А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Фрегат «Звенящий»" (страница 9)

   Надо сказать, работа эта непростая, даже опасная. Попробуйте-ка в штормовую погоду покачаться, лежа грудью на рее и упираясь ногами в перты, да при этом тащить на себя тяжеленную намокшую парусину и вязать особые рифовые узлы на рвущихся из ладоней риф-штертах!
   Некоторые новички-курсанты, впервые побывавшие в такой переделке, всерьез начинают задумываться о сухопутных профессиях.
   – А почему рифы сделаны в несколько рядов? – спросил Антон.
   Вася посмотрел укоризненно: «Неужели сам не понимаешь?» Но Яков Платонович охотно объяснил:
   – Чтобы можно было площадь паруса регулировать, вот для чего это. Взяли один риф – уменьшили ее немного. Взяли два – побольше. И так далее. А уж если заштормило не на шутку, слышится команда: «Взять все рифы на парусах!»
   Надо заметить, что брать сразу последний риф не рекомендуется. Следует вязать их по порядку, один за другим. Иначе, когда понадобится увеличивать площадь паруса постепенно (скажем, при некотором улучшении погоды), это не получится: ведь промежуточные-то рифы не взяты!..
   Брать рифы на косых парусах, конечно, проще, чем на прямых: не надо лазать на высоту. На маленьких яхтах иногда поступают совсем просто: наматывают нижнюю часть паруса на гик, площадь и уменьшается. А на больших яхтах иногда гик специально делают вращающимся: крутят рукоять, он и вертится, мотает на себя парусину. Такое приспособление называется «патент-риф». То есть риф, сделанный по патенту – по разрешению, данному на это изобретение.
   – А вращающихся реев на больших кораблях не бывает? – спросил Слава.
   – Были попытки сделать такие реи. Но большого применения они не нашли. Видимо, технически это слишком сложно… Я слышал, что придуманы реи, на которых паруса втягиваются внутрь. Как школьный киноэкран в трубчатый футляр. Нажал кнопку – и готово. Убирать такие паруса должны электромоторы. Но пока это лишь проекты…
   – А как привязываются к реям верхние шкаторины? – не унимался пытливый Слава Воробьев. – Наверно, трос обматывается вокруг рея?
   – Так поступали в старые времена на небольших парусниках. А сейчас рей – это же могучее дерево или труба. Руками не обхватишь!.. Сверху по рею идет специальный металлический прут, к нему и крепится парус. Вокруг него и риф-штерты вяжут… А когда паруса убирают, их скатывают аккуратными валиками и укладывают на реи.
   На картинах и в фильмах любят показывать корабли с парусами, которые висят «фестонами». То есть они подтянуты к реям, но не уложены, и свободные их части изгибаются красивыми складками. Выглядит это эффектно, однако в морской практике не одобряется. Так подбирать паруса можно лишь на короткое время и в тихую погоду. Иначе эти «фестончики» быстро растреплются ветром. Понятно?
   – Конечно, понятно, – согласился первоклассник Штукин. Помигал и удивленно добавил: – Подумать только! Еще сегодня утром ничего толком не знали про паруса, а сейчас вон сколько: боуты, шкаторины, люверсы, рифы… И эти… крендели… Нет, кренгельсы!
   – Теперь-то уж можно оснащать наш «Звенящий» парусами, – полувопросительно сказал Вася.
   – Можно, – кивнул Яков Платонович. – Мы займемся этим в следующий раз. Дело непростое…
У каждого паруса свое имя
   Пальцы у Якова Платоновича побаливали, мелкие узлы на модели он завязывал с трудом. Но мел держал хорошо и на доске рисовал умело. Это пригодилось ему на следующий день, когда занялись парусной оснасткой «Звенящего».
   – Ну-с, господа гардемарины, начнем. – И Яков Платонович привычными движениями изобразил на доске трехмачтовый корабль с реями на каждой мачте. – Сначала приступим к прямым парусам.
   Паруса, которые ставятся на нижних реях, так и называются – н и ж н и е. Но у каждого есть еще и свое название: на фока-рее – ФОК, на грота-рее – ГРОТ…
   – А на бизань-рее – БИЗАНЬ! – сунулся вперед Антон Штукин.
   – Правильно. Только ты забыл, что нижний рей на бизань-мачте называется несколько иначе…
   – Бегин-рей! – сказала Ксеня и осуждающе посмотрела на Антона. Потом спросила: – но парус-то все-таки БИЗАНЬ?
   – Да… А на вторых по счету реях… Кстати, как они называются, друзья мои?
   – Марса-реи! – поспешил Антон, чтобы загладить недавнюю ошибку.
   – Да. Фор-марса-рей, грот-марса-рей и…
   – Крюйс-марса-рей, – снисходительно сообщил Вася. Уж не думает ли Яков Платонович, что кто-то ошибется опять и по инерции брякнет: «бизань-марса-рей»?
   – Умница, Вася… На марса-реях ставятся МАРСЕЛИ.
   Слово «сель» – это видоизмененное голландское «зейл», то есть «парус». Поэтому окончание «сель» у большинства парусных имен. МАРСЕЛЬ – парус у марса, на марса-рее. Их, конечно, три: ф о р – м а р с е л ь, г р о т – м а р с е л ь и к р ю й с – м а р с е л ь. Впрочем, парус на крюйс-марса-рее чаще называют просто крюйсель (вы же знаете, что задняя мачта любит фокусы с названиями).
   Пошли дальше вверх. На брам-реях – Брамсели. Ф о р – б р а м с е л ь, г р о т – б р а м с е л ь и к р ю й с – б р а м с е л ь.
   – На бом-брам-реях – бом-брамсели! – обрадовалась Ксеня. – С теми же приставками!
   – А на трюм-реях – ТРЮМСЕЛИ, – солидно закончил Слава. – Тоже ф о р…, г р о т…, и к р ю й с …
   Пока шел этот разговор, Яков Платонович не терял времени. И даже не звал на помощь Славу. Он поставил попрямее доску и взял в узловатые боцманские пальцы палочку мела.
   – Смотрите внимательно…
   Под скрип мелка корабль на доске одевался четырехугольными парусами и на них появлялись надписи.
   – Все ли вам понятно? – спросил Яков Платонович.
   – Почти, – отозвался Слава. – Только неясно, почему парус бизань вы нарисовали пунктиром. И почему за ним стоит гафельный парус.
   – Гафельный парус на бизань-мачте больших судов ставится обязательно, мы ведь об этом уже говорили. А прямой парус бизань бывает не на каждом судне даже с полной корабельной оснасткой. До тридцатых годов девятнадцатого века про прямую бизань вообще не слыхали. Впервые додумался поставить этот парус на бегин-рее какой-то американский капитан. Сперва над ним даже смеялись. Но потом моряки убедились: парус этот добавляет судну скорости. Но гафельный парус тоже оставили.
   Если на задней мачте есть нижний прямой парус, он-то и называется БИЗАНЬ. А гафельный, позади прямого – КОНТР-БИЗАНЬ.
   Если прямого паруса там нет, имя БИЗАНЬ носит гафельный парус.
   Ну, а теперь о других, о косых парусах на фрегате.
   Вы помните, когда мы изучали стоячий такелаж, то говорили о штагах? Что такое ш т а г?
   – Это натянутый трос, который идет от мачты вперед и вниз, – отчеканил Вася.
   – Да, от мачты, от стеньги… От каждой составной части мачты может тянуться штаг. Например, от фор-брам-стеньги – фор-брам-стень-штаг, от крюйс-бом-брам-стеньги – крюйс-бом-брам-стень-штаг. И так далее.
   Вот на этих-то штагах и поднимаются треугольные паруса – СТАКСЕЛИ. Или стакселя.
   «Стак» – видоизмененное слово «штаг». Значит, «стаксель» – «штаговый парус», «парус на штаге». Поднимают стакселя, разумеетcя, стаксель-фалами. К передней шкаторине стакселя пришиты специальные крючки или карабины с защелками. Они скользят по штагу, когда матросы тянут фал. Называются они РАКСЫ.
   Сразу надо сказать: почти никогда не бывает, чтобы даже на самых крупных судах на каждом штаге ставился стаксель. Но мы-то рассматриваем (и строим!) корабль с самой-самой полной парусной оснасткой. На нашем «Звенящем» должны быть все известные нам паруса современного судна. Поэтому извольте следом за мной изобразить в своих тетрадях такую вот схему: «Косые паруса фрегата».
   Кончив рисовать, Яков Платонович продолжал рассказ:
   – Со стакселями, стоящими между мачтами, дело обстоит просто. Их названия, как и названия штагов, зависят от стеньг. Только с бизань-стакселем некоторая сложность: надо запомнить, что обычно его называют АПСЕЛЬ.
   А вот с парусами перед фок-мачтой – над баком и бушпритом – разобраться будет посложнее.
   Самый близкий к мачте треугольник – тот, что стоит на штаге, идущем к форштевню – еще с т а к с е л ь. Если он на фока-штаге, то ф о к а – с т а к с е л ь. Если на фор-стень-штаге – то ф о р – с т е н ь – с т а к с е л ь. Вместе они не ставятся – или тот, или другой…
   А вот дальше, над бушпритом, стоят уже КЛИВЕРА.
   Сначала просто КЛИВЕР. Впереди него – БОМ-КЛИВЕР.
   Раньше кливера крепились на специальных леерах и поднимались вместе с ними, но теперь они, как и стакселя, скользят раксами по штагам.
   Только л е т у ч и й к л и в е р, который вы видите над другими кливерами, по-прежнему поднимается на леере. Он считается дополнительным, вспомогательным парусом…
   – А я видел на снимках парусники, у которых над бушпритом гораздо больше кливеров, чем на этой схеме, – вмешался Слава.
   – Бывает и больше. Тогда передние треугольные паруса именуют так. Первый от мачты – всегда стаксель (фока… или фор-стень…), затем – первый кливер, второй кливер, третий кливер… А самый передний (не считая летучего) – бом-кливер. Иногда один из средних кливеров носит название м и д е л ь – к л и в е р.
   А теперь вернемся к прямым парусам. На схеме их по пять на каждой мачте. Но ведь вы, когда разглядываете мои альбомы с парусниками, видите, что парусов на мачтах бывает больше.
   – Да! Я об этом тоже хотел спросить! – вскинулся Слава.
   – Дело вот в чем. В середине девятнадцатого века стали строить быстроходные суда для дальних рейсов – клипера. Паруса у них были громадные, марселя достигали пятисот квадратных метров. Управляться с ними было очень трудно. Американский капитан Форбс предложил делить большие паруса на две части – по горизонтали. Для этого ставились дополнительные реи. Впервые такую конструкцию применили на клипере «Грейт Рипаблик» («Великая Республика»). Потом разрезные марсели и брамсели стали появляться на судах все чаще.
   Таким образом, на парусниках часто можно видеть нижний марса-рей и верхний марса рей (оба на стеньге), нижний брам-рей и верний брам-рей (на брам-стеньге). И паруса разделились на нижний и верхний марсели, верхний и нижний брамсели.
   Отличить разрезные паруса от одинарных легко. Они уже обычных и промежуток между ними небольшой. Взгляните на эту картину… – Яков Платонович развернул небольшой плакат. – Это силуэт пятимачтового фрегата с разрезными парусами. На всех мачтах второй снизу парус – нижний марсель, а третий – верхний марсель, не путайте его с брамселем. Четвертый и пятый паруса – нижний и верхний брамсели. Шестые – бом-брамсели. Они одинарные (разрезать бом-брамсели не было принято). А трюмселей на этом фрегате нет.
   Надо сказать, что трюмсели во все времена были довольно редкими парусами. Даже на клиперах, где парусов старались ставить как можно больше, они встречались не всегда. На знаменитом клипере «Катти Сарк», например, был только грот-трюмсель…
   Теперь посмотрите на контр-бизань. Видите, она тоже разрезная. Там есть верхний гафель и нижний гафель. Это тоже сделано для удобства работы с громадным парусом.
   – А как различать паруса на грот-мачтах, если этих мачт несколько? – спросил Слава. – Ведь у всех там приставка «грот».
   – Говорят обычно так: «нижний парус первого грота» (то есть первой грот-мачты), «верхний марсель второго грота» и так далее…
   – У нас на «Звенящем» таких сложностей не будет, – ревниво заметила Ксеня. – Там три мачты, и все названия – по строгой схеме.
   – Да. Но моряки должны знать не только свой корабль, но и о других иметь представление. Кстати, наш «Звенящий» – судно с прямыми парусами. А есть и с косыми. Надо разбираться с парусной оснасткой и там.
   – Мы ведь уже много говорили о косых парусах, – напомнил Вася. По правде говоря, ему хотелось погулять. В окно маняще светило весеннее солнышко. К тому же, и Синтаксис с Василисой прогуливали занятия. Скорее всего, гоняли охмелевших от весеннего настроения воробьев.
   Но Яков Платонович сказал:
   – С парусными делами надо покончить сегодня. Это недолго. Я расскажу о парусах на трехмачтовой гафельной шхуне. Вот она… – И он быстро набросал рисунок.
   На такой шхуне мачты двухсоставные: колонна и стеньга. Нижние паруса – гафельные. На судне такой парус называется т р и с е л ь.
   Здесь мы видим ф о к а – т р и с е л ь, г р о т а – т р и с е л ь и б и з а н ь – т р и с е л ь.
   А над триселями ставятся еще треугольные паруса. Верхним углом они притягиваются к т о п у стеньги. Ну, разве можно такой парус назвать иначе как т о п с е л ь?
   – Впереди ф о р – т о п с е л ь! – поспешил Вася, чтобы не подумали, будто он ленится.
   – Затем г р о т а – т о п с е л ь, – поддержала его Ксеня.
   – А сзади – бизань-топсель… Ой! – Антон смешно прикрыл рот ладошкой. – Я хотел сказать к р ю й с – т о п с е л ь. Потому что стеньга на бизань-мачте называется «крюйс-стеньга», а этот топсель как раз на ней.
   – Я рад, что ты это помнишь, – отозвался Яков Платонович. – А теперь еще несколько слов о топселях. Они бывают не только вот такие, с острым фаловым углом, но и рейковые. По сути дела это маленькие люгерные паруса. Тогда их называют р е й к о в ы е т о п с е л я… А теперь отправляйтесь гулять. Завтра я занят своей рукописью о приключениях на суше и на море, встретимся послезавтра.
   – Но ведь послезавтра первое апреля, – жалобно сказала Ксеня.
   – Ничего. Мы начнем заниматься без всяких обманов и шуток.
   – Какие тут шутки. В школе занятия начинаются после каникул, – печально сказал Антон.
   – Это не беда. Будете приходить вечером, когда сделаете уроки. Тем более, что дни теперь все длиннее и длиннее…
   Едва наступила ночь, как четверо друзей вместе с Василисой и Синтаксисом оказались на старом корабле. Конечно, это случилось в результате колдовства корабельного гнома Моти. Но сам он делал вид, что совершенно ни при чем.
   Светила луна, и от грот-мачты падала на палубу широкая черная тень. Модест Мокроступович сидел в этой тени, наигрывал на гитаре и меланхолично напевал песенку собственного сочинения:

Раз на корабле одном
Появился рыжий гном.
Дили-дон, дили-дон,
Захотел поплавать он…

   Здравствуйте, Модест Мокроступович! – хором сказала дружная четверка. А коты потерли мордами о гитару.
   – Привет, привет, – оживился Мотя. – Как дела, как успехи?
   – Дела идут, – бодро заверил Вася.
   – Молодцы… – И Мотя замурлыкал опять:

Раздались голоса,
Распустились паруса,
В море вышел наш фрегат,
Гном тому был очень рад…

   – А мы тоже скоро выйдем в море, – похвасталась Ксеня. Ну, понарошку, конечно, но все равно интересно. Игра такая. На нашем «Звенящем» все уже готово к плаванию.
   Мотя поставил торчком гитару, прислонился к грифу щекой. В бороде его блестели лунные искорки. В глазах тоже – насмешливые.
   – Ну-ка, ну-ка! Это вам Платоныч сказал, что все готово?
   – Мы сами знаем! – храбро ответил первоклассник Антон Штукин. – Потому что… посудите сами! Ведь парусный корабль состоит из чего? Из корпуса…
   – Из рангоута! – поддержала его Ксеня.
   – Из такелажа! – добавил Вася Лис.
   – И из парусов, – закончил Слава Воробьев. – Мы с ними наконец-то кончили разбираться. Только вчера.
   – Вы, конечно, молодцы. Но это не значит, что постройка фрегата закончена.
   – А чего там еще не хватает? – капризно отозвался Вася. – Мы все подготовили как надо. По четырем основным разделам.
   – Именно по основным! А сколько нужно еще всяких деталей, механизмов, устройств?! Ну, скажите на милость, куда вы поплывете без р у л я?
   – Ой, верно… – первым признал ошибку Слава.
   – А вы нам расскажите про руль, и будет считаться, что он готов. Пожалуйста, дорогой Модест Мокроступович…. – ласково подъехала к гному Ксеня.
   – Ладно уж, – растаял Мотя. – Но имейте ввиду, что руль – это лишь часть р у л е в о г о у с т р о й с т в а.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация