А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От ненависти до любви" (страница 25)

   – Исчез? – поразилась я. – И ты… Ты считаешь, что это Шихан? Дед Игнат? Но посмотри, он ведь совсем не похож на человека, который когда-либо занимался наукой? Поведение, разговор… Да и с какой стати ему было объявляться в Марьясове? Они же давным-давно расстались с бабушкой!
   – А вот это нам и предстоит выяснить, – Олег посмотрел на часы. – Сейчас мы отправимся на метеостанцию. Мне нужно серьезно поговорить с Костиком и его родителями. Тебе не кажется странным его внезапное исцеление и эти фантазии по поводу Золотой Бабы?
   – Мне все кажется странным! И почему его нашел Шихан, а не кто-то другой? И Сева с его мутными приятелями! И эти импульсы в тайге. Неужели они как-то связаны с прежней работой деда?
   – В том-то и дело! Похоже, ему удалось создать прибор, над которым бьются ученые многих стран.
   – Для этого нужны аппаратура, энергия, в конце концов. Научная лаборатория в глухой тайге, чуть ли не в берлоге? Фантастика! Гиперболоид инженера Гарина!
   – Да нет, не фантастика, – усмехнулся Олег, – и про гиперболоид ты точно заметила. Лабораторию пытались засечь с военного спутника, но он получил удар такой силы, что сошел с орбиты и столкнулся со спутником связи. Беспрецедентное событие! Причем импульс настолько мощный, что полностью вышла из строя вся электроника. И все-таки приблизительно, но удалось вычислить место, откуда произошел выброс энергии. Оно находится в густой тайге, среди скал на склонах Хан-Таштыка. Кстати, для работы излучателя вполне хватит мощности двигателя внутреннего сгорания.
   – Зчем ему понадобилась строить излучатель? Губить людей? Может, он маньяк?
   – Вряд ли, скорее всего, он хотел отпугнуть народ: охотников, рыбаков, грибников от какого-то объекта. Подозреваю, что от Макаровки или от болота. Вероятно, в тех местах скрыто нечто, что крайне его заинтересовало. По какой-то причине он не в состоянии это нечто заполучить!
   – Клад Терскова?
   – Умничка, – улыбнулся Олег, – мы мыслим в одном направлении. Завтра отправимся на поиски таинственной лаборатории.
   – Думаешь, ее просто найти?
   – Непросто, но мы постараемся. И выведет нас к Шихану тропа контрабандистов.
   – Дед говорил, что тропа разрушена.
   – Вот и поглядим, насколько, – весело заметил Олег. – Придется идти пешком. Выдержишь?
   – Теперь я понимаю, почему он столько времени проводил в тайге. Охота, пасека – всего лишь отговорки, чтобы скрыть темные делишки. В детстве он частенько брал меня в тайгу. Несколько раз я просилась с ним на пасеку, но у него всегда находились причины, чтобы не взять меня с собой.
   – Вот видишь… – Олег заглянул мне в глаза. – Теперь тебе представится повод спросить с него по полной.
   – Разве мифический клад стоит того, чтобы положить на него свою жизнь, жизнь других людей? Зачем столько ухищрений? Ради чего?
   – Или кого… – Олег отвел взгляд. – Стопроцентно ради тебя старается. Хочет обеспечить безбедную жизнь!
   – Какие глупости! – Я задохнулась от возмущения. – Думаешь, я запрыгаю от счастья?
   – Маша, не кипятись, – Олег взял меня за руку. – Только сам Шихан сможет нам объяснить, чего он хочет.
   – Что-то не слишком я верю в эту затею. Шихан хитер, как бес. Даже Маркел называет его Волчарой.
   – Вот видишь? Волчара! Оборотень! Все один к одному! Я при первой встрече, когда он двумя перстами перекрестился, подумал: «Хитер дедок! Актер и фокусник, каких поискать!»
   – Меня беспокоит, с чего он вдруг сорвался утром? Чего-то испугался?
   – Допустим, испугался, – кивнул Олег. – Ты же сказала ему, что встречалась с Курнатовским.
   – По мне, его больше взволновало то, что я знаю о непонятном исчезновении родителей. Он растерялся, теперь я понимаю. Обещал что-то рассказать, но один на один. А утром смылся на пару с Маркелом.
   – Похоже, Маркел в курсе части его занятий. Понять Шихана можно. Без помощника ему бы туго пришлось.
   – Маркел тоже по молодости клады искал. Правда, не так успешно, как Шихан.
   – Вот и встретились два одиночества, – засмеялся Олег и заторопил меня: – Ехать пора! Если поспешим, к ужину успеем!
   Вскоре мы уже двигались верхом по тропе. Освещенная с одной стороны солнцем, вершина Хан-Таштыка смахивала на позолоченный шлем былинного богатыря, который стоял дозором и над этими горами, и над бескрайней тайгой, и над болотами – над всем миром стоял и взирал из-под огромной десницы на бескрайние просторы, терявшиеся в синей дымке над горизонтом.
   Полыхал вполнеба багровый закат. Стихало в тайге. Кукушка, не торопясь, прокуковала первый вечерний час.
   Олег ехал первым и тихонько насвистывал. Иногда он поворачивался и смотрел на меня. В его глазах стоял немой вопрос. Но я отводила взгляд. Тошно мне было, как никогда в жизни. Я не сомневалась: все, что рассказал Олег, истинная правда. К тому же я вспоминала некоторые слова, жесты, поступки Шихана. Им я когда-то не придавала значения… Обрывки невольно подслушанных его разговоров с бабушкой… И все-все подтверждало: догадки Олега правильны. Шихан мой дед! Но почему он не открылся после смерти бабушки? Чего опасался? Кстати, зачем вообще появился в Марьясове? Неужто только ради кладов? А жена и внучка так и остались на втором плане?
   Задумавшись, я не заметила, что Олег остановился. Воронок негодующе фыркнул, когда Замятин перехватил у меня повод.
   – Маша, не переживай, – мягко улыбнулся Олег. – Ты ни в чем не виновата. А что касается деда… Теперь ты понимаешь, от чего или от кого на самом деле хотела защитить тебя бабушка? Она боялась, что ты наследуешь пагубную страсть деда, подкрепленную увлечениями отца.
   Я ничего не ответила. Но для себя все решила. Я пойду сквозь тайгу. Я найду лабораторию и этот излучатель даже в том случае, если отступит Олег, если обрушится небо и сам Хан-Таштык вздумает встать на моем пути. Я разозлилась, и уже ничто не заставило бы меня сойти с этого курса. Разве только смерть. Но умирать я как раз не собиралась. По крайней мере, еще лет этак пятьдесят. Как минимум!

   Глава 23

   На метеостанции первыми нас встретили лайки. Они лениво приподнялись на лапах, а вожак по кличке Кучум зевнул во всю пасть и снова улегся, подав знак честной компании, что беспокоиться не о чем.
   Мы спешились возле крыльца бревенчатого коттеджа, где Костя жил с родителями. В окно выглянула Зоя, мать мальчика, и быстро скрылась за занавеской. Я успела заметить, что глаза у нее заплаканы. Следом вышел Николай.
   – Нашлась? – спросил он с мрачным видом.
   – Как видишь, – ответила я и поднялась на крыльцо.
   Я ожидала, что Николай пригласит нас пройти, но он не тронулся с места.
   – В чем дело? – спросила я. – Не пустишь в дом?
   – Маша, тут такое дело, – смутился Николай. – Зойка белугой ревет…
   – Что-то с Костиком? – испугалась я. – Снова ноги отказали?
   – Нет, другое! – Лицо Николая исказила мученическая гримаса. – Ерунда! Поверить не могу. Но вам лучше с ней поговорить.
   Я оглянулась. Олег стоял возле крыльца, и я могу поклясться – был похож на человека, готового к прыжку. Заметив мой взгляд, он переступил с ноги на ногу, напряжение на лице спало.
   – Николай, – сказал он добродушно, – что за слезы? Водку надо пить, радоваться, что пацан снова бегает.
   – Поговорите с ней, – сдавленным голосом произнес Николай. Глаза его покраснели, и он отвернулся, чтобы скрыть слезы.
   Олег быстро вбежал по ступенькам и встал рядом со мной.
   – Веди в дом! – приказал он таким тоном, что мне стало не по себе. Что происходит? Почему Олег раскомандовался?
   – Что ты нюни распустил, как баба? Есть проблема, выкладывай! Вместе будем решать! – продолжал он тем же манером, буравя взглядом Николая.
   Я ткнула Замятина локтем в бок и глазами показала: «Уймись!» – но он так зыркнул на меня из-под бровей, что я невольно отступила в сторону.
   А Николай тоскливо произнес:
   – Эх, кабы все просто развести! – но распахнул перед нами дверь.
   Мы вошли в дом. Я бросила быстрый взгляд по сторонам. В кухне Костика не оказалось, а дверь в его комнату была плотно закрыта. Тогда я посмотрела на Зою. Оказывается, она успела накрыть на стол и теперь стояла возле плиты, промокая опухший нос краем фартука. Ее черные, точь-в-точь как у сына, миндалевидные глаза были полны слез.
   – Присаживайтесь, ужинать будем, – произнесла она через силу, и слезы тут же выплеснулись наружу. Она закрыла лицо фартуком и почти бегом выскочила с кухни.
   – Мойтесь пока! – Николай бросился следом. – Попробую ее уговорить. – И скрылся в спальне.
   – Ты что-нибудь понимаешь? – спросил сквозь зубы Олег, подходя к рукомойнику.
   Вместо ответа я открыла дверь в комнату Костика. Мальчик сидел возле компьютера, при моем появлении поднялся со стула и, улыбаясь, направился ко мне.
   – Мария Владимировна, вы видите? Я хожу и даже бегаю! Как будто и не болел вовсе!
   Я обняла его, мы вместе присели на пеструю софу.
   – Я так рада за тебя, но почему мама плачет? Что случилось?
   – Мама плачет… – мальчик неожиданно строго посмотрел на меня. – Она плачет оттого, что я буду шаманом. Очень сильным шаманом, как дедушка Хурулдай. Хранителем Алтанхас.
   Я потеряла дар речи. Краем глаза заметила, как Олег застыл на пороге. Выглядел он, наверно, не менее потрясенным, чем я.
   – Что ты сказал? – сумела я вымолвить наконец. – Какой шаман? Снова фантазируешь? Откуда ты знаешь о Хурулдае?
   – Костя, замолчи!
   Оттолкнув Замятина, Зоя влетела в комнату, схватила Костика за руку и потянула его за собой.
   – Пойдем отсюда!
   Но на пороге остановилась и бросила с укором:
   – Ребенка-то зачем пытаете? У него и так судьба… – и вновь захлебнулась слезами.
   – Ну, так дело не пойдет! – Замятин взял Зою за плечи и развернул лицом к себе, затем мягко освободил из ее пальцев ладонь Костика и велел ему: – Посиди пока в комнате, а мы с твоей мамой поговорим.
   – А вы ее не обидите? – мальчик требовательно посмотрел на меня. – Мама ни в чем не виновата!
   – Малыш! – я погладила его по голове. – Я тебя когда-нибудь обманывала? Но нам ведь нужно понять, почему она плачет? И если получится – помочь!
   – Я – не малыш, – тихо сказал Костя, – поэтому и плачет, – и закрыл за мной дверь.
   Мы сели за стол. Николай, который уже поджидал нас в кухне, разлил по стопкам водку, но никто к ней не притронулся. Опустив голову, Зоя заговорила. Видно было, что это далось ей нелегко. Голос ее подрагивал, а пальцы теребили фартук.
   – Я ведь не чисто русская, – сказала она, сглатывая слезы. – Отец у меня русский, а я вот – метиска. И в Костике хоть и четвертинка, наверно, но нашей крови. Хурулдай ему прадед, далекий прадед… Как это называют? Пращур, что ли? Ему ведь лет сто уже, если не больше.
   – Хурулдай жив? – чуть ли не в один голос воскликнули мы с Олегом. – Не может быть!
   – Жив, – кивнула Зоя. – Он не умрет, пока на смену ему не придет новый Хранитель.
   – Костик? – тихо спросила я.
   – В том-то и дело, – отозвался Николай.
   – Боже, – я посмотрела на Зою. – Что это значит? Неужели Алтанхас существует на самом деле?
   – Да, но она потеряла свою силу. Ее у нее украли. Давным-давно, никто уже не помнит когда. Один Хурулдай помнит. Он не умрет, пока сила не вернется к Алтанхас. Если он умрет, погибнет наш род. Через три года, когда Костику исполнится шестнадцать, он станет Хранителем, а Хурулдай спокойно уйдет в мир иной. И тогда… – Зоя закрыла лицо руками, – мы Костика больше не увидим! – И зарыдала, уткнувшись в плечо мужа.
   – Господи! – Я беспомощно посмотрела на Олега, затем перевела взгляд на Николая. – С чего вы взяли, что ваш сын шаман, да еще будущий Хранитель Алтанхас? Он же едва выздоровел. Вам бы радоваться, а не морочить голову дурацкими предположениями.
   – Они не дурацкие, – нахмурился Николай. – Зойка знает, что говорит. Нам и самим не хотелось верить, когда Костик родился. Ведь на ноге у него шесть пальцев. А по их поверьям, у шамана что-то лишнее должно быть в организме. Ребро там, или палец… Но потом он заболел, и это было, наверно, лучше, чем вовсе уйти от людей и охранять какого-то идола. Красное пятно на руке – знак Хранителя. Теперь Зойка говорит, что не болел он вовсе. Силу в себе копил. Особую… Дело в том, что шаманом не становятся. Шамана избирают сами духи, которые вселяются в него и подвергают его душу перерождению, отчего человек часто болеет, очень сильно. После этого шаман приобретает сверхъестественные способности.
   – Что теперь с этими способностями делать? – вздохнула я.
   – А ведь Костик хотел доктором стать. Детей лечить… – Зоя наконец оторвалась от мужниного плеча. – Но ослушаться нельзя…
   – Зоя, – я взяла ее за руку. – Ради бога, объясни все по порядку. Что это за Алтанхас такая? Она что, и впрямь из чистого золота?
   – Сама я не видела. Женщинам не положено, – Зоя вытерла слезы и выпрямилась. – Но бабушка рассказывала, что она – деревянная, внутри ее – каменная фигура человека, ее ребенка, а в нем должна храниться золотая. То есть ребенок ребенка. Получается – внука Алтанхас. Но это еще и ее сила, которая бережет все живое. Исчезнет сила, все вокруг превратится в пепел. Считалось, что пока в роду есть Золотая Баба, будут в достатке и скот, и звери в округе. Такие страшные болезни, как чума и оспа, обойдут стороной. Поэтому Алтанхас поклонялись, приносили ей жертвы, дарили меха…
   – Но ведь силу у нее украли? Почему же тогда все живы? – спросил Олег.
   – Украли, но далеко не унесли. – Зоя перевела взгляд на окно, за которым догорал закат. Голос ее стал тише, а взгляд затуманился, словно переместился в прошлое, когда она совсем маленькой слушала бабушкины сказки, не подозревая, что многие из них окажутся былью. – Русские по озеру пришли. Казаки! Убили шамана – Хранителя Алтанхас. Забрали золотого идола. Кто им показал дорогу – неведомо. Теперь Алтанхас обессилела, так и будет лежать, пока не вернется сила. Пока не будет принесена последняя жертва, Хранитель будет находиться при ней неотлучно, пока не найдется человек, который снова вдохнет в нее жизнь.
   – Так, с этого места подробнее, – прервал Зоин рассказ Олег. – Я понял, силу Алтанхас украли казаки. Когда это случилось?
   – Давно, я ж говорю, никто не помнит когда. Но, по поверьям, не смогли унести далеко. Так она и лежит где-то возле Кайсыма.
   – Про какие жертвы ты упоминала? – спросила я, а внутри у меня все замерло от плохого предчувствия.
   – Я точно не знаю, – Зоя пожала плечами. – Я совсем еще девчонкой была, слышала, как старики говорили: две жертвы Алтанхас приняла, еще одна осталась.
   – Две? – по коже откровенно пробежали мурашки. – Человеческие?
   Зоя растерянно улыбнулась:
   – Я ведь нечаянно услышала. А бабушку спросила, она на меня закричала…
   – Зоя, где это было? – Я с трудом сдерживала волнение. – В Макаровке?
   – В Макаровке, – эхом отозвалась Зоя. – Лет тридцать назад. Мне шесть лет только-только исполнилось.
   Я быстро посмотрела на Олега.
   Он не глядел в мою сторону. Его взгляд был устремлен на Зою.
   – Ты в курсе, что на раскопе в Макаровке исчезли родители Маши? Не их ли принесли в жертву твои сородичи, чтобы спасти Алтанхас? – спросил он. – Это было как раз лет тридцать назад.
   Зоя с испуганным видом уставилась на него.
   – Я ничего не знаю, так люди говорили. Про раскопки я плохо, но помню. Мы бегали с братом смотреть, как работают археологи. Тогда Хурулдай провел последнее камлание и после него навсегда ушел в болота.
   – Неужели живых людей принесли в жертву? – продолжал допытываться Олег.
   – Нет, нет, – отчаянно замотала головой Зоя, – такого не может быть! Знаю, баранов приносили. Кормили духов айраном, поили аракой[8]. Но чтоб живого человека! Это ж преступление!

   – Теперь вряд ли узнаешь, – Олег посмотрел на меня. – Маша, не бери в голову, хотя, сдается мне, исчезновение твоих родителей как-то связано с последним камланием Хурулдая. Интересно знать, почему оно было последним? О каких жертвах говорили в Макаровке?
   – Отец и мама погибли, – сказала я, – это бесспорно! Но где, при каких обстоятельствах? Может, их смерть как-то связана с поисками золотого идола?
   – Нужно искать Хурулдая, – Олег с решительным видом поднялся из-за стола. – Надо поговорить с Костей. Похоже, он знает гораздо больше, чем мы.
   – Не трогай пока, – я потянула его за рукав и заставила сесть. – Давай поужинаем, а потом вместе обсудим, как поступить дальше.
   – И то дело, – засуетилась Зоя. – Все уже остыло!
   Она метнулась к плите и достала из духовки пирог.
   – Угощайтесь, – слабая улыбка тронула миловидное лицо. – С хариусом. Твой, Маша, любимый. – И, присев рядом со мной, тихо добавила: – Я знаю, ты вернешь силу Алтанхас и спасешь моего сына.
   – Что значит спасешь? – поразилась я. – Ты ведь сказала, что он в любом случае станет шаманом!
   – Если к Алтанхас вернется сила, ему не придется жить на острове постоянно. Раз в год он будет проводить камлание, а в остальное время будет учиться и работать как обыкновенный человек. А Алтанхас сама защитит себя.
   – Что ж она не защитила себя, когда пришли казаки?
   – Казаки слово знали. Кто-то их научил. Теперь это слово забыли. Старики все умерли, а молодым этого не надо. Это слово только Хурулдай знает. И Костик будет знать. Этого достаточно!
   – Но с чего ты решила, что я могу вернуть силу Алтанхас?
   Зоя пожала плечами:
   – Не спрашивай откуда, но знаю.
   Я посмотрела на Олега.
   – Ты слышал? Я должна вернуть силу Алтанхас.
   – Слышал, – ответил он, – только если золотого идола не найдут раньше тебя. Ты забыла про Севу и его приятелей?
   – Болото плохих людей не пропустит, – Зоя встала и подошла к окну. – Тропа не откроется. Она откроется только тому, кто пойдет по ней с благими помыслами. Но сначала Алтанхас возьмет третью жертву.
   – И кто это будет? – посмотрел на нее Олег. На его скулах выступили желваки. – Не получится ли так, что Маша?
   – Нет, не Маша! Маша не погибнет!
   Олег хмыкнул:
   – Какая гарантия? К тому же мы представления не имеем, где искать этого идола. Район Макаровки большой. Там сам черт ногу сломит. Горы, болота, тайга…
   – Олег, – остановила я его, – вспомни! Отец и мама ушли ночью. Вероятно, у отца были какие-то догадки, версии, где спрятан клад. Для освещения у них были фонари, на крайний случай факелы. Наверно, это близко от раскопа.
   – Мы этот раскоп в глаза не видели, – не сдавался Олег. – Ты знаешь, куда они направились? Какими ориентирами пользовались?
   – А кладовая запись? С какой стати бабушка хранила ее? Может, мы плохо смотрели? Может, разгадка лежит на поверхности?
   – Сомневаюсь, – Олег покачал головой. – Если б лежала на поверхности, то Шихан давно бы ее разгадал.
   – Я не уверена, что бабушка показывала запись Шихану, – продолжала я стоять на своем.
   – А как она попала в руки бабушки? Почему она прятала ее от тебя?
   – Ты задаешь вопросы, на которые я не знаю ответа, – рассердилась я.
   Тут я заметила, с каким напряженным вниманием за нами наблюдают Зоя и Николай. В споре мы совсем забыли о хозяевах.
   – В любом случае, мы должны сначала встретиться с Шиханом. Будет ли он рад этой встрече, дело десятое. Но на кое-какие вопросы ему придется ответить! – твердо сказал Олег, поднимаясь из-за стола. – Пора спать ложиться! Завтра рано вставать! – И посмотрел на Николая: – Ты обещал подходы к тропе контрабандистов показать.
   – Зря ты это дело затеял, – покачал тот головой. – Лучше через перевал по конной тропе.
   – Через перевал не хотелось бы, – Олег улыбнулся, – наверняка нас ждут на перевале, а мы напрямик, козьими тропами.
   – Я вам постелила в светелке на втором этаже, – поднялась вслед за нами Зоя.
   – А банька? Я ведь баньку протопил, – Николай резво вскочил на ноги. – Подстыла, конечно, но плевое дело подогреть. Сейчас дровец подброшу. Минут двадцать – и готово!
   Мужчины вышли, а Зоя задержалась. Мне показалось, что она что-то хочет сказать, но не решается.
   Я хлопнула ладонью по стулу рядом с собой:
   – Садись, вижу ведь, поговорить хочешь.
   – Маша, ты меня послушай, Олег – твой человек. Не отталкивай его, – быстро сказала Зоя и оглянулась на дверь. – Он тебя любит.
   – Любит? – переспросила я. – Но пока не говорит об этом. Только он ведь уедет. У него работа в Москве, а здесь… Что ему делать здесь?
   – Так поезжай с ним, – Зоя взяла меня за руку. – Голову не морочь ни себе, ни ему. Позовет – поезжай!
   – А если не позовет?
   – Не беспокойся, время придет – позовет! Поверь мне, скоро!
   – Зоя, куда я поеду? Милиция без меня обойдется, но на кого я школу оставлю? Знаешь ведь, учителей нет.
   – Найдут, – улыбнулась она, – как задницу припечет, сразу найдут. А тебе свою жизнь строить надо, детей рожать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация