А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "«Изгнанник рая пролетал…»" (страница 1)

   Лариса Соболева
   «Изгнанник рая пролетал…»

   Он долго не знал ее имени. У него не было ни одного шанса узнать ту, чей голос слышал он только по телефону, слышал в течение трех лет. Она звонила шефу два раза в неделю, в основном перед концом рабочего дня, и говорила одну фразу, никогда не меняя ни слова:
   – Добрый вечер, мне нужен Филипп Осипович, он ждет моего звонка.
   – Кто его спрашивает?
   Зачем он задавал ей этот вопрос, если сказано: «Он ждет моего звонка»? К тому же он знал, что она ответит:
   – Знакомая.
   Ему хотелось еще раз услышать глубокий, грудной, без тени волнения голос, в то же время – мягкий, нетребовательный. А вот он испытывал необъяснимое волнение, слушая ее и запоминая новые нюансы в интонации. Он молчал, надеясь, что она произнесет еще хоть слово, но на другом конце провода царило молчание.
   – Минуточку, – вынужденно говорил он и соединял ее с шефом.
   А потом сидел, вычерчивая на листе бумаги бессмысленные узоры и представляя себе женщину с колдовским голосом. Должно быть, она красива – женщина с чарующим голосом не может быть некрасивой. И блондинка. Странно, она виделась ему только блондинкой и не вписывалась в общепринятое мнение, что эти девицы недалекие, глупые. Нет, по тембру выстраивался образ неглупой женщины, лишенной стервозности. Еще в ее голосе чувствовался едва заметный надлом, а, по его мнению, это свойственно людям, имеющим неудачный жизненный опыт. Значит, она старше его, но вряд ли намного.
   Шеф выходил через десять-пятнадцать минут, скупо бросал:
   – Марк, если меня будут спрашивать, я на деловой встрече.
   – Хорошо, – отвечал он, не интересуясь, кому надо будет отвечать. Обычно звонила жена шефа, для нее и была заготовлена «деловая встреча».
   Марк догадывался: шеф – у женщины с надломленным голосом. Нет-нет, с чувственным голосом, заставляющим мечтать о ней и… ревновать. Совсем немного, но ревновать. Тысячу раз он мог подслушать, о чем они договариваются, однако никогда этого не позволял себе, оставляя их тайну недосягаемой. Марк шел домой и думал: почему она не звонит шефу на мобилу и даже не в кабинет, на прямой телефон, а исключительно в приемную? Допустим, мобилу может проверить жена, шеф не успеет стереть запись звонков, тогда неминуем скандал, ведь женщины чувствуют измену на подсознательном уровне. Но поступление звонков на прямой телефон контролирует только внутренняя охрана, жене туда не проникнуть. Не находя ответа, он вновь переключался на женщину с дивным голосом и шефа, представляя, как им хорошо вдвоем.
   Марк не был аскетом, его подруга Неля – прекрасная девушка, наполнена энергией, как бокал с пивом, из которого игристая пена хлещет через край. Ее веселый нрав рассеивал хандру, искренность ее забавляла, ершистость смешила. Однако Нелька – девушка-ребенок, со всеми заморочками взрослеющего подростка, обрекающая мужчину на роль педагога, а это совсем не то. Голос, который Марк слышал два раза в неделю, принадлежал никак не девушке-ребенку, а женщине. Настоящей. Волнующей.
   Однажды она позвонила, как обычно, шеф, переговорив с ней, ушел, бросив ставшую привычной фразу:
   – Я на деловой встрече.
   Не прошло и пятнадцати минут, как в приемной очутилась жена шефа, надо сказать, весьма достойная восхищения особа. О таких говорят: умеет себя подать. Она умна, горда, непокорна, отлично водит автомобиль и одевается.
   – Здравствуй, Марк, – сказала она и указала пальцем на дверь кабинета. – У себя?
   – Поехал на деловую встречу… – ответил Марк, копаясь в бумагах для виду. Стыдно лгать в глаза, причем человеку, который легко распознает ложь. – Вы разминулись совсем немного…
   Наталья постояла в раздумье, неожиданно села в кресло, закинув ногу на ногу, и нацелила в Марка взгляд председателя трибунала:
   – Где у него встреча?
   – Не сказал, – нахмурился он, чувствуя неловкость. Впрочем, Марк действительно не знал, где ее Филипп.
   Наталья достала сигарету, повертела головой, что-то ища. Он встал из-за стола, поставил на столик пепельницу и щелкнул зажигалкой. Она не поблагодарила, а подняла на него требовательные глаза, пронизывающие насквозь:
   – Марк, кто она?
   – Не понимаю, – прикинулся он достаточно искренно.
   – Не притворяйся. Ты знаешь, кто она, но прикрываешь шефа.
   Что он мог сказать ей? Только правду:
   – Я не знаю.
   Наталья загасила выкуренную до половины сигарету, ушла, не попрощавшись. Да, есть о чем беспокоиться: ее Филипп, безусловно, нравится женщинам, и дело не в деньгах, а в его незаурядности. Несмотря на сорок пять лет, он подтянут, с волевым характером, талантлив, удачлив. Внешность, конечно, спорна, но женщины к нему неравнодушны, как и он к ним, в общем, жене шефа совсем чуть-чуть не повезло.

   Прошла неделя, а она не звонила. Прошел месяц, а она не звонила. Шеф стал угрюмым, иногда грубым и нетерпимым. Марк сделал вывод: у него с той женщиной все кончено, Филипп Осипович переживает. Переживал и он – нечто щемящее, но украшающее повседневность исчезло, наверное, исчезла тайна, привлекающая тем, что она будила воображение.
   Прошло два месяца, три… Шеф подобрел, а она не звонила. Постепенно из памяти стирался ее голос, Марк все реже и реже вспоминал о ней, лишь когда Нелька молчала, что бывало крайне редко. Тогда-то Марк и представлял, что Неля – это она, соответственно, и манеры у нее другие, движения плавные, любит по-другому, как и он ее. Но стоило встретить задорный взгляд Нельки, как созданный им образ рассеивался, да и какая из нее женщина? Это – девчонка, которая, вероятно, никогда не повзрослеет.
   В октябре Марк отправился на базу отдыха за счет компании. Ехать не хотел. Но предлагали поездку с коллегами по работе в горы. Тогда он предпочел базу поближе к городу, откуда, если не понравится, можно слинять, а не терпеть скуку, чего не сделаешь, будучи в горах. Место оказалось тихое, народу было мало, в основном пожилые женщины. Небольшие домики с вполне приличными номерами. Проскучав полдня, Марк решил: «Завтра еще погуляю здесь, а к вечеру – домой. И Нелька звонила, скучает без меня».
   Ужин приятно удивил – приготовлен был, как в ресторане высокого уровня. И вдруг за спиной он услышал:
   – Я нечаянно проспала. Что тут у нас сегодня?
   Голос! Ошибиться он не мог, слишком хорошо выучил этот редкий тембр, да и внезапное волнение подсказало: она.
   – Ну, что же вы, все уже остыло, – сказала пожилая женщина и глупо захихикала. – А после ужина – танцы.
   – Вы любите танцевать? – опять она.
   – Когда-то любила. Да и сейчас не прочь, если партнер умелый…
   Марк не слушал болтовню старухи, он слышал лишь голос знакомой незнакомки и улыбался, гадая, как она выглядит: такая, какой он ее себе представлял, или она абсолютно другая? Его тянуло обернуться, но стоит ли разрушать иллюзию конкретным лицом? Стоит ли разочаровываться, увидев не женщину-мечту? Марк не доел ужин, ушел, не взглянув на соседний столик, танцы не посетил, хотя его тянуло посмотреть на нее. Но это уже началась игра с самим собой, привнесшая некую остроту в его скуку.
   Встал Марк рано, надумал прогуляться по базе, хотя погода стояла не очень-то – было пасмурно. Но что здесь еще делать? Он ходил по опавшим листьям, блуждая взором по окрестностям, вырулил к причалу и остановился. На скамье лицом к реке, спиной к нему сидела женщина. Что-то толкнуло в грудь: она. Марк хотел было повернуть назад, но заметил белые волосы, собранные в пучок на затылке. Неужели он только по голосу в телефонной трубке угадал, что она блондинка? Разве так бывает? Ему стало интересно, насколько совпадают или не совпадают ее черты с его портретом, он подошел ближе, став за ее спиной.
   – Вам не холодно у воды?
   – Нет, – ответила она, повернув к нему лицо. – Еще очень тепло.
   Невероятно, но именно такой Марк видел ее в своем воображении: плавные линии лица, изящные черты, мягкие губы, грустные светлые глаза, в которых особо выделялись зрачки, уходящие куда-то в глубину. Но куда они уходили? В нее или в того, на кого она смотрела?
   – Разрешите?
   – Садитесь. – И она сдвинулась чуть вбок, хотя места было предостаточно.
   – Меня зовут Марк, – представился он, оседлав скамью.
   – А меня Айна.
   Айна… Да, у прекрасной женщины с голосом сирены должно быть и имя необычное. Конечно, Айна старше его, наверняка – мудрее, но это ничего не значит, судьба привела Марка к ней, следовательно, так надо.
   Разговорились. От нее веяло сдержанностью и покоем, она не старалась ему понравиться, а он старался, потому говорил много. Вместе сходили на завтрак, потом гуляли по окрестностям до обеда. Марк передумал уезжать. Так прошел день, затем второй…

   Листья засыпали еще зеленую траву плотным покровом. Айна лежала, закинув за голову руки и глядя в блеклое, почти белое небо, Марк – на боку, подперев голову рукой. Ему хотелось неотрывно смотреть на нее и слушать, а она говорила:
   – Иногда мне кажется, что я жила однажды и все происходящее со мной уже было. Я знаю и то, что будет. С тобой так бывает?
   Он наклонился и поцеловал ее, поцеловал в мягкие губы, но не получил встречного поцелуя, Айна осталась холодной и в этой холодности неприступной.
   – Я знала, что так будет. – Она села, отряхнула со свитера листья, строго посмотрев на него, сказала: – Идем, пора.
   Куда пора? До ужина времени – полно, но Марк подчинился. Шли молча, не торопясь. Он не понимал, как отнеслась Айна к его порыву, чувствовал себя мальчишкой рядом с ней и ее рабом. Прикажи она – он безоговорочно выполнит приказ, только бы с ней быть. При всем том у него не проходило ощущение, что это – его время и будет так, как он хочет.
   Айна ушла в свой домик, Марк остался, забежав под навес – накрапывал дождь, осенний и промозглый. Снова ему подсказала некая сила: не уходить, потому что через полчаса он увидел, как она выбежала из домика с чемоданом. Марк тихонько пошел за ней. Она села в «Пежо» (кстати, эту машину он помогал выбирать шефу), круто развернулась и понеслась…
   – Стой! – бросился Марк наперерез.
   Айна едва успела затормозить, слава богу, тормоза были в порядке, иначе она сбила бы его. Испугавшись, Айна упала на руль лбом. Марк забрался в салон.
   – Ты с ума сошел, – выговорила она. – Я могла тебя убить.
   Он взял ее за плечи, повернул к себе и неистово целовал ее лицо, взяв его в ладони, целовал губы, видя уже не холодные глаза, а растерянные и немного удивленные. Марк шептал под барабанную дробь дождя:
   – Не убегай от меня… не убегай… ты так нужна мне…
   Ночь он провел у нее, это было сильнее, чем в его мечтах, ведь соприкасаться с живым телом, чувствовать горячее дыхание Айны и вдыхать ее запах – это было много ярче его фантазий. Он не выпускал ее из рук ни на минуту, прижимал к себе и боялся уснуть, чтобы потом, проснувшись, вдруг не увидеть ее.
   – Ты долго еще здесь пробудешь? – спросил Марк.
   – Я приехала на десять дней, чтобы побыть одной, осталось пять.
   – А мне послезавтра на работу, – вздохнул с сожалением он.
   – Где ты работаешь?
   Скажи он – референтом у известной ей личности, и Айна догадается, с кем она разговаривала, когда звонила в приемную, поймет, что Марк знает о ее отношениях с его шефом.
   – В рекламной компании, менеджером, – солгал.
   – Я хочу пить. На тумбочке вода и стакан, подай, пожалуйста.
   Марк взял бутылку и стакан, что-то задел, кажется, пузырек, закатившийся под кровать.
   – Что-то упало, я подниму…
   – Это мои таблетки, держу на всякий случай, потом найду.
   – Что за таблетки? От чего? – Ему хотелось знать о ней все.
   – То мигрень, то аллергия, то бессонница.
   Она пила воду, постепенно запрокидывая голову, несколько капель пролилось с подбородка на грудь…

   Дрожащая Нелька стояла напротив и была уже далекой, чужой, ненужной.
   – Но почему? – дрогнул ее детский голосок. – У тебя кто-то появился?
   Ложь – это надежда, а Марк не хотел давать ей надежду:
   – Да. Я встретил женщину.
   – Ты не можешь так поступить… – не верила Нелька. Она – быстрая во всем, что бы она ни делала, и так же быстро из ее глаз выкатились слезы, промчались по щекам, неожиданно задержались на подбородке. – Наверное, есть другая причина?
   Трудно давалось объяснение, Марк поспешил уйти от этой муки:
   – Нет, других причин нет. Прости, так вышло.
   – Это подло! – крикнула она ему в спину. – Ненавижу тебя, ненавижу!
   Пусть так, ненавидеть – ее право. Теперь Нелька позади и забыта, а впереди – дорога. Он ездил на базу каждый день после работы, рассуждая над удивительными поворотами, случающимися в жизни. Выходит, если очень чего-то желать, шанс предоставляется. Мысль окрыляла, открывала перспективы, рождая новые безумные идеи. Айна не верит в судьбу, а Марк поверил: именно судьба устроила им эту встречу.
   Остановившись на парковке базы, Марк издали заметил Айну и незнакомого мужчину, они о чем-то горячо спорили. Когда он достаточно приблизился, мужчина оглянулся на него и пошел к выходу с базы.
   – Кто это был? – поинтересовался Марк, глядя ему вслед.
   – Муж, – ответила Айна. – Мы разошлись два года тому назад, а он никак не может успокоиться.
   Два года… А с шефом она встречалась три года, значит, бросила мужа из-за него, с шефом тоже не сложилось, быстро вычислил Марк. Но у них все будет по-другому, у них это – навсегда.

   Минуло три месяца. Несмотря на полный штиль в их отношениях, Марка немного настораживало, что Айна не стремилась видеться каждый день, объясняя это так:
   – У каждого человека должно быть свое пространство во времени.
   Она же отказалась жить вместе, мол, скоропалительные решения ведут к разочарованиям. Ему ничего не оставалось делать, как принять ее условия и жить с надеждой, что когда-нибудь она поймет: он незаменим для нее.
   В середине января раздался звонок в приемной, Марк поднял трубку.
   – Мне нужен Филипп Осипович, он ждет моего звонка.
   Словно молния пронзила Марка – голос Айны!
   – Минуту… – выдавил он и соединил ее с шефом.
   Впервые Марк изменил своему правилу – не подслушивать: он должен был знать, что творится за его спиной…
   – Я слушаю, – сказал шеф.
   – Филипп, я не могу без тебя. Приезжай хотя бы на час.
   В паузе Марк чувствовал, как по его спине катится струя пота, а голову охватил пожар: ведь после этой паузы будет вынесен шефом приговор ему. В ту длительную минуту он мысленно посылал сигнал: откажись, откажись…
   – Сейчас приеду, – сказал шеф. Марк упал на стул, через некоторое время услышал позабытую фразу: – Для всех я на деловой встрече.
   И – все. Но Марку не верилось, что так легко наступает конец, он едва обуздал порыв – кинуться к Айне, проверить, у нее ли шеф? К счастью, сохранилась частица благоразумия, не позволившая ему совершить этот опрометчивый поступок. Допустим, он застанет их вместе, и что тогда? Не лучше ли услышать все от самой Айны? Так он и прожил до следующего дня в агонии. Вечером встретился с Айной у нее…
   А все осталось, как прежде. Ничего не изменилось! Марк засомневался: она ли звонила? Сколько похожих людей – не отличить, так неужели нет и похожих голосов? Прошла неделя, а она ни намеком не дала понять, что хочет бросить его. Марк принял рациональное решение: если даже Айна ведет двойную жизнь, то ему знать об этом необязательно, все равно она придет к тому, что нужен ей только Марк.

   – Пиши… – бросил капитан Носов милиционеру, прохаживаясь по квартире. – А какое сегодня число?
   – Тридцатое января, – ответил юноша, заполнявший протокол.
   – Пиши число, год, время…
   Носов – распространенный тип из милицейской среды: невысок, с невыразительным лицом и за пятнадцать лет службы слегка уставший от трупов. Он продиктовал, где и как найдено тело, остановился у кровати, склонил голову набок, рассматривая женщину, лежавшую на темно-зеленых шелковых простынях.

   …Над ней шаманил эксперт Корик – молодой, а уже умный, во всяком случае, дело свое знавший неплохо. Собственно, дальше Корик будет диктовать «протоколисту», что и как, а Носов займется другими подробностями, потом их внесут в протокол. Он повернулся к понятым, спросил женщину лет пятидесяти:
   – Это вы нашли ее?
   – Да. Я – соседка, утром вышла собаку прогулять, смотрю – дверь приоткрыта. У Айны замок заедал, часто не защелкивался. Я подумала, она всю ночь провела с открытой дверью, вошла и сначала решила, что ее нет дома. Как тут уйдешь? Сами посмотрите: здесь есть что взять нечистым на руку людям. А потом я заглянула в спальню… Скажите, ее убили?
   – Пока следов насилия не обнаружено, – сказал Носов.
   – Но с чего бы ей умирать? – возмутилась соседка. – Айна крепкая была, молодая, на здоровье не жаловалась.
   Носов невольно обратил взор на обнаженную фигуру, выделяющуюся на темном фоне простыней белизной кожи. Белые кудри рассыпаны по подушке, голова слегка запрокинута, а лицо и фигура – наверняка она вызывала зависть у женщин и похоть у мужчин. Правда, когда была живой. Действительно, с чего бы ей умирать? Но, как говорится, каждому свой срок.
   Его отвлек Корик:
   – Смерть наступила примерно в семь-восемь часов вечера. Рановато она улеглась в постель.
   В это время вышел опер, позвал Носова. На кухне он указал на идеально чистый стол, на нем красовались вскрытая банка консервов и вилка.
   – Кальмары, – прочел Носов надпись. – Банка почти пустая. На столе ни крошки… Видно, голодная была, если проглотила почти всю банку без хлеба.
   – У меня такое впечатление, что она кого-то ждала. Смотрите… – Опер открыл холодильник. Показал на тарелки, закрытые полиэтиленовыми пленками. – Нарезала колбасу, мясо, сыр, все аккуратно уложила, украсила маслинами и зеленью. А вот бутерброды с икрой и семгой. Согласитесь, для обычного ужина икра – это круто. И… – Он открыл морозильную камеру. – Шампанское! В морозилке! Его охлаждают непосредственно перед употреблением.
   Носов повернулся к столу:
   – Приготовила шикарный ужин, а сама проглотила банку кальмаров?
   – Не для себя же она готовила, – возразил опер. – Наверное, ее голод замучил.
   Заложив руки за спину, Носов думал, поджав губы и осматривая кухню, о нелепой банке и идеальной чистоте. Даже вилку не помыла, банку не выкинула, а отправилась в постель. Нехарактерно такое для педантичных людей! Ничего подозрительного не заметив, Носов вернулся в спальню.
   – Вот что мы нашли. – Криминалист аккуратно держал в руках небольшие баночки.
   Носов присмотрелся к надписям, выпятил губу:
   – Снотворное?
   – Не только, – ответил эксперт. – У этих препаратов широкий спектр действия, например седативное, противоаллергическое, против отеков, кожных заболеваний, даже против сенной лихорадки и так далее. Но отравиться ими – запросто.
   – Почти пустые, – констатировал Носов. – Значит, она приготовила шикарный ужин, скушала кальмаров, а затем наглоталась таблеток?
   – Что там она проглотила, посмотрим в морге, – сказал Корик. – А пока налицо цианоз – синеватая окраска лица и шеи, точечные кровоизлияния в конъюнктиву. Похоже, девушка умерла от асфиксии.
   – Значит, убийство? – подхватил Носов.
   – Не вижу признаков убийства, во всяком случае, руками ее не душили, да и подушкой – вряд ли, остались бы признаки удушения, а их нет. Не будем гадать, вскрытие покажет, от чего она умерла.
   – Посмотри, сперма есть? А то лежит голая, на все готовая…
   Эксперт продолжил исследование трупа, а Носов перекочевал к соседке. Он уперся локтем в стену, ладонь положил на затылок (голова с утра болела, правда, не от вчерашнего, скорее, из-за погоды) и поинтересовался:
   – Вы дружили?
   – Ну, так, по-соседски, немного.
   – Мужчины у нее были?
   – Разумеется, – фыркнула соседка, отчего-то закатив глаза. – Она не монашка, мужики сами к ней липли. Но Айна не какая-то там…
   – Понятно, – перебил он. – Конкретно: кто приходил?
   – Как Айна сюда переселилась, ходил к ней один пару раз в неделю. Он и квартиру ей купил, когда она с мужем развелась, и машину. Солидный такой мужчина, лет сорока – сорока пяти, с проседью, наверняка бизнесмен, имя… Филипп. Больше ничего не знаю, Айна неохотно говорила о нем, а я стеснялась расспрашивать. Потом долго его не было, у нее появился молодой человек, Айна еще смеялась, что он боготворит ее…
   – Она с ним спала?
   – Естественно, – раздраженно ответила соседка, которой не нравились бестактные вопросы. – Если вам так нужно знать, то в постели этот мальчик – бог, не в пример мно-огим мужикам!
   Носов чутко уловил недосказанность, да и того, что женщина сообщила, было достаточно, чтобы спросить:
   – Что же ее не устраивало в боге?
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация