А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От ненависти до любви" (страница 33)

   – Я с вами, – быстро сказала я. – Умыться всегда успею!
   – Тогда пошли, но учти, я уже сообщил в милицию и прокуратуру о случившемся. Скоро они здесь появятся. У нас в запасе часа три-четыре…
   – Тем более надо спешить, – сказала я и первой направилась к горе.

   Глава 32

   Ветер отнес облако пыли, зависшее над сопкой, а солнце, умытое недавними дождями, сияло, как надраенная медная сковородка. Мы карабкались по камням, сами не понимая, что хотим найти. Однозначно не сокровища, которые лежали под страшным завалом горной породы, земли, искореженных деревьев.
   Мы двигались в гору вдвоем. Маркел не прошел и половины пути до провала. Присел, отдуваясь, на камень. Лицо его покраснело, и дед то и дело вытирал его шапкой, оставляя на лице грязные полосы.
   – Я вас здесь подожду, – крикнул он, задыхаясь. – Сердчишко что-то зашлось!
   – Тебе помочь? – я остановилась чуть выше.
   – Иди, иди! – махнул шапкой дед. – Маленько отсижусь и вниз пойду. Костер разведу, чайку вскипячу.
   – И то дело, – отозвался сверху Олег. – С вечера во рту ничего не держали.
   Я поняла, почему меня покачивает из стороны в сторону. От голода! Но я промолчала. Что толку, если я сообщу об этом Олегу? Он не в лучшем состоянии. Я отделалась ссадинами да ушибами, и хотя пальцы пока сгибались плохо, но рука уже почти не болела. А у Олега сломано ребро. И ничего, держится молодцом, да еще меня и Маркела подбадривает. Только ему одному известно, какие чувства испытывает, какие мысли витают в его голове.
   Наконец мы очутились на краю огромной ямы метров этак пятидесяти в диаметре и глубиной, наверно, не меньше.
   – Ого! – вырвалось у меня. – Вот это сила!
   Было чему удивляться. Вершину сопки будто вмял гигантский кулак. Я мысленно перекрестилась. Ведь я могла лежать под завалом на пару с Севой…
   Я ничего не сказала Олегу. Мы поняли друг друга без слов. Спускаться вниз не было смысла. На дне провала уже скопилась вода. Со временем здесь должно появиться новое озеро.
   – Жаль, – сказала я, – пропала Алтанхас.
   – Успокойся, – Олег взял меня за руку, – главное, ты жива-здорова…
   Он еще что-то говорил, и в другой раз я бы не пропустила ни слова, но странное возбуждение, никак не связанное с Олегом – это я знала абсолютно точно, – росло, росло во мне, и когда достигло критической точки, я вырвала руку и побежала по камням вниз. Куда я неслась? На что надеялась? До сих пор не знаю, как называлось то чувство, которое заставило меня забыть об опасности. Оно было сродни сумасшествию…
   – Маша! Стой! – кричал Олег. – Осторожнее! Камни могут поплыть!
   Эти предупреждения я пропускала мимо ушей. Вперед, вперед! Душа рвалась, стремилась к чему-то неведомому, разум явно не поспевал за ней.
   Стоп! Я остановилась внезапно, словно наткнулась на колючую проволоку. Что там такое? Что болтается на ветке кедрового стланика? Отчего вдруг подпрыгнуло сердце?
   Мне очень хотелось обмануться, махнуть рукой, даже выругаться от досады, дескать, чудится всякая ерунда… Но я наклонилась. И обомлела! Нет, совсем не ерунда! На ветке болтался колокольчик. Очень похожий на тот, что я держала в руках в том странном лабазе. Он тоже был покрыт зеленовато-сизой патиной, а надпись «Заводъ Филарèта Горèлова» совпадала и вовсе один в один.
   Я озадаченно хмыкнула, сняла колокольчик с ветки и внимательно его осмотрела.
   У входа в лабаз я лишь глянула на него и тотчас забыла. Не помнила даже, куда он подевался.
   Я присела на камень, качнула колокольчик. Чистый хрустальный звон разбудил тишину. Я огляделась по сторонам. Почему неохота уходить отсюда? Так бы и сидела, слушая эти чистые звуки: звон колокольчика, шум ветра в скалах, ропот горного ручья…
   К знакомым звукам прибавился вдруг новый, похожий на звучание флейты. Донесся он со стороны провала. Я насторожилась, прислушалась и неожиданно уловила тот же звук, но шел он сбоку из глубокой ложбины… Нет, это не запоздалое эхо и не крик филина. До ночи еще далеко, часов шесть как минимум.
   Налетел холодный ветерок и сразу пробрал меня до костей. Я поежилась и поискала взглядом Олега. Он сидел на камне метрах в пяти выше меня и курил.
   – Собирайся, – сказал он, заметив мой взгляд. – Нужно возвращаться.
   Я бросила последний взгляд в провал и ахнула от неожиданности. Даю голову на отсечение, пять минут назад на большом камне, который находился чуть ниже меня, ничего не было. Как раз над ним висел колокольчик, и я бы обязательно заметила…
   – Алтанхас, – я чуть не заплакала, обнимая золотую фигурку. – Откуда ты взялась?
   Я опустилась на колени, провела пальцем по тугой щеке. Она была теплой, видно, нагрелась от солнца.
   – Что там? Что случилось? – крикнул сверху Олег.
   – Смотри, – я отступила в сторону. – Это она, сила Алтанхас.
   И, повесив на шею статуэтки колокольчик, завязала шнурок бантиком.
   Олег заторопился ко мне.
   – Откуда она взялась?
   – Понятия не имею, – пожала я плечами. – Приходится верить в чудеса. Иначе не объяснишь.
   Олег присел рядом с золотой фигуркой на корточки, внимательно осмотрел ее, ощупал, повертел… Но когда попытался поднять, охнул:
   – Ничего себе! И впрямь килограммов тридцать будет.
   – Ничего, – я погладила идола по голове, – донесу как-нибудь в рюкзаке.
   – Не выдумывай, – Олег резко поднялся на ноги. – Статуэтку сдадим по акту как исторически ценную вещь. А все сказки забудь, как страшный сон.
   – Я пойду в Поганкину Марь, – сказала я тихо. – Что бы ты ни говорил, как бы ни убеждал, но я понесу туда Алтанхас, чего бы мне это ни стоило.
   – Маша, не сходи с ума, – Олег взял меня за руку. – Я тебя не пущу. Там же сплошные топи.
   – У меня есть Костина карта. Он обозначил тропу.
   – По этой тропе еще пройти надо…
   – Ничего, у меня молитва есть.
   Я достала из нагрудного кармана замызганный листок бумаги и прочитала:«…За болотом немного положено – мне приходится взять. Отойди же, нечистая сила, не вами положено, не вам и стеречь».
   – Господи, вразуми дурочку! – Олег воздел руки к небу. – Это же смертельно опасно, тяжело, в конце концов. Не забывай, скоро здесь будут милиция и прокуратура. Что я им отвечу? Что капитан милиции Лазарева с двумя пудами золота отбыла в неизвестном направлении? Учти, это чистейшей воды авантюра, и по закону…
   – А по совести? – Я снизу вверх посмотрела на Олега. – Если не поможешь, так хоть не мешай… А?
   Олег нахмурился, лоб его перечеркнула глубокая складка.
   – Решайся! – сказала я. – Впрочем, тебе и прикрывать меня не придется. По карте до острова километров пять. Если она не врет и там есть тропа, я обернусь часа за три.
   – Складно у тебя получается, – пробурчал Олег, отводя взгляд. – Севку с приятелями болото не пропустило, а ты вдруг пройдешь, аки посуху. Там без груза ходить – большая проблема, а ты два пуда потащишь. Не отпущу! Потом всю жизнь корить себя буду, что не удержал.
   – Слабый ты уговорщик, Замятин, – засмеялась я. – Не убедил меня!
   Олег схватил меня за руку, больно стиснул запястье.
   – Отпусти, – сказала я тихо и аккуратно разжала его пальцы. – Испортить все легко…
   – Ты уже испортила, – сказал он и отвернулся. – Даже не предложила идти вместе. Как одна справишься, думала?
   – Думала, – я коснулась его плеча. – Встречай милицию и прокуратуру, отчитывайся, рапортуй. У меня есть запасной аэродром. Выгонят из милиции, займусь школой. Участкового найдут, а учительницу вряд ли. Так что проживу!
   – О чем ты говоришь? – Олег привлек меня к себе. – Это же подсудное дело! Тебе лет десять впаяют за хищение в особо крупных размерах!
   – Впаяют, если ты доложишь! – Я посмотрела ему в глаза. – И посадят, если докажут кражу. Алтанхас, кроме нас двоих, никто не видел…
   – Ладно, иди, – сказал он глухо. – Дай бог, чтоб ты успела вернуться до приезда следаков.
   – Постараюсь, – сказала я и посмотрела на Алтанхас. Только сейчас мне пришло в голову, что фигурка может называться по-другому. Ведь это не сама Золотая Баба, а как бы ее внучка. Впрочем, какое мне дело, как она называется на самом деле. В памяти моей она останется навсегда под именем Алтанхас.

   Глава 33

   – Однако утка кричит, марь близко, – сказал Маркел, останавливаясь и прислушиваясь. Не знаю, по какой причине, но он вызвался проводить меня до Поганкиной Мари. Привел из пастушьего стана лошадей, помог приторочить к седлу рюкзак с идолом. Пару раз за время пути мне показалось, что он хочет заговорить со мной. Но так и не решился, а я не настаивала… Вот и ехали молча, занятые своими думами, пока не услышали утиный крик.
   Утка не обманула: лес внезапно оборвался, мы вышли к болоту. Пестрыми хлопьями копились в небе облака, по долине лениво ползли их причудливые тени. Впереди разлеглось поле с редкими кочками, прикрытое темно-зелеными мхами. Ни деревца, ни кустика. Никаких следов. Звери, должно быть, обходили его стороною. Только вдалеке виднелись одинокие деревья, чахлые, горбатые, измученные непосильной борьбой с ветрами и зимними стужами.
   Мы спешились. Я сняла и поставила на землю рюкзак с золотой фигуркой Алтанхас. Только сейчас, рядом с болотом, которое мне предстояло преодолеть пешком, я помаленьку стала понимать, какую непосильную ношу в прямом и переносном смысле взвалила себе на плечи.
   – Ну что, Мария, прощаться будем? – дед покосился на меня. – Я б пошел с тобой, только нет мне хода к Хурулдаю! Не пустит он меня…
   – Ты вернешься в Макаровку? – спросила я. – К Олегу?
   – А что Олег? Младенец сопливый? – нахмурился Маркел. – К Игнату вернусь. Ему несладко теперя… Родная внучка не приняла…
   – А ты как хотел? Он столько всего натворил!
   – Вас, молодежь, раззе поймешь? – махнул рукой Маркел. – То денег вам мало, а коль на голову упадут, бери – не хочу, опять на дыбы!
   – Не нужны мне его деньги! Сколько можно повторять? – рассердилась я. – Шихану впору о душе задуматься! Об остальном прокурор позаботится!
   – И-эх! – протяжно выдохнул Маркел. – Дело твое! Чуток больше, чем нужно, ты на себя взвалила. Гляди – не надорвись.
   Я сделала вид, что не поняла намека, и сказала, стараясь, чтобы голос звучал бодро:
   – Ничего, потихоньку, полегоньку, доберусь, не беспокойся!
   – Не получится полегоньку, – вздохнул Маркел и перекрестился. – Не простит мне Игнат, что оставил тебя.
   – Не казнись, – сказала я строго, – все обойдется. У меня же карта есть.
   – Дак какая ж то карта! – Маркел даже крякнул от досады. – Потонешь в зыбуне, а Игнат меня пристрелит. Ему теперь все равно!
   – А ты не каркай на дорожку!
   Маркел с хмурым видом наблюдал за моими попытками справиться с рюкзаком. Затем сердито буркнул что-то, сплюнул и направился к лошадям.
   Еще минута, и мы разошлись в разные стороны. Дед – держа в поводу двух лошадей, я – с тяжеленным рюкзаком, который то и дело грозил опрокинуть меня на спину.
   – Ничего, жить можно!
   Я стукнула посохом о землю. Его почти силком всучил мне Маркел. Чуть позже я поняла, насколько дед был прав, когда уверял, что посох придаст мне дополнительную точку опоры. Кто бы спорил? Сверившись с картой, я отметила, что не ошиблась: именно от скалы «Коготь» начиналась тропа, которая должна была вывести меня к Хранителю Золотой Бабы.
   Но только где она? Куда ни кинь взгляд, повсюду один и тот же пейзаж: лохматые кочки, кривые березки по закрайкам мари и лысые от давнего пожара бугры. А впереди и вовсе страшное место – Поганкина Марь, и ни одного ориентира…
   Я махнула рукой. Будь, что будет! Только в висках, будто молоточки, стучали тревожные мысли. Зачем Маркел снова завел разговор о Шихане? Разбудить мою совесть решил? Так она и без того забыла, когда спала спокойно.
   Высокие кочки из торфа, туго переплетенные корневищами осоки, пружинили и оседали под моим весом. Ноги скользили, но сами несли меня вперед. В правильном направлении или нет, об этом я уже не думала. Главное – не упасть! Упадешь – не встанешь! Меж кочек прятались предательские ямы, «окна», залитые водой. Я ступала крайне осторожно, нащупывая безопасный проход палкой Маркела, но вскоре в моих ботинках захлюпало, а через полчаса мне казалось, что вообще иду босиком. Кочки попадались все реже и реже. Иногда приходилось перепрыгивать с одной на другую, и всякий раз я с трудом сохраняла равновесие. Выручал посох Маркела.
   Впереди замаячили чахлые заросли: тот самый перелесок, который я заметила с берега. Закоченевшие ноги тяжелели и тяжелели, не осталось уже ни сил, ни желания идти дальше. На автопилоте, с почти отключившимся сознанием я добралась до первой березы, кривой и низкорослой. Схватилась за нее, ноги подкосились, рюкзак потянул вниз. На уровне глаз проявился вырезанный на стволе знак. Тот самый, о котором упоминалось в записях отца: стрела, перекрещенная двумя другими.
   Кажется, я заплакала… От счастья!
   В редких вершинах берез зашумел ветер, зашелестел осокой и черноголовником. Его холодные волны бежали к далеким розовеющим горам. Там Макаровка, там Олег… Но почему-то в этот раз я подумала о Замятине без привычного волнения. Или просто устала? Или более важные заботы очистили мой мозг от второстепенных проблем? Я ведь нашла тайный знак, значит – иду верно!
   …И снова под ногами кочки, вода, ямы… По влажному мху идти легко и мягко, как по пружинному матрасу, и я обрадовалась временной передышке. Спохватилась, но поздно – ведь это зыбун! Бросилась назад, но хилый покров тут же просел под ногами. В черной луже вокруг забулькал болотный газ. А я стояла по колено в воде, чувствовала, как рвется подо мною тонкий слой растительности, и ничегошеньки не могла поделать, чтобы спастись. Рюкзак тянул вниз, и я все глубже и глубже погружалась в холодную, липкую пучину.
   Опасность словно утроила силы. В безумном рывке я метнулась вперед, упала грудью на мох, раскинув руки с зажатым в них шестом, чтобы создать большую площадь сопротивления. Сознавая, что под ногами бездна, готовая в любой момент проглотить меня, как козявку, я лихорадочно искала глазами, за что бы схватиться.
   Бесполезно! Ни кочки, ни деревца! Тогда постепенно, без резких движений я стала освобождаться от рюкзака: сняла с плеча одну лямку, вторую… Потом поползла по мху, стараясь не попасть в «окно». Рюкзак с трудом тащила следом вместе с пудовой тяжестью прилипшей к нему глины. А где-то впереди, наводя еще большую тоску, стонала и ныла какая-то птица.
   Наконец, где лежа, где на четвереньках, добралась до края темно-зеленых коварных мхов. Подтянув к себе рюкзак, некоторое время лежала, уткнувшись в мокрый брезент, не в силах поднять голову и оглядеться. Пройди я немного дальше, где растительный покров, прикрывавший топи, еще тоньше, пожалуй, и не выбралась бы. Видно, судьба у меня такая – все время попадать в ловушки для ротозеев!
   Слегка отдышавшись, я подняла голову и огляделась. Краски вокруг, словно выгорев на солнце, поблекли, а над горизонтом висело похожее на НЛО лиловое облако. «Вот и вечер подкрался», – подумала я равнодушно, и тут кто-то словно огрел меня нагайкой. В голове просветлело. Какой вечер? Скоро стемнеет, а я так и не добралась до более-менее приличного участка суши, где могла бы развести костер, обогреться.
   И снова, согнувшись в три погибели, я побрела по болоту, почти бессознательно передвигая отяжелевшие ноги. Запутавшись в осоке, упала и почувствовала: уже не поднимусь. Посох я давно потеряла, теперь не на что было опереться. Полное безразличие овладело мною, ненужными стали костер, тепло. Хотелось прижаться к твердой, надежной земле и забыться в долгом-долгом сне. Эта минута слабости почти совсем отключила сознание. Все остальное я воспринимала сквозь туман, затопивший мозг. В мареве возник передо мной, точно мираж, покосившийся столб, а на нем опять знакомый знак: две стрелы на третьей… Это меня не обрадовало. Зато столб находился на сухом взгорке, выступившем над топью. Здесь же нашли приют несколько измочаленных непогодой березок.
   Прижавшись спиною к корявому стволу, я натянула капюшон куртки на лицо, чтобы не сожрали комары, спрятала руки в рукава и тотчас погрузилась в сон. Но это был не сон, а тяжелое забытье. Сквозь дремоту проплывали перед глазами горы, болота, беспросветная тайга, громоздились камни, шуршали осыпи, с грохотом что-то ломалось и падало…
   В темноте кто-то фыркнул и ленивой поступью, неохотно обошел меня справа. Я уже не знала, то ли мне почудилось, то ли взаправду хищный зверь бродил поблизости в надежде на легкую добычу… Попыталась встать, но ноги подвели, я рухнула на землю… Слабые звуки флейты вторглись в сознание, теплый ветерок коснулся лица, но сил не хватало даже открыть глаза… На смену флейте пришли бубны. А может, так сильно стучало мое сердце, отбивая последние удары?
   Неимоверным усилием я раздвинула веки. Яркие сполохи ослепили меня, но я разглядела лицо старика, склонившегося надо мною: темное, как ольховая кора, лицо, глубокие морщины… Он поднес к моим губам деревянный сосуд, и рот наполнился чем-то кисловатым, с молочным привкусом…
   «Айран!» – первое, что пришло в голову, но сознание слегка прояснилось. Я села, тряхнула головой, огляделась. Нет, ночь еще не наступила. Серый сумрак сочился сквозь клочья тумана. А чуть в стороне возле костра сидел на корточках тот самый старик, что напоил меня айраном, и смотрел в мою сторону.
   – Хурулдай, – то ли подумала, то ли прошептала я.
   И тут пламя костра взметнулось, мне показалось, до неба. Бубны зазвучали громче, десятки бубнов, и я увидела огромную статую женщины, точную копию той, что я несла в своем рюкзаке. Она горела, переливалась, слепила глаза небывалым блеском, словно соткана была из огненных сгустков и золотых нитей. А вокруг в нее, как в хороводе, плясали, вертелись, порхали десятки, сотни разноцветных огоньков…
   – Алтанхас! – прошептала я и потянулась к рюкзаку. Но он был пуст.
   И тогда я поползла к идолу. Мне казалось жизненно важным коснуться ее, рассмотреть поближе. Но я не проползла и пары метров, как что-то меня остановило. Я будто уперлась в стену: теплую, упругую, прозрачную. Хурулдай и сверкающий идол были совсем близко, а я все никак не могла пробиться сквозь препятствие. Я сходила с ума от бессилия, а старик по-прежнему безучастно наблюдал за моими попытками приблизиться к Алтанхас. И это в благодарность за то, что я вернула им силу?
   – Хурулдай! – потеряв выдержку, закричала я не своим голосом: – Черт побери! Я зря рисковала? Зря вашего идола через топь несла?
   – Уходи! – вдруг тихо сказал Хурулдай. – Ты – женщина! Пойдешь к Алтанхас, много силы заберешь!
   – Я вернула силу! – рассердилась я. – Зачем мне ее забирать?
   – Уходи! – Хурулдай поднял руку, и костер плюнул огнем. Огненный вихрь рванулся навстречу первым звездам, как стрелой пронзив небосвод. Вновь зазвучали бубны, к ним присоединились барабаны. Низкий утробный рокот поплыл над землей, а мне почудилось, что это заворчали старые скалы, закряхтели деревья, забурчала река…
   Я упала на землю. И подумала, что умру сейчас, если не засну…
* * *
   …Ярко-красное солнце медленно спускалось к хребту, заросшему темно-зеленой тайгой. Я шла по березовому перелеску, обходила заросли шиповника и малины. Тут и там открывались мне голубые чаши озер – ровные, спокойные, окаймленные буйными зарослями аира. На зеркальной глади воды виднелись чудесные кувшинки, раскрывшие навстречу теплу бледно-желтые восковые лепестки. Но я не пыталась добраться до них. Напрасное это занятие. Дно в озерах топкое, заросшее, а сама кувшинка – недолговечное создание, только сорвешь, а она – глянь! – уже завяла…
   – Маша, – кто-то окликнул меня.
   Я оглянулась. Никого! В этот момент меня сильно встряхнули. Я открыла глаза. Спала, что ли? И встретилась взглядом с Олегом. Он смотрел на меня с тревогой.
   – Фу! Напугала меня! – сказал он весело, но тревога из глаз не исчезла.
   Вместо ответа я приподнялась на локтях и огляделась. Я лежала на спальнике под тем же каменным уступом. Стрелял искрами костер, возле которого валялся пустой рюкзак. Тот самый, в котором я несла Алтанхас, грязный и мокрый. Это и было, наверно, главным доказательством того, что все случившееся – не плод моего воображения.
   – Как ты? – спросил Олег и присел рядом со мной.
   – Я сама пришла? – спросила я на всякий случай, стараясь понять, каким образом сумела преодолеть обратный путь. Судя по засохшей на одежде грязи и мокрым ботинкам, в болоте я все-таки побывала.
   – Понятия не имею! – пожал плечами Олег. – Тебя Маркел привез на лошади. Говорит, нашел в том же месте, где оставил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [33] 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация