А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новейшая книга фактов. Том 2. Мифология. Религия" (страница 56)

   Одинаково ли относился Иисус Христос к евреям и язычникам?

   Разница в отношении Иисуса к евреям и язычникам наиболее четко проявилась в вопросах исцеления. На просьбу хананеянки (по другой версии – сирофиникиянки) излечить ее душевнобольную дочь Иисус вначале не ответил ни слова, а затем заявил: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева». Женщина продолжала умолять его и услышала от Спасителя: «Нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам». Однако настойчивость припадающей к его ногам женщины и ее непоколебимая вера в его божественные способности все-таки смягчили Иисуса, и он исцелил ее дочь. О различии в отношении Иисуса к иудеям и язычникам свидетельствует и его наставление апостолам: «На путь к язычникам не ходите, и в город Самарянский не входите» (Матфей 10:5, 15:22–28; Марк 7:25–30).

   Что сказал Иисус Христос при попытке апостола Петра защитить его с помощью оружия?

   Как свидетельствует евангелист Матфей, когда присланные первосвященниками вооруженные люди схватили Иисуса в Гефсиманском саду, один лишь Петр пытался защитить Учителя. Он «извлек меч свой и, ударив раба первосвященникова, отсек ему ухо» – но затем подчинился приказу Иисуса: «Возврати меч твой в его место, ибо все, взявшие меч, мечом погибнут» (26:52). Значит ли это, что Иисус был пацифистом, противником любого применения оружия? Ответ на этот вопрос можно найти у евангелиста Луки, который сообщает (22:36–38), что в конце Тайной вечери Иисус, спросив учеников, имели ли они в чем-либо нужду, когда он посылал их по делам «без мешка и без сумы и без обуви», повелел им: «Но теперь, кто имеет мешок, тот возьми его, также и суму; а у кого нет, продай одежду свою и купи меч». Тем самым, апостолы получили конкретный приказ вооружаться, и, видимо, не впервые, поскольку тут же доложили Иисусу: «Господи! Вот здесь два меча», – на что последовал ответ: «Довольно» (очевидно, Иисус и его ученики готовились к встрече с немногочисленным противником). События в Гефсиманском саду Лука также излагает (22:49–51) несколько отлично от Матфея, а именно: «Бывшие же с Ним, видя, к чему идет дело, сказали Ему: Господи! Не ударить ли нам мечом? И один из них ударил раба первосвященникова и отсек ему правое ухо. Тогда Иисус сказал: оставьте, довольно. И, коснувшись уха его, исцелил его». Таким образом, Лука утверждает, что Иисус санкционировал приобретение двух мечей и применение одного из них (не возразил на предложение «ударить мечом» и вмешался только после этого удара, убедившись, вероятно, в бесполезности дальнейшего сопротивления). Рассуждая о пацифизме Иисуса, следует также помнить его знаменитые слова, приведенные в Евангелии от Матфея: «Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч» (10:34).

   Почему Понтий Пилат так упорно старался сохранить Иисусу жизнь?

   Как утверждают историки, Понтий Пилат был человеком грубым и ограниченным, не понимавшим психологии населения управляемой им провинции, – словом, тупым римским чиновником. Его прокураторство (26–36 годы нашей эры) было ознаменовано многими жестокостями и несправедливостями, до крайности ожесточившими против него население Иудеи. Однако в деле Иисуса Христа римский прокуратор Понтий Пилат, если верить евангелистам, проявил себя с совершенно другой стороны. В то время как иудейские вожди и возбуждаемая ими толпа требовали казнить Иисуса, прокуратор пытался найти любую возможность сохранить ему жизнь. Лишь окончательно убедившись, что упрямая настойчивость иудеев непреодолима, а дальнейшие попытки спасти обвиняемого могут привести к восстанию, которому иудеи способны придать опасный для Пилата характер выступления в защиту интересов римского императора, прокуратор приговорил Иисуса к распятию. При этом он «взял воды и умыл руки перед народом», использовав, таким образом, старинный иудейский обычай, символизировавший невиновность в пролитии крови (отсюда выражение «умыть руки»). В настоящее время существует несколько версий, объясняющих причины такого поведения Пилата. Первая из них отражена в знаменитом романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита». Обусловлена она тем историческим фактом, что первоначальная враждебность христианства к Понтию Пилату постепенно исчезла, «раскаявшийся» и «обратившийся к христианству» Пилат стал героем ряда новозаветных апокрифов и был даже канонизирован коптской церковью. Другая версия, значительно более реалистичная, связана с коррумпированностью римской администрации тех времен и алчностью исторического Понтия Пилата. Сторонники ее полагают, что прокуратору просто-напросто была обещана взятка за сохранение жизни Иисуса (евангелисты подтверждают, что у Иисуса имелись достаточно влиятельные сторонники – например, его тайный друг Иосиф из Аримафеи, член иерусалимского синедриона). Представляется интересной также версия, согласно которой Понтий Пилат стремился сохранить жизнь Иисусу, потому что рассчитывал на возможность конфликта между его приверженцами и ортодоксальными иудеями в храме или вблизи него во время пасхальных празднеств. Такое столкновение предоставило бы римлянам законный повод вмешаться для наведения порядка и благоприятные условия для ограбления храма слугами Пилата «под шумок». Знавший об этих планах прокуратора первосвященник Каиафа решил пожертвовать жизнью Иисуса, дабы сохранить храмовые ценности. Сторонники этой версии напоминают, что накануне праздника пасхи прошло собрание синедриона, на котором «положили… взять Иисуса хитростью и убить… только не в праздник, чтобы не сделалось возмущения в народе» (Матфей 26:3–5). Это решение Каиафа мотивировал следующим образом: «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб» (Иоанн 11:50).

   Какая надпись была установлена над головой распятого Иисуса Христа?

   Возмущенный поведением иудеев, настоявших, вопреки прямо высказанной воле римского прокуратора, на казни Иисуса Христа, Понтий Пилат решил хоть как-то отомстить им и приказал прикрепить над головой распятого Иисуса табличку с надписью на еврейском, греческом и латинском языках: «Царь Иудейский». Первосвященники обратились к прокуратору с просьбой сменить надпись: по их мнению, в ней следовало указать, что Иисус не царь, а лишь мнил себя таковым. Убедившись, что иудеи полностью ощутили всю унизительность для них этой надписи, Пилат отклонил их просьбу сменить ее и с нескрываемым злорадством заявил: «Что я написал, то написал» (Иоанн 19:19–22).

   Какими были последние слова Иисуса Христа в его земной жизни?

   Даже в столь важном вопросе евангелисты противоречат друг другу. Марк (автор самого раннего из Евангелий, 15:34) и Матфей (27:46) говорят, что последними словами Иисуса на кресте были: «Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?» Однако Лука утверждает: «Иисус, возгласив громким голосом, сказал: Отче! в руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух» (23:46). Иоанн же, единственный из евангелистов присутствовавший при распятии, свидетельствует: «Когда же Иисус вкусил уксуса, сказал: совершилось! И, преклонив главу, предал дух» (19:30). Интересно, что бы сказал по этому поводу пророк Даниил, изобличивший во лжи обвинителей Сусанны благодаря противоречиям в их показаниях?

   Что заметили во время казни Иисуса евангелисты Матфей, Лука и Марк, а евангелист Иоанн не заметил?

   При описании событий, сопровождавших казнь Иисуса, наибольшую наблюдательность проявляет евангелист Матфей, который повествует: «От шестого же часа тьма была по всей земле до часа девятого… Иисус же, опять возопив громким голосом, испустил дух. И вот, завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу; и земля потряслась; и камни расселись; и гробы отверзлись; и многие тела усопших святых воскресли и, выйдя из гробов по воскресении Его, вошли во святый град и явились многим» (27:45, 50–53). Евангелист Марк также рассказывает о трехчасовом солнечном затмении и о том, что «завеса в храме раздралась надвое, сверху донизу», однако о землетрясении и о воскресении усопших святых он почему-то умалчивает (15:33, 37–38). Лука, как и Марк, замечает только солнечное затмение и происшествие с завесой храма, однако, в отличие от Матфея и Марка, в его Евангелии храмовая завеса разодралась до смерти Иисуса, а не после (23:44–46). Самое удивительное, что ни одного из указанных поразительных явлений не наблюдал евангелист Иоанн, единственный из четырех евангелистов непосредственный свидетель казни Иисуса. Что касается солнечного затмения, то о нем ничего не знает даже древнеримский ученый I века нашей эры Плиний Старший, посвятивший солнечным затмениям целую главу своей «Естественной истории». А о случившемся с завесой храма ничего не известно еврейскому историку Иосифу Флавию, современнику Плиния Старшего.

   Были ли распявшие Иисуса Христа простыми римскими воинами?

   Как ни странно, но распявшие Иисуса римские легионеры знали наизусть иудейское Священное Писание, а именно стих 19-й приписываемого Давиду 21-го псалма: «Делят ризы мои между собою и об одежде моей бросают жребий». Иначе никак не объяснить следующий фрагмент Евангелия от Иоанна (19:23–24): «Воины же, когда распяли Иисуса, взяли одежды Его и разделили на четыре части, каждому воину по части и хитон; хитон же был не сшитый, а весь тканый сверху. Итак сказали друг другу: не станем раздирать его, а бросим о нем жребий, чей будет, – да сбудется реченное в Писании: разделили ризы Мои между собою и об одежде Моей бросали жребий. Так поступили воины».

   Почему погиб Иоанн Креститель?

   Согласно свидетельствам евангелистов Матфея (14:3– 12) и Марка (6:17–29), Иоанн Креститель пал жертвой оскорбленного тщеславия Ирода Антипы и его жены Иродиады, отнятой им у своего брата Ирода Филиппа. Иоанн публично порицал противоречивший еврейскому закону брак Ирода Антипы с Иродиадой и за это был заключен в темницу. Считаясь с авторитетом пророка в народе, Ирод Антипа вначале не решился убить Иоанна. Однажды, когда Ирод Антипа пышно праздновал день своего рождения и дочь Иродиады плясала перед ним, танец ее так восхитил царя, что он предложил ей потребовать у него все, что она пожелает, даже половину его царства, – он не откажет ей ни в чем. Иродиада внушила дочери, чтобы та просила голову Иоанна Крестителя. У Ирода Антипы не хватило мужества в присутствии гостей отказаться от только что данного слова – и голову Иоанна на блюде передали девушке, а она отнесла ее своей матери.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 [56] 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация