А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Око Марены" (страница 29)

   Губы Константина беззвучно шевельнулись, но ответить тем же он не смог, потому что не хотел прощаться. Вместо этого он, смущенно кашлянув, шагнул поближе к ней и сказал совершенно иное:
   – До свидания, княгиня. Кто ведает, может, еще и увидимся. – И, вопросительно улыбнувшись, добавил: – К примеру, в Твери. Ты ж туда едешь?
   – Туда, – подтвердила Ростислава. Чуть помедлив, она тоже шагнула к Константину и, глядя на него в упор, медленно произнесла: – А куда ж еще путь держать, коли меня в сем граде князь поджидает, а там кто ведает – может, и навстречу уже выехал.
   – Ярослав в Твери?!
   – В ней, – кивнула она и отчаянно выпалила: – Потому и сказываю прощай, что не желаю тебя в порубе зреть.
   – Не желаю… – протянул Константин и расплылся в блаженной улыбке.
   Ростислава вспыхнула от смущения, потупилась, но тут же взяла себя в руки, подняла голову и сердито пояснила:
   – Чай, родич ты мне, стрый двухродный, потому и не хотелось бы. А ты чего удумал?
   – Я ничего, – заторопился Константин. – Я… – И он растерянно пожал плечами.
   – То-то, – назидательно сказала Ростислава и… пошла к саням.
   Вскоре ее поезд помчал дальше, торопясь в Тверь, а потерянный Константин, выйдя на дорогу, смотрел вслед и гадал, обернется переяславская княгиня или нет. Почему-то это было для него очень важно, хотя спроси у него почему, он не сумел бы ответить.
   «Если обернется, то… Нет, не так. Если не обернется, тогда…»
   Но тогда получалось еще хуже.
   Она обернулась.
   А что толку?..
   – На первой же развилке влево принимай, – буркнул Константин, залезая в сани.
   Голос его был равнодушным, да и на самом деле ему было наплевать, куда ехать. Просто Ростислава сама сказала, что в Тверь нельзя. Жаль будет, если ее мудрый совет пропадет впустую, и только поэтому он и решил изменить маршрут.
   – Ежели в Тверь, так нам бы прямо надобно, – осторожно напомнил Юрко.
   – Нельзя нам в Тверь, – вяло пояснил князь, по-прежнему находясь под впечатлением недавней встречи. – Там нынче Ярослав Всеволодович супругу свою поджидает, а может, и навстречу ей уже выехал, – повторил он слова переяславской княгини. – Да и народец слыхал, как ты меня князем назвал.
   – Дак енто, стало быть… – охнул ведьмак, но Константин не дал ему договорить, сердито перебив его:
   – Да-да, Ростислава Мстиславна это. – И князь рявкнул на Юрко, и без того впавшего в уныние от своего жуткого промаха: – Гони!
   Пока катили до ближайшей деревни, Константин не произнес ни слова. Из головы все никак не хотела выходить недавняя встреча, и как он ни старался, но отвлечься не получалось.
   Лишь вечером, с помощью доброй баньки и пары чар хмельного меду, чуть отпустило. Нет, до конца вытравить недавнее воспоминание они тоже не сумели, но зато погрузили князя в здоровый, крепкий сон, а поутру стало немного легче. Когда же за завтраком ему пришла в голову великолепная идея насчет заключения мира со Всеволодовичами, дающая шанс в перспективе вновь повидать Ростиславу – ну там на пиру в честь подписания грамотки либо в честь самого Константина как союзника, – стало совсем хорошо.
   Дело было только за малым – заключить мир, но это уже мелочи. Подумаешь, уговорить человека, у которого твои ратники убили трех родных братьев, подмахнуть одну небольшую бумажку!
   Пустяк, да и только…
* * *
   Ряд историков, включая Ю. А. Потапова и В. Н. Мездрика, базируясь на ложной предпосылке встречи рязанского князя с Мстиславом Удатным в Великом Новгороде, ошибочно полагают, что именно во время нее Константин имел возможность впервые увидеть его дочь Ростиславу. Но зная уже, что свидание князей произошло на юге, во владениях хана Котяна, можно с уверенностью сказать, что он никак не мог встретить переяславскую княгиню. Даже если предположить, что ее для вящего почета отвез к мужу сам князь, все равно он должен был сделать это ранее, еще по пути к половцам, следовательно, в половецких степях ее с отцом уже не было. Да и летописные источники также относят время их первой встречи на значительно поздний срок, а кому уж и знать, как не им, когда она состоялась.
   Впрочем, позже мы более детально остановимся на их взаимоотношениях, которые складывались далеко не так безоблачно, как это хотелось бы видеть некоторым.
...
Албул О. А. Наиболее полная история российской государственности, т. 2, стр. 140. Рязань, 1830 г.

   Глава 16
   На пути к старшему Всеволодовичу

   Истина не становится ближе, если повторять ее без конца. На ее золотых воротах написано: Думай и наблюдай. И что-то еще в ней есть такое, неподвластное никаким словам Какое-то знание того, что следует сделать в следующий момент…
Ольга Погодина
   Вообще-то Константин изначально запланировал на обратном пути заглянуть в Ростов, чтобы выяснить, сдержали ли Мертвые волхвы свое обещание, а если да, то каким образом они это осуществили. Кроме того, не помешает доподлинно узнать, насколько значительны силы, которыми будут располагать Юрий и Ярослав в походе на Рязань – ведь он все равно состоится, пускай даже после весенней распутицы.
   Риск, конечно, был велик, но, во-первых, навряд ли хоть кто-то его опознает, поскольку рязанских купцов в Ростове Великом нет, а прочие, из числа видевших его, ни за что не подумают, будто перед ними Константин-братоубийца. Ведь не безумец же он, чтоб по доброй воле самому лезть в полон, причем это лишь при самом благоприятном для себя исходе.
   А если ни Юрия, ни Ярослава в Ростове к тому времени не будет, то можно попытаться встретиться со своим тезкой. Тут тоже риск, да еще какой, но, рассуждая здраво, все равно у Рязани немного шансов выстоять против всей Владимиро-Суздальской земли. Учеба учебой, но количество тоже имеет значение, и если перевес пяти– или семикратный, то навряд ли получится компенсировать его обученностью и слаженностью.
   Как там говорил Наполеон? Бог войны всегда на стороне больших батальонов. А раз так, значит, он будет на стороне его врагов. Да и хитрости тоже не помогут. Ямы и рвы отпадают железно – того, от чего пострадали однажды, будут опасаться и постараются всячески подстраховаться. К тому же Юрий осторожен, поэтому не факт, что сработает какая-нибудь новая военная хитрость, которую они придумают, пусть даже братья Всеволодовичи ранее с нею и не сталкивались.
   Была надежда на гранатометы Миньки, но когда изобретатель сказал про четыре штуки, про максимальную дальность стрельбы в двести метров и про то, что каждый из них в тех условиях, в которых будет применяться, по сути, одноразовый, стало ясно – уповать на них как на спасительную панацею нельзя. Вот если бы их имелось чуточку побольше – иное дело, но изготовление требует немало времени.
   Гранаты? На первый раз сработает, а дальше? Да и изготовить их не так уж и сложно – могут додуматься и сами, и что тогда? А тогда, говоря современным языком, начнется новый виток гонки вооружений, при котором стороны достигнут паритета, только на более высоком уровне, и в силу вновь вступит фактор количества живой силы. Следовательно, вывод прежний – запускать их только в самой критической ситуации, а пока пытаться во что бы то ни стало договориться пускай не о мире, но хотя бы об отсрочке.
   Говорить о своих планах рязанский князь никому не стал – чего доброго, сочтут за сумасшедшего, но кое-что для встречи со своим ростовским тезкой он приготовил. Например, рукописи. Их пришлось позаимствовать у епископа Арсения. Поначалу тот не хотел ничего давать, но когда узнал, для чего они понадобились князю – пришлось обмолвиться, сделав пару намеков, что он собирается отправить в Ростов посольство с просьбой о мире, – расщедрился и не только вручил ему выбранные Константином «Восемь бесед на Екклесиаста» Григория Нисского, но и сочинение этого же автора «Толкование на Шестоднев».
   Кроме того, Константин прихватил еще три: «О круге Зодиака» какого-то Иоанна Каматира – уж очень ему понравилось название, а также сборник бесед Иоанна Златоуста и единственную написанную не по-гречески, а на церковнославянском, которая называлась «О единении церковном и не токмо». Расчет был на то, что во время разговора со своим тезкой Константин обыграет название и, отталкиваясь от него, потянет ниточку далее, заведя речь о необходимости единения Руси.
   Правда, епископ дал их не просто так, но взамен на обещание Константина через полтора месяца все-таки выплатить положенную церкви десятину, которую князь и без того изрядно задержал. Деваться было некуда, и, хотя он понятия не имел, откуда взять серебро, пришлось соглашаться.
   Кстати, даже когда их лошади рухнули в ледяную воду, Константин замешкался в санях не просто так, но кинувшись к мешку с книгами, который он первым делом выбросил на лед. И ведь не зря. Позднее, уже перед дорогой обратно, они ему здорово пригодились. Грамотеев в Великом Новгороде хватало, поэтому, посчитав, что ростовчанин (так рязанский князь про себя называл старшего из Всеволодовичей) вполне обойдется и четырьмя, он продал одну из них на торгу. Дали за нее весьма приличную сумму в двадцать гривен, из коих добрая половина сразу же ушла на покупку продуктов и новой лошади – прежняя выдохлась окончательно.
   О том, как попасть в терем к Константину Всеволодовичу – все-таки хворый, – особо думать не приходилось, ибо тут было яснее ясного. Самый лучший вариант – через посредство отца Николая, которого уже знал ростовчанин. Рязанский князь был уверен – достаточно только заикнуться о том, что он привез книги и весточку от священника, как перед ним тотчас распахнутся все двери.
   Правда, пришлось посвятить в свой замысел самого отца Николая, который поначалу встал на дыбки, резонно возразив, что лучше всего в Ростов Великий отправиться ему самому, но Константин напомнил про Киев и митрополита, говорить с которым лучше всего именно священнику.
   Отец Николай продолжал упираться, и тогда пришлось напомнить ему и еще кое-что. После победы над Хладом Константину нет-нет да и приходили в голову слова Алексея Владимировича – давнего попутчика по купе, который и «оформил» ему билет в прошлое: «Если бы можно было спасти ряд людей, которым в дальнейшем было бы суждено изменить ключевые моменты истории, то и все развитие мировой цивилизации пошло бы иначе…»
   К сожалению, ни одного конкретного имени названо не было, поэтому оставалось лишь гадать. Если следовать логическим путем, то ясно было только одно – они живут сейчас, живут на Руси и, скорее всего, занимают какое-то видное положение. Получалось, что наиболее вероятные кандидаты – князья. Какие? Это уже вопрос без ответа, хотя Константин и тут сделал кое-какие предположения, исходя из того, что князья эти и без того сумели как-то проявить себя, хотя далеко не полностью, и второе – слишком рано ушли из жизни, причем, вероятнее всего, насильственным путем, поскольку в противном случае речь бы не шла об их спасении.
   Выходило, что наиболее вероятны те, кто в дальнейшем погибнет в сражениях с полчищами Батыя, то есть можно на время успокоиться и не думать о них – ближайшие двадцать лет они и сами как-нибудь проживут. Но потом Константин внес коррективы – вдруг опасность грозит кое-кому именно сейчас или в самом ближайшем будущем. И тогда наиболее вероятных кандидатов оставалось только двое – Мстислав Удатный и Константин Всеволодович. Да, оба умерли естественной смертью, но в случае с Мстиславом сказались последствия полученных на Калке ранений, а ростовчанин…
   Уж слишком молодым покинул он сей мир. А если каким-то образом попытаться вылечить его болезнь?
   Священник, выслушав князя, призадумался, после чего согласился написать нужное письмецо. Сочинил он его на славу. Имелось в нем и утешение болящему, и призыв не поддаваться своим хворям, но, превозмогая слабость, сражаться с ними что есть сил. В конце же говорилось, что все остальное ему передаст на словах его посланник, ибо сей муж умудрен не только в торговых делах, но и изрядный книгочей.
   Для затравки беседы текст годится, а потом по ходу разберемся.
   Во всяком случае, главный соблазн, чтобы сразу заинтриговать собеседника и вызвать в нем неподдельный интерес к теме, Константин для своего тезки уже заготовил – сыновья. Чадолюбив ростовчанин. Вон как позаботился о них, предусмотрительно выделив из обширных земель для каждого по отдельному княжеству и передав всех троих на попечение брату Юрию. И не только предусмотрителен, но еще и умен. Ведь даже не попытался посадить того же Василько на великое княжение, поскольку трезво сознавал – шансы восьмилетнего мальчишки удержаться у руля при таких дядьях равны нулю. То есть посчитал, что пусть сыновья получат каждый по синичке в руки, чем окажутся заклеванными журавлями.
   Словом, грех не воспользоваться столь благоприятным обстоятельством. Например, сделать намек, что Юрий, конечно, неплохой человек, но есть еще Ярослав, а ему обидеть безотцовщину раз плюнуть, зато в случае если на Руси появится царь-государь, уж он-то никогда и никому не позволит нарушить установленный порядок и обидеть малолетних княжичей. Не позволит, поскольку это в его собственных интересах.
   Продумал Константин и вариант на случай, если его все-таки не захотят пропустить в княжий терем, решив не беспокоить болящего по пустякам. Для этого у него имелся Маньяк. Трудно сказать, обладал ли он какими-либо сверхъестественными способностями, но определенные способности гипнотизера у него наверняка имелись – доказательств тому хватало еще на пути к Каинову озеру, а самое наглядное он продемонстрировал совсем недавно в случае с несчастной Вейкой. Дело не в том, что он сумел грамотно наложить на ногу лубок, а в том, что девушка ни разу не вскрикнула во время его манипуляций, хотя перелом был открытым. И ведь он не отключал болевые точки, а просто, внимательно глядя ей в глаза, велел спать.
   И все. И уснула.
   Словом, учитывая вояж в Ростов Великий, все равно пришлось бы поворачивать сани влево, вот только не так рано, а уже после Твери.
   Поняв, что он, пускай и нечаянно, выдал своего князя, Юрко жутко расстроился и предложил сменить наиболее выгодный маршрут, ведущий по Волге, где крепкий лед и опять же не просто ровная, но еще и накатанная многочисленными купеческими поездами дорога. Мол, на случай если кто-то из сопровождавших Ростиславу воинов обратил на этот возглас внимание, лучше бы сделать пару петель, как зайцу, подаваясь то круто вправо, то влево, а от хорошего пути по реке надо бы отказаться вовсе. Однако Константин, подумав, не согласился с его предложением, полагая, что, пристроившись к какому-нибудь поезду, они станут еще более неприметными. Да и жаль было тратить время на заметание следов, которое, скорее всего, излишне.
   Но на третий день их путешествия выяснилось, что Юрко опасался погони не зря. Оказывается, и впрямь не только переяславская княгиня слышала оклик «Княже!». Более того, один из сопровождавших ее ратников краем уха уловил слова Ростиславы о двухродном стрые.
   Обо всем этом Ярославу донесли сразу же, в первый вечер прибытия жены в Тверь. Недостатков у князя хватало, но глупым он не был. Поразмыслив, он пришел к выводу, что, как ни невероятно это звучит, но там, на дороге, был именно Константин Рязанский, и кинулся к Ростиславе с расспросами.
   Та поначалу решила ни в чем не сознаваться, но чуть погодя, поняв, что супругу и без того известно предостаточно, резко сменила тактику и хладнокровно согласилась с тем, что, скорее всего, это был рязанский князь. Но когда Ярослав принялся исступленно орать на нее, упрекая в том, что она посмела общаться со злейшим врагом ее мужа, лишь обескураженно развела руками, резонно возразив, будто понятия не имела об их нынешних взаимоотношениях, зато прекрасно знала иное – он ей доводится двухродным стрыем.
   Ярослав, зло выругавшись напоследок, выбежал из ее светелки и принялся рассылать людей во все концы города, в первую очередь, разумеется, на торжище. Ростислава же, оставшись одна, некоторое время размышляла – найдет или не найдет, а если не найдет, то что станет делать дальше? По всей видимости, вновь ринется к ней, дабы выяснить, о чем был разговор, чтобы попытаться просчитать дальнейший маршрут рязанца. И как ей самой поступить в этом случае?
   Она призадумалась. Как ни крути, а родича, пусть даже она увидела его впервые в жизни, выдавать в руки жестокосердного мужа не хотелось. Ну-у просто жалко, скажем так, – молодой, пригожий, да и разговаривал с нею со всем вежеством. Не мог он быть братоубийцей, ну никак не мог. А вдобавок ко всему этому и она ему вроде бы понравилась. Вон как на нее глядел, да и вообще. К тому же во-первых, за добро полагалось платить добром, во-вторых, он и впрямь ее родич, а в-третьих…
   Но тут рассуждения Ростиславы стопорились, причем искусственно, то есть она сама их тормозила, гоня прочь всякие вредные глупости, которые упорно лезли ей на ум…
   И когда Ярослав во второй раз заглянул к ней с расспросами, она уже знала, что отвечать. Прикинув, что раз рязанский князь ехал из Торжка в Тверь, то, по всей видимости, возвращался к себе, Ростислава решила направить дальнейшие поиски Константина в другую сторону. Заявив, что князь особо перед ней не таился, посетовал, что не застал в Новгороде ее батюшку, она обмолвилась, что он вроде бы спрашивал ее, не передать ли привет или грамотку ее стрыю Владимиру Мстиславичу, сидевшему во Пскове.
   – Точно ли он о твоем стрые обмолвился? – недоверчиво переспросил Ярослав. – Ты ничего не спутала?
   – Нет, – твердо ответила Ростислава и простодушно заметила: – Сама подивилась. Поначалу-то сказывал, что в Тверь за припасами заедет, – я его и в гости пригласила заглянуть. Мол, ныне и Ярослав Всеволодович как раз в Твери, а он вместо того почти сразу же сани свои обратно повернул – сама видала, когда оглянулась.
   – Жаль, что не заглянул… в гости, – зловеще протянул Ярослав.
   – Погоди-ка, погоди-ка, – вдруг «осенило» Ростиславу. – Дак ведь енто он, выходит, спужался, егда я обмолвилась, что ты в Твери пребываешь, потому и повернул?
   – Выходит, – проворчал Ярослав. – Выходит, что ты мне сызнова все загубила! – выпалил он и вновь убежал.
   Оставшись одна, Ростислава усмехнулась и заметила, глядя в сторону входной двери, за которой минутой ранее скрылся ее супруг:
   – А ты всех по себе не равняй. Я-то как раз ничего не загубила. Скорее уж спасла. – И княгиня мысленно пожелала удачи рязанцу, сердцем чуя, что он ее заслуживает.
   Ярослав же поступил предусмотрительно. Он не только послал дружинников в сторону Пскова, надеясь успеть перехватить Константина, но на всякий случай отрядил их и на дороги, ведущие на юг, – вдруг Константин упоминал Владимира Мстиславича только для отвода глаз, а сам держит путь в Рязань. Но о дорогах, ведущих на юго-восток – к Переяславлю-Залесскому, Владимиру, Суздалю и так далее, – он заботиться не стал. Уж слишком большой крюк получался.
   Обо всем этом, кроме разговоров Ростиславы с мужем, Константин узнал от гонца, который нагнал их по пути к князю Юрию, везя тому грамотку от брата Ярослава. Был гонец молчалив, и даже три кубка хмельного меда не сумели его разговорить, как Константин ни пытался.
   – Молчит проклятый! – пожаловался он Маньяку.
   – А что тебе надобно от него узнать? – поинтересовался тот.
   – Ну-у, если кратко, – замялся Константин, – то все новости. И про ополчение, и про…
   – Сделаем, – перебил Маньяк. – Ты вопрошай, а я подсоблю…
   И подсобил. Уставившийся на ведьмака словно завороженный, гонец внезапно стал очень словоохотлив и, отвечая на вопросы Константина, принялся выкладывать все, что знал.
   Первым делом он доложил о том, что ныне Константин-братоубийца находится то ли во Пскове, то ли во владениях самого переяславского князя, а потому есть надежда его изловить, что, само собой, подразумевает отмену предстоящего похода, хотя рати почти собраны.
   Почему его ищут во Пскове, гонец не ответил, поскольку не знал, но тем, что Ярослав ведет розыск в совершенно противоположном направлении, рязанский князь остался весьма доволен. Порадовался он и тому, что ополчение хоть и собрано, но еще не выдвинулось. Получалось, что у него самого время в запасе есть, поскольку рати Всеволодовичей будут добираться до Рязани вдвое, если не втрое медленнее, нежели он сам. Однако и мешкать не следовало, ведь все тот же гонец сообщил, что и послан для того, дабы известить князя Юрия о небольшой задержке Ярослава в связи с прибытием его супруги, так что в Ростове Великом он появится где-то к началу Великого поста.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация