А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ностальгия" (страница 29)

   – Вы понимаете, – снова начала рассказывать Оля, – он, мой муж Олег, так надеялся на помощь! Что дадут нам квартиру! Десять лет мы стояли в очереди, десять лет!!.. Ну, сколько ж можно ждать эту квартиру?!.. А снимать квартиру денег нет!!.. И вот он каждый вечер приходил сначала с работы веселый, напевал ту песню о стране, в которой якобы так хорошо нам жить, а потом грустнел!.. Потом шел на кухню толкаться с соседями!.. Потом он напивался с горя!.. И каждый день мы считали свои копейки!! Ну, сколько можно так нам всем жить?! В нищете и тесноте?! – Оля ревела, не смотря ни на кого.
   Андрей задумчиво проговорил:
   – И в надежде… В постоянной надежде…
   Андрей покосился на молчащего Антона, словно интересуясь его мнением.
   Антон не выдержал и злобно спросил его:
   – Чего так смотришь? Зуб даю, что злишься на меня, да?
   – Ты, кажется, вспоминал про прошлую жизнь, так? – ответил Андрей, перестав смотреть на Антона и пытаясь снова успокоить Олю, гладя ее по голове. – Кажется, ты утверждал, что так легко всем получать квартиры?
   – Ну, раньше квартиры давали всем бесплатно… – произнес Антон, но его перебила плачущая Оля:
   – Что-о?! Бесплатно?!.. Да нам намекали сколько раз: дайте тому-то взятку, через неделю вселитесь в новую квартиру!
   – Ну, насчет взяток ничего не могу сказать, я… – пролепетал Антон.
   – Успокойтесь, Оля! – обратился к Оле Андрей. – Все образуется, а…
   Оля недовольно оттолкнула Андрея, хмурясь и нервно вскрикивая:
   – Да чего вы меня тут успокаиваете?.. Самим бы вылечиться!
   – А мы не психи, – сообщил Вася, улыбаясь.
   Оля с недоверием посмотрела на друзей, потом хмыкнула:
   – Не психи?.. Гм, так я вам и поверила!..
   – Нет, точно мы здоровые, – заверил ее Андрей. – Неужели вы не поняли это в ходе нашей беседы?
   Оля пытливо посмотрела на Андрея, потом перевела взгляд на Васю. Вася улыбнулся, миролюбиво говоря ей:
   – Нас сюда случайно привезли…
   – Случайно? – с недоверием спросила Оля.
   – Да, из КГБ.
   Оля вскинула брови, задумалась, потом решила:
   – Понятно… Вы эти… как их… диссиденты?
   Антон приободрился, показывая на Андрея:
   – Вот этот точно диссидент! Зуб даю!
   – Помолчал бы, Антон, – укоризненно молвил Вася.
   – Ладно, я пойду, – тихо произнесла Оля, кладя платок в сумочку.
   – Надеюсь, ваши дети здоровы? В бесплатную школу ходят? – некстати спросил Антон.
   Оля изменилась в лице; на какое-то мгновение, говоря с Андреем, она чуть успокоилась, но после напоминания о детях Оля снова прослезилась.
   – Антон, какой ты дурак… – прошептал Андрей, после чего обратился к Оле:
   – Ну, Оля, почему снова слезы на лице?
   – Вот ваш товарищ спрашивает о моих детях, – начала Оля, – видно, не понимает всех трудностей… У меня старший сын Дима третий раз пытается поступить в институт.
   – Да! Вот раньше во всех институтах было бесплатное обучение! – снова некстати ляпнул Антон.
   – Не обращайте на него внимания, – попросил тихо Олю Андрей, – вот именно ему бы вылечиться от ностальгии не помешало.
   – От чего вылечиться? – не поняла Оля.
   – Ну, не важно… Лучше вы продолжайте, – попросил Андрей Олю.
   Она тяжело вздохнула, потом стала рассказывать:
   – Вот мой старший… Его Димой зовут… Два раза Дима хотел поступить в институт, дважды его срезали на экзаменах! Сейчас снова пытается поступить.
   – Поступит! – обнадежил ее Антон, улыбаясь. – Зуб даю! Вот раньше…
   – А чего ваш товарищ постоянно твердит: «раньше, раньше…»? Он откуда сам? – испуганно спросила Оля.
   – Откуда я-то? Из Ижорска, – ответил Антон.
   – Да? А при чем тут «раньше»? – не поняла Оля и выразительно посмотрела на Андрея, спрашивая его: – Может, он… – И повертела пальцами у виска.
   Антон заметил жест Оли и занервничал, говоря ей:
   – Ты своими пальчиками не крути!
   – Антон, успокойся, – попросил Андрей, потом тихо сказал Оле, чтобы не услышал Антон:
   – Вы не обращайте на него внимания… Иногда он глупости говорит.
   – Вижу… – кивнула Оля и громко продолжала:
   – Да, в третий раз Дима поступает… На так называемое бесплатное обучение. Мы так потратились на репетиторов!.. А он не поступил…
   – Бесплатный сыр только в мышеловке, – заметил Вася.
   – Точно, – согласилась Оля. – А двое его знакомых из школы очень плохо учились, еле тройки получали, но они сразу поступили! Еще когда в первый раз Дима сдавал экзамены!
   – И ваш Дима поступит! – заверил Олю Антон, улыбаясь. – Вот раньше…
   «Какой Антон неотесанный болван! – подумал Андрей, краснея. – Помолчал бы, но нет… Лезет, пытается даже плачущей доказать, что раньше было лучше!.. Уф, зачем с таким дружу?.. Уж сколько лет дружу… А! Общались, говорили только на отвлеченные темы…»
   Раздраженный Андрей слегка толкнул Антона, взглядом показывая ему отойти в сторону. Антон покраснел, пожал плечами и отошел на три шага назад. Оля еще минуты три поплакала, поговорила с Андреем и пошла к выходу из больницы.
   Вася тяжело вздохнул и процитировал стихи Осипа Мандельштама:
   «Мы живем, под собой не чуя страны.
   Наши стоны в десяти шагах не слышны».
   – Неплохо, стихи эти очень кстати, – горько усмехнулся Андрей, смотря вслед Оле.
   Вася посмотрел на молчащего Антона. Антон вразвалку подошел к друзьям и спросил:
   – А в чем, собственно, дело? Чего на меня вы оба обижаетесь, а?
   – Антон, как говорится в таких случаях, – ответил ему Андрей, – медицина здесь бессильна…
   – Чего? – тупо спросил Антон.
   Вася хотел ответить Антону, приоткрыл рот, но потом раздумал и выразительно глянул на Андрея. Андрей кивнул Васе и очень медленно проговорил назидательным тоном, словно учительница объясняла урок плохо учившемуся ученику:
   – Антон, здесь воочию мы увидели двойные стандарты нашей жизни.
   – Какие такие двойные стандарты?
   – Объясню… Только послушай, не перебивай, – произнес Андрей, – дама плакала, рассказала нам грустную историю про свою бедную жизнь, смерть мужа, многолетнее ожидание квартиры, словно манны небесной…
   – Но…
   – Черт такой, не перебивай! – огрызнулся Андрей, помолчал минуту, и, потом успокоившись, продолжал: – Итак, ее муж пел на сцене о прекрасной свободной стране, в которой якобы так все хорошо, а потом приходил домой и мучался в своей тесной коммуналке, потом считал с женой оставшиеся копейки, переживал за сына Диму, которого срезали на экзаменах… Вся жизнь проходила в мучениях… Как бы раздвоение личности, которая должна сиять на сцене, изображая неземную радость, а потом идти вечером в свою коммуналку, ругаться с соседями, переживать… То есть имитация счастья на сцене, а в реальности одна надежда, одна тоска!.. Лицемерные лозунги, висящие на каждом шагу (сколько мы их видели, правда?), одни агитки, бодрящие народ песенки, а в реальности-то одни проблемы, увеличивающиеся день ото дня! Вот именно поэтому я и говорю: двойные стандарты нашей жизни.
   Антон моментально ответил:
   – А что сейчас? Разве лучше стало? Зуб даю, что не стало!
   – Мы говорим, словно на разных языках, Антон! – заметил Андрей. – Ты знаешь о моем отношении к современной нашей жизни, но ты не слышишь меня!
   – Как это не слышу?
   – Ты не видел плачущую женщину? Ты не слышал ее?
   – Да все я слышал…
   – Нет! Ты только зациклился на старом, говоря, что только тогда было якобы хорошо! – нервно ответил Андрей, краснея от волнения. – Ты недоволен настоящим и умиляешься прошлым, как иной старик!
   Антон горячо возразил Андрею:
   – Ну, бывали раньше трудности, да… Бывали, но…
   – Антон, что значит бывали? – удивленно спросил Вася. – Слово «бывали» означает что-то вроде временного неудобства… Единичных случаев…
   – Да! – приободрился Антон, чуть улыбаясь. – Иногда бывало плохо, не спорю! Да, зарплаты были маленькие, верно, но не следует, видя отдельные негативные факты, ругать всю прошлую нашу жизнь!
   Андрей воскликнул:
   – Ты безнадежен, Антон!
   – Антон, то ты с нами соглашаешься, – добавил Вася, – когда мы говорим о тяжелом и мрачном прошлом, то его пытаешься защищать и даже хвалить! Надоело с тобой спорить!
   – Ну, ты не спорь… – буркнул Антон, хмурясь.
   Андрей отвернулся от Антона, махая рукой. Вася сел на ближайшую скамейку во дворе, а Антон медленно побрел к больничному корпусу, не оборачиваясь на друзей. Заметив, что Антон уходит, Андрей окрикнул его:
   – Ты куда?
   Однако Антон не ответил и пошел быстрее, не оборачиваясь.
   – Оставь его, – посоветовал Андрею Вася, – обиделся, пусть идет в палату… Пусть подумает в одиночестве.
   – Мы уж здесь неделю или более, а он думает и думает!
   – Верно… – медленно протянул Вася. – Иному нужно для решения мгновения, другому целые годы.
   Андрей присел рядом с Васей, молча посидели минуты две.
   – Ладно, а вот ты, Вась, как относишься к ностальгии? – с интересом спросил Андрей.
   – Как? А при чем тут я? – удивился Вася.
   – Интересуюсь твоим мнением.
   – А! Это как фантомная боль, – сразу ответил Вася, – вот у тебя руку отрезали, а ты скорбишь по той отрезанной руке и плачешь по ней…
   – И долго так плачут?
   – Гм, многие почти всю свою жизнь… Ностальгия, как мне кажется, тоска по мифу. Чего-то нет, а миф остался… По нему ностальгируют. У некоторых ностальгия как бы связана с чувством вины.
   – Вины?
   – Да!.. Человек вспоминает что-то старое, грустит, хочет что-то исправить, возвратившись в прошлое. У человека появляется желание вернуться обратно в прошлое и что-то исправить в той жизни, пройти снова тот же путь, который, возможно, был прожит им ранее.
   – Но зачем?
   – Уф!.. Андрей, сложные ты вопросы мне задаешь, как и Антону! Он прав – ведь сразу не ответишь!..
   – А ты подумай.
   – В психушке?
   – Хотя бы здесь… Чего нам делать здесь? Вот и думай!
   – Лично я достаточно подумал в своей жизни, в частности, здесь еще подумал, – охотно ответил Вася, – времени было у нас на то предостаточно, ты прав… Словом, некоторые ностальгирующие пытаются найти истину в прошлом.
   – В прошлом? В потемках?
   – И так бывает… Хотя считать наше прошлое потемками является ошибкой. Были мрачные страницы истории, но случались и просветы, как бы сказать… Я просто отвечаю на твой вопрос, как могу… Со временем у некоторых плохие воспоминания как-то своеобразно устраняются, а хорошие остаются в памяти.
   Андрей оживился:
   – Именно так, как у Антона!
   – Да… У него страшные воспоминания стали сладкими воспоминаниями! Мороженое, конфеты, мультики, бутерброды…
   – Гм, неплохо сказано! – похвалил друга Андрей. – И он забыл о мучениях своей мамы, отца! Мир нужно воспринимать не только в черных или белых тонах! Скорее, как сочетание разного, многоцветие…
   Вася улыбнулся, довольный словами Андрея, и продолжал:
   – Знаешь, еще, о чем я сейчас подумал, – размышлял вслух Вася, – о том, что мир меняется с большой скоростью, многие не успевают поспевать за всем, вот и ностальгируют. Вот раньше я не торопился! Вот раньше я все успевал! Вот раньше я не пыхтел, как сейчас! Вот раньше я успевал читать, а сейчас…
   – Вот раньше цены не повышались, как сейчас! – добавил Андрей.
   – Нут, насчет цен особый разговор… – осторожно заметил Вася. – Поэтому ностальгия будет усиливаться у многих.
   – К чему ностальгировать? Считаю, что вовсе не нужно.
   – Гм, сложно так говорить, как полагаю… – размышлял Вася. – Вот некоторые вспоминают старую моду, разные фасоны одежды, старые кинофильмы… Им тоже скажешь не ностальгируйте, господа?
   – Но эта последняя ностальгия не связана только с политикой, – заключил Андрей, – если спросить лично мое мнение, то пусть вспоминают старую моду, разные фасоны одежды, старую музыку, певцов и артистов, писателей, но незачем вспоминать про ушедший политический режим, при котором люди мучились, бедствовали, сидели в лагерях и тюрьмах!.. Не так разве?
   – Логично… И у меня самого бывают, не скрою, моменты ностальгии, – признался Вася, – но они связаны с моей молодостью, детством… Вспоминаю мою маму, наш дом, многое… Своеобразное очарование прошлого в самом прошлом, в приятных воспоминаниях, однако безумием, даже несусветной глупостью можно назвать попытку вернуть это самое прошлое в настоящее!
   – Неплохо сказано, – похвалил друга Андрей.
   – Прошлое не должно и не сможет заменить ни настоящее, ни будущее, – продолжил Вася.
   Андрей кивнул, соглашаясь с Васей:
   – У меня тоже бывали моменты ностальгии, как ты говоришь, детские воспоминания…
   Но ты же не вспоминаешь этих… Ленина, Сталина и дальше по списку? – Здесь лицо Андрея просветлело, он улыбнулся, внимательно глядя на Васю.
   – Чего мне их вспоминать… – коротко ответил Вася.
   – Верно… А нашему Антону я посоветовал бы почитал «Колымские рассказы» Шаламова, тогда он быстро излечится от ностальгии.
   – Еще бы я прибавил «Архипелаг Гулаг» Солженицына, – сказал Вася.
   – А что-то более романтичное и в то же время ностальгическое? Ну, ты ведь у нас филолог, ответь!
   Вася на миг призадумался, потом вспомнил:
   – Иван Бунин. Его рассказы: «Темные аллеи» и «Руся».
   – О! Бунин, как я любил читать! – вспомнил Андрей. – У него такой превосходный слог!
   – Согласен… В больничной библиотеке, думаю, будет Бунин.
   – Но Шаламова и Солженицына там точно Антон не найдет! – уверенно произнес Андрей.
   – Да… Да он читать их не будет…
   – Ладно, мы ему лишь предложим почитать, – решил Андрей, вставая со скамейки.
   – Куда ты?
   – Пора в палату, а то санитары явятся.
   Друзья молча пошли в палату.
   Ужин, как всегда, им не понравился, особенно, Андрею: овсянка, компот, несвежий хлеб и маленький кусочек сыра. Андрей вяло посмотрел на овсянку, решительно отодвигая тарелку с ней, выпил, морщась, стакан компота, жадно схватил кусочек сыра и моментально проглотил его, поедая затем кусочек хлеба. Антон заметил недовольного Андрея, похлопал его по плечу, дружелюбно говоря ему:
   – Ешь, пока дают… Я ведь ем, не жалуюсь.
   – А ты кому и на что здесь можешь жаловаться? – удивился Вася.
   – Как кому? Администрации.
   – Эта самая администрация в лице санитаров быстро тебя успокоит, – возразил Антону Андрей, вставая из-за стола. – Так что здесь некому тебе жаловаться! Никто не услышит наших стонов!
   – Антон, ты бы пошел в библиотеку, – посоветовал Вася, – может, почитаешь книжку?
   Антон брезгливо поморщился, грубо ответив:
   – Чего?.. Чего мне тут читать?
   – «Колымские рассказы» Шаламова, «Архипелаг Гулаг» Солженицына.
   – За дурака меня держишь, да? – разнервничался Антон, тоже вставая из-за стола и поднимая кулак.
   – Вовсе нет, просто почи…
   – Сам читай книжки! Чем они тебе они помогли? – так же продолжал Антон.
   – Антон, успокойся! – Андрей оттолкнул Антона от Васи, желая предотвратить драку. – Тебе ничего плохого не хотят. Мы тебе советуем…
   – А хочешь, я тебе совет дам?
   – Дай, Антон.
   Антон наклонился к уху Андрея, прошептав ему что-то. Андрей покраснел от злости, очевидно, Антон произнес нечто неприличное.
   – Прощевайте, господа! – махнул рукой Антон друзьям и быстро пошел в сторону палаты.
   – Антон! – позвал его Вася, но Андрей попросил Васю:
   – Оставь его… Пусть идет спать…
   – Но…
   – Оставь! Утро вечера мудренее. Может, утром он образумится.
   – Хотелось бы в то верить.
   – Пошли в палату.
   Так невесело закончился еще один день в психиатрической больнице.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация