А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Encounter: Ночной экстрим" (страница 9)

   Выпалив главное и переведя дух, Дима принялся последовательно, по пунктам, излагать теперь уже подтвердившиеся факты Наташиного предательства. У него не осталось никаких сомнений: ее мастерски внедрили в их команду «Отморозки».
   – Вот это да!
   Коварство негодяев привело Максима в восхищение. Всю игру он ждал какого-нибудь подвоха от «Отморозков»… Но чтобы такое! Это ж надо было додуматься – внедрить своего человека в чужую команду! Вот уж отморозки так отморозки! То-то он думал, чего это они себя так прилежно ведут на этой игре! Ага, конечно!
   – О-бал-деть… – переваривая открытие, протянул Максим. Что же, теперь, когда инфекция в организме команды обнаружена, дела пойдут на поправку. Но, прежде всего, нужно избавиться от самой инфекции.
   Если Максим был доволен разоблачением, то Диму им же самим сделанное открытие сразило наповал.
   – Старина, да не парься, – друг потрепал его по плечу, – это мы еще посмотрим, кто кого. Знаешь, как говорится, хорошо смеется тот, кто смеется последним.
   Максим уже знал, что делать. Он набрал номер службы вызова такси. Ему сказали, что через семь минут будет белый «пежо» с номером на борту «107».
   Олег с Аней возвратились с поляны. Оказывается, там они совершенно случайно нашли код… на вымени коровы! Они хотели рассказать о своей удаче, но Максим предельно кратко ввел их в курс дела относительно Наташи. Пообещал, что подробнее объяснит потом, а сейчас они должны провести экзекуцию.
   Вокруг коровника валялись сожженные покрышки, то ли от тракторов, то ли от самосвалов. Максим надергал из них кордовой проволоки, мастерски свил из нее толстый металлический трос и положил его рядом с воротами. Затем зашел внутрь.
   Наташа все так же сидела за рулем, обхватив его обеими руками и уткнувшись в него лбом.
   Максим открыл водительскую дверь, в салоне автоматически зажегся свет. Наташа подняла голову и припухшими, покрасневшими глазами посмотрела на капитана.
   – Послушай, – медленно произнес он, пытаясь определить, не догадалась ли она, что ее уже раскусили, – я хотел извиниться. По поводу тупой телки и всего такого. Я понял, что телка ты совершенно не тупая… – Максим осекся, но Наташа смотрела доверчиво и искренне улыбнулась ему. – Ну, то есть я хотел сказать… я очень переживаю за эту игру. Знаешь, у каждого свои бзики, каждый из нас на чем-то помешан, а я вот на этой игре. Утереть нос «Отморозкам» – это как бы даже не цель… то есть цель, конечно, но не игры, а на сегодняшний момент это цель моей жизни. Знаешь ли, у меня есть идея о том, что добро побеждает зло…
   – Это идея общественная, – улыбаясь смелее, заметила Наташа. – Твоя идея – это такая, которую ты собственной головой придумал.
   Максим запнулся на секунду, но тут же продолжил:
   – Ну, я же не виноват в том, что общественная идея совпадает с моей собственной. Не важно. Ну, так вот, моя ближайшая цель в рамках этой игры – показать всем, – Максим многозначительно и пристально смотрел прямо в карие глаза Наташи, – что такое хорошо и что такое плохо.
   Она постепенно приходила в себя: приветливый голос Максима действовал на нее ободряюще.
   – Всегда хотела посмотреть на настоящий Апокалипсис, – уже совсем оклемавшись, в привычной для себя манере заметила Наташа. Максим понял, что у нее нет и тени подозрения, что афера «Отморозков» раскрыта. Очаровательной, открытой и щедрой улыбкой она показывала, что все забыто и товарищеские отношения восстановлены.
   – Тогда за дело. Мы с Димой начнем со входа, а ты обследуй дальние углы коровника. Аня с Олегом прогуляются к коровам – рогатые буренки там, на поляне, может, какая из них с кодом на боку ходит. А ты бери фонарик – и вперед, только рацию оставь: нужно батарейки поменять.
   Наташа достала рацию из кителя, посмотрела на экран.
   – У меня показывает, что заряд полный, – сказала она.
   – Они всегда так себя ведут. Сначала показывают, а потом сразу отрубаются без предупреждения, – соврал Максим.
   Наташа послушалась его и, рассекая темноту ярким лучом фонарика, направилась в недра коровника.
   Максим вышел на улицу, подозвал Аню с Олегом – мол, начинаем. Они втроем зашли внутрь и, дождавшись, когда Наташа в дальнем конце строения сосредоточится на поиске, забрали свои вещи из машины, в том числе синюю мигалку из багажника. Вынесли все наружу.
   Дима стоял около ворот и молча наблюдал за происходящим. Он не понимал, правильно ли они сейчас поступают, так грубо бросая ее, даже не дав ей возможности оправдаться. Потрясшее его открытие легло на душу таким тяжким грузом, что он онемел, отупел и погрузился в прострацию. Никаких чувств, никаких мыслей, вообще ничего. Пустота.
   Стоя в оцепенении, Дима видел, как Максим с младшим братом плотно закрыли ворота. На воротах, снизу и сверху, были замочные петли. Продев в верхние петли самодельный трос, он как можно плотнее обмотал его вокруг петель. Так же поступили с нижними петлями. Теперь изнутри ворота не открыть.
* * *
   Подъехало вызванное такси. Олег напомнил брату, что по правилам менять машину во время игры можно только по одной причине – если она поломалась. Максим заявил, что у них есть не менее весомое основание и это, он убежден, признают организаторы, если им все объяснить.
   По пути к городу Максим все рассказал Ане с Олегом. У Димы зазвонил телефон, он выудил его из кармана и посмотрел на экран. Это была Наташа, звонившая из встроенного в машину телефона. Он молча передал трубку Максиму.
   – Алло, – сказал Максим.
   – Ребята, это шутка такая? – спросила она.
   – Шутка. Тебе смешно?
   – Нет, – послышался сдавленный голос девушки.
   – Понимаю… может быть, хочешь что-нибудь сказать в свое оправдание?
   – Я не понимаю, о чем ты говоришь.
   – Конечно, не понимаешь… – Максим, злорадно улыбаясь, подмигнул Диме. Но тот отнюдь не разделял его ликования по поводу возмездия, так и сидел со скорбной миной. – Я в последний раз спрашиваю: не хочешь ли ты что-нибудь сказать в свое оправдание?
   – Мне не в чем оправдываться, – убежденно ответила Наташа.
   – Странно, ты не поверишь, но я почему-то так и думаю. Потерпи немного, за тобой приедут.
   Максим сбросил вызов. Посмотрел на Диму: пожалуй, таким прибитым он не видел его еще никогда в жизни.
   – Да перестань ты! Заметь, ведь не тебя одного развели, мы все под раздачу попали.
   Дима не отвечал. Он смотрел сквозь стекло прямо перед собой, в одну точку, – и ничего не видел.
   – Депресняк, – поставил диагноз Олег.
   Дима, как бы очнувшись, глубоко вздохнул и посмотрел на Максима:
   – Противно, Макс. Пусть все так, ну да, надули нас. Но то, как мы ее там заперли, это тоже свинство. Мне казалось, каждый за себя отвечать должен, за свои поступки. Пустились «Отморозки» на такую подлость – ладно, это их дело. Почему мы-то опустились до их уровня?
   Максим, видя, как терзается друг, пытался ему, а отчасти и себе доказать, что они правы:
   – Я прекрасно понимаю, о чем ты говоришь. Типа, ударили тебя по левой щеке – подставь правую. Но я с этим не согласен, так тебя до смерти забить могут… пощечинами-то. А мы вообще мудро очень поступили: взяли зеркало и отразили ту подлянку, которую «Отморозки» нам устроили. Пусть посмотрят со стороны, как это выглядит. На себя же, но со стороны.
   Дима ничего не отвечал. Максим решил, что нужно подкрепить свою мысль парочкой авторитетных афоризмов:
   – Знаешь, кто-то сказал, что для преступника наилучшее вознаграждение – безнаказанность. А еще говорят: кто к нам с мечом придет – тот от меча и погибнет! Продолжить?
   – Возможно, все так, – допустил Дима, отворачиваясь к окну и безучастно глядя на проносящиеся мимо деревья и строения, – но что же так на душе паршиво?
   Машина несла их к стадиону «Заря», что за кольцевой дорогой города, – к последнему, десятому уровню. На территории стадиона, сообщалось в задании, есть код площадью шесть квадратных метров.
   Таксист неспешно катил по трассе, строго держа девяносто километров в час. Максима раздражала такая езда.
   – Ну, хотя бы девяносто девять-то можно, за это еще не штрафуют!
   Седовласый мужчина, прокуренный дешевыми сигаретами, бросил насмешливый взгляд на Максима, который сидел справа от него. Чуть добавил газа, и стрелка спидометра замерла на отметке девяносто пять.
   Аня, сидевшая слева от Димы, пару раз порывалась что-то сказать, но не решалась. Потом, преодолев колебания, разразилась:
   – Странный ты какой-то, Дима. Вот ты говоришь, за свои поступки отвечать нужно. Что же ты за свой поступок не отвечаешь? Когда Максим коровник этот закрывал, это его поступок был. А ты в сторонке стоял и смотрел молча – это твой поступок. Причем дурацкий, Дим. Потому что дурак ты, круглый притом. Наташа офигенная девочка, была бы я парнем, я бы в нее вцепилась всем, чем только можно, и никуда бы больше не отпускала. Не верится мне никак во все то, что вы тут напридумывали про нее. Не верю, и все тут! А даже если и правда, так тем более!
   – Что тем более? – равнодушно обронил Дима.
   – Тогда она тем более офигенная! Столько времени нас за нос водить! А как она нас катала! У меня от ее езды душа в пяточки уходила каждый раз, до сих пор отойти не могу! И сколько раз она нам помогала! Как с водой догадалась!
   – Как с водой догадалась?
   – Мне очень понравилось, как она тогда сказала: «Если мы не знаем, как организаторы взвешивали воду, это еще не значит, что они ее не взвешивали».
   – Слушай, ну ты ведь тоже руки приложила! Вещи выносила из коровника, – чуть оживился Дима.
   – Мне как-то фиолетово, если честно. Мне с ней детей не рожать. А вот тебе… Одна реальная девчонка ему встретилась, так и ту в коровнике запер. Нет, ну нормальный разве?
   Некоторое время в салоне слышался только монотонный гул. Дима, с одной стороны, был согласен с Аней, и именно об этом он и говорил Максиму – Наташа не заслуживала такого обращения. С другой же стороны…
   – Это обман, понимаешь? Она обманула нас, но в первую очередь меня. Мне сложно объяснить, в чем тут дело. Но обман, тем более если он осознанный, а хуже того злонамеренный, – это такая вещь, которую просто так не прощают. Если с этого все начинается, что будет дальше? Дальше хуже только будет. Поэтому нужно, чтобы уже сейчас вообще не было никакого «дальше». И не будет.
   – Странный ты какой-то, – повторила Аня. – Ты же сам говорил, что это всего лишь игра.
   – Обман есть обман, – отозвался с переднего сиденья Максим, – где бы он ни был, хоть в Африке, хоть на Северном полюсе. Аня, ты думаешь, я не переживаю о том, что она там одна сейчас заперта со своей машиной…
   Водитель такси неодобрительно посмотрел на Максима. Несмотря на то что о пленнице в коровнике толковали уже минут пятнадцать, таксист только сейчас уловил смысл. Поймав его суровый взгляд, Максим успокоил водителя:
   – Не волнуйтесь вы, это игра такая.
   – Хорошенькие у вас игры, – заметил тот осуждающим тоном.
   Максим вернулся к прерванному рассуждению:
   – Но я тебе, Аня, так скажу. Нас за идиотов держали все это время, может, кому-то и нравится быть идиотом, а мне лично нет. Кроме всего прочего, есть и чувство собственного достоинства. И это мое чувство сейчас полностью удовлетворено. А что до Наташи… «Отморозки» следуют буквально за нами, так что скоро за ней приедут. Может быть, уже приехали. Ничего с ней не сделается.
   Максим помолчал немного, затем известил команду о принятом решении:
   – На брифинге после игры я собираюсь всем все рассказать.
   Он повернулся назад – посмотреть на реакцию Димы.
   – Разве в этом есть необходимость? – вяло возразил тот.
   – Разумеется! Если «Отморы» останутся без наказания, в следующий раз они вставят «жучок» тебе в телефон, подсунут слабительное нашему водителю, подошлют проститутку к организатору, чтобы она его соблазнила и сценарий стащила… – Максим запнулся: последнее предположение слишком уж перекликалось с тем, что реально произошло на этой игре с Димой.
   – Делай, как считаешь нужным, мне все равно, – отмахнулся Дима, опять погружаясь в сумрак своих мучительных сомнений.
   – Ну, вот и чудненько, – подвел итог Максим.
* * *
   Договорившись с таксистом, чтобы он их подождал, вчетвером отправились обследовать прилегающую к стадиону территорию. Кроме «Максимусов», вокруг не было ни души.
   Дима отошел в сторону и вызвал еще одно такси. Максим, видевший это, сразу догадался зачем – его друг хочет вызволить затворницу.
   Ребята медлили, топтались перед стадионом на небольшой, залитой цементом площадке. Настроения доигрывать не было ни у кого. Дима сел на землю:
   – Я побуду здесь.
   – Встань с бетона – зад отморозишь. Пятнадцать градусов на улице, – строгим тоном старшего сказал Максим.
   Олег с Аней без особой охоты отправились обходить стадион: код огромных размеров, такой небось не пропустишь.
   Максим оставался возле Димы. Ему-то казалось, что другу требовалось лишь одно – просто забыть ее, как будто бы ее никогда и не существовало. Но для этого необходимо время.
   – Дим, да не морочь себе голову! Что ты паришься?
   Дима поднял глаза, в упор посмотрел на Максима:
   – Я хочу вернуться в коровник и открыть Наташе ворота. – Дима низко опустил голову, этим жестом как бы заслоняясь от каких бы то ни было возражений.
   – Ее там уже давно нет.
   Хмурое молчание в ответ.
   – Ну, как знаешь. И встань с бетона наконец, простудиться в два счета можно!
   – Он теплый.
   – Какого хрена ему быть теплым? Встань немедленно!
   Дима протянул руку правее и дотронулся до бетона:
   – И здесь тоже теплый.
   Максим присел на корточки и приложил руку к бетону возле своих кроссовок. Холодный. Тогда он на согнутых в коленях ногах, гусиным шагом, поковылял по площадке, лапая поверхность.
   Дима встал, отряхнул штаны и направился к дороге – туда должно подъехать такси.
   – Стой, дурень! – крикнул Максим, но Дима даже не обернулся. Он шел медленно (как аквалангист по дну, когда вода сопротивляется и ноги свинцовые), будто насильно сам себя волок к проезжей части.
   Оставив исследование площадки, встав во весь рост, Максим провожал взглядом удаляющегося Диму, горестно качая головой. Он уже не раз вот так терял друзей – когда они женились. Максим полагал: для многих, кто не смог найти себя в жизни и не рискнул реализовать свои мечты, семья становилась спасательным кругом. Она как бы оправдывала дальнейшее существование: теперь у тебя есть жена, дети, и ты обязан заботиться о них. Ведь чтобы бороться за свою мечту, нужны смелость и толика безумия. Куда проще жениться или выйти замуж. Он допускал, что можно совмещать и то и другое: содержать семью и осуществлять мечту. Можно, но, как это ни прискорбно, для большинства из тех, кого он знал, семья занимала место мечты.
   Когда Дима скрылся за деревьями, Максим достал рацию:
   – Возвращайтесь к площадке, я нашел код. Прием.
   Аня с Олегом подбежали, капитан объяснил им: на площадке есть участки теплые и холодные. Но вряд ли это тепломагистраль, потому что тепло не пролегает вдоль одной линии. Втроем они просканировали ладонями всю площадку и срисовали схему, которую образовывали теплые пятна. На листке получилось: «EN1FTE».
   – А как они это сделали? – заинтересовался Олег.
   Максим, которого не радовали ни удача, ни собственная сообразительность, коротко растолковал:
   – Как теплые полы. Вон, – указал он пальцем на осветительный столб, – отвели два провода и смонтировали подогрев, где надо, а сверху цементом залили.
   Код был введен, и сайт выдал сообщение, что игра пройдена.

   По предварительным итогам команда «Максимусы» заняла первое место. Им здорово повезло на двух последних уровнях. Будто фортуна, испытав их выдержку и упорство, под финал расщедрилась.
   По бонусам и штрафам с «Отморозками» они были на равных. «Коты» до сих пор висели на предыдущем уровне. Итоги игры и чемпионата в целом можно было считать окончательными. Брифинг после игры был назначен на семь утра, то есть в запасе оставалось целых два часа.
   Аня поинтересовалась, куда делся Дима. Максим лишь обронил, что «у него съехала крыша».
   Прибыли в штаб, к Максиму домой. Там, пока другие команды еще корячатся, можно немного вздремнуть, а потом неспешно отправиться в Парк челюскинцев на общий сбор. Утром, сразу после ночной «Схватки», традиционно проходит разбор полетов и подводятся окончательные итоги игры. Днем все отсыпаются, а вечером предстоит громкое чествование победителей сезонного чемпионата.

   Дима позвонил в домофон в шесть утра. Зашел в квартиру, уселся на табуретку в прихожей и, не разуваясь, начал рассказывать:
   – Когда я приехал, там были уже «Квазимоды». Но они сказали, что в том коровнике, где мы заперли Наташу, они никого не видели.
   – До них там были «Отморозки» и «Коты», – уточнил Максим: он уже посмотрел статистику прохождения уровней и знал, в какой последовательности шли команды.
   – Ворота были открыты, проволока, которую ты наматывал на петли, разорвана и валялась на земле…
   – Ну, что я тебе говорил? Я думаю, она провела там минут десять, не больше, а ты так переживал. Ты на себя посмотри, дружок. Тебе самому помощь нужна. Скорая медицинская.
   – Я хочу ей позвонить.
   – И что ты ей скажешь? – спросил Максим.
   – Я хочу ей позвонить, – повторил Дима.
   – Ну, так позвони.
   – Я не знаю, что ей сказать.
   Максим усмехнулся:
   – Тогда не звони. Или нет, позвони, скажи ей, что жить без нее не можешь, что любишь каждую волосинку у нее на голове и вообще было бы замечательно, если бы она вышла за тебя замуж и нарожала тебе упаковку маленьких засранцев. Я думаю, она будет тронута.
   – Макс… я серьезно, а ты стебаешься.
   – Ну что ты ко мне прицепился? Хочешь – звони, не хочешь – не звони! Достал уже! – Максим демонстративно отбыл на кухню. Через минуту оттуда донеслось: – Чай или кофе?
   Дима неприкаянно бродил по квартире. Заглянул в спальню. Отец братьев, отдежурив ночь в штабе, крепко спал. В зале компьютер остался включенным, на экране висела статистика прохождения уровней.
   На диване, сняв только обувь и верхнюю одежду, спали в обнимку Олег и Аня. Дима ориентировался здесь, как у себя дома. Он достал из шкафа плед и укрыл им парочку. Потом прошел на кухню и сел за стол.
   – Если тебе вправду мой совет нужен, – начал Максим, – то я тебе так скажу. Если уж хочешь дальше с ней общаться, общайся на здоровье, флаг тебе в руки и барабан на шею. Только потерпи неделю хотя бы, прояви выдержку: девочки это ценят. Она же чувствует и понимает, что понравилась тебе, а значит, тоже будет думать о тебе. Думать-гадать: позвонит – не позвонит?
   Максим нарезал ломтики лимона, положил в две чашки. Засыпал дольки сахаром, растолок ложечкой и только после этого сунул пакетики с заваркой и налил кипяток. Подал чай на стол и сам сел напротив Димы.
   – Если хочешь, чтобы она тебя ценила и за мужика держала, так и будь мужиком. Через неделю, уже почти потеряв надежду тебя услышать, она обрадуется твоему звонку. А если ты ей прямо сейчас позвонишь, то все испортишь. Раз мы ее наказали, точнее, просто высказали ей свое фе, то марку держать нужно. А не бросаться туда-сюда.
   Дима жадно глотал чай с лимоном. Между тем внутренне разрывался надвое: хотелось броситься к Наташе очертя голову, крепко прижать к себе, расцеловать, попросить прощения, но в то же время хотелось оттолкнуть ее от себя, вычеркнуть из памяти, поставить на ней крест. И того и другого хотелось очень сильно, и к тому же одновременно. Вопиющая противоречивость чувств, словно сорвавшихся с цепи, бесила его: ведь невозможно прижимать Наташу к себе и отталкивать одновременно.
   Когда полкружки чая было выпито, Дима заговорил:
   – Ты советуешь, раз решили, то так и действовать. А если ошиблись? Все равно до конца идти? Даже клятву нужно нарушить, если понял, что не к добру она. Нелепо упорствовать в глу пости.
   – То, что ты сейчас с ума сходишь, это и есть та глупость, в который ты упорствуешь. Ты как будто вчера родился – не знаешь, что с девочками делать нужно? Пользоваться обходными путями, задерживаться, время от времени вообще удаляться от нее, делая вид, что ты вдруг передумал и больше не хочешь ее. Это называется игрой, и в отношениях никуда от этого не денешься.
   Такую игру в отношения Дима знал так же хорошо, как и Максим: ее правила общеизвестны и общеприняты. Но с Наташей…
   – С ней все по-другому. Она не играет, она настоящая. Играть «в отношения» можно и нужно с теми, кому эта забава доставляет удовольствие.
   – Это она-то настоящая? Она очень хорошо изображала из себя саму невинность. Ох, как хорошо!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация