастливыми. Только у меня мозги, похоже, не были одурманены. Я чувствовала очень легкое опьянение, как будто выпила немного шампанского. Но в таком состоянии я еще могла собой владеть, хотя для этого мне приходилось прилагать усилия. Значит, та небольшая доза (буквально три глотка) не оказывала такого сильного одурманивающего действия. Но что же тогда чувствовали те, кто выпил по целой чашке?
   Однако, чтобы не выделяться из толпы ликующих идиотов, я делала вид, что тоже всему радуюсь, что счастлива, что мне очень хорошо. Когда Алексей наклонился ко мне и, щекоча мне ухо своими губами, спросил, согласна ли я с отцом Игорем, я таким томным голосом, на какой только была способна, ответила:
   – Да-а… согласна…
   И посмотрела на моего соседа туманным взглядом.
   После проповеди все опять разбрелись по углам парами и небольшими группами. Опять все обнимались, целовались и кайфовали. В зале играла та же музыка, что и вчера. Даже я почувствовала некоторое приятное головокружение.
   Я встала около одной из боковых дверей, незаметно подергала ручку, но дверь оказалась запертой. Когда оттуда вышла парочка, я постаралась нырнуть в ту загадочную комнатку, но другая пара меня оттеснила, сказав со смехом:
   – Эй, новенькая! Ты сначала найди себе кавалера, а потом уж занимай номер! Одной там тебе делать нечего!
   Я успела только разглядеть диван, маленький журнальный столик и кресло в углу небольшой комнатки.
   Тут ко мне подошел Алексей и потащил меня в свой кабинет. Сейчас начнется, подумала я и приготовилась сопротивляться. Но, как оказалось, напрасно. Красавец начал читать мне проповеди на тему любви, совсем как отец Игорь. Что надо всех любить и все такое…
   «И долго это будет продолжаться? – подумала я. – Один полоскал мозги своей ахинеей, теперь и этот подключился». Но едва я так подумала, как Алексей подошел ко мне, стал обнимать и полез целоваться. Правда, он делал это совсем не напористо, наоборот, нежно и ненавязчиво. Но интим в его кабинете в мои планы не входил. Я стала осторожно отстранять Алексея от себя. Он удивился:
   – Ты что, Катенька, против?
   – Понимаешь… у меня есть парень…
   – Так в чем дело? Приводи его к нам.
   – Мы любим друг друга…
   – Ха-ха! Мы все здесь любим друг друга!
   Алексей снова полез с объятиями.
   – Ты не понимаешь, у нас все серьезно…
   – Катенька, у нас тоже все очень серьезно! Я же говорю, приводи его!
   Ничего себе закручено! Я все-таки кое-как вырвалась из объятий красавца, объяснив, что пока не готова к такой всеобъемлющей любви, и вышла в тот зал, где была проповедь. Там я нашла глазами Варвару. Она, как и вчера, стояла в углу и целовалась с парнем. Но теперь это был уже не Сергей, а другой молодой человек. А вот и Сергей. Он был недалеко от своей вчерашней подружки, но теперь обнимал другую девушку. Когда открылась боковая дверь, пара быстренько нырнула туда.
   Публичный дом, да и только! Хорошо, что я стояла к ним лицом, и все это записалось на пленку. Я походила по залу еще немного, камера писала, а мое дело было направлять ее куда надо.
   Но вот ко мне стал приставать какой-то сопляк, совсем еще юный. Казалось, ему не было еще и восемнадцати. Он что-то плел про любовь и лез обниматься. Ну, все! С меня хватит!
   Я вышла в фойе.
   – Катя!
   Меня окликнул Александр, охранник. Что, и этому захотелось любви? Мало своих девочек? Но оказалось, что он хотел предупредить меня, что завтра, в субботу, все выезжают в деревню Каюкино. Меня тоже приглашают. За поездку надо заплатить пятьсот рублей. Если я хочу…
   Ну, конечно, я хочу! Просто горю желанием! Я отдала Александру деньги, а он сказал, что завтра ровно в полдень все собираются здесь у офиса, у крыльца будет стоять автобус. Я поблагодарила и уже хотела уйти, как Александр с обольщающей улыбкой спросил, нравится ли мне здесь? И этот туда же! Я чуть не огрела его сумкой по голове, но вовремя взяла себя в руки, ответила, что очень нравится, так нравится, что и словами выразить не могу. И ушла.
   Моя машина стояла в нескольких метрах от офиса. Там меня ждал Антон. Когда я села на свое сиденье, и Ярцев начал задавать вопросы, как все прошло, меня вдруг прорвало.
   – Антон! Не спрашивай меня сейчас ни о чем, прошу тебя! Я хочу домой, хочу искупаться… Мне надо отмыться от всей этой грязи!..
   – Все понял. Успокойся. Я все видел на экране. Меня самого чуть не стошнило. Поезжай домой, завтра созвонимся…
   – Нет, не завтра. Надо сегодня все решить, завтра я еду в Каюкино. Я подозреваю, что там будет большая групповуха или что-то в этом роде.
   – Полин, туда тебе соваться опасно.
   – Да? А может, ты поедешь вместо меня?
   – Поеду. Но не туда. К своим ребятам в РОВД. С ними и будем решать, что делать…Только пузырек с чаем отдай, его в лабораторию надо…

   Глава 14

   А не навестить ли мне моих старых знакомых – Люсю с ее неизменным дружком Васей? Что-то я о них совсем забыла в последнее время, а ведь они мне так хорошо помогали! Чего только стоил Люсин бросок диска в машину Епифанцева! А как она потом лихо удирала от него между машин!
   Я заехала в городской парк и не ошиблась. Походив по аллеям, заглянув в самые дальние уголки, в одном я нашла моих знакомых за мусорными баками. Они увлеченно считали бутылки, сегодняшнюю свою добычу, и меня заметили не сразу.
   – Привет, ребята!
   – О! Здрасте! Никак нужда в нас?
   – Нужда. Куда же я без вас?
   – А мы – всегда!.. Мы – как пионеры…
   Я присела на ближайшую скамейку.
   – Ребята, вы что-нибудь про деревню Каюкино знаете?
   – Знамо дело, знаем! Тут от города недалеко…
   Интересно, было на свете что-нибудь, про что Вася с Люсей не знали?
   – А вам туда добраться слабо?
   – На попутках-то, в кузове – легко!
   Я достала из сумочки кошелек. Глаза у бомжей загорелись.
   – Тогда, ребята, слушайте меня внимательно! Дело серьезное и для вас пахнет большими деньгами…
* * *
   Утром меня разбудил звонок телефона. Это был Ярцев.
   – Полин, ты, прежде чем ехать в эту свою «Любовь», можешь выйти из дома пораньше? Часа на два?
   – Зачем?
   – Объяснять долго. Заедешь тут в одно место, тебе все расскажут…
   – А нельзя ли без «дворцовых тайн»?
   – Нельзя. Подъезжай к половине одиннадцатого к нашему РОВД, я буду ждать тебя на крыльце.
   Ярцев отключился, а я пошла в ванную умываться…

   Он действительно ждал меня на крыльце. Когда я вышла из машины, взял за локоть и повел мимо дежурного в кабинет номер семь. Там сидел старший лейтенант, парень моего возраста. Мы с ним поздоровались, он представился Кириллом.
   – Полина, вы только не волнуйтесь, – сказал он.
   – А я, представьте, и не волнуюсь!
   – Напрасно! Волноваться как раз надо.
   – Да? Так все-таки надо или не надо?
   На помощь Кириллу пришел Ярцев.
   – Полин, Кирилл хочет сказать, что тебе сегодня надо быть особенно осторожной. Вчера нашли еще одну девушку, похоже, из той же секты… Ее пытались убить, но по счастливой случайности она осталась жива. Сейчас она в реанимации. Так что сама понимаешь, эти извращенцы ни перед чем не остановятся…
   – Кстати, и чаек ваш вчера в лаборатории посмотрели. А сегодня утром мы заключение получили. И не чай это вовсе, а скорее одурманивающий напиток. В него входит одна интересная травка, по сути – наркотик, – сообщил Кирилл.
   – Оттого-то все там и ходят с выражением вечного блаженства на лице, – поддакнула я.
   – Еще наш нарколог сказал, что в старые времена этот отвар называли любовным напитком. Его давали тем, кого хотели приворожить, влюбить в себя. И, говорят, действовало!
   – Ваш врач, наверное, оставил мой чаек для своих нужд?
   – Не переживайте, он почти все извел на анализ… А теперь – шутки в сторону, будем думать, как нам действовать. Полина, вот это – камера с микрофоном. Приколите ее опять, как брошь. Мы будем не только видеть, где вы находитесь, но и слышать вас. Записывающего устройства у вас не будет, вдруг вас захотят обыскать? Записывать мы будем сами. Ваша задача – быть в центре всех событий, разговаривать с людьми…
   – Кирилл, вы хотите арестовать организаторов секты?
   – Вообще-то материала на них пока маловато… Доказательной базы нет.
   – Кирилл, это не ее проблемы, ведь так? – вмешался Ярцев. – Полин, ты поезжай, а мы тут будем думать, как разбираться с этим отцом Игорем и его подельниками.
   – Хорошо, пока!
   Я приколола вчерашнюю «брошь» на то же место и вышла из здания РОВД.

   К офису я подъехала без пяти минут двенадцать. Вышла из своего «Мини Купера», увидела Алексея, стоящего на ступеньках автобуса. Он сразу подошел ко мне.
   – Здравствуй, Катя! Садись в автобус, сейчас отъезжаем.
   – Я вообще-то хотела ехать на своей машине…
   – Нет, на своем транспорте нельзя, поедешь в автобусе со всеми. Сидеть будем рядом, – он улыбнулся.
   – Почему? Какая разница?
   – Таковы правила. Давай закрывай машину…
   Вот тебе раз! Это мне совсем не нравилось. Я чувствую себя в безопасности только в своем «Мини Купере». Но Алексей был неумолим. Пришлось поставить машину на сигнализацию и сесть в автобус. Это был «Богдан». В салоне было два свободных места, я присела на одно из них. Алексей опустился рядом со мной.
   Всю дорогу он развлекал меня байками. Рассказывал веселые истории, вставлял между делом комплименты, пытался ухаживать…
   Когда приехали в деревню, автобус остановился около одного большого дома. Пожалуй, он был самым большим в деревне: двухэтажный, кирпичный, просторный. Двор окружен высоким забором. Мы все высыпали из автобуса и зашли во двор дома. В центре двор был вымощен плиткой, по периметру росли кусты и молодые деревца. Нас встретили юноши и девушки, они держали подносы с чашками и конфетами. Все разобрали чашки, начали пить чай, возбужденно галдеть. Расположились во дворе прямо на траве. Я увидела Варвару. Она была с молодым человеком, которого я до того не видела. Новый день – новая любовь?
   Через некоторое время всех пригласили в дом.
   На первом этаже сразу за прихожей был большой зал, в котором стояли кафедра и ряды скамеек, как в офисном зале, но этот был немного больше. Да и народу сегодня собралось побольше, человек сорок. Все стали рассаживаться по местам, усевшиеся, как и в офисе, обнимались и целовались.
   Я хотела затеряться среди новеньких. Должно быть, это были те, кто жил в деревне постоянно. Но, как оказалось, Алексей не собирался терять надо мной контроль. Откуда ни возьмись, он вдруг появился, сел рядом со мной и заглянул в мою чашку:
   – Ты все еще не выпила? Ждешь, когда совсем остынет? Давай пей быстрее! На, я тебе еще конфеты принес, ты ведь сладкое любишь…
   Пришлось взять из его рук шоколадные батончики и поднести чашку ко рту, делая вид, что пью. Но что делать дальше?
   Отец Игорь взошел на кафедру, все радостно зашумели, захлопали… В зале снова зазвучала прекрасная музыка, которая отчасти напоминала мелодии в стиле «чилл-аут», а отчасти – индийские напевы. В этот раз он призывал всех быть счастливыми, убеждал, что Бог создал человека для радости, счастья, любви. Я сразу постаралась абстрагироваться от всей этой галиматьи. Покосившись на Алексея и других соседей и убедившись, что на меня никто не смотрит, я опустила чашку как можно ниже к полу и тихонько наклонила. Звук вытекающей воды был едва слышен. Я вылила почти весь чай, остатки поднесла к губам и снова принялась делать вид, что пью, при этом восторженно пялясь на отца Игоря.
   – …Вот и скажите себе: я счастлив уже сегодня и сейчас, и я буду поддерживать это состояние любыми способами! Только бы мне было хорошо! Только бы мне быть радостным, ибо Бог создал меня для этого! Не ждите, что счастье придет к вам со стороны, найдите его и возьмите себе! Оно – ваше!..
   Алексей повернул голову ко мне и заглянул в чашку.
   – Все выпила? Молодец! Тебе хорошо, Катенька?
   А он меня контролирует. Постоянно и во всем. Сел рядом, следит, чтобы чай был выпит…
   Я ничего не успела ответить. Алексей наклонился ко мне, поцеловал в висок и в это время увидел лужицу на полу.
   – А это что? Катя, ты…
   Догадка озарила его. Он взял меня за подбородок и повернул мое лицо к себе, внимательно посмотрел мне в глаза. Он больше не улыбался, не пытался обольстить меня. Он все понял.
   – Пойдем!
   Он сильно сжал мою руку, так, что я чуть не вскрикнула от боли, и потащил меня к выходу. Никто не обращал на нас внимания, так все были поглощены проповедью отца Игоря. Алексей вытащил меня снова в прихожую, здесь в углу ее была лестница, ведущая на второй этаж. В холле нас догнал Александр, охранник.
   – Леха, ты куда ее?
   – Идем с нами, поможешь разобраться!
   Вдвоем они быстро втащили меня по лестнице на второй этаж. Втолкнули в одну из дверей. Мы оказались в маленькой комнатке с большой кроватью. Парни буквально швырнули меня на нее. Я упала, но тут же села на этой кровати и отодвинулась в угол. Все, Полина, это провал, сказала я себе. Как в кино про Штирлица. И наши ничего не будут знать…
   – Что у вас случилось? – спросил наконец Александр. Он загораживал собой дверь, так что убежать отсюда мне не представлялось возможным. Я покосилась на окно: на нем была решетка.
   – Похоже, это «засланный казачок». Она чай вылила на пол, а потом изображала, что пьет.
   – Вот стерва!
   Александр зло посмотрел на меня. Да, вляпалась я! А может, все-таки есть еще возможность как-то оправдаться? Надо попробовать все варианты.
   – Мальчики, – сказала я жалобным голосом, – у меня аллергия на этот чай, ну, не могу я его пить! У меня после вчерашнего чая все тело ночью чесалось…
   «Мальчики» переглянулись.
   – У тебя кассета с собой? – спросил Алексей.
   Александр кивнул и вышел, плотно закрыв за собой дверь. Алексей встал около нее. Теперь он загораживал выход своей внушительной фигурой. Может, договориться с ним, пока мы один на один?
   – А если ты врешь? – спросил Алексей.
   – Чего – врешь? Как это – врешь? – лепетала я, всеми силами изображая дурочку.
   – Ты шлангом-то не прикидывайся! Врать грешно! Ничего, сейчас все станет ясным как божий день!
   Он замолчал и только смотрел на меня. Я сидела на кровати, съежившись, и старалась не думать о том, что со мной будет дальше. Но нутром чувствовала: положение мое просто жуткое. По-хорошему, мне отсюда надо срочно бежать. Но это представлялось довольно проблематичным.
   Через некоторое время вернулся Александр.
   – Все, Леха! Трындец! Это действительно «засланный казачок». На вчерашней пленке четко видно, как она вылила чай в какой-то пузырек, когда ты, придурок, из комнаты за конфетами выходил!
   – А что ж ты еще вчера все записи не просмотрел?!
   – Не до того было!
   – Тихо! Все, хватит ругаться. Надо решать, что с этой тварью делать.
   Александр подошел ко мне вплотную.
   – Ну, сука, говори, на кого работаешь!
   Я поняла, что косить под дурочку у меня не выйдет, не тот случай. Меня рассекретили, я проиграла.
   – На ментов! – с вызовом ответила я.
   – Врешь! – От звонкой оплеухи моя голова мотнулась в сторону. Из глаз, как мне показалось, посыпались разноцветные искры.
   Охранник взял мою сумочку, вытряхнул ее содержимое на постель. Он расшвыривал все предметы руками, перебирал их, открыл косметичку…
   – Леха, у нее ничего нет…
   – Может, на теле?
   Меня скрутили, грубые руки прошлись по всему телу, залезли в бюстгальтер…
   – Ничего…
   Парни выглядели растерянными.
   – А это что за хрень?
   Алексей взял мою «брошку», рванул. Она осталась у него в руке. Он рассматривал ее недолго.
   – Леха! Это же камера! Она нас пишет!..
   – А где же тогда пишущее устройство?
   Они снова перебрали содержимое сумки, но ничего подозрительного не нашли.
   – А камера, мальчики, в другом месте. Вас пишу не я, а другие. И пишут, и слышат вас…
   – Ну, ты – тварь! Санек, давай кончать ее. Как-никак – свидетель…
   – Надо сначала Петру сказать.
   Алексей выбежал, а мы с охранником остались одни.
   – Ну, что, поиграем? – Александр сел около меня на постели, начал расстегивать пуговицу на моей блузке. Я попыталась убрать его руку, но этот бугай был здоров и силен. Должно быть, в «качалку» ходит.
   – Не трогай меня! – закричала я как можно более грозно. Но охранник только рассмеялся. Он расстегнул все пуговицы, распахнул мою блузку.
   – Ой, какой у нас бюстгальтер красивый!
   Его лапища потянулась к моей груди. Я ударила его по руке, он толкнул меня назад, я упала на кровать на спину.
   – Ну, что, Катюша, или как там тебя? Говоришь, из ментовки? Посмотрим, какие у ментов девочки…
   В этот момент дверь открылась, на пороге появился отец Игорь с Алексеем. Первый мельком взглянул на меня и повернулся к Алексею.
   – Что, проморгали шпиона, идиоты?! Кончайте ее! И не вздумайте с ней развлекаться! Других дур полно. Не тяните!..
   Он быстро вышел из комнаты, а Александр достал из кармана какой-то шнур.
   – Душить тебя будем, Катенька! Вот так! – и заржал. Потом повернулся к Алексею. – Держи ей ноги!
   – Я?!.. Я… не могу!.. Ты сам…
   – Почему всегда – я? Слушай ты, чернорабочий умственного труда, зачем ты тогда нужен? Идиоток охмурять? Бери ноги в руки без разговоров!
   Да, быстро с этих красавцев слетел их лоск! И аристократические манеры тоже. Сейчас, кажется, они были в своем естественном обличье. Алексей быстро схватил меня за ноги, Александр стал накидывать удавку мне на шею. У меня похолодело внутри. Все, конец! Прощай, дедуля! Один ты остаешься на белом свете, совсем один! Как ты переживешь мою смерть?..
   Внезапно за окном раздались хлопки, крики, потом грохот. Повалили клубы белого дыма. Кто-то тоненько заголосил, чей-то грубый зычный голос скомандовал:
   – Лежать! Оружие на пол! Мордой вниз!
   Охранник перестал душить меня. Он быстро швырнул удавку под кровать. Они с Алексеем растерянно смотрели друг на друга.
   – Давай баррикадироваться! Пока сюда добегут…
   Но они опоздали. По лестнице уже слышались тяжелые шаги военных сапог. Дверь со страшным треском вылетела из проема, и в нем показались два омоновца в масках с прорезями для глаз.
   – Все на пол! Руки за голову!
   Два красавца рухнули на пол лицом вниз и схватили себя за затылки.
   – Оружие есть?
   – Нет, нет!..
   – Ноги шире! Шире, тебе говорят!
   Алексей взвизгнул. Кажется, один омоновец пнул его сапогом по ноге. Потом он склонился над красавцами, наставив на них автомат. Я попробовала подняться с кровати, но второй омоновец в маске и пятнистой форме наставил свой автомат на меня:
   – Лежать!
   Я брякнулась обратно на постель. Неприятно было находиться перед мужчиной в таком положении, в одном бюстгальтере и расстегнутых джинсах, да еще под дулом автомата. Но в этот момент в дверях появились Кирилл с Антоном Ярцевым. Последний держал у лица фотоаппарат. Он тут же щелкнул им несколько раз, наведя объектив на меня, потом на красавцев…
   – Все в порядке, – бросил старший лейтенант пятнистому, – это – свои…
   Они с Антоном подбежали ко мне.
   – Ты как? Жива?
   – Сомневаюсь, но и утверждать обратное не берусь…
   Я встала, застегнулась на все пуговицы, потерла шею. Александра с Алексеем подняли, надели на них наручники и собрались выводить из комнаты.
   – Подождите, – я подошла к охраннику и залепила ему такую пощечину, что у него голова мотнулась в сторону. – Тебе разве мама не говорила в детстве, что девочек бить нехорошо?
   – Все, пакуем их, – скомандовал один из пятнистых.
   Красавцев увели. Я подула на отбитую кисть и потрясла ею.
   – Могли бы предупредить, что у вас тут намечается хорошая заварушка.
   – Не могли, это секретные сведения. И потом, кто знает, как бы вы повели себя, – Кирилл посмотрел на меня сочувствующе.
   Я выглянула в окно, но там ничего не было видно. Белый туман заволок весь двор, даже сквозь щели в окне просачивался неприятный запах.
   – Дымовуха, – объяснил Кирилл, – скоро рассеется… Полина, вы держались геройски, мы все видели… Вы в норме?
   – Да, только шея болит!
   – Извините, раньше не получилось… Вообще-то у нас все было под контролем…
   – Ничего себе под контролем! – Я нагнулась и достала из-под кровати удавку, держа ее за кончик двумя пальцами. Кирилл взял ее у меня, положил в целлофановый пакет.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация