А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ностальгия" (страница 33)

   Вася удивился:
   – А почему назад?
   – Я тоже не понял смысла, когда увидел ту картину, – продолжал говорить Андрей, – но потом, заинтересовавшись творчеством Шагала, прочитав массу книг о его творчестве, понял, что человек, движущийся вперед, с лицом, смотрящим назад, – ключевой образ в творчестве Марка Шагала! Иногда, знаете ли, иные картины пробуждают неожиданные мысли… Не кажется ли тебе, Антон, что мы все в стране, пытаемся идти вперед (лишь пытается идти вперед!), но постоянно смотрим лишь назад?
   Вместо Антона отозвался Вася, печально говоря:
   – Как точно подмечено, Андрей! Как похоже на нашу историю! Мы постоянно смотрим лишь назад, постоянно вспоминаем старых политических деятелей без всякой на то нужды, мы ностальгируем, мы пытаемся вставать на одни и те же грабли!
   Антон задумался, предпочитая не смотреть на друзей.
   К друзьям вразвалку подошли двое санитаров, которые приказали идти в палату.
   Друзья медленно поднялись, вышли из столовой.
   – Знаешь, Антон, – решил сказать Андрей, – вот ты веришь мне и сам понимаешь, что мы очутились в прошлом… Но сегодня у нас по-прежнему почему-то десятое апреля, а не двенадцатое.
   – Не верю! – воскликнул Антон.
   Вася улыбнулся, заметив:
   – Слушай, Антон, а ты, как Станиславский, постоянно восклицавший на репетициях:
   «Не верю!»
   – Да! Не верю! – упрямился Антон.
   – Хорошо, тогда внимательно, очень внимательно меня выслушай! – продолжал Андрей. – Скоро ты, Антоша, ударишь психа Наполеона, потом мы на прогулке встретим одну даму.
   – И чего дальше будет? – скептически глядя на друга, спросил Антон.
   – Что будет? У нее умер муж, она нам все подробно расскажет.
   – Неужели?
   – Хорошо, скоро все это произойдет… Запомни мои слова!
   – Уже их заполнил, – кивнул Антон.
   Войдя в палату, друзья остановились в нерешительности у двери. Спать им не хотелось, смотреть на больных тоже не доставляло никакого удовольствия, как и беседовать сними. Выйти из палаты дозволялось только для прогулки один раз в день, приемов пищи, туалета.
   Антон засиял, громко говоря:
   – Придумал! Скажу, что хочу в туалет!
   – Ладно. Сходить, а дальше опять здесь находиться? – вяло спросил Вася, медленно идя к своей кровати.
   «И вправду, – подумал Вася, – события прошлых дней что-то повторяются… И драки Антона, и плачущая дама, и наши разговоры… Нелепость на нелепости, фантасмагория какая-то!»
   – А потом еще что-нибудь придумаю! – уверенно ответил Антон. – Зуб даю!
   Наполеон услышал слова Антона, выкрикнув:
   – А ты, псих, своими зубами не швыряйся! А то не хватит тебе зубов!
   – Неужто не хватит? – удивился Антон, раздраженно смотря на Наполеона. – Ты бы помолчал, с тобой никто не разговаривать не хочет, псих!
   Андрей решил напомнить Антону, что не следует ему связываться с психом, сейчас последует драка, в точности, как и вчера, но Антон не прислушался к совету Андрея.
   Андрей подошел к Васиной кровати и тихо сказал Васе:
   – Ты видишь, что все повторяется? Сейчас Антон ударит этого психа Наполеона, психи станут орать, прибегут снова санитары.
   – Вижу, – отозвался Вася и посоветовал Андрею, чтобы тот лег на свою кровать.
   Андрей кивнул и пошел быстро к своей кровати. Антон тоже успел лечь на свою кровать. Вбежавшие в палату угрюмые санитары увидели лежащего на полу стонущего Наполеона и нескольких сумасшедших с подушками в руках. Только Андрей, Вася и Антон лежали на кроватях, делая вид, что спят.
   – Что произошло тут? – раздраженно спросил всех лысый санитар, а санитар с покрасневшим отечным лицом добавил:
   – А ну быстро, психи, признавайтесь: чего тут случилось?
   Наполеон поднялся, потирая ушибленное место.
   – Тебя кто ударил, псих? – спросил лысый санитар Наполеона, однако Наполеон ему не ответил.
   Лысый санитар взял за руку Наполеона, поднимая его, и грозно спросил, озираясь по сторонам:
   – Ну, психи! Что тут случилось?
   После минутного молчания и санитар услышал тихий насмешливый фальцет одного больного:
   – Ха! Он сам упал! Псих!
   Все больные засмеялись, даже Наполеон неожиданно для санитаров засмеялся.
   Санитары приказали сумасшедшим лечь на свои кровати, подождали минуты две, пока все улягутся. Наполеон лег, натянув подушку на лицо, и не двигался.
   Санитар с покрасневшим отечным лицом подошел к кровати Андрея, спросил его:
   – А ты ничего не видел?
   Андрей приоткрыл глаза, удивленно говоря:
   – Что такое? Что вы хотите?
   – Ладно, шут! – усмехнулся санитар. – Делаешь вид, что ты спал, да?
   – Разумеется, я спал, – кивнул Андрей, – а нельзя спать?
   – Можно… Но ты ничего не видел?
   – А что надо было мне видеть? Скажите, а почему сегодня опять десятое апреля?
   – Уф, как эти психи мне надоели… – пробурчал санитар с покрасневшим отечным лицом, махнул рукой и отошел от Андрея.
   А лысый санитар погрозил всем указательным пальцем, строго говоря:
   – Вы, психи, лежите тут тихо! Надоели как! Еще услышим шум, всем сделают уколы и на всех наденут смирительные рубашки!
   Иван Грозный выкрикнул:
   – А я ни в чем не виноват! Я – царь!
   – Ладно, горе-царь, помолчи! Еще раз повторяю для всех: еще услышим мы шум в палате, всем не поздоровится!
   Санитары вышли из палаты.
   Минут пять Андрей пролежал молча, натянув одеяло, потом поднялся и подошел К Васиной кровати.
   – Вася, спишь? – спросил Андрей, присаживаясь на край кровати.
   – Нет, а что? – ответил Вася.
   – Поговорим?
   Вместо ответа Андрей услышал тяжелый вздох.
   – Чего ты вздыхаешь? – спросил Андрей.
   – Сколько можно говорить? Без толку всё…
   – Неужто?
   – Нелепо всё… Нелепо… – тихо отозвался Вася, садясь на кровать.
   – Бежать надо отсюда, – сказал Андрей.
   Вася отрицательно повертел головой, снова вздыхая:
   – А толку? Даже если сбежишь, что делать будешь? А сбежать отсюда нельзя.
   – Можно попробовать!
   – Андрей, понимаю, ты более уверенный, чем я, но все-таки твоя уверенность здесь напрасна. Ни к чему она… Ничего не выйдет…
   К Васе и Андрею подошел Антон, прислушиваясь к их разговору.
   – А! Вот и наш Антон пожаловал, – улыбнулся Андрей, заметив приближение Антона. – Ну, что скажешь?
   – А ничего я не скажу, – холодно ответил Антон, зевая.
   – Успел поспать?
   – Немного… Ничего не выйдет у нас! – решительно заявил Антон.
   – Думаешь?
   – Именно так я и думаю!
   – Ладно, а что ты надумал насчет своей ностальгии? – некстати напомнил Вася.
   Антон насупился, не отвечая.
   – Ладно, Вась, сейчас не об этом речь, – обратился к Васе Андрей.
   – Именно, – кивнул Антон, – не о том мы говорим! Нам лучше говорить не о политике, а как бы выбраться отсюда.
   – Ну, Антон, ты сказал, что ничего у нас не выйдет, так?
   – Сказал, но думать над побегом нужно! – убежденно ответил Антон и отошел в сторону.
   – Куда это он? – спросил Вася.
   – Ладно, не трогай его пока, – посоветовал Андрей, смотря на Васю. – Сами давай подумаем, как бежать.
   Друзья не заметили приближения к ним Кощея.
   – Люди, а вы не видите меня? – спросил Кощей Васю и Андрея.
   – Ой, ты! Что хочешь? – ответил вяло Вася, отводя взгляд от Кощея.
   – А ничего я не хочу, – коротко сказал Кощей, садясь на край кровати Васи. – Скучно…
   – Тогда спи, раз тебе скучно, – посоветовал Андрей.
   – Устал спать… – признался Кощей. – Только давайте не драться.
   – Ладно, кому ты нужен, – кивнул Андрей.
   Помолчали. Вася внимательно поглядел на приунывшего Кощея, напомнил ему:
   – Слушай. Кощей, а тебе ведь нравится здесь жить, так?
   – Вообще нравится.
   – Гм, а в частности?
   – В частности, – ответил, слегка улыбаясь, Кощей, – скучно мне…
   – Скучно? Таблетки глотать, пшенку есть, да?
   Кощей пробурчал:
   – Баб нет… Развлечений…
   Настал черед улыбаться Андрею и Васе.
   – Кощей, ну, насчет баб ты не по адресу обратился, – произнес Андрей, а Вася прибавил:
   – А насчет развлечений… Какие могут здесь развлечения? Смирительная рубашка, драки, крики…
   Кощей понимающе кивнул, ничего не ответив друзьям.
   – Здесь же не публичный дом, – заметил Вася.
   «Сейчас этот Кощей станет вопить, – вспомнил события прошлого дня Андрей, думая, – шум, крики… Ой, как все надоело!..»
   – Кощей, ты же хотел жить здесь постоянно, так? Тебе больше нравится здесь, как ты раньше говорил нам? – с интересом спросил Андрей.
   Кощей помолчал минуту, потом громко ответил:
   – Ну, чего пристали? Скучно мне! Невмоготу стало!
   Андрей посоветовал Кощею не печалиться, идти поспать, однако Кощей не послушал Андрея, вскочил с кровати и стал махать руками.
   – Домой хочу! – неожиданно для всех завопил Кощей. – Хочу домой! Хочу любить женщину, хочу ее целовать!!
   Андрей наклонился к Васе, говоря ему на ухо шепотом:
   – Сейчас все повторится, как вчера десятого апреля… Шум, крики, вбегут санитары, оденут смирительные рубашки на Кощея и Антона.
   Вася недоверчиво посмотрел на друга, отвечая так же шепотом:
   – То было ведь вчера, так? И сколько так будет все повторяться?
   – Гм, трудно сказать…
   Вася подумал минуту, потом кивнул:
   – Повторяется, но почему?
   Андрей пожал плечами, не ответив ничего, да и что он мог ответить, когда сам был в догадках. Как и догадался Андрей, Кощей стал истошно вопить, требуя бабу, психам понравилось желание Кощея и все они стали орать одно и то же. Дальнейшие события повторяли вчерашний день без каких-либо изменений, как и говорил Васе Андрей. Угрюмые санитары растолкали больных, уложили их по кроватям, на Антона и Кощея снова, как и вчера, одели смирительные рубашки, а суровая медсестра всем кричащим больным вколола по уколу.
   «Ужас… Как все надоело! Домой хочу, к жене!… – подумал Андрей, пытаясь не прислушиваться к шуму и голосам в палате. – Даже нормальный Кощей не выдержал!.. Бежать отсюда! Но как и куда бежать?!»
   Когда друзья вышли во двор на прогулку, Андрей спросил их:
   – Ну, как считаете: события вчерашнего дня повторились или нет?
   Вася моментально подтвердил слова Андрея, но Антон шел молча, нахмурившись.
   – Антон, чего ты молчишь? – спросил его Андрей, однако ответа не услышал.
   – Ладно, сейчас мы увидим плачущую даму возле административного корпуса больницы, – напомнил друзьям Андрей. – Позавчера десятого апреля мы ее видели, а вчера почему-то снова все повторилось.
   Антон не выдержал и нервно сказал:
   – Ты вроде волшебника, что ли? Или прорицателя?
   – Не веришь? Сам сейчас увидишь.
   И в самом деле: возле отдельного корпуса администрации больницы стояла плачущая дама средних лет, брюнетка в синем платье. Выше ее головы красовался громадных размеров лозунг с надписью: «Советские люди – счастливые строители коммунизма!»
   Вася и Андрей повернули головы почти одновременно в сторону Антона и так же почти одновременно спросили нетерпеливо его:
   – А что ты сейчас нам скажешь? Видишь эту плачущую?
   Антон пожал неопределенно плечами и отошел от друзей на шаг, внимательно наблюдая за дамой.
   – Ну, что мне теперь одной делать, а? – причитала она, вытирая слезы платком. – Ну, на кого ты меня оставил, Петруша?!.. Как мне жить на мою нищенскую зарплату?
   Антон подошел к даме и попытался ее успокоить:
   – Не надо плакать… Вы молодая, должны радоваться жизни и…
   Дама посмотрела на Антона, на его мятый больничный халат, шумно вздохнула, махнула рукой и отвернулась.
   – А вы напрасно отказываетесь от нашей помощи, – вступил с ней в разговор Вася, – мы можем вам…
   – Что? Ну, что вы можете здесь?! – завопила дама, вытирая платком лицо. – Отстаньте! Психи!
   Как и вчера, друзья немного поговорили с плачущей Олей, успокоили ее, попрощались. Андрей покосился в сторону молчащего Антона, но ничего ему не сказал. Однако Антон заметил недовольный взгляд Андрея и быстро спросил:
   – Чего тебе? Чего так смотришь?
   – Ну, я был прав или нет? – На лице Андрея появилась торжествующая улыбка.
   – Прав насчет чего?
   – А насчет позавчерашнего десятого апреля, – охотно ответил Андрей, внимательно глядя Антону в глаза. – Все события прошлого снова повторились!
   – Ну, повторились… И что?
   – Дежа вю. И завтра всё повторится, – пообещал Андрей.
   Антон задумался на миг, потом с интересом спросил:
   – И потом послезавтра тоже все повторится или ты не знаешь?
   – Я могу лишь догадываться, – произнес Андрей, – я не волшебник… Но ты хоть понял, что ничего нового сегодня не произошло? По-прежнему десятое апреля?
   – Понял…
   Друзья молча пошли в палату.
   Ужин, как всегда, им не понравился: овсянка, компот, несвежий хлеб и маленький кусочек сыра. Андрей выпил, морщась, стакан компота, съел кусочек сыра.
   Антон заметил недовольного Андрея, похлопал его по плечу, дружелюбно говоря ему:
   – Ешь, пока дают… Я ведь ем, не жалуюсь.
   Андрей шумно вздохнул и вспомнил:
   – И вчера ты это говорил мне!
   – Ладно, вчера да вчера, – проворчал Антон, – ешь да молчи. И не жалуйся.
   – А ты кому и на что здесь можешь жаловаться? – удивился Вася.
   – Как кому? Администрации.
   – Эта самая администрация в лице санитаров быстро тебя успокоит, – возразил Антону Андрей, вставая из-за стола. – Так что здесь некому тебе жаловаться! Никто не услышит наших стонов!
   – Антон, ты бы пошел в библиотеку, – посоветовал Вася, – может, почитаешь книжку?
   Антон брезгливо поморщился, грубо ответив:
   – Чего?.. Чего мне тут читать?
   – «Колымские рассказы» Шаламова, «Архипелаг Гулаг» Солженицына.
   – За дурака меня держишь, да? – разнервничался Антон, тоже вставая из-за стола и поднимая кулак.
   – Вовсе нет, просто почи…
   – Сам читай книжки! Чем они тебе они помогли? – так же продолжал Антон.
   – Антон, успокойся! – Андрей оттолкнул Антона от Васи, желая предотвратить драку. – Еще вчера мы тебе говорили о книгах, помнишь?
   – Вчера да вчера! Надоели как! – разнервничался Антон.
   – Ты хотел подумать здесь о многом, о прошлой и настоящей нашей жизни, – постарался напомнить Вася, обращаясь к Антону, – помнишь? И книги тебе помогут.
   А Андрей добавил:
   – Тебе, Антон, ничего плохого не хотят. Мы тебе советуем…
   – А хочешь, я тебе совет дам?
   – Дай, Антон.
   Антон наклонился к уху Андрея, прошептав ему что-то. Андрей покраснел от злости, очевидно, Антон произнес нечто неприличное.
   – Пока, господа! – махнул рукой Антон друзьям и быстро пошел в сторону палаты.
   – Антон! – позвал его Вася, но Андрей попросил Васю, тихо говоря:
   – Оставь его… Пусть идет спать…
   – Но…
   – Оставь! Утро вечера мудренее. Может, утром он образумится.
   – Хотелось бы в то верить.
   – Пошли в палату.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация