А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Портфель капитана Румба" (страница 4)

   6. Сержант Рупперс. – Находчивость Гвоздика. – Свиная кожа. – El tesoro cardinal.

   В дверь крепко и официально застучали.
   – Кого там принесло! – бесстрастным голосом ни в чем не виноватого человека откликнулся папаша Юферс.
   – Портовая полиция! Отоприте!
   Ворча, дядюшка отодвинул засов. Трое заснеженных полицейских шагнули в каморку. Запахло зимой и сырым сукном.
   – Просим прощения, – прогудел пожилой грузный сержант. – Мы разыскиваем опасного контрабандиста. У вас его нет?
   – Разве что вот он, – хмыкнул папаша Юферс и кивнул на Гвоздика. Тот, сияя безбоязненной улыбкой, глядел на полицейских.
   – Понимаете, преступник ускользнул в какую-то каминную трубу, – слегка виновато разъяснил сержант. – Нам показалось, что именно над вашей трубой нет дыма, вот мы и…
   – Дровишки сухие, без дыма горят, – с горьким юмором сказал папаша Юферс.
   – Однако для порядка надо бы осмотреть комнату…
   – Валяйте… – с храбростью отчаяния отозвался дядюшка.
   – Кроме как под кроватью, и смотреть негде… – весело подал голос Гвоздик. Он тоже понимал, что единственный выход – это нахально идти навстречу опасности. – Только, ох, и паутины там!
   – Да ладно, сержант, пошли по домам, – заворчал один из полицейских. – А то наследим тут слякотью. Он небось удрал через мастерские. Теперь ищи-свищи…
   – Апчхи! – раздалось в этот миг под кроватью. Все замерли. Первым опомнился Гвоздик.
   – Будь здоров, дядя Ю! – закричал он. – Видишь, опять простудился! Я говорил тебе: надевай шарф, когда выходишь на улицу! Просто нет с тобой сладу, как с маленьким…
   – Хм… будьте здоровы, – нерешительно проговорил сержант. И хотел было нагнуться, но, видимо, у него болела поясница.
   – Вчера была ужасная сырость… апчхи, – ненатурально сказал папаша Юферс.
   А Гвоздик подскочил и весело пригляделся к начальнику полицейского патруля:
   – Ой, господин сержант, я вас знаю! Ваша фамилия Рупперс! Помните, весной мальчишек отнесло от берега на самодельном плоту и вы догоняли его на лодке? Я там тоже был. Вы еще обещали сообщить каждому домой, чтобы нам попало как следует!
   – Н-да… – отозвался сержант. – Было что-то подобное. Только вот сообщить я, к сожалению, так и не собрался…
   – Я ничего не знал об этом деле, – сурово заявил папаша Юферс. – Уж я прописал бы тебе путешествие на плоту!.. Что делать с такими сорванцами, господин сержант?
   – И не говорите! У меня у самого трое. Дома – дым коромыслом…
   – Дядя Ю! – опять подскочил Гвоздик. – Почему бы тебе не угостить сержанта Рупперса и господ полицейских стаканчиком вина в честь праздника? Они так продрогли, а у тебя ведь есть бутылочка!.. Господин Рупперс такой добрый, даже не нажаловался тогда!..
   – В самом деле… апчхи, – сказал папаша Юферс. – Бутылочка "Крови матадора". А, господа? К сожалению, стакан у меня всего один, однако можно и по очереди. А я глотну из горлышка… А то вы и в самом деле станете чихать, как я…
   Сержант Рупперс переступил сырыми ботинками.
   – Весьма благодарен. Только сами понимаете, мы на службе.
   – Не отказывайтесь, господин Рупперс, – быстро прошептал Гвоздик сержанту. – А то он выпьет всю бутылку сам и уснет, а мне будет скучно…
   – Что он там шепчет? – притворно заворчал папаша Юферс. – Не слушайте этого негодника, господин сержант, он всегда подшучивает над старым дядюшкой… А что касается службы, то ей не помешает глоточек старого испанского!
   Помощники сержанта одобрительно закряхтели…
   С "Кровью матадора" было покончено в два приема. После чего полицейские пожелали дядюшке и племяннику счастливого Рождества и загрохотали башмаками по лестнице. Дядюшка помахал им вслед пустой бутылкой и задвинул засов.
   Тогда, пятясь, выбрался из-под кровати шкипер Джордж.
   – Как говорил мой дедушка…
   – Не знаю, что говорил ваш дедушка, а у меня теперь ни любимого кресла, ни даже глотка в бутылочке. Последней радости не осталось. И присесть не на что. Разве что постелить прямо на пол эту кожу…
   – По-моему, лучше прибить ее на стену, – предложил Гвоздик. – Будет все-таки память о кресле. И о капитане Румбе…
   – Кресло-то было красивое. А кожа что? Раньше на ней было золотое тиснение, да все вытерлось… Хотя с другой стороны…
   – А что с другой стороны? – подвинулся к дядюшке Гвоздик.
   – Я вспомнил, как писал великий Андерсен: "Позолота сотрется, а свиная кожа останется…"
   – Да я не про Андерсена! Тут что-то написано на другой стороне. На коже!
   – Где?
   Все трое столкнулись над кожей головами у догорающего огня. На шероховатой изнанке темнели буквы и цифры:
   La Cartera del Botonchito
   El tesolo cardinal
   S– 22°32'O– 61°44'2
   Isla Quijada del tiburon
   Abajo de ®en espejo3
   – Клянусь "Дюком", это координаты… – пробормотал шкипер Джордж.
   – Ботончито… – выдохнул Гвоздик. – Капитан Румб…
   – Главное сокровище… – обмирая, прошептал папаша Юферс. – Это по-испански. Остров Акулья Челюсть…
   – Совсем рядом с островом Нуканука! – воскликнул шкипер Джордж. – С ума сойти! Клянусь кремневым пистолетом дедушки, у меня еще не было такой удачи!.. Сеньоры, вперед!
   – Куда? – подскочил Гвоздик.
   – Мальчик еще спрашивает! "Милый Дюк" готов к отплытию!
   – Прямо сейчас? – испугался папаша Юферс.
   – Или у вас завтра торжественный бал с шампанским и ананасами? Или вам надо собрать много чемоданов?
   – Я только захвачу с собой свою рукопись!
   – Давно бы так! Конечно, мой "Дюк" – не клипер "Ариэль", но через три месяца, если повезет, мы окажемся на месте!..
   – Дядя Ю! Это будет твоя лучшая морская история!
   – Дикки, положи в карман зубную щетку! И застегни пальто… Ох, какое куцее! Подтяни чулки, а то ознобишь коленки… Ну и что же, что дыры, все-таки теплее… Где твой берет? Как это "давно потерялся"? Тогда надень как следует капюшон… Что значит "натирает уши"! Я тебе сам сейчас так их натру!.. Капитан Седерпауэл, вы не боитесь брать на судно такого упрямого мальчишку?

   7. Тропинка среди скал. – Неожиданная встреча. – Морковка. – Сожаления Гвоздика. – "Милый Дюк".

   Втроем они осторожно спустились по пыльной и гулкой железной лестнице. Гвоздик первым высунул нос на улицу: нет ли опасности. В сумерках по-прежнему сыпались с высоты мягкие хлопья. Но теперь тянул ветерок, и снегопад превратился в пушистую метель. Никого за метелью не было видно.
   Пустынными переулками папаша Юферс, шкипер Джордж и Гвоздик выбрались на улицу Короля Якова. Здесь горели желтые фонари и была стоянка наемных экипажей. Кучер в заваленной снегом шляпе согласился отвезти трех пассажиров к заставе "Коровьи ворота", но ради праздника и метели заломил тройную цену.
   Шкипер Джордж не стал торговаться:
   – Вперед! – и первым полез в крытый кожей возок.
   Ехали около получаса. Мягко покачивало. Гвоздику стало чудиться, что все это – во сне. Но нет, все было по правде. Экипаж остановился, и пришлось выбираться под летящий снег. Теперь он уже не казался мягким и ласковым. Противно прилипал к щекам и холодными пальцами хватал сквозь прорехи за ноги. А ветер, дувший вдоль обрывистого берега (разумеется, в лицо) стал резким, продувал жидкое пальто и хотел сорвать капюшон.
   За каменной аркой заставы кончились лачуги с бледно светившимися окошками. Сквозь метель и низкие летящие облака иногда проглядывал месяц. При его размытом бегущем свете путешественники двинулись по берегу. Среди камней вилась тропинка, но местами ее совсем занесло, и снег набился Гвоздику в широкие разношенные ботинки.
   Дядюшка Юферс вздыхал и сопел, как больной слон. И наконец спросил:
   – Далеко ли еще?
   – Недалеко, господа! Уютная бухточка, где стоит "Милый Дюк", совсем рядом… А там нас ждет ужин в маленькой, но теплой кают-компании и общество надежных друзей… Вперед!
   Это только так говорилось – "вперед!". А на самом деле тропинка по камням и гранитным уступам повела вниз. А потом потянулась по карнизу над морем. Теперь сверху были скалы, а внизу обрыв. Под ним ворочались и ворчали невидимые за снегом волны. И пришлось еще долго идти вот так, в снежной мгле, над опасной пустотой, хватаясь за скальную стену и осторожно ставя ноги между каменными осколками.
   Гвоздик двигался впереди. Шкипер Джордж объяснил:
   – Если ты поскользнешься, я успею схватить тебя за шиворот… А вы, папаша Юферс, держитесь за хлястик моей куртки… Осторожнее, скоро поворот.
   Гвоздик первым обогнул скалу. И… увидел в обрывках лунного света неподвижного человека. Резким движением человек откинул плащ, и разлетелся ярко-лимонный свет фонаря. Гвоздик шарахнулся назад. Он узнал незнакомца.
   Это был учитель Шпицназе.
   Вернее, бывший учитель. А сейчас – агент сыскного бюро.
   – А-а! – весело сказал сыщик Нус. – Наконец-то! Я продрог, ожидаючи вас на этой тропинке… Ай-ай-яй, мальчик совсем озяб. Ну, ничего… – Он точным движением поставил фонарь на выступ скалы и достал из-за пазухи длинный пистолет. – Руки вверх, господа. И не надо делать глупостей. Если вы вздумаете бежать или сопротивляться, я могу нечаянно выстрелить в мальчика. Это будет крайне печально для всех нас. Вы ведь очень любите вашего племянника, папаша Юферс? Что касается меня, то я обожаю своего бывшего ученика, хотя между нами и были некоторые недоразумения…
   Левой рукой сыщик Нус вытащил из кармана железные наручники. Они качались на цепочке и звенели, как шлюпочные уключины, когда гребцы несут их к пристани.
   – Господин Седерпауэл, весьма сожалею, но эти браслетики мне придется надеть на вас… Не надо движений, капитан! А то я и правда могу нажать на спуск! – И господин Шпицназе сунул пистолет прямо под нос Гвоздику. От ствола пахло сгоревшим порохом и холодным железом.
   Обрывки перепуганных мыслей прыгали в голове у Гвоздика. Хоть снова кричи "мама"… Но вы же знаете, что он был находчивый мальчик. И одну спасительную мысль ухватил за хвост!
   – Как же вы сможете выстрелить, если в дуле торчит морковка?!
   – Что? – Нус повернул ствол к себе, чтобы разглядеть морковку.
   Бах! – Гвоздик головой ударил сыщика в тощий живот.
   – А-а-а!! – Нус, пытаясь задержаться на тропинке, замахал над обрывом руками. Трах! – это он то ли нарочно, то ли с перепугу нажал спусковой крючок, и на голову Гвоздика посыпались со скалы каменные крошки. Выстрел сослужил плохую службу господину Шпицназе. Отдача пистолета толкнула его в руку, и равновесие окончательно нарушилось. Жалобно вопя, сыщик Нус полетел в темную кашу из метели и волн…
   И – словно не было господина Шпицназе. Если бы не фонарь.
   Шкипер Джордж взял фонарь с уступа.
   – Пригодится… Хорошо, что этот шпион ждал нас один. Частные сыщики любят работать в одиночку, это их ошибка… Мальчик, ты герой!
   Но Гвоздик совсем не чувствовал себя героем.
   – Я не хотел… Он теперь потонул, да?
   – Ох, какие неприятности… – постанывал папаша Юферс и прижимал к груди свою рукописную книгу, завернутую в грубую кожу от кресла.
   – Хм… Возможно, что и не потонул, а выбрался внизу на скалы, – с ненатуральной бодростью сказал шкипер Джордж. – И не переживай так, юнга. Ведь этот негодяй чуть не пристрелил тебя!
   – Все равно… – зябко вздохнул Гвоздик.
   – Вперед! – велел шкипер Джордж и взял его за руку.
   Через минуту они оказались на берегу тесной бухточки с обрывистыми берегами. По выбитым в скале ступеням спустились на галечный пляж. Здесь не было волн, и темная вода лишь слабо лизнула ботинки Гвоздика. За метелью Гвоздик разглядел обрисованные снегом снасти небольшого парусника без огней, тот стоял на якоре в палукабельтове от берега.
   Шкипер Джордж помахал фонарем и лихо засвистел.
   – Это вы, капитан? – донесся со шхуны зычный голос.
   – А кто же еще?! Может быть, господин премьер Кроуксворд решил самолично нанести вам праздничный визит? Спускайте ялик, бездельники, и поскорее, со мной гости! Готовьтесь поднять грота-стаксель и кливер да поработать на шпиле! Сейчас мы потихоньку выползем из бухты, а потом я за праздничным столом кое-что расскажу вам!..
Чтение онлайн



1 2 3 [4] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация