А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Ностальгия" (страница 25)

   Тут Николя не выдержал и нервно воскликнул:
   – А что же народ? Почему он терпел такую жизнь?!
   Андрей минуту передохнул, шумно вздыхая, и продолжил:
   – Знаете, народ у нас терпеливый… Четыреста лет народ терпел крепостное право, потом триста лет терпел монголо-татарское иго. Народ терпеливый и работящий!..
   Народ терпел многое, в том числе и коммунистов!.. Люди во время коммунистического режима верили официальной пропаганде (к слову сказать, сейчас, к сожалению, тоже очень многие верят ей), надеялись, что погубленные коммунистами жизни не напрасны.
   Многие цинично приговаривали даже вслух: «Лес рубят – щепки летят!»
   – Какой цинизм! – воскликнул Николя.
   – Люди просто становились рабами коммунистического режима! Я ранее говорил о русских царях. Так вот издавна ведь повелось, что царь должен быть суров, грозен и крут, не так ли?
   Николя кивнул, внимательно слушая Андрея.
   – А раболепие, страх нашего народа? – продолжал Андрей. – А холуйская угодливость?.. В старину многие не выдерживали гнета, бежали на юг, в леса, в степь к казакам… Народ обирали, а он компенсировал потери кражами, воровством. Холопы ненавидели господ!
   Тут Николя жестом остановил Андрея, одновременно говоря с легкой улыбкой:
   – Послушайте, сударь, весьма приятно слушать ваши умные слова, почел бы за удовольствие всегда беседовать с вами, но согласитесь, жизнь в царское время мне известна, как и история нашей России. Я бы желал услышать историю жизни новой России!
   – А я и рассказываю о новой России, – возразил Андрей, – однако иногда следует совершить небольшой экскурс в прошлое для лучшего понимания настоящего… Отвечаю ведь на ваш вопрос о терпеливости людской!.. Итак, позвольте мне продолжить… Если от тебя, холопа, в жизни ничего не зависит, если за тебя всё решают, власть чужая, а жить-то надо? Тогда надо воровать!.. Постепенно создалось в народе мнение, что если ты богатый, значит, сволочь!.. А в сказках, сказаниях, рассказах можно было услышать о благородном разбойнике, который грабит лишь богатых. У прежних и нынешних правителей, к сожалению, как я понимаю, нет души. Власть бездушная! Она немилосердна к собственному народу! Народ терпелив, работящ, добр, с одной стороны, а с другой – вороват, боязлив, робок и раболепен. Отсюда сочетание взаимоисключающих понятий: воровство, разгильдяйство, лень, безалаберность, рабская униженность, а с другой стороны – храбрость, самоотверженность, великодержавная гордость. То есть сочетание одновременно, как ни странно, комплекса величия и неполноценности. Великая страна, а в ней – рабы! А надо, чтобы в великой и богатой стране жили бы богатые и счастливые люди!
   Николя не удержался от комментария:
   – И надо бы гуманную власть!
   – Правильно! И чтобы власть перестала быть бездушной.
   Андрей остановился и задумался.
   После долгой паузы Николя с интересом спросил:
   – Ладно, сударь, а что сейчас происходит в вашей стране?
   – Я немного рассказывал вам о сегодняшнем времени, – нахмурился Андрей, вздыхая.
   Николя несколько удивился:
   – Сударь, у меня сложилось, право, ощущение, что вы не хотите рассказать о своем современном времени.
   – Почему же?
   – А потому, что рассказ вы посвятили только царскому времени, которое мне известно лучше вас, и времени засилья большевиков. А что случилось после свержения большевиков?
   – Хорошо, если вам интересно… – Андрей помолчал минуту, раздумывая и собираясь с мыслями. – Что ж, извольте… Итак, после 1991 года коммунистическая партия временно перестала существовать, но потом через короткий промежуток времени она снова появилась, хотя и не правила в стране. К власти пришли те самые демократы, которые долгие годы указывали коммунистам на их многие ошибки… Однако, к сожалению, демократия оказалась подобной айсбергу, которого, как известно, целиком никто не видел! Истинная демократия не привилась у нас… Ее не построили…
   – Но почему?
   – Как я говорил вам, Николя, очень многие люди любят сильную руку, сильного и жестокого правителя. Даже некоторые отдельные типы ностальгируют по сей день по палачам коммунистической эпохи!
   – Ностальгируют?
   – Вот именно! Мазохисты-коммунисты! Они желают повернуть историю вспять, хотя карету истории назад не вернешь! Ведь история – не перчатка: ее не вывернешь обратно назад. Рабы требуют кнута!
   – Блестяще сказано, черт побери, сударь!
   – Благодарю, – вежливо ответил Андрей. – К тому же большевики успели за годы своей абсолютной власти уничтожить весь цвет русской нации, к сожалению! Образованную аристократию, большинство интеллигенции…Конечно, нельзя утверждать, что в стране осталось лишь одно быдло, но быдло в стране перевешивало думающих людей, которые просто не могли справиться с тоталитарным режимом.
   – Весьма печально! Но быдло требовало хлеба и зрелищ? – усмехнулся Николя.
   – Хлеб им тоже нужен, что же до зрелищ… – Тут Андрей остановился, задумавшись, через минуту продолжал: – А зрелищ в эфире даже слишком много! Сейчас в нашем эфире полно зрелищ. И быдло с нескрываемым интересом их смотрит! Разные надоевшие всем пошлые юмористические программы, ток-шоу, реалити-шоу без честного рассказа о самой жизни без прикрас! Есть программа гламурных новостей вместо объективного рассказа о событиях в нашей стране.
   – Что вы понимаете под «гламурными новостями»?
   – Гм, собственно, это только хорошие новости, рассказ о красивой жизни некоторых богатых россиян, которые купили яхту, новую виллу, дорогую машину или новый футбольный клуб, рассказ о тех немногих богатых счастливчиках, которые находятся в первых рядах богачей планеты, или о новых телезвездочках, разных певичках-однодневках, сообщения о продаже картин на аукционе или о новом магазине бриллиантов. Новости искусственно подбираются лишь хорошие, радостные, так что у россиянина складывается ложное впечатление о том, что якобы у нас всё хорошо и жить стало веселей и гламурней! Благодаря манипулированию человеческим сознанием, благодаря особому новому жанру телеискусства у людей создалось обманчивое впечатление, что якобы у нас все хорошо!
   – Зачем? – не понял Николя.
   – Для зомбирования населения! Вновь официальная пропаганда стала работать подобно коммустической, советской пропаганде. Вновь обрели жизнь многие советские понятия, как-то: единая партия, правда, не коммунистическая, старый наш гимн страны (музыка старая, но слова новые), вновь красный флаг у армии, стала явственней чувствоваться цензура, а митинги и демонстрации, как и в советские времена, стали запрещены, хотя даже в нашей Конституции записано о праве народа на митинги и собрания.
   – Невесело… – погрустнел Николя.
   – Согласен с вами, Николя, – кивнул Андрей. – Вновь, как и в советские годы, мы оказались якобы окружены со всех сторон врагами, а страна якобы напичкана иностранными шпионами.
   – А не паранойя ли это?
   – Верный диагноз, – кивнул Андрей. – А официальные телевизионные госканалы не упускают ни одного дня, чтобы не заявить о страшной и злобной Америке и опасных странах Запада! Люди, только посмотрев теленовости, понимают, что жить стали хорошо!
   – А что народ? – спросил Николя.
   – Народ, как и в советские времена, не может заявить власти о своих претензиях, жалобах – власть не слышит народ. Диалог власти с народом, как полагаю, похож на диалог глухого с немым. Говорят, у вас, народа, есть демократия, ведь вы же ходите на выборы! Ходим, но интересно, что, если в советские времена нам давали по одному бюллетеню, который следовало бросить без раздумий в избирательную урну (что власти называли якобы выборами), то сегодня народ ходит на иные якобы выборы, где есть, правда, несколько кандидатов, но почему-то, по какому-то злому умыслу, всегда выигрывает именно тот кандидат, который угоден новой власти! Вот такие у нас сейчас потешные якобы выборы…Некоторые политологи, близкие к власти и кормящиеся с их рук, пытаются зомбировать население, уверяя, что всё хорошо, что нашему народу не нужно думать о западной демократии, что у нас якобы должна своя собственная кондовая демократия! В чести у таких политологов архаика и эклектика, авторитаризм и традиционализм. Народ немного успокоился, когда после увеличившихся цен на нефть и газ увеличили зарплаты…Наступило комфортное безразличие… Народ просто купили лживыми заверениями о стабильности, хотя настоящей стабильной и богатой жизни, как на Западе, у нас нет и, как думаю, никогда не будет… А пресловутая стабильность понимается как неизменность власти как таковой, как удержание власти любой ценой, нахождение одних и тех же персон у власти долгие и долгие годы, пока ногами вперед не вынесут!.. Стабильность понимается не как собственно та хорошая жизнь, богатая и сытая, стабильная, без кризисов и туманов, а именно только как неизменность самой власти и ее несменяемость! Создана сувенирная или карикатурная демократия… У нас сейчас создано на глазах изумленного народа, которого и на этот раз никто ничего не спрашивал, авторитарное общество! Ранее было еще хуже, конечно, оталитаризм…Появилось новое словечко, очень любимое властями, – экстремизм. По сути своей эстремист – тот человек, который силой хочет сменить власть, убивая или взрывая людей, разные объекты. Но у нас почему-то под экстремизмом понимается несогласие гражданина с политикой властей, с их работой. Так что выходит, что все несогласные являются почему-то экстремистами и опасными для страны гражданами! В стране сформировались два понятия: терроризм и экстремизм. Если экстремист считается внутренним врагом России, то внешним врагом считается международный террорист… Далее… Власть уверяет своих сограждан в том, что бизнес, малый и средний, нужно развивать и ему всецело помогать. Почему я говорю сейчас о бизнесе? Да потому, что сам являюсь бизнесменом. По старому купцом, чтоб вы поняли…И вот именно когда заявляют с высоких трибун на всю страну о помощи бизнесу, у него, этого самого бизнеса, возникают проблемы, иногда очень серьезные и не всегда решаемые сразу… Какие? Сразу появляются на следующий день после выступлений с высоких трибун разные налоговые, пожарные или санитарные инспектора и интересуются твоим бизнесом. У нас легко сегодня даже отнять чужой бизнес. На языке чиновников это преступное действие называется совсем иначе и даже гламурненько, как я бы сказал, – спор хозяйствующих субъектов… Иногда, когда по телевизору вспоминают очередного бизнесмена или по старому купца (не люблю слово «олигарх» – какой у нас может быть олигарх, когда власти у него как таковой нет, только есть деньги, которыми у нас в стране он не может распоряжаться по своему усмотрению, для того следует всегда ходить на поклон к местной администрации, прося разрешения на ту или иную деятельность), ругая его причуды или покупки, думаю со страхом: а какой режим сейчас у нас, неужели снова коммунисты к власти пришли? Ан нет, вроде как и не коммунисты у власти, но тогда зачем постоянно ругать бизнесменов?.. Риторический вопрос… То есть никто мне на него не ответит, понимай, как сможешь ты сам!.. У нас частная собственность не защищена от чиновничьего произвола, к сожалению…
   Андрей остановился и тяжело вздохнул.
   – Невесело… – снова повторил Николя. – Двоедушие, как я понимаю.
   – Согласен, грустно, но жить-то надо! – тихо ответил Андрей. – Вот я и рассказал вам о нашей сегодняшней жизни, хотя, если честно, не хотел рассказывать…
   – Не все я понял, не все нюансы новой вашей жизни, не все новые слова, но невесело… – повторил Николя.
   – Да, невесело, – согласился Андрей, – но весело лишь клоунам, выступающим по нашему телевизору. Наш телевизор разрывается от безудержного хохота! Весьма интересно, что с увеличивающимся количество житейских проблем прямо пропорционально увеличивается телевизионный хохот.
   – А кто смеется над вами? – не понял Николя.
   – Николя, вы не поняли меня, – терпеливо объяснял Андрей, – я говорил о хохоте, но никто в телевизоре надо мной или кем-то специально не смеется. Просто есть отдельные так называемые юмористические программы, число которых с каждым днем почему-то увеличивается. И хохот тех клоунов в юмористических программах раздается все сильнее и сильнее, явно диссонируя с настоящей реальной трудной нашей жизнью и массой житейских, социальных проблем! В довершении к этому постоянно показываются короткие фильмы, наспех снятые, называемые в народе «мыльными операми», которые сейчас смотрят одни пенсионеры. И даже в этих фильмах раздается хохот неведомых клоунов, словно давая знать аудитории, когда смеяться.
   – А кому нужны клоуны?
   – Они нужны для создания ложного впечатления, что якобы в стране все идеально, – ответил Андрей, – что остается лишь ржать и ржать целый день! Так все у нас якобы замечательно и идеально! – Андрей помолчал минуту, потом признался: – Иногда просто тошно становится, как вспомнишь все это и задумаешься о нашей жизни…
   Николя осмотрелся вокруг, потом спросил:
   – И вы сейчас находитесь в этом имении?
   Вопрос Николя к его немалому удивлению рассмешил Андрея. Андрей засмеялся тем радостным и громким смехом, которым смеются только уверенные в себе люди, знающие себе цену.
   – Сударь, это не имение, – объяснил Андрей, прекратив смеяться, – это больница.
   Николя пожал плечами, недоумевая:
   – Зачем здесь жить?..
   – Я здесь не живу… Меня и друзей насильно привезли сюда. Здесь психиатрическая больница.
   – Как можно, сударь? – сердито воскликнул Николя. – Почему такое своеволие по отношению к здоровым, в полном рассудке людям?!
   – Гм, Николя, вы забываете, где находитесь! В каком времени! Ведь у нас карательная психиатрия, – продолжал Андрей, – все коммунистические товарищи должны быть якобы похожи один на другого, как оловянные солдатики. У этих сотоварищей-совков не должно быть никакого инакомыслия. Как фюрер, вождь, генсек говорит, так и следует жить, мыслить, говорить, действовать. Товарищ-совок не думает, ведь за него думает сам генсек, вождь, который совку-сотоварищу заменил самого бога!
   – Какое безобразие! – так же воскликнул Николя. – Какое полицейское государство!
   – Вот именно, – поддакнул Николя Андрей.
   – И какое же святотатство!
   – Совершенно с вами согласен, Николя.
   – Кстати, интересная получается у нас беседа о политике в сумасшедшем доме, – усмехнулся Николя.
   – Еще хочу заметить, – продолжал говорить Андрей, – что совки-товарищи считают инакомыслящего ненормальным. Ведь следует же всегда действовать в соответствии с изречениями вождя, фюрера, генсека! И если власть находит инакомыслящего, который думает не как все, то его прячут в психиатрическую больницу. Если он думает не как все, значит, он ненормальный. Инакомыслящих стали называть диссидентами, пособниками Запада и Америки!
   – Печально… – пробурчал Николя.
   Возникла долгая пауза, во время которой Николя поднялся, оглядывая территорию.
   Андрей собирался что-то сказать, но Николя неожиданно предложил к удивлению своего собеседника:
   – Может, мы споем?
   – Споем? А что вы хотите спеть? – с интересом спросил Андрей.
   – Знаю одну песню. Старую песню, – ответил Николя, – о царе.
   К удивлению Николя Андрей стал напевать, постепенно веселея и забывая все невзгоды:
   – Боже, царя храни!
   Славному долгие дни.
   У Николя поднялись брови от удивления:
   – Вы ее знаете?
   – Сударь, как же мне ее не знать? Ведь вы же беседуете с графским потомком!
   Николя улыбнулся, и они вместе дружно и громко запели, забыв, где находятся:

Дай на земли, дай на земли
Гордых смирителю,
Слабых хранителю,
Всех утешителю,
Все ниспошли.
Боже, царя храни!

   Николя и Андрей не заметили, как к ним тихо подкрались двое дюжих санитаров. Санитары довольно грубо толкнули Андрея и Николя, ругаясь и требуя, чтобы они заткнулись и пошли в больницу. Николя удивленно посмотрел на санитаров, потом обратился к Андрею с вопросом:
   – Это что такое? Почему эти мужланы так грубят нам?
   – А за мужлана ты сейчас ответить! – гаркнул один санитар с покрасневшим отечным лицом, поднимая кулак.
   Другой лысый санитар проворчал:
   – Какие эти психи противные!
   Андрей и Николя быстро встали со скамейки.
   – Вы мне угрожаете, сударь? – вскрикнул Николя.
   – Сударь? Точно, новый псих появился! – засмеялся санитар с покрасневшим отечным лицом, показывая на Николя пальцем с грязным ногтем.
   Андрей стал между Николя и санитаром.
   – Николя, прошу вас немедленно покинуть сей немилосердный мир! – попросил Андрей.
   – Но по какому праву эти грубые люди так ведут себя? – возмущался Николя, отходя от санитаров на шаг. – Чьи это холопы?
   – От холопа слышу! – гаркнул лысый санитар, грозя Николя кулаком. – А ну-ка быстро беги в психушку, а то тумаков от меня получишь!
   – Исчезните, Николя так же внезапно, как и появились, – попросил Андрей. – Так будет лучше для нас обоих.
   – Mon dieu! Adieu, ma bonne ami! – напоследок выкрикнул Николя, прощаясь с Андреем и махая ему рукой.
   Санитары стали толкать Николя и Андрея к больничному корпусу.
   Однако через полминуты санитары застыли, словно вкопанные: Николя стал уменьшаться на глазах, а потом весьма странным образом исчез. Андрей улыбнулся, ничего не говоря, стараясь не обращать внимания на вытянутые изумленные лица санитаров.
   – Куда это он делся? – обратился лысый санитар к Андрею, на что Андрей развел лишь руками:
   – Откуда я то знаю!
   – Черт, псих, отвечай! Куда он делся? – взревел санитар с покрасневшим отечным лицом.
   – Ничего не знаю, чего пристали ко мне?
   – Ладно! Сейчас все доложим профессору! – заорал лысый санитар, крестясь.
   У санитара с покрасневшим отечным лицом вытянулась физиономия, когда он увидел крестящимся другого санитара, он изумился:
   – Ты чего крестишься?
   – А на всякий случай… – ответил лысый санитар, после чего толкнул Андрея к больничной двери, грозя ему:
   – Сейчас тебя допрашивать будут! И профессор, и КГБ!
   Андрея привели к двери кабинета профессора Сечниковского, но в кабинет зашел один лысый санитар. А другой санитар остался стоять в коридоре вместе с Андреем. Через минуту лысый санитар, весь потный и покрасневший, выбежал из кабинета профессора, не обращая внимания на другого санитара и Андрея. В кабинет профессора вбежали его испуганные ассистенты.
   Андрей спросил санитара:
   – По какому поводу такая паника?
   – Помолчал бы, псих! – огрызнулся санитар.
   Дверь кабинета приоткрылась, ассистент Михаил вышел из кабинета и жестом пригласил Андрея войти.
   Профессор, насупившись, сидел, нервно стуча пальцами по столу, а рядом расположилась его свита из ассистентов.
   Андрей стоял перед Сечниковским, вздыхая.
   – И чего мы вздыхаем? – с интересом спросил профессор Андрея.
   – Даже сесть мне не предложите? – спросил Андрей.
   – Присаживайтесь, товарищ, – любезно сказал профессор.
   Андрей сел и сразу недовольно воскликнул:
   – Кажется, я просил вас не называть меня товарищем! Никакой я вам не товарищ!
   У нас это обращение устарело, принято обращение: «господин».
   – Владимир Николаевич, вы забыли об этом пациенте? – спросил ассистент Михаил, обращаясь к профессору.
   – Ничего я никогда не забываю, Михаил! – быстро ответил Владимир Николаевич, после чего он стал говорить с Михаилом и другими ассистентами то по латыни, то по-русски.
   Андрей терпеливо ждал, когда закончится врачебный диспут. Наконец, через пять минут Владимир Николаевич обернулся в сторону Андрея и спросил:
   – Итак?
   – Что значит ваше итак? – не понял Андрей.
   – Итак, господин-товарищ, что же произошло во дворе сегодня?
   – А ничего не произошло, – коротко ответил Андрей.
   – Владимир Николаевич, это, как понимаю, шизофрения? – осведомился Михаил.
   – Возможно… – медленно протянул Владимир Николаевич, после чего бросил косой взгляд в сторону Андрея, спрашивая его:
   – Послушайте, как чудненько получается, говорили с кем-то во дворе, а он исчезает, так?
   – Ну…
   – Санитары доложили мне, что ваш таинственный собеседник исчез, так? Словно в землю он провалился. Верно?
   Андрей пожал плечами:
   – Ну, куда он исчез, мне неведомо… Спросите у своих санитаров.
   – Черт, а я вас спрашиваю, извольте отвечать! – повысил голос Владимир Николаевич. – Кто говорил с вами? Откуда он взялся?
   – С того света.
   Лица профессора и его ассистентов вытянулись от удивления, минуту все молчали.
   – Батенька, – наконец, после молчания отозвался Владимир Николаевич, сохраняя строгое выражение лица, – попрошу говорить со мной, не ерничая, серьезно! У нас не цирк, не театр, у нас…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация