А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Власть и масть" (страница 17)

   Внизу громыхнуло два оружейных выстрела. Либель невольно улыбнулся: некогда Ганс был неплохим солдатом и начинал свою службу при генерал-фельдмаршале Пауле фон Гинденбурге. Просто так им его не заполучить. Он не ошибся в старике, тот всегда умел понимать своего хозяина с одного взгляда, а кроме того, он ни за что не упустит возможности отомстить за погибшего сына. В ответ прозвучала раздраженная автоматная очередь. Победители начинали нервничать, не такого они ожидали приема.
   Вновь бухнул оружейный выстрел, заставив американцев посторониться. Некоторое время царила тишина, как если бы нападающие чего-то выжидали. А еще через несколько секунд громыхнул взрыв, заставив содрогнуться здание. Через минуту американцы поднимутся к нему в кабинет. В холле отчетливо раздавалась отрывистая английская речь, американцы ступали осторожно, готовясь к очередным неприятностям. Старик был мертв, иначе бы он угостил наглецов очередной порцией свинца.
   Отряхнув с мундира посыпавшуюся штукатурку, Либель подошел к большому портрету Гитлера, висевшему в его кабинете. Вытащив из кобуры «Вальтер», он вскинул руку вверх и громко прокричал:
   – Хайль Гитлер!
   После чего сунул ствол пистолета в рот и нажал на курок…

   Глава 20
   ПОИСКИ СВИДЕТЕЛЕЙ

   1944 год, август
   На доклад к капитану Джон Лоренс явился обескураженным, виноватых глаз на суровое лицо начальства старался не поднимать. Случилось худшее из того, что можно было ожидать, – бургомистр Либель мертв. А ведь предупрежден был заранее, что Либель нужен только живым.
   – Наша вина здесь минимальная, сэр, – пытался оправдываться Джон. – Бургомистр застрелился. Когда мы ворвались в его кабинет, он уже лежал перед портретом Гитлера с простреленным черепом. Неприятная картина, – невольно поморщился Джон, вспомнив развороченный затылок Либеля.
   – Вы должны были подобраться к его дому незаметно. А устроили такую стрельбу, что в соседнем городке было слышно.
   – Незаметно не получилось, сэр, – продолжал оправдываться сержант. – Старик, который находился с ним в доме, из ружья ранил рядового Уолберга и капрала Энистона. Последнего и вовсе тяжело, еще неизвестно, выкарабкается ли… Нам пришлось взорвать дверь гранатой.
   Сержант Джон Лоренс стоял навытяжку, посматривая на капитана из-под низко опущенного козырька. Парень был дисциплинирован, аккуратен и по-военному надежен, а то, что произошло, можно было бы списать на обычную случайность. Но не хвалить же его за просчет!
   Каких-то пару месяцев назад сержант Джон общался с президентом Рузвельтом, по-своему даже был его ангелом-хранителем, а теперь находится едва ли не в эпицентре войны и, судя по его поведению, нисколько не жалел о том, что поменял чистый вашингтонский воздух на пороховую гарь. Если такие парни служат в Белом доме, то за президента Рузвельта можно не волноваться.
   – Садитесь, сержант, – наконец смилостивился Хорн.

   – Спасибо, сэр, – сказал сержант, присаживаясь на указанный стул.
   – Скажу вам честно, теперь поиски копья значительно усложняются. Бургомистр Вилли Либель являлся ключевой фигурой, теперь я даже не знаю, с чего следует продолжить поиски.
   Смягчаться не следовало, пусть же осознает, что непосредственное начальство им недовольно, и если он и дальше будет проваливать поставленную задачу, то поломает себе карьеру, и никакой Белый дом ему не поможет!
   – Мне кажется, что следует начать поиски с фильтрационных лагерей, именно там могут находиться люди, причастные к Копью судьбы, – уверенно произнес сержант.
   – Откуда такое предположение?
   – В последний раз Священное копье увозили из «Дома Дюрера». По-своему происходящее больше напоминало войсковую операцию. В нее было вовлечено очень много военных, так что наверняка кто-нибудь слышал о Священном копье. Раствориться или исчезнуть организаторам этой акции тоже негде, Западная Европа оккупирована нашими войсками. Восточная Европа находится под русскими. Наивно было бы думать, что они станут пробиваться на восток, где их ждет Сибирь, а то и смерть. Они затаились где-то рядом.
   А этот сержант весьма неглуп. Впрочем, иных в Белый дом не берут.
   – Хорошо, – кивнул капитан Уолтер Хорн, – вот вы этим и займетесь. А для начала посмотрите в ратуше, не исключено, что копье находится где-то под развалинами.
   – Слушаюсь, сэр, – весело гаркнул Джон Лоренс.
* * *
   За свое очередное задание сержант Лоренс взялся со всей серьезностью, на которую был способен. Уже через час развалены ратуши были оцеплены и два взвода пехоты самым тщательнейшим образом растаскали обломки, выискивая все, что могло бы пригодиться для дальнейшего расследования.
   Сержант Лоренс придирчиво осматривал предметы, извлеченные из-под обваленных стен, и не переставал наставлять:
   – Без внимания не должна остаться ни одна бумага! На ней может быть все, что угодно… Какие-то шифры и место, где следует искать копье.
   После того как основная часть завалов была растаскана, выяснилось, что каким-то неведомым чудом уцелело помещение секретариата, в котором отыскалось три несгораемых сейфа с документами. В них-то и содержался полный список всех тех, кто работал в ратуше и мог быть причастен к сокрытию Копья судьбы.
   Первым, кто вызывал интерес, был секретарь бургомистра. Его удалось отыскать в подвале собственного дома, где он вместе с женой и малолетними дочерьми прятался от налета союзников.
   Жалкий, скрюченный, он испуганно смотрел на гиганта-сержанта и все время твердил о том, что ничего не знает о Копье судьбы. Даже сейчас, когда Германия фактически была повержена, местонахождение Священного копья оставалось государственной тайной номер один.
   – Я всего лишь секретарь, – говорил он, – если кто и знает, где находится Копье судьбы, так это будет Хайнц Шмайсснер и доктор Конрад Фрайс.
   – А с чего вы взяли, что о копье знают именно они? – спросил сержант через крепконогую переводчицу.
   Женщина была старше Джона лет на восемь, но ее призывная улыбка свидетельствовала о том, что симпатии не признают возраста и она готова утешить юношу на правах старшей подруги. Сержант был доволен подобным сотрудничеством и рассчитывал, что в ближайший вечер непременно откликнется на ее зовущую улыбку.
   – Они часто приходили к господину бургомистру и подолгу разговаривали. Однажды, когда я вошел к нему за подписью, то стал свидетелем того, как они разговаривали о Копье судьбы.
   – И что же они говорили?
   – Что Копье Лонгина нужно перепрятать. Но деталей я не знаю, потому что они тотчас умолкли. Я забрал нужные документы и ушел. А они вновь продолжили разговор.
   – Где сейчас могу быть Хайнц Шмайсснер и доктор Конрад Фрайс? – задал сержант очередной вопрос.
   Женщина-капрал мгновенно перевела вопрос и с готовностью посмотрела на Джона Лоренса. В голове начинали кружить разные мысли далеко не рабочего свойства, глаза непременно норовили скользнуть ниже юбки, из-под которой выпирали крепкие круглые коленки. Интересно, а во внеслужебное время она столь же покладиста?
   – Доктор Конрад Фрайс исчез недели за две до бомбардировки. Кто-то из сотрудников рассказывал, что видели его в имении жены.
   – Где находится это имение?
   – Точный адрес не знаю, но где-то недалеко от Нюрнберга.
   – А где может быть Хайнц Шмайсснер?
   – Последний раз я его видел сразу после бомбежки. Вместе с семьей он шел в потоке беженцев, они повстречались мне недалеко от ратушной площади.
   – В чем он был одет?
   – На нем была гражданская одежда… Прежде я никогда не видел Хайнца Шмайсснера в цивильном костюме. Он всегда носил эсэсовскую форму. Мне даже показалось, что это не его костюм, уж слишком нелепо он в нем выглядел.
   Похоже было, что секретарь не врал, ему просто не было в этом необходимости. Но не мешало продержать его некоторое время под замком, во всяком случае, до тех пор, пока не будут найдены люди, способные пролить свет на исчезновение копья.
   – Как вы думаете, – обратился сержант к переводчице, – он говорит искренне?
   В деле у него имелись фотографии Хайнца Шмайсснера и доктора Конрада Фрайса. Вот только часто снимки не всегда точно передают живость натуры.
   – Не думаю, что он что-то скрывает. Он выглядит очень напуганным, сэр.
   Все-таки в этом что-то есть, когда такая красивая женщина называет тебя «сэром». Тот самый случай, когда не грех воспользоваться служебным положением.
   – Хорошо… Будем искать этих двоих.

   Глава 21
   НОВОЕ ЗАДАНИЕ

   Потсдам, 1945 год, 20 апреля
   Две недели назад майора ГБ Алексеева вызвали к министру НКГБ Меркулову. За последние три года он побывал у него шесть раз: четырежды с группой офицеров и дважды вызван персонально, в связи с делом о покушении на товарища Сталина. Так что это был седьмой раз. Вроде бы тропинка проложена, в какой-то степени можно назвать случившееся рабочим моментом, и все-таки сердечко билось тревожно. Мало ли!..
   А когда он перешагнул приемную и его встретил спокойный взгляд секретаря, от души значительно отлегло.
   Ждать пришлось недолго, уже минут через десять он был вызван в кабинет. Всеволод Николаевич Меркулов сидел за большим письменным столом и распекал в телефонном разговоре кого-то из заместителей. Повернувшись к стоящему в дверях Алексееву, молча указал на свободный стул с правой стороны от себя.
   Уверенным шагом майор пересек кабинет. Через окна министерского кабинета была видна Лубянская площадь, Феликс Дзержинский, застывший в бронзе. Но из министерского окна привычная картина выглядела как-то иначе. Внушительнее, что ли.
   Положив телефонную трубку, Меркулов заговорил вдумчивым голосом:
   – Тут такое дело, Сергей Васильевич, товарищ Сталин отдал распоряжение создать рабочую группу по поиску германских сокровищ. Вы, наверное, знаете о том, что немцы свозили к себе сокровища со всей Европы, а когда наши войска стали продвигаться к их границам, они занялись тем, что стали их усиленно прятать. – Алексеев уже давно обратил внимание на привычку министра обращаться к подчиненным по имени в тот момент, когда хотел подчеркнуть важность разговора.
   – Знаю, товарищ министр.
   Меркулов удовлетворенно кивнул:
   – Задача этой группы заключается в том, чтобы отыскать припрятанные сокровища.
   – Понимаю.
   – Руководителем этой группы назначаетесь вы.
   – Слушаюсь, товарищ министр!
   – Это еще не все… По оперативным данным нам известно, что американцы проводят точно такую же работу. И в этом деле у них имеются весьма серьезные результаты. Огромное количество шедевров – картины, изделия из золота, исторические и культурные ценности уже вывезены за океан, откуда им не будет возврата. Но это отдельная тема для разговора. Значительная часть их усилий направлена на поиски Копья судьбы. Вы что-нибудь слышали о таком?
   – Это то копье, которым Гай Кассий ударил Христа.
   – Верно. Мы должны опередить их и добраться до копья первыми. Это наша главная цель, Копье судьбы должно быть в России! Желательно, конечно, проработать операцию, чтобы пустить американцев по ложному следу. В этом случае у нас появится преимущество во времени.
   – Понимаю, товарищ министр.
   – Если вам все понятно, тогда выезжайте на место немедленно. И уже в Германии разберитесь со всеми этими делами поподробнее.
   – Слушаюсь, товарищ министр.
* * *
   Уже через день Алексеев вылетел на фронт, где вступил в новую должность начальника войсковой разведки армии. Майор ГБ в Красной Армии приравнивался к званию полковника, так что вместе с новой формой он получил еще и новые погоны. В этот же день он отдал распоряжение выявить всех, кто мог быть причастен к имперским сокровищам, и уже вечером держал в руках полный список.
   Половину из них он забраковал сразу, так как в силу невысокого служебного положения они вряд ли могли быть допущены к секретам рейха. Но вот к оставшимся он присматривался особенно тщательно. В итоге он выделил троих, кому действительно могли быть известны музейные секреты Третьего рейха.
   Пообщавшись с первыми двумя, майор Алексеев сумел убедиться, что оба явно не тянули на хранителей имперских сокровищ в силу слабости натуры (легко впадали в истерику, клялись, что не ведают ни о каких реликвиях и являлись всего лишь музейными работниками). Поразмыслив, он решил, что им можно было доверить разве что рисунки уличных художников.
   Но вот третий впечатление произвел.
   Мужчина совершенно не походил на музейного работника: крупный, атлетичный, с широким разворотом плеч, он больше походил на десятиборца в пике своей формы. Но это только подчеркивало правильность выбора. Больше всего немцы доверяют именно таким типам с арийской внешностью. А кроме того, он обладал колоссальной выдержкой. Сразу было понятно, что перед ним настоящая фигура, с которой придется считаться, а раз так, то нужно было применить новые формы допроса. Прежде чем начать серьезный допрос, он велел узнать о нем все, а когда данные были получены, велел привести пленного.
   Переводчиком был немолодой лейтенант ГБ. До войны он восемь лет проработал на нелегальном положении в Германии. Таким людям Алексеев не доверял, если покопаться в его биографии, так наверняка можно отыскать немало темных пятен.
   – Ваше имя?
   – Хайнц Шмайсснер, – отвечал немец, посмотрев на переводчика.
   – Звание?
   – Штандартенфюрер СС.
   – Вот оно как… Как вы попали в плен?
   – Я пробирался в Дрезден, там у меня… живут знакомые. Я был вместе с толпой беженцев, когда налетели бомбардировщики. Меня контузило… А потом меня взяли в плен проходившие мимо русские солдаты. Наверняка все это записано в моем деле.
   – Записано, – сдержанно подтвердил Алексеев, рассматривая крепкую фигуру арестованного. – Мы не будем церемониться. Мы знаем, где проживает ваша семья, господин Шмайсснер. – Арестованный молча слизывал с разбитой губы кровь. – В Дрездене… Там находятся наши войска. Нам известно, что у вас есть старенький отец, который воевал еще в Первую мировую. Престарелая любящая мать… Кажется, у вас было еще два брата, которые погибли на Восточном фронте? – Хайнц Шмайсснер проглотил горький ком. – Теперь вы для матери единственная надежда, она так хочет дождаться внуков. И если я вас здесь пришлепну, то ее желаниям не суждено сбыться. А я сделаю это… Или вы в этом сомневаетесь?
   – Нет.
   – Тогда я бы вам советовал не огорчать свою старенькую мать и сказать нам, где находится Копье судьбы.
   Атлет отрицательно покачал головой:
   – Вы можете меня расстрелять прямо сейчас.
   Холодная, почти высокомерная выдержанность только подчеркивала его волю к жизни. Его можно было понять, – обидно умирать именно в те минуты, когда смолкли пушки.
   – Я навел о вас справки, в Дрездене вас дожидается невеста, неужели вам ее не жаль? – Выдвинув ящик стола, он извлек из него пистолет. – Если вы сейчас не скажете, где Копье судьбы, то я вас тут же расстреляю. Мне просто неохота терять на вас время. Не скажете вы, скажет кто-нибудь другой.
   Переводчик удивленно посмотрел на полковника, после чего перевел.
   – Вы не посмеете, я пленный.
   – В первую очередь вы для меня враг, а потом все остальное. И так считаю до трех… Раз… Два…
   – Хорошо, я вам скажу, но мне нужна гарантия, что моих родственников не тронут.
   – Считайте, что вы ее уже получили.

   – Копье судьбы находится в подвалах Нюрнбергской крепости. Для Копья судьбы оборудована специальная комната. Само копье находится в сейфе.
   – Вот оно что. – И тут к полковнику пришла неожиданная идея. – Если вы сделаете все так, как я вам предлагаю, то вы потом беспрепятственно поедете к своей невесте. Вы согласны?
   – Да.
   – Так вот, мы переправим вас на американскую территорию. Некоторое время вы просидите в лагере, а потом случайно проговоритесь о том, что вам известно, где хранится Копье судьбы. Что вы были один из тех, кому поручено было его перепрятать.
   – Это невозможно. Таких людей назначает сам фюрер.
   – В этой неразберихе, что сейчас царит, возможно все. Американцы непременно заинтересуются вами, а потом вы им скажете, где лежит копье. Разумеется, это будет не настоящее место. Вас устраивает такой расклад?
   – Вы гарантируете, что оставите мне жизнь?
   – Я даже гарантирую, что лично отведу вас к старенькой маме… Но если откажетесь, то я расстреляю не только вас, но и ваших родителей.
   – Хорошо. Я согласен.
   – Куда, по-вашему, можно еще спрятать Копье судьбы?
   – Я бы вывез его из Нюрнберга.
   – Куда?
   – Например, спрятал бы его в одном из озер.
   – Озеро, говорите, – задумался на минуту капитан. – Ну что ж, пускай будет озеро.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация