А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Власть и масть" (страница 28)

   Глава 36
   НЕ НАДО ГОВОРИТЬ О ПРОБЛЕМАХ

   Дело осложнялось тем, что Саторпин не доверял собственному отпрыску, а следовательно, нужно было отыскать человека, который действительно мог не только нейтрализовать сигнализацию, но и вскрыть двери дома. Таких людей Ланц Экельн в своем окружении не знал.
   Следовало опять идти на поклон к Кутейбу Хамидулле.
   Тот же самый приятель, работавший в федеральной службе информации, сказал, что в настоящее время группа Хамидуллы специализируется на том, что они перекупают произведения искусств по всему миру и через свои каналы вывозят их на запад, где, в свою очередь, реликвии перепродаются по рыночной стоимости. Так что это была одна из основных статей их доходов. Если у него имеются каналы по доставке ценностей, так почему не быть людям, которые сумели бы проникнуть в жилище русского генерала? От пришедшей мысли значительно полегчало.
   Взяв телефон, он набрал его номер:
   – Хамидулла, у меня возникли кое-какие проблемы.
   – Только не надо мне говорить о проблемах, – Ланц Экельн как будто бы даже увидел сморщившееся лицо араба, – они есть у каждого. Лучше давайте поговорим о чем-нибудь более веселом.
   – Хамидулла, я серьезно, мне нужен человек, который мог бы вскрыть коробочку. В моем окружении таких нет.
   На некоторое время в трубке была тишина. Представив сморщенный лоб Кутейба Хамидуллы, Экельн невольно усмехнулся: «Теперь это и твоя проблема».
   – Коробочка настолько серьезная? – Голос выглядел озабоченным.
   – Более чем.
   – А как же там наш малыш, неужели папенька не оставляет ему ключика?
   – Похоже, что он у него не в фаворе.
   – Понимаю, он постоянно ставит его в угол. Хорошо, я помогу вам с этим делом. Завтра встретитесь с моими людьми и введете их в курс дела.
   – Хамидулла, нужен человек не со стороны, а тот, который знает Россию.
   – Я учел и это, – голос у Хамидуллы был поучающий. – Этот человек родом из России. Он мой деловой партнер. Так что можете быть с ним столь же откровенным, как и со мной.
   – Когда мне с ним встретиться?
   – Он вас сам найдет.
   – Хамидулла, вы не подумайте, что я чего-то опасаюсь и не доверяю вам. Вы же знаете, мы с вами партнеры… Я просто хочу предостеречь… Если кому-то захочется, чтобы меня не стало, чтобы завладеть моим бизнесом… В общем, я храню кое-какой интересный материал, который может свидетельствовать против людей, которые могут доставить мне неприятности.
   – Занятный у нас начинает складываться разговор. Этот материал называется компроматом?
   – Можете называть его и так. Но я бы хотел назвать его – объективная информация.
   – И что же вы можете сказать?
   – Ну, если вы настаиваете, – как бы нехотя проговорил Ланц Экельн. – Помните торговый центр в Гамбурге?
   Ланц Экельн напомнил о событиях трехлетней давности, когда под торговый центр было заложено десять фугасных снарядов. Крупнейший теракт предотвратил анонимный звонок, и германская полиция до сих пор искала его организаторов. Кутейб Хамидулла был один из них.
   Некоторое время в трубке господствовала тишина, после чего глуховатый голос изрек:
   – У вас хорошие источники.
   – Просто я им хорошо плачу.
   – Я все понимаю. Вам не стоит переживать.
   В трубку ударили короткие гудки. Помнится, в прежние времена компаньон был более любезен. Усмехнувшись, Ланц Экельн аккуратно положил телефонную трубку.
* * *
   Ждать пришлось недолго. Через день в его офис постучался толстяк невысокого роста в старомодном темно-синем костюме. Внешне он напоминал грызуна, а когда он широко улыбнулся, показав слегка выступающие зубы, сходство лишь усилилось. Оставалось непонятным, как он прошел мимо охраны и секретарши, которая была дисциплинированнее сторожевого пса. Надо будет сделать им взыскание.
   – Хамидулла мне сказал зайти к вам.
   Было в его внешности нечто такое, что заставляло держаться с ним настороже. Может, глаза, что были поставлены необыкновенно близко к переносице, что придавали ему злодейское выражение?
   Ланцу Экельну почему-то казалось, что к нему заявится человек арабского облика, смуглый, но в действительности его гость был голубоглаз и имел европейские черты лица. Во всяком случае, внешне его ничто не связывало с Хамидуллой.
   – Прошу, – указал Ланц Экельн на одно из свободных кресел. – Надеюсь, с вами можно говорить откровенно?
   – Разумеется, мы ведь вместе.
   Ланц Экельн сделал над собой усилие, чтобы не поморщиться. Вот так все просто, еще вчера он не обратил бы внимание на этого сморчка, а теперь они в обе руки будут поджигать фитиль у бомбы.
   – Копье судьбы находится в хорошо охраняемом месте, вот вам адрес, расположение комнат, крестиком отмечено место, где находится Копье судьбы и как лучше к нему подойти, – пододвинул он листок бумаги. – Вам следует найти человека, который мог бы беспрепятственно проникнуть в дом и так же беспрепятственно извлечь Копье судьбы. Здесь не должно быть никаких промахов. Второго такого случая у нас может не быть, и Копье судьбы от нас запрячут очень далеко.
   Бережно сложив листок бумаги вчетверо, визитер сунул его в нагрудный карман пиджака.
   – Мы найдем такого человека.
   – Но еще раз предупреждаю, ваш человек должен быть подготовлен очень хорошо.
   Толстяк удовлетворенно кивнул:
   – Мы учтем все ваши рекомендации.
* * *
   Дверь распахнулась, и в приемную вошла высокая белокурая женщина в костюме кремового цвета. На узком лице были большие дымчатые очки, скрывающие половину лица. Секретарша невольно задержала взгляд на ее фигуре, перевела взор на ладони, невероятно ухоженные. Безымянный палец правой руки украшало золотое кольцо с крупным, едва ли не во всю фалангу изумрудом.
   Мило улыбнувшись, она поинтересовалась:
   – Господин Экельн у себя?
   – Вы записаны на прием?
   Девушка томно рассмеялась:
   – О, нет! Мне этого не нужно. Мы с ним старые знакомые, и я хотела бы сделать ему сюрприз.
   Респектабельная внешность. Уверенные манеры. В посетительнице не было ничего такого, что заставило бы усомниться в сказанном. А потом ей было известно, что, несмотря на возраст, господин Экельн продолжал вести бурную жизнь, и наверняка на его пути встретилась такая красивая женщина. Так почему бы не порадовать старика столь неожиданным визитом?
   Улыбнувшись в ответ, она слегка пожала плечами и произнесла:
   – Ну, если так… Проходите. Я не буду о вас докладывать.
   – Вы мне сделаете любезность.
   Распахнув дверь, женщина вошла в кабинет.
   Экельн сидел за массивным столом из бука. Приподняв на гостью удивленный взгляд, он спросил:
   – Вы ко мне?
   – Да, к вам, – произнесла гостья, уверенно зашагав к столу. – Я от Хамидуллы, – негромко произнесла она. – Поставив небольшую сумочку на стол, она энергично вжикнула замком. – Он просил передать вам вот это.
   Ланц Экельн приподнялся. Этому Хамидулле очень везет, если его окружают столь обворожительные женщины.
   Через мгновение в ее руке оказался крошечный дамский пистолет, который можно было бы спрятать даже в складках одежды. Губы женщины слегка скривились, как это бывает, когда губы подправляют помадой, вот только глаза оставались неподвижными, будто бы нарисованными на полотне.
   Ланц Экельн выставил руки вперед, как если бы хотел загородиться от выпущенной пули, но в этот момент гостья нажала на курок, и он рухнул, уже безжизненный, в широкое кожаное кресло.
   Уложив пистолет в сумочку, она подошла к портрету Фридриха Барбароссы, висевшему за спиной убитого. Достав небольшой карманный нож, аккуратно вырезала ткань из рамки и, бережно свернув, уложила в пластиковый пакет. За картиной помещался небольшой несгораемый шкаф. Выдвинув ящик стола, она вытащила из него ключ и открыла сейф. Внутри него лежала белая папка, на которой аккуратными буквами было начертано всего лишь одно-единственное слово «Хамидулла». Женщина взяла папку, сложила ее вдвое и тоже сунула в сумочку.
   Вот теперь, кажется, все. Затем она подошла к большому навесному зеркалу и критически всмотрелась в свое лицо. Ничто не свидетельствовало о состоявшемся убийстве.
   Открыв дверь, она улыбнулась секретарше, оторвавшей взгляд от компьютера, и учтиво произнесла:
   – Забыла взять из машины кое-какие документы, я сейчас вернусь. Господин Экельн просил его не беспокоить, он как раз делает пометки на бумагах, – и, не дождавшись ответа, быстрым шагом направилась к выходу.
   Быстро спустившись по лестнице в холл, она приветливо махнула рукой охраннику, едва ли не съедавшему ее взглядом, и распахнула дверь. Не оборачиваясь, Луиза прошла вдоль фасада здания и завернула за угол, где стоял серебристый «Лексус». Открыв дверь, она села в салон и завела двигатель. Автомобиль послушно тронулся, а еще через секунду уверенно вписался в поток транспорта.
   Проехав несколько кварталов, Луиза припарковала машину в безлюдном месте, аллея деревьев соседнего бульвара скрывала ее от посторонних глаз. Взяв с заднего сиденья паранджу, она ловко облачилась в нее и посмотрела на себя в стекло заднего вида. Теперь видны только глаза, но по ним вряд ли можно будет опознать убийцу господина Экельна. Наверняка его уже обнаружили, уж слишком недоверчивым взглядом проводила ее секретарша. Возможно, что кто-то видел, как она садилась в автомобиль, и будут искать именно серебристый «Лексус».
   Распахнув дверцу, она вышла из салона и направилась вдоль тенистого бульвара к припаркованному мини-вэну. Вжикнула дверца, и в проеме показалось довольное лицо Хамидуллы.
   – Давай руку, красавица, – протянул он ладонь, и, когда девушка забралась в салон автомобиля, он скомандовал водителю: – Трогай, Мустафа!
   Машина, включив поворотник, аккуратно выехала на середину мостовой.
   – Ты должен был остаться, – сказала девушка, сняв паранджу.
   – Я просто не мог тебя дождаться. Ты забрала папку?
   – Да, она здесь, – кивнула она на сиденье, где лежала черная дамская сумка. – Как я тебе?
   – Только что связался со своими людьми. Ну и наделала ты переполоху, – в голосе Хамидуллы проступили уважительные нотки. Не каждый день можно услышать от мужа подобную похвалу.
   – Я не о том… Сегодня я была в новой парандже, как она тебе?
   Хамидулла весело расхохотался:
   – Ты великолепна в любом наряде и даже без него.

   Глава 37
   СЕАНС ГИПНОЗА

   Врач пришел сразу после обеда, в уголках губ оставались следы от кетчупа. Облик его был вполне земной, в действиях ничего похожего на магию. Всем своим видом он доказывал, что проделывает рутинную работу, которая ему порядком поднадоела. Анастасия уже могла понемногу передвигаться и сейчас сидела в глубоком уютном кресле.
   – Сначала нужно проверить на степень восприятия, – просто объявил врач.
   В глазах Анастасии вспыхнуло беспокойство:
   – Зачем? Это не опасно?
   – Это совершенно безвредно, – ответил он. – Можете мне довериться всецело. Бывают три стадии восприятия. Я должен действовать в зависимости от того, какая вам больше всего подходит, – умиротворенно проговорил врач.
   Странно дело, но Вандышев стал ощущать сонливость, как будто бы уже попал под чародейство его голоса. Не хватало брякнуться со стула прямо под ноги лечащему доктору, вот было бы смеху!
   – Вы готовы? – спросил доктор.
   – Да.
   – А теперь представьте, что вы сидите за праздничным столом. Вот вам приносят спелый ярко-желтый и очень сочный лимон. Вы берете его в руку. Пальцами чувствуете слегка неровную и прохладную кожицу. Поднимаете со стола острый нож, чтобы нарезать лимон на тоненькие дольки.
   Вандышев, прежде никогда не участвовавший в гипнотических сеансах, был удивлен. В голосе доктора не звучало ничего, похожего на таинственность или на то, что можно было бы назвать магией, – он говорил самым обыкновенным голосом, совершенно не меняя интонаций, как если бы беседовал с кем-нибудь из сослуживцев. Но странным образом его голос нагнетал сонливость и проникал куда-то в подкорку подсознания.
   Безвольные руки Анастасии дрогнули, как если бы она вправду хотела поднять со стола какой-то предмет.
   – Вы отрезаете одну дольку в самом основании, – проговорил врач беспристрастным тоном, как если бы рассказывал скучнейшую историю в мире. Ничего проникновенного. – Пока сока еще не видно. Он прячется внутри лимона. – Девушка, подняв руки, сделала движение руками, как если бы разрезала плод. – Теперь вы отрезаете еще одну дольку, более крупную. На поверхности появляются крошечные капли желтоватого цвета. Вы ощущаете запах лимона. – Губы девушки слегка дрогнули. – Вы отрезаете еще одну дольку, такую же крупную, и в этот момент вы начинаете чувствовать по-настоящему кислый запах. Вы решили попробовать его на вкус, открываете рот и осторожно кладете его на язык. Ощущение кислого вкуса у вас усиливается.
   Лицо Анастасии перекосилось, как если бы она в действительности откусила кусок лимона. Глаза сомкнулись в крохотные щелочки, подбородок сжался, покрывшись мелкими морщинками, она сделала глотательное движение, как если бы справлялась с обильным выделением слюны.
   – Что с ней происходит? – не выдержав, спросил Дмитрий Вандышев.
   – Не волнуйтесь, ничего особенного. Сейчас она испытывает только покой, тонус коры головного мозга резко снижается. Настя прекрасно слышит нас, но это еще не то. Думаю, что работа с ней не составит сложности, девушка хорошо внушаема. Нам нужно дойти до третьей стадии, – просто сообщил врач.
   Глаза Анастасии были слегка затуманены и влажны, не мигая, она недвижимо смотрела в одну точку. Обхватив пальцами запястье, врач осторожно поднял ее руку. После чего бережно отпустил. Рука находилась в прежнем состоянии, не дрогнув.
   – Полное торможение второй сигнальной системы. Можно приступать. Какие вопросы вы бы хотели ей задать?
   – Как она оказалась на перроне?
   Доктор понимающе кивнув, заговорил:
   – Вы приехали на вокзал. Направились в билетную кассу, но что-то вас остановило. Почему вы туда не пошли?
   – Мне позвонил по мобильному телефону Валерий и сказал, что хочет со мной увидеться.
   – Кто этот Валерий?
   – Когда-то мы с ним встречались.
   – Когда вы с ним познакомились?
   – Три года назад. Тогда я была студенткой последнего курса иняза.
   – Вы были в него влюблены?
   – Да, он был моим первым мужчиной. Мы хотели пожениться.
   – Что же вам помешало?
   – Его работа. Он работал в службе безопасности и сказал, что у них не поощряется роман со своими подшефными.
   – Понятно, – в голосе доктора прозвучала некоторая озабоченность. К подобному откровению он был неподготовлен.
   – Спросите у нее, каким образом она стала его подшефной? – негромко проговорил со своего места Вандышев.
   Едва кивнув, доктор заговорил все тем же унылым тоном:
   – Каким образом вы стали его подшефной?
   – После окончания вуза мне нужно было искать работу. Был вариант отправиться в Германию переводчицей, но Валерий сказал, что может предложить мне очень интересную работу, к тому же хорошо оплачиваемую.
   – И вы согласились? – унылым голосом поинтересовался врач.
   – Я его любила и поэтому доверяла, – прозвучал столь же беспристрастный ответ.
   – Что же это была за работа?
   – В федеральной службе безопасности. Таких, как я, набралось еще десять девушек, все они были очень красивые. Мы проходили трехмесячные курсы под Москвой в одном из пансионатов. Нам преподавали основы оперативной работы. Наша служба заключалась в том, что мы должны были завести знакомство с иностранцами, на которых нам укажут, и в процессе сближения выуживать из них интересующие сведения.
   – Что вы применяли для этого?
   – Существовали специальные препараты, способствующие откровению. Мы их подмешивали в вино, в еду. Человек, отведывавший такой препарат, пропитывался большим доверием к своему собеседнику и рассказывал все то, что было у него тайного на душе. Такой препарат у нас назывался «сывороткой правды». Если собеседником была женщина, то доверие только усиливалось, – губы едва шевелились, но голос звучал внятно, слова выговаривались четко.
   Доктор в ожидании посмотрел на оперативника: нужно ли продолжать расспрашивать дальше? В ответ Вандышев едва кивнул.
   – Встречи с иностранцами подразумевали сексуальный контакт?
   Девушка ответила не сразу. Некоторое время шевелились ее губы, как если бы она подбирала подобающие слова, после чего заговорила теми же безрадостными интонациями.
   Дмитрий Вандышев слушал, затаив дыхание.

   – Поначалу Валерий сказал, что этого не нужно. А потом стал настаивать.
   – И вы согласились?
   – Я ему доверяла.
   – Понятно… – в задумчивости протянул доктор. – Значит, звонок был от него?
   – Да, он предложил мне встретиться на вокзале. Сказал, что хотел бы извиниться передо мной.
   – Он назвал место?
   – Да. Он сказал, что хотел бы встретиться где-нибудь в безлюдном месте, так как опасается, что его могут подслушать.
   – Вы не удивились?
   – Нет. У него все время были какие-то тайны.
   – Где же он предложил встретиться?
   – В самом конце шестого пути, около перехода. Там обычно бывает безлюдно.
   – Вы его дождались?
   – Он не пришел.
   – Тогда что же произошло?
   – Я почувствовала толчок в спину и упала.
   – Вы успели заметить человека, который вас толкнул? Вспомните. – Лоб девушки в напряжении собрался в складки. – Вы стоите, ждете Валерия. Вы услышали за спиной негромкие шаги, подумали, что это он, и оборачиваетесь. Что вы увидели?
   – Я увидела часы на левой руке.
   Посмотрев на Вандышева, опасающегося пропустить хотя бы слово, доктор спросил:
   – Продолжать?
   – Узнайте, что это за часы?
   Доктор согласно кивнул:
   – Вспомните, что это за часы, что в них такого особенного. Может, вы рассмотрели браслет?
   Морщины на лбу девушки разгладились, обозначилась лишь едва заметная полоска, выдававшая внутреннее напряжение.
   – Браслет… Он был из белого блестящего металла. С очень красивым плетением… Часы были из желтого металла.
   – Какой они были формы? Вы должны были обратить на это внимание.
   Растревоженное подсознание не желало подчиняться, одни образы накладывались на другие. Прошла утомительная минута, прежде чем видения обрели отчетливые контуры.
   – Часы квадратной формы, закругленные по краям.
   – Вас они заинтересовали? Вам захотелось прочитать их марку. Вспомните, какая была первая буква.
   – Первая буква была «А», – уверенно произнесла Анастасия. – Часы такой марки были у моей подруги.
   – Что это за марка?
   – Это швейцарские часы «APPELLA».
   – Вы помните, кто в окружении Всеволода носил эти часы?
   – Помню, их носил его заместитель Федор.
   – Что случилось после того, как вы упали?
   – Почувствовала боль в затылке… Открыла глаза. Вижу ноги подошедшего человека. Руку с пистолетом, – голос звучал взволнованно. В какой-то момент показалось, что он может перерасти в крик, но уже в следующую секунду она заговорила шепотом: – Он направляет пистолет прямо мне в лицо. – Лицо девушки исказилось от ужаса. – Сейчас он нажмет на курок.
   – Успокойся, Анастасия, ничего страшного не случилось. Расскажи о том, что произошло дальше.
   – Я слышу голоса… Они приближаются. Это железнодорожники, они проверяют пути. Через несколько секунд они будут рядом с платформой.
   – Что стало с Федором?
   – Рука с пистолетом опустилась вниз. Теперь я его больше не вижу. Он уходит… Я слышу его удаляющиеся шаги. Хруст гравия. Приближающиеся торопливые шаги. Надо мной склонился мужчина с широкими черными усами. Его лицо встревоженное. Подошел еще один, они говорят о том, что меня нужно отнести в лазарет, что мне нанесли серьезную травму. Меня осторожно поднимают и куда-то несут… Из моей сумки выпала косметичка. Один из них поднимает ее и кладет мне в сумку.
   Положив пальцы на часы, доктор дал понять, что их время закончилось. Дмитрий Вандышев согласно кивнул, – теперь можно выводить из состояния гипноза.
   Пробуждение выглядело обыкновенным. Доктор лишь провел ладонью по ее голове и негромко произнес:
   – Вы уже в палате под наблюдением врачей. Больше вам ничто не угрожает.
   Мускулы лица оставались расслабленными, как и минуту назад, оно выглядело безвольным, безучастным, вот только слезы, успевшие набежать в уголки глаз, свидетельствовали о том, что Анастасия вышла из гипнотического внушения.
   – Как вы себя чувствуете? – спросил доктор.
   – Я спала?
   – Вы что-то видели во сне?
   – Мне снилось мое детство, – тихим голосом отвечала девушка. – Я сидела на качелях. Девочки раскачивали их очень сильно, и мне было страшно.
   – Это лишь видение. Мы только что провели сеанс гипноза.
   – И как? – спросила девушка с надеждой.
   – Вы нам очень помогли. А сейчас отсыпайтесь. Сон пойдет вам только на пользу, – пожав на прощание девичью ладонь, доктор поднялся и направился к двери, увлекая за собой и Вандышева. – Вам это как-то поможет? – спросил он, когда они вышли в коридор.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация