А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Власть и масть" (страница 34)

   – Если бы во время боя, то уж не так было бы обидно, а то от ножа, в тылу…
   – То-то и оно, – тяжело вздохнул Саторпин. – Мы с Герой были большие друзья, он мне рассказывал, что у него остался малолетний сын, жена, просил проведать, если что… Как время у меня выдалось, так я сразу и поехал к вам.
   – Мне много отец рассказывал, как вы нам помогали, Савва Платонович.
   – Чего уж там, – отмахнулся Саторпин. – Гера был мой боевой товарищ, я просто не мог поступить по-другому. А у отца как здоровье?
   – Ничего, но поворчать любит.
   – Это возрастное.
   – Пойду я, Савва Петрович, время поджимает.
   – Иди, если надо.
   Михайлов поднялся и направился к двери.
   – Знаешь, я давно тебе хотел сказать, – никак не мог подобрать подходящие слова Саторпин. – Знаешь там, в городе… твоего деда. – Всеволод в ожидании застыл у порога. – Ладно, забудь! – отмахнулся генерал. – Что-то нашло на меня. Сентиментальный я стал в последнее время.
   – Ну, тогда я пошел, до встречи, Савва Платонович.
   Дверь мягко прикрылась. Савва Платонович подошел к окну в тот самый момент, когда Всеволод уже садился в машину. Просигналив дважды на прощание, он выехал за ворота.
   – Хотелось бы верить, – устало проговорил генерал, отступая в глубину комнаты.
   Выдвинув ящик стола, Савва Платонович вытащил из него именной «Вальтер» с хромированной рукоятью, врученный ему начальником войсковой разведки Алексеевым. На металлической пластинке, ввернутой в рукоять, была коротенькая надпись: «Капитану Саторпину за выполнение правительственного задания от начальника войсковой разведки армии полковника Алексеева». Ниже было проставлено число: «11.05.45». Именной пистолет был ему вручен через два дня после окончания войны. Эта была его последняя фронтовая награда, а потому особенно дорогая. Вот только коротенькая надпись совершенно не говорила о том, какое именно ему было поручено задание. И теперь знает об этом только он один. Рукоять была удобная, как если бы была создана специально под его ладонь. Сильная игрушка сильного мужчины. Закрыв глаза, Саторпин приложил ствол к виску и нажал на курок…

   Глава 44
   БОМБА В КОРОБКЕ

   Когда в библиотеку вошел заместитель начальника охраны Всеволод Михайлов, Президент невольно удивился его визиту. Должно было произойти нечто особенное, чтобы потревожить его в этот час. Время с двух до четырех дня принадлежала ему всецело. Об этом рабочем распорядке в администрации были наслышаны все. Серьезные деловые встречи Президент старался планировать таким образом, чтобы они приходились на послеобеденное время. Нужно было еще раз просмотреть предоставленный материал, сделать надлежащие пометки в речи, но что немаловажно, требовалось подготовиться психологически – лидер государства просто обязан излучать уверенность.
   – Разрешите, господин Президент, – спросил Михайлов.
   Стараясь не показать своего удивления, Президент отложил в сторонку бумаги и бодро поинтересовался:
   – Что-нибудь случилось?
   Всеволод Михайлов был один из тех людей, которые запоминались, что, в первую очередь, определялось его самсоновскими габаритами (такому парню путь лежал куда-нибудь в десятиборье, где он наверняка сумел бы блеснуть многими талантами). И вот сейчас, остановившись в проеме, он перекрыл спиной не только дверь, но и шкаф, стоявший подле.
   Одно из правил, которое взял для себя Президент, так это не привязываться к первому кругу охраны, стараться держаться с ними корректно, но оставаться на должной дистанции. Формула простая, но действенная. Парни должны исполнять свою работу, за которую им неплохо платят, и не рассчитывать на нечто большее.
   Для него они были едва ли не все на одно лицо, как транзитные пассажиры в поезде дальнего следования. Многие из них, не удержавшись подле первого лица государства (видно, не обладали набором нужных качеств), скоро уходили, на их место приходили другие, столь же малозаметные. Но вот Михайлов не только запомнился, но и сделал неплохую карьеру, став заместителем начальника охраны. Президент не вникал в сложное устройство собственной безопасности, но, видно, в этом парне закрепились такие качества, которые были нужны для работы.
   Всегда спокойный, на этот раз Михайлов выглядел взволнованным. Впрочем, на его внешности это почти не отразилось, вот разве что кончики ушей приобрели алый цвет. В мускулистых тренированных руках он держал длинную коробку.
   – Ничего не случилось, господин Президент, я к вам по личному вопросу.
   Еще одна неожиданность (что-то день не заладился, видно, предстоящая встреча с вице-президентом Америки не сулит ничего ободряющего). Как бы там ни было, но охрана должна служить исключительно первому лицу государства, их личная жизнь не учитывалась, как в математике сравнительно малые величины. В первую очередь интересы государства, а личные вопросы всегда оставались за пределами значимости. Таков порядок, и об этом Михайлов не мог не знать.
   Президент удовлетворенно кивнул и, показав на свободный стул, предложил:
   – Присаживайся… Надеюсь, у вас в этой коробке не бомба? – показав кивком на занятые руки, произнес Президент.
   – Можно сказать, что и бомба, – кивнув, отвечал Михайлов.
   Открыв ящик, он вытащил копье.
   – Что это? – удивленно спросил Президент.
   – Это Копье Лонгина.
   – Копье Лонгина? – Брови Президента недоуменно изогнулись. – Насколько мне известно, оно находится в Вене. Мне приходилось его видеть.
   – Сейчас вы все поймете, – протянул он конверт из толстой плотной бумаги. – Это может показаться невероятным, но это действительно так. Прочитайте вот это письмо, там все написано, как оно попало в Россию…
   – Хм, интересное заявление, никогда бы не подумал, что могу столкнуться с чем-то подобным. А кто же написал это письмо?
   – Генерал-полковник Саторпин.
   – Тот самый генерал, который позавчера застрелился? – уточнил Президент.
   – Он самый, господин Президент.
   – Жаль. Я распорядился расследовать это самоубийство, мне сказали, что у него были на это причины.
   – Так оно и есть, господин Президент.
   – Примите мои соболезнования, – в голосе Президента послышалось откровенное сочувствие, – мне известно, что он усыновил вашего отца.
   – Да. Он сделал это сразу после войны. Генерал-полковник Саторпин заменил мне деда.
   – Я в курсе, – положил он перед собой письмо. – Я обязательно познакомлюсь с этим письмом, – кивнув, отвечал Президент, давая тем самым понять, что разговор окончен.
   – Разрешите идти? – поднялся Михайлов.
   – Ступайте.
* * *
   Президент вновь развернул письмо и принялся перечитывать наиболее интересные места. История, поведанная в послании, производила сильное впечатление и невольно брала за живое. Рассказана она была генерал-полковником Саторпиным, причем настолько откровенно и в таких язвительных выражениях, как если бы автор намеревался похоронить добрую память о себе под грудами нарастающей желчи.
   Смесь чувств: жалость, сострадание, милосердие, еще совсем недавно прятавшиеся в глубинах души безмятежными пластами, вдруг мгновенно перемешались, поднятые со дна десятибалльными переживаниями.
   Прочтенное письмо всколыхнуло чувства до самых глубин. Кто бы мог подумать, что он способен на столь яркие переживания. Ведь казалось, что вряд ли его что-то может удивить или хотя бы тронуть. За время работы с людьми Президент насмотрелся такого, что ошеломить его, казалось, было невозможно, а тут, поди ж ты, так разволновался, как если бы рассказанная история прошлась по его судьбе. В какой-то момент он даже поймал себя на том, что нестерпимо захотелось закурить (ведь уже лет десять, как бросил, и табачного дыма не переносил вовсе), и только волевым усилием подавил в себе желание.
   Теперь у Президента не оставалось никаких сомнений, что Копье Лонгина, оно же Священное копье, находится в его собственном кабинете, на столе, за которым он проводит рабочие совещания. Невольно замерзал загривок от мысли о том, какие великие люди держали его при себе в качестве талисмана. На земле не существовало предмета, имевшего столь великую и уникальную историю, как у этого предмета. Не выдержав, Президент прикоснулся пальцами к святыни. Металлическая поверхность была прохладной.
   Подняв телефонную трубку, Президент сказал:
   – Федор Анатольевич, зайдите ко мне.
   Через минуту в комнату вошел мужчина лет сорока с небольшим. Молодцеватая выправка, расправленная спина выдавали в нем человека военного.
   – Вы прочитали записку, которую я вам давал?
   – Да, господин Президент.
   – И что вы об этом думаете?
   – Я изучил этот вопрос, насколько это возможно. Судя по всему, это копье действительно настоящее. Нам известно, что американская сторона так и не отдала австрийцам Копье Лонгина. В короткие сроки была изготовлена искусная копия, которую и отдали властям, выдав ее за настоящую.
   – Как же специалисты не узнали подделки? – невольно подивился Президент.
   – Операция проводилась на государственном уровне, а потому были задействованы всевозможные рычаги. Специалистов, устанавливающих достоверность, подкупили, и они доживали свой век вполне состоятельными гражданами, а тех, кто все-таки сумел понять обман и как-то пытался возражать, просто убрали.
   – Значит, в Австрии находится фальшивое копье?
   – Получается, что так.
   – А в России настоящее?
   – Совершенно верно, – улыбнувшись, отвечал руководитель администрации.
   – Что ж, видно, так распорядилась история, и менять мы ничего не станем. Как идут дела с разработкой операции «Преемник»?
   – Обозначен круг претендентов. Их пятеро.
   Президент едва заметно кивнул.
   Озвучивать имена претендентов не имело смысла: двое из пяти выдвинуты партиями, третий – с подачи Президента (все трое весьма сильные экономисты с колоссальным опытом административной работы), еще один был представлен от силового ведомства, а вот пятый, на котором настаивал Совет безопасности, – внешняя разведка. Вот только, кто сменит его на посту, придется решать всем сообща, и вот тут важно не ошибиться.
   А потому биографии претендентов изучали самым тщательнейшим образом. Кроме обычного сбора документов (непременное условие, когда человека назначают на высокую должность), был поднят весь материал, в котором имя претендента упоминалось хотя бы однажды. Требовалось проанализировать его собственные высказывания и заявления коллег о его личных качествах, на что привлекались самые профессиональные и дотошные специалисты. Так что в этом вопросе мелочей быть не должно.
   Любой выезд за границу рассматривался особенно тщательно, – идеальное место для контакта с зарубежной разведкой. Может показаться невероятным, но даже кандидат в президенты может быть завербован иностранной разведкой. Так что требовалось исключить любой намек на подобную возможность.

   Уже через день созданные группы, независимо друг от друга, должны были подготовить подробнейший отчет, который во многом определит участь претендентов. Федор Анатольевич, как никто другой, был осведомлен о проводимых работах и мог знать даже некоторые ключевые выводы. Поддавшись слабости, в какой-то момент Президент хотел поинтересоваться, насколько высоки шансы его кандидата, но тотчас переборол в себе искушение. Президент должен оставаться над схваткой, так что пускай останется более достойный.
   Но помощник неожиданно заговорил сам:
   – У меня есть серьезные опасения по поводу Степана Круглова.
   – Что с ним? – насторожился Президент.
   Это был тот самый случай, когда следовало говорить откровенно.
   – После окончания вуза он проходил стажировку в Германии и был замешан в драке.
   – На него это не похоже, – удивленно протянул Президент. – Из-за чего произошла драка?
   – Пригласили к себе в общежитие двух проституток. Вот одну из них и не поделили.
   Президент поморщился:
   – Вот оно что. Эти данные сохранились?
   – Да. Немецкая полиция невероятно дотошная. Все эти данные не уничтожаются даже через пятьдесят лет.
   – Как вы узнали об этом инциденте?
   – Когда копали его биографию, то решили посмотреть, чем он занимался в свободное время. В полицейском управлении отыскался выходец из России, он предоставил нам интересующие материалы по этому делу.
   – Они знают о том, что мы готовили его в качестве преемника?
   Помощник обратил внимание на то, что о Степане Президент уже говорит в прошедшем времени. Для него его уже больше не существовало. Теперь только обыкновенное любопытство, которое нужно удовлетворить.
   – Знают. Каким-то образом информация просочилась и до них. И с нетерпением ждут того часа, когда он выйдет на выборы, чтобы вылить весь компромат.
   Президент понимающе кивнул:
   – Кто-то очень сильно хочет на этом заработать.
   – Да. Нам известно, что компрометирующий материал подготовлен сразу в нескольких ведущих газетах Европы. А он, в свою очередь, может рикошетом ударить и по ныне действующему правительству.
   – Значит, нужно подготовить другого… Что по другим кандидатам? – сухо спросил Президент.
   – Вызывает беспокойство кандидат от демократов. Весьма сильная фигура. Сейчас у него популярность значительно выше, чем у других. Даже непонятно, откуда они его выкопали.
   – Говоришь, что непонятно, – на секунду задумался Президент. – Это хорошо, что непонятно. Так вот, в этот вопрос нужно внести как можно большую ясность. Жизнь штука длинная, наверняка за это время он сумел вляпаться в какое-нибудь дерьмо. А наше задача, как у ассенизаторов, раскопать его и вытащить на поверхность, чтобы каждый сумел понюхать этот душок.
   Теперь Копье судьбы находилось в его личном кабинете и лежало на полированной поверхности, как обыкновенная принадлежность письменного стола. В минуты отдыха он любил брать его в руки и рассматривать малейшие щербинки на его поверхности. Трудно было даже представить, какой пласт истории вобрал в себя кусок металла. На протяжении двух тысяч лет копье держали самые могущественные люди Европы, а следовательно, в какой-то степени он сам приобщился к клубу избранных.
   Открыв сейф, Президент аккуратно положил в него Копье Лонгина. Прикрыв дверцу, дважды повернул ключ. Теперь ему отсюда никуда не деться.
   – Вместе с властью к преемнику должно перейти и Копье судьбы. Это непременное условие. Копье судьбы должно будет переходить всякий раз к очередному Президенту. Когда-то у самодержавия атрибутами власти считались скипетр и державное яблоко, так отчего же в новейшей истории не быть Священному копью? Уверен, что эта вещица поможет стать нашему государству первейшим в мире.
   – Вам понятна задача?
   – Так точно!
   – Тогда выполняйте!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [34]

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация