А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Encounter: Ночной экстрим" (страница 5)

   – Лесопилка под Терновском, километра четыре от деревни, справа от железной дороги, я туда бегу. Прием.
   – Наташа, где ты? Прием, – послышался голос Димы из рации.
   – Бегу по железке, лесопилка должна быть с нее видна. Что с колесом? Прием.
   – Болт открутили, сейчас менять будем. Минут пять – и мы у тебя. Возвращайся на дорогу. Прием.
   – Хорошо, – закончила сеанс связи Наташа. Она остановилась, чтобы перевести дух. Тут из-за поворота показался прожектор поезда. Наташа стояла, упершись руками в колени, стараясь дышать глубоко и ритмично. Через пару минут поезд приблизился к ней. Дизельный тепловоз тащил две платформы, груженные углем. Состав полз так медленно, что на него вполне можно было заскочить. Наташа так и поступила, запрыгнув на выступ задней платформы. Потом забралась на горку угля ближе к центру платформы и достала рацию:
   – Я не буду возвращаться к дороге, езжайте сразу на лесопилку, я буду вас там ждать. Прием.
   Ей ответили не сразу:
   – Ты хотела сказать, мы тебя там будем ждать? Мы уже выехали, а тебе полчаса бежать. Вернись на дорогу! Прием, – раздался бодрый голос Максима.
   – Жду вас на лесопилке, – ответила Наташа и, довольная своей выходкой, выключила рацию и засунула ее в карман кителя. Она развернулась лицом к дизелю и закрыла глаза. Свежий ночной воздух развевал волосы, ее опьяняло ощущение движения и скорости. Ветер крепчал. Она открыла глаза и поняла: это состав набирает скорость.
   – О, черт! – сдавленно вырвалось у нее. На четвереньках по рассыпающемуся углю она перебралась к краю платформы. Посмотрела вниз. Бетонные шпалы стремительно мелькали, сливаясь в сплошную серую полосу. Она свесила ноги с края платформы, готовясь к прыжку. Помедлила немного. Скорость увеличивалась. Помедлила еще немного. Перенесла ноги обратно на платформу. Повернула голову и крикнула в сторону тепловоза:
   – Куда ж ты так попер?
   Состав набрал скорость под шестьдесят километров в час и больше не разгонялся, но спрыгивать было просто убийственно. Просидев на краю платформы минуты три, Наташа достала фонарик и попробовала «вымигивать» машинистам SOS: тремя короткими и тремя длинными сигналами по очереди. Она видела тыльное оконце кабины машинистов и пыталась донести свой SOS лучиком точно туда. Так прошло еще минуты две, палец онемел нажимать на кнопку включения-выключения. Между тем справа показались строения, очень похожие на лесопилку. Да, это была она – ей были видны люди, бегающие по территории с фонариками. Наташа закричала в сторону машиниста что было мочи:
   – Остановите! Я здесь выхожу!
   Машинист не слышал. Тогда она отважилась на героический поступок и переползла со второй платформы на первую. Дальше пути не было: перелезть на сам тепловоз не представлялось возможным. Она опять посветила фонариком в окно кабины машиниста. Прошло минут пять… Она и мигала, и размахивала фонариком – но все напрасно. Поезд достиг Терновска. Проезжая железнодорожную станцию, где маячили несколько пассажиров, Наташа помахала им руками. Один из них ее заметил и замер с открытым ртом. Состав пересек городок и покатил дальше.

   Когда Олег закрутил последний болт колеса, Максим как раз закончил общение с Наташей и с нескрываемым раздражением обратился к другу:
   – Дим, ну что за произвол? Рацию выключила. Набери-ка ее мобильник.
   Дима набрал, и Наташин телефон зазвонил в машине. Его извлекли из-под сиденья и положили в кармашек водительской двери.
   – Что за дура, телефон забыла, рацию выключила! – не унимался Максим.
   – Успокойся, Макс. Неизвестно, сколько мы еще проторчим на лесопилке. Уверен, она нас не задержит.
   Дима сел за руль, выкрутил его в сторону дороги и притопил газ. На выезде из деревни на их экипаж наскочил невесть откуда взявшийся – разве что с луны свалился – патруль ДПС. Дима неохотно остановил машину и опустил стекло.
   Старший прапорщик дорожно-постовой службы отдал честь и попросил документы. Дима выудил свои водительские права из кармана кителя и вручил патрульному.
   – И все, что ли? А на машину документы где?
   С заднего сиденья раздался ерничающий голос Максима:
   – Бегут по рельсам к лесопилке.
   Старший прапорщик частично не расслышал, а то, что расслышал, не понял.
   – Что он говорит? – спросил он у Димы.
   Дима достал свое удостоверение капитана милиции и протянул прапорщику со словами:
   – Он сказал, что, когда вне населенного пункта в темное время суток останавливаете транспортное средство, проблесковые маячки нужно включать, а не жезлом махать.
   Прапорщик помедлил, потом молча вернул документы и отошел к своей патрульной девятке. Когда «БМВ» скрылась из виду, он, состроив презрительную мину, сказал напарнику:
   – Городские засранцы. Нажрались и ездят без документов.
   До лесопилки доехали за три минуты – указатель на нее был прямо на трассе. Никого не удивило, что Наташи еще нет. Огорчило другое: здесь уже были и «фольксваген» «Котов», и черный «опель-монтерей» «Отморозков», и джип команды «Р amp;Б». По лесопилке и прилегающим к ней двум складам мельтешили, словно светлячки, участники с фонариками самых разных принципов свечения. Ребята вышли из машины.
   – «Отморозки» тут уже давно, – прикинул Олег.
   – Да, но код до сих пор не нашли. Аня, свяжись со штабом, узнай, когда первая подсказка.
   – Мы ее получим только через час, – вскоре проинформировала Аня.
   – Да-а… – протянул Максим. – Я вот что думаю. Территория большая, так что код, скорее всего, надо искать в совершенно неожиданном месте. Дав не любит создавать уровни на «тупо поиск»…
   – Ну да, а на заводе в Жадово? Помнишь, мы там три часа прокопошились? – напомнила Аня.
   – Там интересно было, «риал индастриал». Я бы тоже забацал там такой уровень, чтобы народ побегал подольше. А здесь чего? Если даже тупо осматривать и саму лесопилку, и ангары, то на это уйдет несколько часов.
   – Так, а что тогда делать, если не искать код? – выразил недоумение Олег.
   – Искать мы будем, просто я предлагаю проверять самые невероятные версии. Например, вернуться к указателю на лесопилку, поискать код на нем. Кодом может быть название фирмочки, которая пилит тут доски. Со сторожем нужно потрепаться – видно же, что уровень согласован с владельцами… – Максим кивнул на сторожа, который молча стоял около своей будки и внимательно наблюдал за происходящим.
   – Макс, а с Наташей как? – спросил Дима.
   – А никак, – Максим пренебрежительно хмыкнул, – вон рельсы отсюда видны, значит, лесопилку она не пропустит. Надеюсь, хватит мозгов включить рацию и сказать, что нашлась. Никуда не денется. А ты что предлагаешь?
   – Давай я пойду ей навстречу, – неуверенно предложил Дима.
   – На какую встречу, Дим? А играть ты собираешься?
   – Собираюсь, разумеется, просто я волнуюсь за нее.
   – Я про это и говорю. За что ты больше волнуешься – за наш результат или за свою девчонку?
   Дима сдался. Сознаться, что девочка волнует его сейчас больше, чем игра, значило бы сильно обидеть Максима. А обижать друга было совершенно не за что.
   Максим направился к сторожу, остальные разбежались по территории. «Отморозки» вскоре отчалили, уровень они прошли по так называемому «сливу». Это когда код автоматически выдается на сайте, если команде не удается выполнить задание за отведенное на него время.
   У сторожа ничего толком выяснить не удалось. Его лишь предупредили, что среди ночи на лесопилке будет проходить некое действо, а какое именно – не его ума дело. Лишь бы не сломали и не унесли ничего, подлежащего охране. Шарить разрешалось везде, хоть по крышам, но ангары были закрыты, и сторож следил за тем, чтобы туда никто не совался.
   Олег бродил по слабо освещенному цеху лесопилки. Вот кругляк под распил: бревна аккуратно сложены. Олег присмотрелся: в торцы некоторых бревен вбиты гвозди. Зачем, интересно? Он чуть отошел и замер: если визуально соединить бревна с вбитыми гвоздями прямыми линиями, то они образовывали буквы. Поняв закономерность, Олег разлыбился, как дурачок, которому показали палец. Он по-шпионски осмотрелся по сторонам, убедился, что рядом нет никого, кто мог бы покуситься на его открытие. Достал блокнот с ручкой и начал выписывать символы, которые образовывали «гвозданутые» бревна. В итоге у него получилось:
   «ENl314». Олег вразвалочку, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания, подошел к машине и только там взял рацию в руки:
   – Собираемся около машины. Прием.
   Через две минуты все были в сборе.
   – Где код был? – поинтересовался Дима.
   – В бревнах, – гордо ответил Олег, – в некоторые из них были вбиты гвозди. Вот… – Он показал листик с начертанной схемой.
   Сайт принял код как правильный. Скоренько подсчитали: теперь они отстают от «Отморозков» всего на пятнадцать минут. Сейчас бы рвануть на следующий уровень, но… Наташи все еще не было.
   – Твою мать, где ее черти носят? – выругался Максим.
   – Да уже должна была быть здесь, – согласился Дима с виноватой интонацией в голосе. – Давай я все-таки пойду ей навстречу по рельсам…
   – И что толку? Вам потом все равно вместе к машине возвращаться, – резонно заметил Максим.
   – Может, что-то случилось, может, помощь нужна. Даже если бы пешком шла – уже успела бы. А она бежала.
   – Бежала бы – уже бы три раза прибежала. Ладно, топай. Мы здесь вас ждем. Аня, давай посмотрим следующее задание.
   Но не успели все разойтись, как у Димы зазвонил телефон.
   – Дима, это я! – раздался голос Наташи. – Я за Терновском, километров тридцать дальше по железной дороге. Я буду ждать вас здесь в будке на переезде!
   – Каком переезде? Как ты там оказалась? – в полной растерянности расспрашивал Дима.
   – Не могу говорить долго: я взяла чужой телефон! Это железнодорожный переезд перед поселком… Каким? Солы! Если ехать из Терновска в Солы, будет красная будка на переезде, я тебя здесь жду.
   Наташа оборвала связь. Все вопросительно уставились на Диму.
   – Она… – Дима мямлил, отлично понимая, что новость паршивая и что Максим сейчас будет чертовски зол. Ему хотелось придумать для Наташи какое-нибудь оправдание, но факт оставался фактом. – Она где-то за Терновском. Говорит, километров на тридцать дальше.
   – Давай за руль, – процедил сквозь зубы капитан, и все быстро расселись по местам. Дима повернул на трассу, ведущую в Терновск.
   Тишина в машине давала надежду, что Максим отнесется к случившемуся с юмором.
   – Какого хрена она там делает? Как она там оказалась? Дима, ты понимаешь, что теперь из-за этих твоих сисек мы потеряем все преимущество? Чтобы туда доехать и вернуться, мы угробим минут сорок… – Разъяренный капитан вроде выдохся. Но добавил: – Вот уж подстава так подстава!
   Дима тоже был зол. Честное слово, если бы не игра, он не спустил бы Максу эту грубость. Но по сути друг был прав, а ему крыть нечем. Пришлось промолчать.

   Когда Наташа убедилась, что световые «вопли» фонарика машинист не замечает, она вспомнила о рации. Однако поезд уже вышел из зоны действия – рация брала только километра на три-четыре. Пошарила по карманам: мобильника нет – опять оставила в салоне. Это случалось каждый второй раз, когда она выходила из машины. Значит, связи с командной никакой. Вариант только один – как-то остановить поезд. Наташа еще раз наклонилась к зияющей пропасти между первой платформой и тепловозом – нет, точно не преодолеть. Там даже не видно, куда ногу можно поставить. А если утянет под платформу? Бррр! Она попробовала еще раз поорать во всю глотку, но шум работающего дизеля полностью заглушал все звуки.
   Наташа села на корточки, склонив голову к коленям. О чем-то задумалась. Вдруг со злости швырнула кусок угля в сторону леса. Еще посидела какое-то время. Потом приподняла голову, и ее лицо озарила улыбка. Она выбрала подходящий кусок и изо всех сил швырнула в окно тепловоза. Четвертый бросок оказался результативным: уголь разбился о стекло, и этот звук услышал машинист. За мутным оконцем, в скудном свете кабины, показалась его физиономия. Он изумленно щурился в темноту, пытаясь понять, что происходит. Наташа скорчила рожу и посветила себе фонариком в лицо. Наконец-то состав начал тормозить.
   Когда скорость снизилась, она спрыгнула. Кажется, подвернула правую ногу, но подхватилась и, даже не почувствовав боли, пустилась бегом по рельсам назад. Отмахав без оглядки минут пять, совсем запыхалась и перешла на шаг. Болела ступня. Девушка обернулась – никто за ней не гнался. Тогда она, прихрамывая, тихонько пошла вперед. Рация по-прежнему не работала. Вскоре на пути показался свет – это фонарь освещал железнодорожный переезд, на котором стояла будка.
   Подойдя к желтой облезлой двери, она постучала три раза. Выглянула добродушного вида старушка в ярко-оранжевой униформе. Осмотрела Наташу с макушки до пят: вся перемазанная угольной пылью, взлохмаченная, она представляла собой довольно жалкое зрелище.
   – Дитя мое, господи, с тобой-то что стряслось? – проговорила старушка, открывая пошире дверь и пятясь внутрь, приглашая этим гостью зайти.
   – Я прошу прощения, у вас есть телефон? – спросила Наташа.
   – Испорченный он. В селе вон телефон только у начальника переезда работает. Хорошо хоть электричество пока не отключили… да ты заходи, лицо тебе вытрем. Мне тут о телефоне мечтать только. Просто, девонька, возраст, уж если что случится, даже позвонить не могу, позвать кого на помощь. В село идти надобно.
   Наташа зашла. Кирпичная снаружи, внутри будка была обшита вагонкой. В углу – масляный обогреватель, который старательно поддерживал духоту в помещении. Около окна, выходящего на железнодорожное полотно, висели связки репчатого лука. Стол покрыт клеенкой в клеточку, и в каждой клеточке изображена уточка.
   Бабушка пригласила Наташу сесть на лежак, который служил ей одновременно рабочим местом.
   – У нас тут дела такие… Машинист тепловоза, нехристь эдакий, привидение ему примерещилось, так он состав целый остановил. Черте что такое. Я уж сообщу куда следует, спасу от этих алкоголиков нет. Да ты чего ж, вот тебе полотенце, вытри лицо, а то сама как привидение сидишь.
   Наташа улыбалась, стыдливо опустив глаза. Вытерла лицо, поблагодарила.
   – А что, тебе позвонить нужно?
   – Ну, было бы замечательски…
   – Так это мы вот как обустроим. Я шлагбаум опущу, машина какая подъедет, а ты подойди, попроси телефон позвонить. Ты откуда будешь-то?
   – Да вот, мимо проезжала… – уклонилась от прямого ответа Наташа. – А родилась я в Гомеле, это в Белоруссии, если вы это имели в виду.
   – В Гомеле?! Вот так встреча! Родная моя, я же тоже тамошняя! Я жила в деревеньке под Хойниками… ее уж и на картах-то нет. Попали мы в зону отчуждения, и выселили нас пятого марта… двадцать лет назад, а как сейчас помню. Посадили в автобусы и вывезли. И не было меня больше на земле родной. Вона куда занесло, но притерпелась и прижилась, не в том теперь беда… – Старушка уселась за стол, подперев кулаками голову. – Самое печальное, девонька, с дочкой получилось. Когда она решила замуж идти за городского бандита, я ей так сказала: если ты замужем за этим негодяем окажешься, то матери не будет у тебя больше… хотела собой ее шантажировать, чтобы послушалась мать родную. Подлый он человек был, сел потом. Вышла все-таки за него. А когда дочку родила да подрастила, так сказала ей, что бабка у нее прокаженная, из зоны отчуждения. Сказала, чтобы никогда со мной внучка не роднилась. Больно, девонька, ой как больно-то! Так и нет у меня теперь никого из близких, каждому человеку рада, кто ко мне заглянет. В дом мой в селе или сюда вот редко кто заходит.
   Женщина склонила голову к столу. Наташа не видела ее лица, но чувствовала – если бы она могла еще плакать, сейчас бы плакала.
   Наташа встала с лежака, приблизилась к ней и бережно приобняла ее за плечи.
   – А я была там, – сказала Наташа, – и в зоне отчуждения, и в Припяти самой тоже была. Не знаю, что меня потянуло туда.
   – Так зона закрытая, как же тебя пустили? – Хозяйка подняла голову и посмотрела на гостью. – Там же заражено все – и земля, и вода…
   – Может быть, не знаю. Сейчас пускают. Сейчас туда туры организовывают. Платишь шестьдесят долларов и едешь. Мне важно было туда попасть… посмотреть на все это. Днем, при ярком свете солнца, там страшно. Реально страшно, ведь это сделал все человек. Взрыв – я имею в виду. Страшно, потому что ходишь по пустынному, заросшему городу и представляешь свой город таким. Даже не мертвым, нет, но… такого слова подходящего в русском языке просто нет. Да и в других языках, я думаю, тоже. Это как античудо света какое-то. Неописуемое. Вот вы боитесь чего-нибудь по-настоящему?
   – Да мне-то что ж… Мне знаешь сколько? Семьдесят шесть. Мне-то чего бояться – я уж на своем веку всего навидалась. И молода была, и страшно было, и всяко было… А теперь-то я уж давно ничему не удивляюсь, да и не боюсь ничего. А на работу хожу, так не сложно мне, все же лучше, чем дома сидеть, там делать нечего, а тут хоть что-то. Мне полпенсии на жизнь хватает, я больше натуральным хозяйством обхожусь. А то, что остается, доченьке своей перевожу, у нее сейчас, знаю, не лучшие времена.
   – Так что же она, деньги берет, а с вами знаться не хочет и внучке вашей не разрешает?
   Собеседница опустила глаза:
   – Так как же не помочь, если возможность-то есть?
   От всего услышанного Наташу пробрал легкий озноб: холодок по коже, по всему телу… что-то было жуткое в этом рассказе.
   – Себе бы лучше помогли, телефон купили.
   Чернобыльская переселенка лишь махнула рукой.
   Помолчали. Потом Наташа вернулась к тому, с чего начала:
   – А мне вот бывает страшно. Глупости человеческой. От нее все беды на земле, мне так кажется. Войны все, конфликты, катастрофы. И ведь правду говорят, что история нас ничему не учит. Каждому поколению хочется своих глупостей наделать. На чужих не учатся. На ошибках, в смысле, чужих не учатся, на своих только. Да и то как-то так…
   Бабушка про историю и человечество судить не стала, только тяжело вздыхала. Минут через десять в окне загорелись огоньки приближающейся машины.
   – Вот смотри, машина идет. Давай быстренько… – Смотрительница переезда нажала на рычаг, и шлагбаум опустился вниз, а красные огоньки на светофоре взялись энергично перемигиваться. Наташа выскочила на улицу. Попросила телефон, позвонила Диме, объяснила, где она. Отдала трубку водителю и вернулась в будку. Старушка нажала на рычаг, шлагбаум взмыл вверх, но машина с места не тронулась. Тогда она вышла на улицу, к водителю:
   – Ну, чего стоишь-то? Трогай!
   – Дык, а поезд где? – спросил тот.
   – Поезд прошел уже, двигай, тебе говорят!
   Проезжий человек растерянно и недоверчиво посмотрел по сторонам и нерешительно дал газа.
   Потом женщины пили чай в будке, который заварили при помощи кипятильника, таким Наташа пользовалась последний раз лет десять тому назад. Неспешно беседовали о том о сем. Только минут через двадцать за Наташей приехали. Она успела записать, как зовут хозяйку, где она живет. На прощание поблагодарила за гостеприимство и поцеловала ее морщинистую щеку.
   Дима вышел из машины, уступая водительское место Наташе. Она села за руль. Дима сказал:
   – Теперь мы разворачиваемся – и обратно в Терновск.
   Наташа с первого раза вписалась в разворот и без превышения поехала по трассе. Некоторое время в машине стояла подозрительная тишина.
   – Ты нам ничего сказать не хочешь? – как бы между прочим спросил Максим.
   – Я на поезд села, – Наташа смущенно заулыбалась, – а он около лесопилки не остановился. Что еще ты хочешь узнать?
   – Вот чудо ты какое! Какого хрена ему там останавливаться, там же станции нет. Почему в Терновске не сошла? И как ты вообще на него села? Зачем рацию выключила? Почему телефон в машине забыла? Мы из-за тебя битый час потеряли. Будешь теперь, как Карлсон, летать, чтобы время выиграть? А если права у тебя заберут, так правильно и сделают, не хрен носиться как угорелая!
   – Макс, – буркнул Дима, – успокойся! Наташа, как же ты на поезд села?
   – Ну, как села… ехал он мимо, я и села. Он товарный был. Сначала медленно ехал. Я думала, заскочу, проеду немного, потом спрыгну. А он разгоняться начал…
   – Клево, прямо боевик! Жаль я с тобой не пошел, – вставил Олег.
   – А дальше что? – спросил Дима.
   – Дальше вышла, когда он остановился, – закончила свой рассказ Наташа.
   «А если бы он вообще гнал себе полРоссии без остановок, что бы ты тогда делала?» – подумал Дима. Удивительно было то, что ее проступок скорее обрадовал его, чем огорчил: какой-то уж слишком примерной выглядела она до этого… безумства. Иначе такой поступок не назовешь!
Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация