А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Жиголо для блондинки" (страница 26)

   Она тихонько вошла в комнату. Остановилась на пороге, потрясенная. Нет, не сам факт измены удивил Зою и не то, что муж изменил ей с единственной подругой. В принципе именно это она и готова была увидеть, неспроста же Каринкин лифчик валялся на кухонном столе. Но что они вытворяли! Польский порножурнал, который ее супруг как-то раздобыл по большому блату и который они, краснея и хихикая, иногда проглядывали на ночь, отдыхает. А Зоя-то считала, что супруг не слишком любит секс. Она даже радовалась этому обстоятельству, поскольку и сама не ставила постель во главу угла. А тут…
   Бледные длинные (и худые, худые!) ноги Карины были широко расставлены и заброшены на его плечи. Ее ухоженные руки с длинными, остро выпиленными ногтями (у Зои вот после родов ногти не росли, слоились) слепо блуждали по его усыпанной трогательными прыщиками спине. Его поджарые бедра ходуном ходили, а Карина извивалась и кричала, как одуревшая от гормонов кошка, срочно требующая кота.
   Самое противное то, что выглядело все это красиво. Собственная сексуальная жизнь вдруг показалась Зое скучной и тусклой. С ней он так себя никогда не вел. Даже в самом начале, когда они только познакомились. Он просто гладил ее по щеке и спрашивал – можно, малыш? И Зоя отвечала, что можно. Тогда он осторожно снимал с нее ночную рубашку, Зоя слегка расставляла ноги, муж ложился на нее. Через несколько минут все заканчивалось, он целовал ее в щеку и отворачивался к стене.
   Странно… Почему? Неужели потому, что Карина худая? Что Карина – многообещающая актриса? Что она хорошо одевается и хорошо кокетничает? Но это же полный бред!
   – Еще! Давай, милый! Еще, еще, не останавливайся! – голосила Карина. Ее глаза были открыты.
   Зоя подумала, что неприлично стоять вот так, в дверях. Что надо бы выйти из квартиры, позвонить в дверь, дождаться, пока они суетливо оденутся, позволить им сделать вид, будто не было ничего. А потом уже решить, что делать дальше.
   Но в этот момент их глаза встретились. Муж так ничего и не заметил, а Карина вдруг повернула голову и увидела Зою. Ее сильно накрашенные глаза округлились, рот глупо распахнулся, в тот момент она вовсе не была красавицей. Теперь Зоя, вспоминая увиденное, понимает, что Карина была похожа на глупую куклу из секс-шопа – уродливую силиконовую куклу с похотливо разинутым резиновым ртом и надписью «Я тебя проглочу!» на яркой коробке.
   Зоя тихо вышла из комнаты. Оделась, бесшумно закрыла за собой дверь. Потопталась несколько минут в подъезде. Подумала – а может быть, мне совсем уйти? Забрать маленького, собрать чемодан и отчалить, например, к маме? Но, представив картину возвращения блудной дочери, Зоя тоскливо поморщилась. Мама не отстанет от нее, полезет с расспросами, а потом будет миллион лет обсуждать эту ситуацию с охочими до сплетен подругами. Да и жить-то на что?
   И Зоя позвонила в дверь.
   Дверь открыл муж. Он поцеловал ее, и от него тонко пахло сладкими духами «Дольче вита». А Карина, аккуратно причесанная, в застегнутом на все пуговицы платье, как всегда, сказала:
   – Зойка! Ты выглядишь просто великолепно!
   Карина сама пригласила ее поговорить. Зоя-то хотела замять эту историю. Просто перестала ей звонить. Муж еще имел наглость поинтересоваться:
   – А куда пропала Кариночка? Почему она больше не приходит?
   Зоя мрачно ответила:
   – У нее слишком много работы.
   – Она где-то снимается?
   – Ага. В эротической комедии.
   – Что? – захлопал глазами супруг. – Это шутка?
   – Да, – серьезно ответила Зоя.
   Развивать тему он почему-то не стал.
   Карина однажды позвонила и как ни в чем не бывало пригласила Зою в гости. Она что-то щебетала о новых брюках-бананах, которые ей удалось приобрести и на которые Зойке ну просто необходимо взглянуть, о новом актере-статисте, который пришел в фильм («блондинчик с зелеными глазами, представляешь?»), еще о чем-то. Зоя ее перебила:
   – Кара, что тебе от меня надо?
   – Поговорить, – мгновенно стала серьезной Карина.
   – О чем нам разговаривать?
   – Сама знаешь о чем. Приезжай, Зойка… Я так по тебе скучаю.
   И Зоя (дура, дура, дура в третьей степени!), как будто ничего не случилось, поехала в знакомую захламленную квартирку в небольшом подмосковном городе. Карина тогда еще с родителями жила.
   Неизвестно почему ей вздумалось нарядиться. Не хотелось ударить в грязь лицом перед этой самодовольной красавицей. Зоя напялила свое лучшее платье (не беда, что оно стало ей тесновато). Накрасила глаза, ресницы покрыла тушью в три слоя.
   – Как ты хорошо выглядишь! – ахнула Карина, которая в своей порванной на груди и заляпанной яйцом пижаме выглядела в сто раз лучше.
   – Спасибо, – сдержанно поблагодарила Зоя.
   – Идем на кухню, я шарлотку испекла. Специально для тебя, с корицей.
   – Ты же знаешь, что я на диете.
   – Да брось! Один раз можно!
   В кухне уютно пахло яблоками и тестом. Карина хорошо пекла. И Зоя позволила ей положить на блюдечко ароматный кусок пирога.
   – Зоя, я знаю, что ты обо мне думаешь… – несмело начала Карина, когда пирог был уничтожен в полном молчании. – И ты, конечно, права…
   – Я не о тебе должна плохо думать, – буркнула Зоя, – а о нем.
   – Понимаешь, я сама не знаю, как так получилось… Это было какое-то наваждение…
   – Хочешь сказать, это было всего один раз?
   – Да, конечно! – округлила ненакрашенные глаза Карина.
   Почему некоторым так везет? Почему им достаются километровые ресницы, как у диснеевского Бемби? Никакой косметики не надо. А остальные по утрам полчаса проводят перед зеркалом, пытаясь добиться эффекта отсутствия косметики и тревожно сравнивая глаза – не получился ли один из них больше другого?
   – Просто мы сидели с ним, пили чай. Ребенок спал. Он мне рассказывал о работе, что-то жутко скучное. И я… Зоя, мне так хотелось его перебить. Он был таким красивым и так занудно рассказывал, что скулы от скуки сводило… И я его поцеловала.
   – А он? – зачарованно спросила Зоя.
   – А что он? Он же мужик. А они сопротивляться не умеют, – хмыкнула Карина. – Вот…
   Зоя недоверчиво смотрела на нее. Карина рассказывала что-то еще. Она была очень красивая, хотя явно только что из постели. У нее была гладкая кожа особенного фарфорового оттенка – такой цвет лица бывает только у совсем молоденьких девушек, а Карина к двадцати четырем годам умудрилась сохранить свежесть пятнадцатилетней. У нее были сочные полные губы, темные, как у брюнетки. И притом Карина была натуральной блондинкой, почти скандинавский вариант.
   Зоя попробовала посмотреть на нее глазами мужа. Бесспорно, перед такой устоять сложно.
   И произошло необъяснимое – Зоя подалась вперед и ткнулась полураскрытым ртом в губы Карины. Замерла на секунду, уверенная в том, что экс-подруга обзовет ее извращенкой и велит убираться прочь. Но Карина притихла и даже не подумала отстраниться. И тогда Зоя языком раздвинула ее податливые губы. Карина целовалась совсем не так, как целуются мужчины. Зоя закрыла глаза, у нее закружилась голова. Так ее не целовал никто.
   Потом Карина признается, что у нее это было не в первый раз.
   – Помнишь Беллу Семеновну? – заговорщицки спросила Карина. – Ту, что вела у нас семинар по постановке дыхания?
   – И что?
   Зоя прекрасно помнила молодую и красивую преподавательницу, чем-то напоминающую голливудскую актрису Грейс Келли. Холодная блондинка с острыми скулами и безразличным взглядом. В нее были влюблены почти все первокурсники. Белла Семеновна носила короткие юбки и обтягивающие самовязаные свитера на голое тело.
   – Однажды я отвозила ей домой конспекты. Она пригасила меня на чай. Потом сказала, что я самая красивая девочка на курсе. Потом сказала, что я сутулюсь. Потом сделала мне массаж шеи.
   – А потом? – зачарованно спросила Зоя. – Вы целовались?
   – Не только.
   – Как?
   – Я с ней переспала, – нарочито спокойно сказала Карина. Наверное, ей хотелось произвести на подругу впечатление своей светскостью и искушенностью. И у нее получилось – Зоя была более чем шокирована.
   – Какая ты смелая… И как? Как это было?
   – А вот так, – рассмеялась Карина. Смех у нее был красивый и заразительный, как у всех самовлюбленных актрис. – Сначала она расстегнула мне блузку.
   Наманикюренные пальчики Карины потянулись к застежкам Зоиного платья. Зоя потрясенно молчала. Ей одновременно хотелось брезгливо оттолкнуть эти пахнущие кремом и медом руки и прижаться к ним щекой.
   – Потом она попросила меня снять лифчик. Она сказала, что это не страшно. Что это просто массаж… Сними лифчик, Зоинька.
   Зоя, как зомби, закинула руки за спину и расстегнула крючок. Она носила неказистый хлопчатобумажный лифчик отечественного производства.
   – У тебя красивая грудь, – понизила голос Карина. – Я всегда мечтала иметь такую большую грудь. – Тонкие пальчики щекотно потеребили Зоин сосок. – А потом мы разделись и пошли в спальню. Белла подарила мне свой пеньюар. Ей привезли из Германии, кружевной. Пойдем, покажу. Могу даже дать померить.
   Карина взяла ее за руку. Зоя, как в глубоком гипнозе, последовала за ней.
   Зое никогда не нравился секс. Может быть, ей просто не везло с мужчинами. Ее супруг, похоже, даже не подозревал о том, что женщины тоже кончают.
   Их «ночные свидания» были однообразными. Нельзя сказать, чтобы ей было противно. Она мужа любила, и ей было несложно полежать несколько минут, вслушиваясь в его напряженное пыхтение. Потом он всегда спрашивал – ну как, малыш, тебе понравилось? А она говорила – очень! И целовала его в вялые губы.
   Но секс с Кариной – это было так непохоже на супружеские пятиминутки. Сначала Зоя стеснялась, но Карина заставила ее закрыть глаза и расслабиться.
   – Я просто сделаю тебе массаж, вот и все.
   Холеные прохладные ладошки Карины нежно прикасались к ее спине, шее, спускались на грудь, потом ниже, на живот и бедра. Каринина рука неспешно поглаживала внутреннюю сторону ее бедер, и Зоины ноги с готовностью распахивались навстречу неторопливым опытным пальцам. Это было волшебно – впервые Зоя не стеснялась своего тела, не думала о том, под каким углом ее бедра смотрятся менее толстыми, не втягивала живот. А кого стесняться? Карина ведь сто раз видела ее полуголой, к тому же она прекрасно осведомлена обо всех Зойкиных комплексах.
   Она перестала контролировать время. Сколько она провела в Карининой постели – час, несколько минут, весь день? Она словно попала в другое измерение. Кожа Карины пахла сладко и была такой мягкой, ее руки были, казалось, везде, у нее было, как у индийского бога, много рук.
   – Тебе понравилось? – прошептала Карина. Зоя открыла глаза.
   – Да.
   – Теперь ты.
   Карина откинулась на подушку. Она тоже успела раздеться. Зоя поймала себя на том, что впервые рассматривает безупречную фигуру подруги без зависти. Никакой зависти, только гордость обладания.
   – Ну же, – нетерпеливо поторопила Карина. – Давай.
   – Что?
   – Глупая, иди сюда, – рассмеялась она, подталкивая голову разомлевшей Зои вниз. – Целуй меня.
   И Зоя послушно целовала ее плоский, едва тронутый загаром живот, чутко вздрагивающий под ее губами, соленые от пота бедра и мускусную устричную мякоть между ногами. В отличие от самой Зои, Карина не стеснялась выражать свои эмоции, она то коротко вскрикивала, то едва слышно стонала, то нежно гладила Зою по волосам, то порывисто прижимала ее лицо к своему животу.
   А потом они снова сидели на кухне, пили чай с пирогом и весело болтали – так, словно никакой ссоры между ними и вовсе не было. Карина была голой, а Зоя накинула на себя тот самый кружевной пеньюар, который подарила подруге Белла Семеновна. Правда, Зоя в пеньюар едва поместилась, и он все норовил распахнуться на груди. Карина над ней посмеивалась и то и дело, резко наклонившись, несильно кусала ее за обнажившийся сосок.
   О Зоином муже никто не вспоминал. Зоя и сама удивлялась – ну как она могла расстроиться из-за какого-то изменившего супруга? Ну как она могла обидеться на Карину?
   Теперь все будет по-другому.
   Она так Карине и сказала:
   – Теперь все будет по-другому, да, Карочка?
   – Что ты имеешь в виду? – нахмурилась подруга.
   – Тебе ведь понравилось? То, что было у нас сегодня?
   – Конечно. Только вот, Зойка, все гораздо сложнее… Понимаешь, у меня же Толя. Мы собираемся пожениться.
   – Ну и что? Я тоже замужем.
   – Но как ты себе это представляешь?
   Зоя схватила Карину за руку, но подруга ловко выдернула ладонь.
   – Зоинька, боюсь, ты неправильно меня поняла.
   – Ясно, – помрачнела Зоя. Она залпом допила чай и обожгла горло, но даже не поморщилась. – Тогда, Кара, я лучше пойду. Где мое платье?
   – Сумасшедшая! Ну, не обижайся на меня, ну что я могу поделать? Представляешь, что будет, если кто-нибудь узнает!
   Зоя натянула платье и ладонью кое-как пригладила торчащие во все стороны волосы. Она и сама понимала, что выглядит смешной, но так разозлилась, что остановиться уже не могла.
   – Ты просто использовала меня, Кара, – сказала она, обернувшись от двери. – Хочешь и с мужем моим крутить, и меня не потерять, да? Так вот, ничего не выйдет.
   – Зоя, – Карина перехватила руку, которой Зоя безуспешно пыталась справиться с дверным замком, – я могу все объяснить. Только послушай.
   – Ну?
   – Зоя, ты что, ничего не понимаешь?
   Карина стояла перед ней, абсолютно голая, красивая, как статуэтка.
   – А что я должна понимать?
   – Я же тебя давно люблю!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация