А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "От ненависти до любви" (страница 13)

   Мы стояли на коленях на диване друг против друга, словно нас сковали невидимой цепью. Олег продолжал обнимать меня за плечи, и все-таки между нами была стена, которую невозможно пробить фугасом.
   – Ничего себе! – раздалось вдруг от двери.
   Мы оба вздрогнули и повернулись на голос.
   Сева стоял, прислонившись к косяку. Вероятно, он выходил на улицу или собрался выйти, потому что обулся в резиновые сапоги, а на плечи накинул куртку. И, похоже, слышал наш разговор. Хорошо, если только последние слова… Хотя и в них для него было мало приятного.
   Я быстро села и закуталась в плед, но Замятин ведь был в одних трусах.
   Сева прошел в комнату и, оседлав стул, схватил со стола бутылку с остатками водки и мигом выпил, махнув рукой, снова уставился на нас.
   – Вот так, Мария! – сказал он, смерив меня хмурым взглядом. – Я думал, ты порядочная! А ты… С первым попавшимся… Как шлюха подзаборная!
   – Сева, – голос Замятина прозвучал угрожающе, – выбирай слова! Ничего между нами не произошло!
   – Как же, – скрипнул зубами Сева, – так я и поверил! – И снова перевел взгляд на меня. – И чем я тебе плох оказался? Вчера же замуж звал… Ты меня, как пацана, отчитала, чуть ли не пинками из комнаты выставила… А тут… Он же – птица залетная, не навечно сюда приехал. Погостить! А ты под него готова лечь. Или легла? – Сева вскочил на ноги и сжал кулаки. – Говори, сука, легла? – он подскочил ко мне и замахнулся.
   Лицо его покраснело, глаза налились кровью. Олег перехватил его руку и заломил за спину.
   Сева упал на колени, грязно матерясь и пытаясь вырваться. Замятин не отпускал его. Я застыла на диване, подобрав под себя ноги и прикрываясь пледом, как щитом. Такую ругань от Севы я слышала впервые.
   – Быстро одевайся! – приказал Олег. – Я его придержу, чтоб не натворил дел.
   Что ж, собираться быстро, как по тревоге, у меня давно вошло в привычку. Я взлетела по лестнице на второй этаж. Дверь в спальню была открыта, и когда я вошла туда, первым дело внимательно огляделась. Матрац и подушка валялись возле кровати, а простыня и легкое одеяло – возле порога. Слава богу, в комнате горел свет, я подумала, что его включил Замятин. Он не сказал, в каком я была состоянии. Но если так громко орала, то и выглядела наверняка соответствующе… Я скривилась, представив картинку, которую Замятин обнаружил в спальне. И после этого он целовал меня, обнимал, был готов на большее… Не получилось. А я, как ни странно, продолжала жалеть.
   Я помотала головой, чтобы избавиться от смятения. Что со мной? Я никогда так сильно не хотела мужчину! Или это вполне объяснимая реакция тела на стрессы? Но можно подумать, я никогда не переживала стрессов! Или это отголосок встречи с Борисом? Впервые за долгое время я дала волю чувствам. А Замятин просто оказался под рукой? Мне стало тошно от этих мыслей. Чтобы снять напряжение, я чертыхнулась сквозь зубы и стянула рубашку через голову. Всё произошло слишком быстро, всего за несколько часов. Внезапный визит Бориса, Севино предложение, Замятин с его поцелуями и объятиями… За один день, вернее, за одну ночь. Мне пока не удалось осознать до конца, что поселилось в душе за это короткое время. Почему вдруг все изменилось?
   – Маша! – раздался снизу голос Замятина. – Ты идешь?
   – Иду! – Я быстро натянула на себя спортивный костюм, втиснула ноги в кроссовки.
   Через минуту я стояла рядом с Замятиным, тоже одетым. Возле его ног виднелась не только моя сумка – он собрал и свои вещи. И когда только успел?
   – Уходите? – Сева сидел с мрачным видом за столом и держал в руках початую бутылку водки. Выглядел он абсолютно трезвым, только лицо осунулось и постарело. На миг мне стало его жаль. Все-таки Сева не заслужил, чтобы с ним так поступили, но я приказала себе не расслабляться. Обещаний быть верной и любить до гробовой доски я не давала. Выйти замуж отказалась, поэтому нет повода. Разве можно назвать виной наши с Замятиным объятия? Сейчас вон даже подростки на дискотеке позволяют себе такие шалости, что иным родителям не снились. И что, после этого голову пеплом посыпают? Впрочем, как раз эти шалости становились моей головной болью по праздникам и выходным. Для того моя дружина и дежурила в клубе, не пропуская в зал пьяных и несовершеннолетних, а еще держала под прицелом все темные углы и закоулки, ближайшие кусты и лавочки, где так и норовила укрыться разгоряченная танцами молодежь.
   – Уходим, – ответил Замятин. – Я провожу Марию до дому, а потом постараюсь найти попутку до райцентра.
   – Ну, скатертью дорога! – Сева залпом выпил стакан водки и скривился. – Не думал я, что мой командир мне дорожку перебежит. Да еще под дых врежет. И за что, спрашивается? За то, что я не дал свою бабу трахнуть!
   – А ты свинья, Сева, – сказала я и подхватила сумку. – Я подозревала что-то в этом роде, но не до такой же степени.
   – А ты иди, иди, – Сева сплюнул себе под ноги. – Свинья, конечно! Помогал тебе, ночами не спал, от пьянчуг защищал. – Глаза его налились кровью, он уже не кричал, а хрипел от ярости. – Если б не я, тебя б давно спалили, или окна выбили… – Вскочив на ноги, он пошатнулся, едва не упал, но ухватился за спинку стула и снова мерзко выругался. Слюни веером вылетели у него изо рта. – Думаешь, почему тебя терпели, не трогали? Почему стороной обходили? Да потому что я их всех… Тут… В кулаке…
   Он задрал руку вверх, попытался сжать ее в кулак, но она безвольно упала на стол, а следом и Сева мешком свалился на стул, уткнулся лицом в скомканную салфетку и почти мгновенно захрапел.
   Мы переглянулись и направились к двери, где нас встретило яркое солнце. Начинался новый день, и мне хотелось верить, что он будет лучше предыдущего.

   Глава 13

   Севин дом стоял на горке. С трех сторон его окружал сосновый бор, а село разлеглось внизу, вдоль реки. Противоположный берег – сплошные увалы с рыжими проплешинами обрывов, а поверху – темная, нелюдимая тайга. Сплошной ельник да осины – самые гиблые, непроходимые места. А еще дальше – горные хребты в синей утренней дымке. На небе – ни облачка, лишь на скалистых склонах то тут, то там виднелись космы тумана, которые таяли на глазах под лучами солнца…
   – Маша, – окликнул меня Замятин, – смотри, – и вытянул руку в направлении села. – Там что-то горит или уже сгорело!
   – Горит?
   Не увидав пожарища, я уже поняла, что именно горит… Сердце сжалось. Господи, еще одно наказание!
   – Мой дом! Дом горит!
   – С чего ты взяла? – опешил Замятин.
   Но, бросив сумки, бросился следом за мной.
   – Маша, – он поймал меня за руку возле ворот, – смотри, Севкина машина!
   К счастью, Сева не выключил мотор и даже не вытащил ключ зажигания. Его забывчивость оказалась сейчас кстати. Я ринулась открывать ворота и через секунду уже сидела рядом с Замятиным.
   – Мотор теплый. Он куда-то ездил ночью, пьяный, вот и ключи забыл, – произнес Олег сквозь зубы, резко выворачивая руль, чтобы объехать стадо буренок.
   – С чего ты взял? – удивилась я. Но ответа не дождалась, потому что закричала: – Тормози! Тормози!
   Навстречу нам во весь опор скакал на лошади Шихан. Я никогда не видела деда таким грязным. «С пожара!» – подумала я и, на ходу открыв дверцу, выпрыгнула из машины.
   Замятин резко затормозил, отчего «Нива» пошла юзом, сдирая траву на обочине. И выскочил следом.
   Шихан, заметив нас, спешился и почти бежал навстречу, подволакивая левую ногу.
   – Маша! Маша! – впервые в жизни я видела, чтобы дед плакал. Слезы текли у него по чумазому лицу и терялись в закопченной бороде.
   – Дед, что случилось? – Я схватила его за плечи и встряхнула. – Точно мой дом горит?
   – Живая! – Шихан перекрестился. – А я тебя уже похоронил!
   – Значит, сто лет проживет, – Замятин подоспел следом.
   – Сгорел твой дом, девонька, – Шихан ладонью мазнул по лицу, вытирая слезы. – Под утро полыхнул. Как свечка! Махом! Пока шель-шевель, пока пожарка подоспела… А я, – он махнул рукой, – грешным делом, подумал, вместе с тобой спалили… К Севке вот поскакал. Пожарники к дому не подпускают, пока не потухнет совсем… – Он горестно вздохнул и снова перекрестился. – Все постройки погорели…
   Мы переглянулись с Замятиным.
   – Ты вчера печь топила? – спросил он.
   – Нет, – ответила я, – не успела.
   – Может, проводка?
   – С чего бы? – пожала я плечами. – Проводка у меня новая. И свет я везде выключила.
   – А если поджег кто? – осторожно справился Шихан. – Керосину плеснул, а спичку поднести – велика ли забота?
   – Там, наверно, все следы затоптали? – спросила я, хотя и без того не сомневалась: полсела набежало, топтались все, кому не лень, с жадным любопытством глазели на огонь…
   Я поморщилась, и Олег заметил это.

   – Что? Знаешь, кто поджег дом?
   – На месте посмотрим, – сухо ответила я и перевела взгляд на Шихана. – Дед, давай за нами.
   Минут через пять мы подъехали к пожарищу. Только труба возвышалась над жалким скелетом того, что еще вчера я называла своим домом. Дым уже не клубился, а змеился струйками над порушенным срубом. Бревна, очевидно, растаскивали баграми. Теперь они, покрытые черными струпьями пала, валялись в беспорядке по всему огороду, в палисаднике и во дворе вперемешку с головешками – остатками бани и сараев. Пожарище щедро залили водой, оно превратилось в гадкое месиво, из которого торчали металлические останки кроватей, холодильника, еще чего-то, что я никак не могла распознать. И повсюду – вбитые в грязь обломки мебели, осколки посуды, расплавленные кастрюли, какое-то тряпье, лохмотья книг. Резко воняло гарью, едкий дым разъедал легкие, а в небе кружила ворона и каркала, каркала, видно, и ее гнездо обратилось в прах.
   – Марья приехала! – пробежался шепоток по кучке зевак. Большинство из них – соседи. И все они, как по команде, дружно уставились на меня, кто со страхом, кто с неприкрытым сочувствием. Сочувствие в наших чалдонских краях дорогого стоит. Женщины торопливо крестились, мужики озадаченно хмыкали и переглядывались. Бабка Нюра, соседка справа, первой бросилась навстречу, причитая и вытирая платком лицо с пятнами копоти.
   – Маша, Марьюшка, – она принялась хватать меня за руки. – А мы уж думали…
   Внутри у меня все дрожало, хотелось выть и ругаться. Но кто тут еще способен разобраться, с какой стати полыхнул мой дом? Я собрала волю в кулак и обвела взглядом толпу:
   – Кто-нибудь видел, когда начался пожар?
   – Да какое там! – всплеснула руками баба Нюра. – Спали все… Вон Игнат, – она кивнула на Шихана, – стал в стекло дубасить, тогда и проснулись. А в окне-то – зарево. – Она горестно вздохнула и перекрестилась. – Где ж теперь жить будешь? У меня вон комната свободная, перебирайся. Не обижу!
   – Спасибо, баба Нюра, – улыбнулась я, – подумаю. А теперь прости, мне с пожарными нужно поговорить.
   – Поговори, поговори, – засуетилась соседка. И, бросив боязливый взгляд на двух мужиков, угрюмо взиравших на нас со стороны, прошептала: – Ты этих обормотов поспрошай. Они, вишь, с утра рыбачили на пруду, может, и видали чего.
   Я и сама узнала «обормотов». Давние мои клиенты – рабочие с лесопилки. Из тех, что ни кола ни двора. Судимые, да еще горькие пьяницы. Конечно, у них были причины точить на меня зуб, но с какой стати им оставаться на месте преступления? Давно бы уже смылись…
   Заметив, что я смотрю на них, оба горемыки направились к нам. Лица и брезентовые куртки – в копоти, штаны прожжены в нескольких местах. Рука одного из них, Василия, перевязана грязной тряпкой.
   – Не поджигали мы, – произнес он с мрачным видом. – Мы на тебя, Марья, зла не держим.
   – Васька первым в огонь бросился, – заявил его приятель, тщедушный и кривоногий Ромка. – Мы ж думали, ты там, – он кивнул на пепелище. – Едва успел назад выскочить, крыша тут же рухнула.
   – Спасали они тебя, Мария, – подошел к нам начальник пожарной части Батраков. – Ведь и впрямь думали, что от дыма угорела. Или того хуже…
   – Хуже? Думал, наверно, хлопнули меня? – спросила я сквозь зубы.
   – А что ты обижаешься? По лезвию так и так ходишь! – развел руками Батраков. – Видишь, дотла сгорело! Словно порохом начинили… А следы… Нет следов… Пока добрались, тут уже толпа набежала. Из бочек воду таскали, пытались залить, помпу самодельную притащили. Бесполезно! Эти двое, – он посмотрел на Ваську с Ромкой, – вперед деда, говорят, прибежали. Никого чужого не заметили.
   – Следы были, по росе… – влез Ромка. – Кто-то ходил возле дома после того, как роса упала. Но собаки не брехали… От пруда мы бы услышали.
   – Не брехали, – отозвалась баба Нюра, – а вот прошлой ночью шибко заливались. Дед даже с ружжом выходил, стрелить хотел. Думал, лиса забежала.
   – Прошлой ночью, говоришь? – переспросила я и посмотрела на Замятина. Значит, незваные гости побывали у меня ночью. Что ж, света в окнах не видно, на двери опорного пункта – замок, так что без опаски работали стервецы. Знали, что я в отъезде.
   – Марья! Марья Владимировна! – отдуваясь, ко мне спешил Мордахин. Он принялся трясти мне руку и заглядывать в глаза. – Жива! Счастье-то какое!
   Насчет счастья он, конечно, загнул. Я промолчала, но спросила:
   – Говорят, вчера вы меня искали?
   – А, – махнул он рукой, – из района звонили. Отчитаться надо о работе с несовершеннолетними. – И снова уставился на меня телячьим взглядом. – Куда ж тебя сейчас пристроить? Квартир свободных нет пока.
   – Не беспокойтесь, Иван Дмитриевич, – сказала я, – в опорном пункте есть диванчик. Перекантуюсь как-нибудь.
   – Маша, – подала голос баба Нюра, – я ж говорю, у меня место есть…
   – У меня тоже спальня свободная, – перебил ее Шихан. – Перебирайся ко мне, девонька.
   – Спасибо, дорогие, – я прижала руку к сердцу, – не хочу вас беспокоить. Я ведь и в полночь с участка возвращаюсь, и под утро… Бывает, и ночью работаю…
   – Ко мне переедешь, – раздалось за моей спиной.
   Я оглянулась. Сева, явно протрезвевший, но с опухшей физиономией, стоял в паре шагов от нас рядом с «Ниссаном». Заметив мой взгляд, он быстро подошел и, схватив за руку, силком оттащил за машину.
   – Сдурел? – разозлилась я. – Куда ты меня тянешь?
   Я попыталась вырваться, но Сева еще сильнее стиснул мою руку.
   – Прости меня, – сказал он, отведя взгляд. – Скотина я, конечно. Нажрался до поросячьего визга. Но ты тоже хороша! – И кивнул в сторону Замятина, который разговаривал с Батраковым метрах в пяти от нас. – На свеженькое потянуло?
   – Сева, – процедила я сквозь зубы, – не нарывайся! Я ведь при всех могу приложиться к твоей физиономии.
   Но Сева не обратил внимания на мой грозный тон. И руку не отпустил, хотя я пыталась освободить ладонь из его цепких пальцев.
   – Выходи за меня замуж, – его взгляд помрачнел еще больше, видно, он досрочно прочитал приговор на моем лице. Но сдаваться все ж не собирался. – Я сейчас с Мордахиным договорюсь, живо нас распишет.
   – Нет, Сева! – я все-таки освободилась от его хватки. – Не пойду! Не до того сейчас.
   – А до чего? – взвился Сева. – У тебя ж все сгорело. Небось кроме этого костюма ничего не осталось? Как дальше жить будешь?
   – Твоими молитвами! – огрызнулась я. – И этот пожар – не повод бросаться в чьи-либо объятия. Я уж как-нибудь сама решу, где и с кем мне жить!
   Сева побелел, глаза его сузились, лицо исказилось от бешенства. Честно сказать, я впервые видела его в ярости. Даже застав нас с Замятиным, он не так взбеленился.
   – Ну, сука! Пожалеешь! – выкрикнул он, ничуть не заботясь, что зеваки навострили уши. – Приползешь еще, только поздно будет! Не приму, вот те крест, не приму! – И, рванув на себя дверь внедорожника, почти упал на сиденье. Но прежде чем тронуться с места, в исступлении прокричал: – Машину верни, а то заявлю об угоне! – И громко выругавшись, врубил такую скорость, что из-под колес веером взметнулись комья земли вперемешку с травой и щебенкой.
   Все, кто стояли на пути джипа, бросились врассыпную, а баба Нюра погрозила вслед машине сухоньким кулачком:
   – Ну, ирод, чуть не передавил, как кур! – И тут же заботливо спросила: – Видать, шибко обидел Севка? Лица на тебе нет.
   – Ничего, баба Нюра, мне не привыкать, – усмехнулась я. – У меня иммунитет на таких типов.
   Баба Нюра понизила голос до шепота:
   – Замуж звал? Чего не пошла? Хороший парень. Заводной только! Его понять можно. Сколько вокруг тебя ходит. Жила бы с ним, как сыр в масле каталась. И службу свою бросила бы. Не женское это дело с алкашами да жуликами воевать.
   – Ладно, баба Нюра, я подумаю, – сказала я, чтобы закрыть неприятную тему.
   Мне не хотелось ссориться с соседкой. Я знала, она искренне желает мне добра, не понимает, как это можно добровольно отказаться от сытой и спокойной жизни.
   Но баба Нюра оседлала любимого конька. Она придвинулась ближе, а так как едва доставала мне до плеча, то даже привстала на цыпочки, чтобы донести до меня все прелести замужней жизни. Спасли меня Батраков и Замятин.
   – Ты определилась с жильем? – спросил как ни в чем не бывало Олег. Я отдала должное его такту. Ведь он не мог не заметить, насколько «тепло» мы общались с Севой.
   – Определилась, – ответила я. – Поживу пока в опорном пункте. Удобно: проснулась – и на работе.
   – Ну, не думаю, что удобно, – хмыкнул Олег и спросил чуть тише: – Что с документами? С оружием?
   – Все при мне, как всегда, – я приложила ладонь к карману спортивной куртки. – Слава богу, конечно.
   – А как с деньгами? Могу помочь…
   – Не надо! Есть у меня кое-что на счету. Зарплату тут особенно негде тратить.
   – Это хорошо! – кивнул Замятин. – Но с жильем нужно что-то решать. Начальство твое должно помочь. Я вот с Сергеем договорился, – посмотрел он на Батракова, – подбросит меня до райцентра.
   – Уезжаешь? – спросила я, стараясь не смотреть ему в глаза.
   – Нет, – быстро сказал он и коснулся пальцами моей ладони, – не уезжаю. Остановлюсь у деда Игната. Ты же отказалась. – И улыбнулся. – А в райцентре мне нужно побывать, в военкомате отметиться. Я ведь в отпуск приехал, и надолго. А после военкомата могу зайти в райотдел. Похлопочу за тебя перед начальством.
   – Не нужно! Сама доложу. Вот прямо сейчас пойду в опорный пункт и позвоню.
   – Пожарище будешь осматривать? – спросил Батраков. – Первичный осмотр места возгорания мы провели. Но сам очаг, откуда загорелось, не обнаружили. Водой головехи залили, грязь, сажа! Пусть подсохнет немного!
   – Вижу! – вздохнула я. – Пусть подсохнет. Мне тоже надо все тут осмотреть и протоколом оформить.
   Я снова окинула взглядом то, что осталось от моего дома. Осознание горя всегда приходит чуть позже. Все-все обратилось в прах. Прошлая жизнь, воспоминания, тревоги, радости, старые фотографии, книги… Все ушло в дым, унеслось ветром… Бабушка! Не зря мне было это видение, ох, не зря! Только я не поняла предупреждения! Но шкатулка… Неужто это и есть самое ценное, что я должна беречь как зеницу ока?
   Странное беспокойство, почти страх овладели мной. Огонь! Возможно, он привиделся мне в тот момент, когда мой дом занимался пламенем? Хотя нет! Пожар случился, судя по всему, позже. Значит, еще одно предупреждение. Но откуда я знала? А если б знала, разве смогла бы предотвратить? Смотрелось бы крайне глупо, если б я вздумала ночью бежать через все село, чтобы проверить свои подозрения.
   «Стоп! – приказала я себе. – Прекрати накручивать! Все равно не поможет!»
   И перевела взгляд на Замятина.
   – Олег! Я забыла шкатулку у Севы. Нужно срочно забрать. Да и «Ниву» отгоню.
   – «Ниву» я сам отгоню, да и посмотрю, как бы он чего не натворил сдуру. – Замятин нахмурился. – А шкатулку я прихватил. Только она в той сумке, что я в Севкином дворе бросил. Если этот охламон не передавил наши вещи, значит, она в целости и сохранности.
   – Довези меня до опорного пункта, – попросила я. – Все равно по пути!
   – Хорошо! – согласился Замятин. – Заодно узнаю, где тебя искать.
* * *
   В опорном пункте Замятину не понравилось. Это я заметила по его физиономии.
   – Нет, это не жизнь, – сказал он. – Ни холодильника, ни телевизора. И диван короткий. Как ты на нем спать будешь? Надо срочно искать жилье. Я тут заметил несколько домов заколоченных. Может, поговорить с Мордахиным, чтобы тебе дом выделили? Я бы с ремонтом помог.
   – У этих домов хозяева есть. Уехали в город, а избы не сумели продать. Где их в городе найдешь? А без их разрешения нельзя.
   – Если сидеть сложа руки, навечно здесь останешься, – не сдавался Замятин. Он выглянул в окно, затянутое решеткой. – Как в камере… Даже постирать негде.
   – Тебе-то что за забота? – рассердилась я. – Как-нибудь сама разберусь!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация