А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Евроняня" (страница 13)

   – Остынь, Адольфыч, – строго сказал Вовчик. – Это моя сестра.
   Хреновский поглядел на Нику с нескрываемым уважением.
   – И ты ее столько времени прятал? Как вас зовут, чудесное создание? – Он ласково овладел Никиной рукой.
   – Вера, – смутившись, ответила Ника.
   – Вера… – Хреновский в восторге прикрыл глаза. – Какое имя! В нем – вера, надежда, любовь…
   – И мать их, Софья, – добавил Вовчик.
   – Да-да, – не дал себя сбить депутат. – Верочка, у меня к вам серьезное предложение!
   – Адольфыч, ты не понял? – Вован бесцеремонно отобрал Никину ладошку у Хреновского. – Или опять уши не вымыл? А серьезные предложения – лично мне, письменно, через секретаря. Порядка не знаешь?
   Что ответил депутат, Ника не услышала, потому что именно в тот момент увидала ЕВРа. Он стоял к ним спиной в компании двух импозантных мужчин. Рядом с ним, буквально повиснув на его рукаве, извивалась Гена. Один из собеседников ЕВРа заметил Вовчика, радостно, во весь рот, улыбнулся и, раскинув руки, пошел к ним.
   – Вот и хозяин! – тоже улыбнулся Вован. Как показалось Нике, вполне искренне. Мужчины крепко обнялись. – Моя сестра, Вероника, знакомься, – представил Вовчик.
   – Очень рад, – незнакомец вежливо поцеловал руку, – Дмитрий.
   Компания, с которой он только что беседовал, развернулась, видимо любопытствуя, кому это хозяин вечеринки так обрадовался.
   ЕВР даже потер глаза, решив, что няня ему привиделась. Гена же как раз несла в рот оливку на крошечной вилочке. Да так и не донесла, так и застыла с черной каплей ягоды на щеке, как с уродливым родимым пятном, будто ее прошил мгновенный сильнейший столбняк.
   – Не знал, что у тебя есть сестра… – Дмитрий смотрел на Нику ласково и восхищенно. – Вы совершенно не похожи! А почему вы никогда не бываете в свете?
   – Она у меня девушка правильная, – сообщил Вовчик, – трудящаяся. Хочет всего добиться сама.
   – Правда? – Дмитрий посмотрел на нее с уважением. – Это редкость.
   Ника лишь молча улыбалась, по-прежнему не сводя глаз с ЕВРа. ЕВР же пожирал ее взглядом так, что Нике немедленно захотелось, чтобы все это – красивое, сверкающее, богатое – куда-нибудь исчезло, например испарившись, и они с ЕВРом оказались бы в уютной гостиной их дома. Так и подумалось: не у Ропшина, не на рабочем месте, а именно – дома…
   Вовчик отследил направление ее затуманенного взора, кивнул ЕВРу, незаметно развернул Нику к нему спиной и продолжил диалог с хозяином.
   – Вероника, можно вас пригласить на танец? – улыбчиво спросил Дмитрий.
   Вовчик мгновенно сделал стойку, закаменел лицом. Вопросительно глянул на Нику: «Пойдешь?» Честно говоря, Вероника не очень знала, как себя следует вести, поэтому легонько кивнула: вроде да, а вроде и нет. Хозяин же истолковал ее жест однозначно. Ласково приобнял за талию и увлек в соседний зал.
   Здесь было полутемно, лишь по углам таинственными звездочками мерцали свечи да легкий полусвет шел откуда-то из-под пола. В углу, тоже почти невидимый, играл оркестр. Музыка, легкая, сладкая, обволакивающая, туманом стелилась прямо по полу, световыми потоками струилась вверх, к потолку, и исчезала там, в невидимой высокой дали.
   – Вероника, – Дмитрий отстранил ее от себя, посмотрел прямо в глаза, – вы – чудо! Поверьте, я давно не видел такой естественной, такой чистой красоты. Ваш брат – он преступник!
   Ника обмерла: значит, тут все знают, кто такой Вовчик! От страха и ужаса она даже остановилась. Руки неприятно вспотели, в животе ожило какое-то колющее и режущее чудище.
   – Он скрывал от общества такое сокровище – вас! – закончил фразу Дмитрий.
   «Фу, – выдохнула Ника, – ну нельзя же так пугать!»
   В этот момент на фоне светлой арки входа она увидела ЕВРа. Он вглядывался в полумрак, словно пытаясь кого-то найти.
   «Меня! – Сердце Ники радостно и заполошно забилось. – Меня!»
   ЕВР и в самом деле увидел сладкую парочку. Решительно шагнул к ним:
   – Дмитрий, извини, там премьер приехал…
   – Вероника, простите ради бога! – засуетился хозяин. – Я должен встретить! Женя, – попросил он ЕВРа, – побудь с моей дамой, я ненадолго.
   – Конечно! – ЕВР мгновенно перехватил Нику за талию, прижал к себе и повел в нежном, медленном танце.
   Он все время хотел что-то сказать, Ника чувствовала и как могла старалась ему в этом помочь, незаметно поглаживая пальцами широкие плечи, ненароком, чуть сильнее, чем того требовали приличия, прижимаясь к нему бедром. Закончилась одна мелодия, началась другая, потом третья. ЕВР наконец решился:
   – Вероника, я и не подозревал, что вы такая красавица. Вы произвели просто фурор! Среди этих размалеванных, насквозь лживых созданий ваша естественность, она… как глоток воздуха в душной комнате, как стакан воды в пустыне, как луч света в темном царстве…
   Ника смотрела в его темные блестящие глаза: так близки они не были ни разу!
   – Вероника… – ЕВР трепетно сжал ее пальцы.
   – Что я вижу, Эжен, – бесцеремонно дернула его за плечо невесть откуда взявшаяся Генриетта. – Люди решают деловые вопросы, выпивают с премьером, а ты снова со своей нянькой. Мало того что она проникла сюда неизвестно как, да еще в этом ужасном безвкусном платье, так она еще и элементарно не дает тебе работать!
   ЕВР смутился, а Нику будто обдало кипятком из прорванной трубы.
   – Ладно, – махнула рукой Генриетта, – что с тебя взять? Один раз на шлюшке женился, второй раз этот подвиг повторить хочешь?
   ЕВР побелел, это было видно даже в темноте танцевального зала.
   – Заткнись! – грубо сказал он.
   Гена замолчала от неожиданности, хлопнула ресницами и произнесла вдруг тихо, даже виновато:
   – Женечка, прости, пожалуйста, сама не знаю, что на меня нашло. Просто… тебя там премьер искал…
   Втроем они вышли из полумрака на яркий свет. ЕВР, извинившись, тут же двинулся к одному из столов, а Гена, хватко уцепив Нику за локоть, ласково, как затаившаяся подколодная змеюка, прошипела:
   – Мне с тобой поговорить надо.
   Не ожидая ровным счетом ничего хорошего, Ника вопросительно подняла на нее глаза.
   – Слушай меня внимательно. Предлагаю взаимовыгодный обмен. Я тебе – ЕВРа, ты мне – брата.
   – Как это? – тупо уставилась на нее Ника.
   – Очень просто. Ты делаешь так, чтобы Владимир Владимирович на мне женился, а я дарю тебе Ропшина в вечное пользование. – Гена заговорщически ущипнула Нику за бок. – Тихушница! Столько времени брата скрывать! Тем более такого! Может, ты сама на него глаз положила?
   – Да ты что! – ужаснулась Ника.
   – Короче, делаем так: вы с ЕВРом линяете домой, а Владимир везет меня.
   – А если он не захочет?
   – Что? – Гена смерила ее высокомерным и презрительным взглядом. – Тебя не спрашивают! Твое дело – поддакивать.
   – Нет, – решительно отказалась Ника. – На это я пойти не могу! – Повернувшись, резко рванула от Гены и тут же угодила прямо в объятия раскрасневшегося и веселого Хреновского.
   – Верочка! – ласково охватил он ее своими клешнями. – У меня к вам исключительно деловое предложение.
   Ника тоскливо застыла, подозревая еще один подвох.
   – Ваше лицо, ваши глаза… Они ранили меня в самое сердце, и конечно же, если бы не суровость вашего брата, которого я искренне уважаю и даже люблю, я бы… – Глазки главного либерала масляно заблестели, губы сладострастно изогнулись, он почти потянулся к Нике, но страшным усилием воли взял себя в руки. – Простите. Вы так обворожительны, что я едва сдерживаюсь!
   – Предложение, – напомнила Ника.
   – Что? А, да! Вера! – Он торжественно приосанился, подобрал вываливающийся из брюк живот. – Я предлагаю вам стать символом нашей партии! Представьте, – лицо Хреновского стало одухотворенным, глаза заблистали нездешним, почти космическим светом, – ваши портреты во всех уголках страны! На плакатах. Телеэкранах. В газетах. На рекламных щитах! Мы с вами покорим мир! Ваша красота и моя харизма обеспечат НДПР мировое господство.
   Ника беспомощно оглянулась, словно отыскивая, к кому бы обратиться за помощью.
   – Вера! – вновь повернул ее к себе Хреновский, еще пуще приосанился и загремел на весь зал, раскатисто, мощно, будто стоял не в вальяжном казино, а на привычной думской трибуне. – Вы – символ русской красоты, и вы достойны стать лицом всей России!
   Вокруг них стал собираться заинтересованный народ.
   – Вы живете в Париже? – очень тихо, почти шепотом, спросил он.
   – В Москве, – пролепетала растерянная Ника.
   – Понимаю! – снова загремел депутат. – Заграница своими грязными щупальцами забирает от нас все лучшее! Но женщин, наших, русских женщин, ей у нас не отнять! Когда я приду к власти…
   Вокруг них уже собралась целая толпа.
   «Вовчик, – беспомощно оглядывалась Ника, – где ты?»
   От веселящейся публики отделилась Генриетта, подошла к Хреновскому:
   – Петр Адольфович, я правильно поняла, вы хотите сделать символом нашей великой России вот эту содержанку?
   – Какую содержанку? – не понял Хреновский, раздосадованный тем, что его пламенная речь, собравшая такое число слушателей, столь цинично прервана.
   – Вот эту! – Гена ткнула длиннющим острым ногтем прямо в Нику. – Это няня детей Ропшина, безграмотная девушка из провинции, неудачница. Ропшин из жалости взял ее на содержание…
   Блистательное общество зашумело.
   Неведомо откуда взявшийся Вован грубо дернул довольную Генриетту за руку, что-то тихо и коротко сказал ей на ухо. Гена побледнела, зашаталась…
   – Нет, – покачал головой Хреновский, – содержанки нам не нужны… Я боролся и буду бороться за искоренение этой заокеанской заразы!
   Империалисты всех мастей хотят превратить наших русских женщин в товар…
   – Так, Адольфыч, ша! – громко и грозно приказал Вован. – С каких пор ты слушаешь полоумных баб? – Он показал на Гену. – Или это новая доктрина твоей партии? – Хреновский непонимающе заозирался по сторонам, переводя глаза с Ники на Гену и обратно. – Ты поверил, что моя сестра может быть содержанкой?
   Толпа снова стихла, ловя каждое слово непонятного зрелищного спектакля. Хреновский стушевался, но ненадолго. Парламентская школа давала себя знать.
   – Владимир Владимирович, – торжественно провозгласил он. – Я прошу твоего согласия на то, чтобы Вера, этот прекрасный невинный цветок, стала символом моей партии!
   Вовчик тщательно и любовно сложил увесистый кукиш, медленно и молча поднес его к носу депутата. Улыбнулся:
   – Пойдем, Адольфыч, выпьем за твой очередной облом и за мою красавицу сестру! – Обернулся к барной стойке. – Всем – шампанского! За здоровье моей сестры!
   Общество, неожиданно лишившееся увлекательного зрелища, недовольно зашелестело, но тут же удовлетворилось предложенным хлебом: официанты уже разносили шампанское.
   – Вовчик, – попросила Ника, как только смогла выговорить слово, – пожалуйста, отвези меня домой, я сейчас тут умру…
   – Верунь, – ласково чмокнул ее в наморщенный лоб брат, – погоди чуток, мне надо еще кое-чего кое с кем перетереть.
   – Тогда я сама! – шмыгнула носом девушка. – На такси!
   – Стоять! – скомандовал Вован. – Тебя отвезут. Только смотри мне, не реветь и не расстраиваться! О тебе теперь неделю вся Москва судачить будет. Отвечаю! А с этой, – он кивнул на неподвижно сидящую, с вытаращенными глазами, Гену, – я еще разберусь.
* * *
   Утром, как только дети проснулись, было решено переселиться в загородный дом. ЕВР ни свет ни заря улизнул на работу, поэтому в семейном совете не участвовал. Собак никто не спросил, Жан как раз в это время их выгуливал, поэтому решение было принято единогласно. Во-первых, хватит дышать выхлопными газами. Во-вторых, в Песчанке, где стоял ЕВРов особняк, уже собралась вполне достаточная компания двойняшкиных сверстников, ну а в-третьих, туда не могла, когда ей вздумается, приезжать Гена.
   Сборы были недолгими, путь до загородного поселка – тоже, и уже часа через полтора Ника, выпроводив счастливых собак и детей во двор, раскладывала по шкафам привезенные вещички.
   Загородный дом Ропшиных был светел, просторен, двухэтажен и уютен. ЕВРов друг, архитектор, спланировал все так, что высокие окна первого этажа будто бы переговаривались друг с другом, поэтому все пространство просто искрилось от света и солнца, создавая ощущение радости и благополучия. И Ника, порхая из комнаты в комнату, кружась под музыку солнечных лучей и оконных радуг, вскоре и думать забыла о ночном приключении, словно и не с ней это было, словно в коротком сне привиделся ей неуклюжий ночной кошмар, и не напугал даже, а так, заставил пару раз екнуть сердечко…
   День прошел мило и славно, и уже часам к одиннадцати передышавшие кислородом дети, равно как и очумевшие от воли собаки, мирно спали. То же самое сделала и Ника: все-таки последние ночи выдались не очень спокойными, и потраченную энергию требовалось восполнить. Она заснула быстро и сразу – крепко, даже сны не снились. А проснулась совершенно неожиданно оттого, что чьи-то жадные горячие руки забрались к ней под одеяло и бесстыдно хозяйничали на ее теле. Сначала она испугалась, но тут же расслабилась, поняв: ЕВР! Он все-таки приехал, не смог сдержаться, а уж приехав…
   Не открывая глаз, она гибко потянулась к нему всем телом, нашла губы, открыла глаза…
   И прямо перед собой увидела конопатое лицо Жана. Веки его были прикрыты, на губах блуждала похотливая улыбка…
   – Ах ты гад такой! – с силой оттолкнула его Ника. – Да я тебя сейчас по стенке размажу! Фрикасе прокисшее!
   – Ты что? Я же к тебе с серьезными намерениями! Предложение хотел сделать. Руки и сердца.
   – Вот обрадовал! – съязвила Ника. – Сначала, значит, меня, сонную, невинности хотел лишить, а потом в ЗАГС повести?
   – Какой невинности? – оторопел Жан. – Ты же замужем уже была!
   – И что? – Ника даже в кровати подскочила от возмущения. – Да ты хоть знаешь, что женщина, когда влюбляется, снова становится невинной?
   Этого Жан, разумеется, не знал. Даже не предполагал. Поэтому надолго замолчал.
   А Ника в очередной раз подумала, что судьба обходится с ней не слишком справедливо. Липнут все кто ни попадя, и Жан туда же. Сопляк ведь, младше Ники на целый месяц, ни денег, ни кола ни двора. Ни профессии. Хотя нет, профессия как раз у Жана имеется: переводчик с французского. Потому-то его мажордомом и взяли.
   – Ты что же себе такое удумал, – принялась отчитывать Жана Ника, – что я с тобой при детях малолетних развратом заниматься буду?
   – Почему при детях? – пробубнил сладострастник. – Они спят, я проверил.
   – Да при чем тут сон? Раз хозяина нет, то все можно? Бесстыжие твои зенки! Я тебе практически как мать, а ты на меня, сонную, полез. Решил воспользоваться моим затемненным сознанием.
   – Каким? – совершенно обалдел Жан.
   – Фрейда читать надо, помогает! Собрался, значит, все тридцать три удовольствия поиметь? И работу, и деньги, и усиленное питание, и шикарную любовницу?
   – Кого это? – опешил Жан. – Гену, что ли?
   – Наглец! Меня, конечно! А если я завтра все ЕВРу расскажу?
   – Не надо! – взмолился Жан. – Пожалуйста! Сама знаешь, чего только между своими не случается!
   – Ага, – согласилась Ника. – Даже секс!
   – Ника! – почти закричал Жан. – Я же, правда, жениться хотел! Думаешь, я не вижу, как ты за ЕВРом увиваешься? Да он на тебе никогда не женится! Не пойдет на такой мезальянс!
   – Куда не пойдет? – насторожилась девушка.
   – Ну вот. Лишнее доказательство… – Жан горько усмехнулся. – Мезальянс – это неравный брак.
   – Не умничай, – поставила няня мажордома на место. – Сейчас модно, когда разница в возрасте. Подумаешь, старше на десять лет! Что, из-за этих предрассудков не выходить за него замуж и сделать его пожизненно несчастным?
   – Ника! – Жан в отчаянии застонал. – Мезальянс – это когда женятся представители разных социальных групп. Допустим, богатый академик – на бедной безграмотной уборщице!
   – Ну, знаешь, и наш ЕВР не академик, и у меня высшее образование имеется! Все, вопрос закрыт. – Ника решительно прекратила дискуссию. – Иди отсюда! Жених…
   – Я-то уйду, – мстительно пригрозил Жан, – а ты век в старых девах сидеть будешь!
   – Это ты, малыш, переборщил! – Ника злорадно улыбнулась. – Замуж-то, может, я и не выйду, но и в старых девах точно не останусь!
   – Стой, – насильник опешил, – а невинность?
   – Иди уже, чудо французское! – легонько пнула его под зад няня. – Куда тебе нас, русских девушек, понять! Не дорос еще!
* * *
   ЕВР примчался на следующий вечер рано, еще и рабочий день не закончился. Счастливый, взволнованный, будто за день активы банка утроил. Чмокнул детей, потрепал за уши собак и заговорщически отозвал няню:
   – Вероника Владиславовна, хочу поделиться с вами радостью!
   Чужую радость Ника разделить была готова всегда, но тут немного насторожилась: от чего мужик так светиться может? Не от производственных же успехов! Значит, какое-то значительное событие в личной жизни произошло.
   – Вероника, – ЕВР нежно схватил ее за плечи, – вы принесли мне счастье! – Уселся на диван, усадил ее рядом. – Вам, конечно, знакома такая фамилия – Ркацители?
   Увы, это алкогольное имя было Нике совершенно неведомо, но что ж теперь на всю Песчанку об этом кричать? Девушка согласно кивнула.
   – Вчера ко мне домой заявился Хреновский. Ради вас, кстати, но об этом – потом! С ним был Зураб Ркацители!
   ЕВР замолчал, будто заново переживая волнительные моменты недавней встречи, а Ника с обидой подумала: вот когда один из политических лидеров страны ради нее бросает Россию и летит сломя голову в дом ЕВРа, об этом, конечно, можно сказать вскользь, сославшись на потом. А когда какое-то неизвестное лицо кавказской национальности по имени Зураб приходит вместе с ним, так это – глобальное событие!
   – Этот великий человек сразу, с первого взгляда, обратил внимание на мои работы! – ЕВР просто расцветал на глазах, как пион в вазе. – Его поразили масштабность моего видения, глубочайшее проникновение в суть вещей, но главное – он был совершенно покорен цветовым решением моих полотен!
   «Ясно, – подумала Ника. – Еще бы! Видел бы этот Алиготе их раньше…» – Вероника, – ЕВР смущенно взял девушку за руку, – надеюсь, вы не будете на меня сердиться? У меня не хватило духу признаться, что основной цветовой элемент в полотна внесли вы… Зураб так восхищался, а я так давно ждал признания…
   – Успокойтесь, Евгений Викторыч! – Ника ласково и длинно посмотрела на ЕВРа. – Это же ваши работы. Ваш пот, ваша кровь. Ваши ум, честь и совесть. А я… я просто внесла в них немножко души. Вашей души, которую вы ото всех скрываете!
   ЕВР молча и благодарно влажнел глазами. Данный поворот темы представлялся совершенно неожиданным, а оттого еще более приятным. Ника же, сама от себя не ожидавшая такого неслыханного благородства, уловив реакцию ЕВРа, мысленно поставила себе в личной книге рекордов и достижений жирный плюс. Подумала и пририсовала второй.
   – Этот гениальный художник, этот скульптор космического масштаба сегодня приедет к нам сюда, чтобы поговорить со мной о персональной выставке. Вероника! – ЕВР торжественно встал, а поскольку Никина ладошка по-прежнему находилась в его руке, ей пришлось встать тоже. – Я хочу, чтобы в этот исторический для меня момент вы были рядом!
   – Только в этот момент? – уточнила девушка. – Потом – не надо?
   – Надо! – уверенно кивнул ЕВР. И Ника счастливо поняла, что настал тот самый миг, которого так ждала. – Все время надо, пока они не уедут! – закончил ЕВР.
   – Кто они-то? – уныло спросила няня, тягостно тоскуя, что ЕВР ее снова не понял. Долдон несчастный!
   – О, я не сказал! Простите! – Ропшин снова лобызнул ладошку, теперь уже вежливо, холодновато, будто деловому партнеру. – Зураб приедет вместе с Хреновским. Пойду переоденусь! Встречу, так сказать, коллегу по цеху в общепринятой униформе!
   Ладно, – подумала Ника. – Встретим и этого алкоголика, и этого депутата. Раз ЕВР помчался переодеваться, значит, и мне не грех.
* * *
   К моменту приезда дорогих гостей суета, организованная безмерно счастливым хозяином, достигла апогея. Жан в четвертый раз переставлял приборы на столе, дети, принаряженные, умытые, скучали на диване. Марфа без конца оправляла на себе восьмомартовское платье, Петруша вертел шеей, жестко упакованной в новую белую рубаху, и ныл, что неудобный смокинг сильно давит ему на больную руку. Даже собак принарядили! Дарику нацепили ярко-красную бабочку, а к рыжей шерсти Анжи удивительно подошел ярко-зеленый пластиковый бантик от торта, завалявшийся с прошлого лета в Марфиных игрушках. Сам ЕВР, заламывая талантливые руки, прыгал от одного окна к другому, боясь пропустить торжественный въезд гостей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация